А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Контрудар из будущего. Время, вперед!" (страница 14)

   В качестве главного калибра на «Антарес» поставили реактивные системы залпового огня типа нашего «Урагана» – в «Бета-мире» их уже сняли с вооружения как морально устаревшие. Универсальный калибр представляли 130-миллиметровые автоматы в двухорудийных башенных артустановках. Средства ПВО монтировать не стали – сомнительно, что турки смогут в обозримом будущем изобрести авиацию. Для ближней обороны на верхней палубе расположили два десятка крупнокалиберных пулеметов и десяток ракетных комплексов «Секира».
   Пока корабль стоял на заводе, Шарыгин набрал в экипаж квалифицированных специалистов из волонтеров. Полной боеготовности БДК «Антарес» достиг через пятнадцать суток – за это время в параллельном мире прошло всего полдня.

   Глава 11

   Солнце садилось в море, красное, как египетский апельсин, заливая берег последними ослепительными лучами. Запели на минаретах муэдзины, призывая правоверных к вечернему намазу.
   У крепостных ворот северной стены, выходящих на узкую, ведущую в горы дорогу, по которой передвигаются только пастухи и сборщики хвороста, стоял, опираясь на короткое копье молодой воин городской стражи. Он откровенно скучал – за последние полчаса мимо не прошло ни единой живой души. И, наверное, уже не пройдет – все отправившиеся с утра в горы за хворостом работяги давно вернулись в город. Кафа готовилась ко сну. Торговцы запирали лавки, в опустевших кофейнях прислуга собирала разбросанные по коврам подушки, кальяны и недопитые чашки кофе. Почтенные люди разошлись по домам. Только в портовых кабаках все еще продолжалось веселье – там под перезвон мандолин и текущее рекой запретное для правоверных молодое вино гуляли матросы-франки с торговых судов. Из-за высоких глинобитных дувалов доносились восхитительные запахи жарящейся на углях баранины и свежей рыбы. Усатые надсмотрщики, игриво пощелкивая кнутами из черной от крови воловьей кожи, перешучиваясь и предвкушая сытный ужин, гнали по улицам звенящих кандалами рабов. Из порта и каменоломен их на ночь загоняли в зинданы[12].
   Скоро на улицах станет тихо и безлюдно. Огни масляных ламп в узких окнах погаснут. И только свежий ветер с моря будет в одиночестве носиться среди беленных известью стен, очищая город от дневного жара и накопившейся вони.
   Сейчас караульные закончат молитву и старший скомандует закрывать ворота. Потом они сядут в караулке и неспешно съедят шурпу, котелок с которой томится на горячей жаровне. Стражник непроизвольно сглотнул слюну и оглянулся на сидящих под стеной караулки на молитвенных ковриках товарищей – но те только-только приступили ко второму ракату[13]. Жаль – ждать еще долго, а живот уже требовательно бурлит.
   Тут из-за недалекого, всего на два полета стрелы, поворота показались два человека. Стражник напрягся, поудобнее перехватывая копье, но, всмотревшись, снова расслабленно навалился всем телом на древко – у чужаков не было оружия. По крайней мере – на виду. Да и вела себя парочка совершенно мирно – шли неторопливо, к тому же один, размахивая руками, рассказывал что-то смешное – второй все время громко смеялся.
   – Ас-саляму алейкум![14] – громко приветствовал стражника хохотун, когда чужаки приблизились на двадцать шагов.
   – Ва алейкум ас-салям ва рахматуллахи ва баракатуху![15] – вежливо ответил воин, удивленно разглядывая одежду незнакомцев.
   Было на что посмотреть – чужаки оказались облачены в сплошь покрытые разноцветными пятнами штаны и куртки странного покроя, с какими-то квадратными мешками, пришитыми на бедрах, плечах, животе и груди.
   «Наверное, это странствующие персидские жонглеры, – подумал стражник. – Надо будет их здесь задержать, пусть после ужина устроят представление».
   «Жонглеры» неспешно подошли вплотную и спокойно заглянули в распахнутые ворота. Увидев молящихся рядом с караулкой стражников, хитро переглянулись и обменялись быстрыми улыбками.
   – Ну, боец, как служба? – ласково спросил молодого воина любитель посмеяться.
   И стражник вдруг с ужасом понял: это враги – вопрос был задан по-русски. Парень открыл было рот, собираясь поднять тревогу, но не успел издать ни звука – второй «пятнистый» неуловимо быстро шагнул к нему и взмахнул рукой.
   Стражник сложился пополам – длинный кинжал вошел наискосок справа налево под ребра, одновременно пробив печень и сердце. Кровавый пузырь вспух на губах молодого воина, колени подогнулись, и тело, содрогаясь в агонии, обвисло на клинке. Но «пятнистый» спокойно стоял, продолжая твердо удерживать рукоять, пока конвульсии не прекратились. Второй чужак, даже не глядя на убитого, легким привычным движением достав из висящего на поясе странного «кривого» кошеля непонятную железку, имевшую форму буквы «Г» со скобой посередине, щелкнул каким-то маленьким рычажком и расслабленно сделал шаг в сторону дочитывающих последнюю сунну караульных.
   Терпеливо дождавшись финальных слов «Аллаху акбар», «пятнистый» вскинул свою железку и, вытянув руку в сторону стражников, несколько раз нажал указательным пальцем на небольшой крючок, размещенный под скобой. При каждом нажатии железка издавала приглушенный звук, похожий на «кха», окутывалась облачком легкого дыма и звякала, выбрасывая из своего корпуса крохотный латунный цилиндрик.
   Кто-то со стороны мог принять эти действия за элемент жонглерского представления, но стражники толком не успели оценить спектакль – они рухнули ничком, щедро орошая молитвенные коврики кровью и мозгами из пробитых голов.
   Только после этого первый «пятнистый» повернул и слегка приподнял рукоять своего кинжала – труп молодого караульщика медленно сполз с клинка и кучкой тряпья лег у ног убийцы.
   Несколько секунд чужаки неподвижно стояли, прислушиваясь к доносящимся из города звукам. Но там все было спокойно – никто не видел короткой и жестокой расправы у ворот, никто не спешил поднять тревогу. Тогда человек с кинжалом, аккуратно убрав оружие в хитрые нарукавные ножны, достал из пришитого на груди квадратного мешочка маленькую черную коробочку с торчащей из нее короткой палочкой и, поднеся ее ко рту, негромко произнес:
   – Бэдмен Горынычу!
   – Бэдмен на связи! – донесся из коробочки человеческий голос.
   – Чисто! – сообщил «пятнистый».
   – Есть, понял! Выдвигаемся! – откликнулся из коробочки невидимый Бэдмен.
   В двухстах метрах от башни шевельнулись, словно от ветра, кусты, и вот уже к городской стене бесшумно бежит полторы сотни человек, одетых в такие же, как на убийцах, пятнистые одежды. Два десятка быстро зашли в ворота и, оттащив с видного места трупы караульных, заняли позиции, направив на город стволы автоматов. Остальные присели с наружной стороны стены, дожидаясь распоряжений командиров.
   – Все тихо? – спросил у Горыныча подошедший Бэдмен.
   – Как в могиле! – усмехнулся тот. – Никто даже не пикнул, а ты, дурочка, боялась!
   – Все-таки вы с Серегой – два долбоеба! – сердито фыркнул Мишка. – Не могли, блядь, темноты дождаться и нормально, как взрослые люди, по веревкам через крепостную стену перелезть и в спокойной умиротворяющей ночной обстановке часовых резать? Детство в жопе заиграло? Адреналину в крови не хватает?
   – Ладно, Миха, не бухти!
   – Сам не бухти, балбес! – взорвался Бэдмен. – А если бы они успели тревогу поднять? В общем так… еще раз без согласования со мной куда-нибудь нахрапом полезете, и вас там убьют – пеняйте на себя!
   – Ну, все, все, все! – примиряюще поднял руки Горыныч. – Мы все поняли и осознали! Как теперь с другими воротами поступим?
   – Герои, блядь, супермены… – продолжая тихо ругаться, Мишка развернул карту. – Теперь из-за вашей выходки весь план операции коту под хвост! Вместо четкого выполнения придется импровизировать.
   – Так у нас почти два часа форы образовалось! – заметил Гарик. – К черту план! Все равно у него было слабое звено – Морские ворота, башня Святого Антония. Там и караул побольше, да и бдительность на высоте. Вдруг что-нибудь не так пойдет? А основные силы именно с моря идут!
   – У морских ворот офицерский взвод работает. А там такие зубры – не нам чета!
   – А мы их изнутри подстрахуем! Давай я возьму десяток бойцов и пройду туда улицами?
   – Совсем охренел? Это же через полгорода пилить! Даже и не думай! – категорически отрезал Мишка. – Бери свой взвод и иди налево – вырезай, как планировали, караулы башен. Серега пусть идет направо! А я оставляю здесь пятерку и пру к цитадели. Так мы фору и разыграем. Все, ходу, ноженьки резвые, ходу!
   По три десятка десантников двинулись вдоль стены в разных направлениях, а большая часть пошла прямиком на Карантинный холм к старой генуэзской крепости. Кривые улочки Кафы после вечернего намаза окончательно опустели. Правоверные сидели по домам и ужинали, чем аллах послал, не подозревая, что их спокойному сытому мирку осталось жить всего пару часов.
   Флот подошел к Кафе за три часа до заката солнца. Корабли легли в дрейф в пяти милях от порта. По мостику фрегата «Рюрик» в нетерпении расхаживал Ушаков, периодически поднося к глазам электронный бинокль, подаренный ему адмиралом Матвеевым. Великолепная оптика прибора из будущего приближала самые мелкие детали. Обреченный город спокойно лежал в обрамлении пологих гор и зеленых садов предместья. Перед самым закатом Федор Федорович засек пролет десятка турболетов. Воздушные машины высадили диверсионные группы где-то за пределами видимости и, сделав над флотом круг, ушли в Грозный.
   – РДГ вышли на связь. Пока все идет по плану! – доложил поднявшийся на мостик Матвеев. – Волнуетесь, Федор Федорович?
   – Не без этого, Роберт Игоревич! – признался флотоводец. – Давайте-ка вызовите командиров десантных партий – план действий повторим.
   – Стоит ли лишний раз людей дергать, Федор Федорович? – усомнился Матвеев. – Все расписано по минутам!
   – Стоит, Роберт Игоревич, стоит! И им спокойнее, и мне! У нас еще куча времени. И распорядитесь об ужине – бойцам всю ночь воевать придется. Как там уважаемый воевода Бэдмен говорит: война войной, а обед – по распорядку?
   Командиры кораблей и батальонов морской пехоты прибыли на флагман через пятнадцать минут. Поднявшись на квартердек, они шепотом поинтересовались у Матвеева, зачем понадобилось столь срочно их вызывать.
   – Ушаков нервничает! – тихонько объяснил офицерам контр-адмирал. – Решил напоследок каждого из вас послушать – что вы в бою делать будете. Давайте, не обижайте старика – отбарабаньте задачи как по писаному. Глядишь – он и успокоится.
   Офицеры подошли к стоящему у фальшборта адмиралу. Услышав шаги, Ушаков повернулся и приветствовал своих подчиненных:
   – Добрый вечер, господа! Извините, что оторвал вас от подготовки к высадке, но мне захотелось еще раз проговорить весь наш план.
   – С наступлением темноты корветы «Грозный» и «Ужасный» подходят к южному берегу мыса и высаживают 1-й батальон, – начал доклад командир корпуса морской пехоты Олег Эйвазов. – Батальон обходит Кафу с запада, по сигналу от РДГ входит в город и, не ввязываясь в уличные бои, идет прямиком к цитадели. РДГ заранее снимают караулы в башнях и открывают ворота. Командует батальоном тысяцкий Андрей Шевчук. Покажи, Андрей!
   Шевчук достал план города, развернул его прямо на палубе и очень подробно рассказал о маршруте, условных сигналах, предполагаемом противнике и возможном сопротивлении гражданских. Основной задачей батальону ставилось блокирование в цитадели главных сил гарнизона – нескольких тысяч янычар и топчи. Штурмовать цитадель не планировалось – слишком большими могли стать потери. На крепость задумали сбросить два десятка объемно-детонирующих авиабомб – ничего ценного там все равно не было. Или вернее – не было ценного для пришельцев из будущего. В цитадели хранилось около трехсот пушек (без лафетов) и двадцать тонн черного пороха – артиллерийский парк экспедиционного корпуса турок.
   – Так! – кивнул Ушаков. – Дальше!
   – Корветы «Дикий» и «Смелый» через полчаса после заката высаживают 2-й батальон возле рыбацкого порта, – продолжил Эйвазов. – Морпехи входят в город с восточной стороны и следуют к невольничьему рынку и зинданам. Командир батальона – есаул Айсфогель. Докладывай, Виталий!
   Виталий Айсфогель по примеру Шевчука в мельчайших деталях рассказал и показал на карте свой маршрут. Упомянул размещение и количество сил противника в своей зоне ответственности, сигналы связи с разведывательно-диверсионными группами и предположительное количество рабов, которых он должен был прикрыть на все время проведения операции по захвату города.
   – Хорошо! – одобрил докладчика Ушаков. – Дальше!
   – Ну и, наконец, главные силы: фрегат «Рюрик», корветы «Безумный», «Бешеный», «Страшный», «Злой». 3-й и 4-й батальоны морской пехоты. Командиры батальонов – ротмистр Артюхин и хорунжий Исанбаев. Общее руководство – я, есаул Эйвазов. После начала штурма западной и восточной стен города идем прямиком в порт и высаживаемся на пирсах. Два десятка бойцов особой сотни за десять минут до нашего подхода берут штурмом башню Святого Антония. В ней находятся так называемые Морские ворота. Таким образом, сразу после высадки два батальона беспрепятственно входят в Кафу и приступают к зачистке города от янычар, городской стражи и арестам жителей по списку. Список прилагаю, адреса на карте указаны. Особая сотня остается в моем резерве на случай прорыва гарнизона из цитадели.
   – Только я попрошу вас – без зверств! – строго сказал Ушаков.
   – Да какие там зверства, о чем вы, Федор Федорович? Мы же русские люди – нам это несвойственно! – серьезно ответил Виталий Айсфогель.
   – Если и подвесим кого за яйца на воротах, так только исключительно ростовщика или работорговца! – добавил Рустам Исанбаев.
   Ушаков понимающе усмехнулся.
   – Остается флот, – вступил контр-адмирал Матвеев. Он показал на карте маршрут движения каждого корабля и повторил сигналы для взаимодействия. – Основная цель – без потерь высадить десант, вспомогательная – блокировать в бухте неприятельские корабли. Еще раз напоминаю всем – при попытках прорыва стрелять только по палубе. Там солдаты, моряки, офицеры. В общем, враги. Наши соотечественники, как правило, в трюме или на гребных скамьях.
   – Отлично, Роберт Игоревич! – уже вполне спокойным тоном сказал Ушаков. – Итак, господа, подведем итог: диспозицию все усвоили хорошо. Надеюсь, что в предстоящем сражении обойдется без лишних потерь и досадных ошибок! Ночь предстоит темная – луна в полночь уйдет за горизонт. Но это будет играть нам на руку – у всех наших бойцов есть приборы ночного видения, а у противника, естественно, нет. Удачи нам всем!
   Офицеры дружно отдали честь и отправились к своим подразделениям.
   Солнце нырнуло в маслянисто поблескивающие морские волны, заря постепенно угасала, темнота сгущалась. Море практически успокоилось, исчезла даже бывшая с полудня легкая зыбь. Первый и второй отряды уже отправились к местам высадки десанта, и главные силы тоже сдвинулись с места и подошли к порту настолько близко, что в ПНВ стали видны светящиеся окна домика портовой стражи.
   Корветы первого отряда не смогли подойти к берегу, но это предусмотрели заранее – морпехи высаживались на надувных лодках. Практически бесшумно жужжали подвесные электромоторы, резво вынося легкие суденышки к полосе прибоя. И вот уже под днищем шуршит галька. Ветер несет из прибрежных зарослей запахи цветов. Солдаты ловко выскакивают на берег, мгновенно отбегая с кромки воды вперед. Падают на одно колено, прислушиваются. Вокруг все спокойно.
   Через минуту в рации командира звучит условный сигнал, и вслед за ним знакомый голос старшего разведывательно-диверсионной группы называет ориентиры для встречи. Десантников уже ждут проводники, которые высадились здесь пять дней назад и изучили каждую тропку и каждый камень на маршруте движения батальона.
   Отряд Айсфогеля высаживается с бо́льшим комфортом – глубина позволяет корветам подойти к берегу вплотную. Здесь пляж с мягким песком, и корабли почти выскакивают на берег, не боясь распороть о камни днище. Тут тоже ждут разведчики-проводники. 2-й батальон, не замочив сапог, покидает зону высадки уже через десять минут, следуя вдоль берега. Бойцы, построившись во взводные колонны, бесшумно минуют рыбачий поселок и сразу за ним поднимаются вверх, к вершине пологой горы. Здесь когда-то буйно рос лес, но теперь от великолепных сосен остались одни пеньки. Все пустили на дрова.
   У ворот башни Святого Антония раскручивает свои жуткие шестеренки и маховики настоящая «машина смерти» – офицерский взвод особой сотни идет на штурм. Здесь только ветераны из «Бета-мира», элита тамошних вооруженных сил, отпускники-экстремалы, даже на отдыхе занимающиеся любимым делом. Тихо шуршат перекинутые через зубчатую стену веревки, по которым карабкаются в город бойцы. И вот уже часовые, приглушенно хрипя перерезанными глотками, валятся один за другим с парапета вниз. Только мокрые шлепки отмечают места их падения на камни. Бодрствующая смена даже не успела схватиться за оружие, когда в караулку ворвались страшные пятнистые демоны. Тихий стрекот автоматов. Десяток здоровенных янычар, разбрызгивая кровь, оседают на пол. Отдыхающая смена так и не откроет глаза – «демоны» дарят им легкую смерть во сне.
   На мостике «Рюрика» получен долгожданный сигнал по радио. Флот приходит в движение. Плавно набирая ход, корветы вырываются вперед – к заранее распределенным местам у пирсов. Уже нет смысла скрываться – грохот сотен солдатских каблуков по доскам настилов то и дело заглушается выстрелами. Морпехи стреляют по разбуженным шумом и высыпавшим на палубы матросам стоящих в порту торговых судов и боевых галер.
   В Морские ворота Кафы течет черная река десантных батальонов. Пройдя под аркой, каждое отделение сворачивает на свой собственный маршрут и исчезает в хитросплетениях кривых улочек. Город еще спит – выстрелы в порту не могут напугать привыкших к разгулу матросни и портовой швали горожан. Однако вскоре торгующих рабами купцов и ссужающих их деньгами под новый «товар» ростовщиков ждет жесткая побудка.
   Выстрелы сливаются в сплошную трескотню – к расстрелу судов в порту подключаются пулеметы. Со стены старой генуэзской крепости трижды стреляют пушки – сигнал общей тревоги. Гарнизон поднимается в ружье. Пока главные силы строятся в просторном дворе, из ворот цитадели выдвигается небольшой, всего в три сотни бойцов, отряд янычар, посланных разузнать обстановку. Не успевают они выйти из башни и втянуться на ведущую к порту улицу, как на их ряды обрушивается настоящий огненный шквал – бьют десятки ручных пулеметов и сотни автоматов. В считаные секунды от передового отряда остается всего несколько человек. Обезумев от страха, они едва успевают добежать до спасительных ворот.
   Тут приходит в действие подготовленный взводом Бэдмена сюрприз – по радиокоманде срабатывают четыре мощных фугаса. Все воротные башни цитадели взлетают на воздух, хороня под обломками сотни янычар. Теперь гарнизон надежно заблокирован внутри крепости – Бэдмен грамотно разыграл фору в три часа.
   Сражение, словно бешеный пес, срывается с цепи. По всему городу вспыхивают перестрелки. Горожане наконец окончательно просыпаются. Но что творится вокруг? Кто напал? Казаки? Кажется, что враг везде – едва полуодетые жители, схватив в руки сабли и кинжалы, выскакивают на улицы, то немедленно оказываются под огнем. Боеприпасов морпехи не жалеют (у каждого носимый боекомплект пятьсот патронов) – бьют очередями по всем, кто не имеет четко видимых в ПНВ специальных тепловых меток.
   В довершение звукового оформления штурма начинают громыхать пушки со стен цитадели. Канонада постепенно усиливается, с мостика фрегата Ушакову кажется – Кафа превратилась в гигантский разгорающийся костер. Но это еще цветочки.
   А вот и ягодки – над городом пролетает десяток «Аистов». Ими управляют опытнейшие боевые летчики. Даже без специальных прицелов, с гражданских турболетов они не промахиваются. На цитадель падают морально устаревшие, но не ставшие от этого менее смертоносными, бомбы объемно-детонирующего действия. Взрыв такой силы, что стены и башни крепости обрушиваются практически на всем протяжении. Над домами прокатывается страшный грохот, заставляя жителей втягивать головы в плечи. Потом в течение получаса на плоские крыши, кружась, как осенние листья, летят какие-то обгорелые тряпки – все, что осталось от гарнизона. Теперь Кафа напоминает огнедышащее жерло вулкана.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация