А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закон притяжения" (страница 24)

   – Она хотела заполучить тебя назад? – Я непроизвольно вцепилась в Вольфа, словно Вилда уже отнимала его у меня.
   – Да. Она бы хотела вернуть все назад, – не стал он скрывать от меня ее намерений. – Но для этого нужно обоюдное желание.
   – Ты ей отказал… – Я боялась посмотреть в глаза мужу. И не потому, что опасалась услышать что-то неприятное для себя, а потому, что понимала, как тяжело ему было в тот момент.
   – Да. Но она сказала, что не отступится. – Вольф прижал меня к себе еще крепче. – А когда узнала, что Рамиро собрался идти с нами, вообще голову потеряла!
   – Представляю, как она обрадовалась, когда мы там застряли!
   Эту мою реплику мужчины оставили без комментариев. Видимо, я была права на все сто процентов и моя соперница эти два часа прожила абсолютно счастливым человеком. Мне очень хотелось спросить Вольфа, успела ли его бывшая за то время, что мы с Горацием выбирались из того мира домой, сделать ему предложение или нет, но удержала свою «стерву» в узде. Он не заслуживал такого отношения! Я просто еще крепче прижалась к нему, наслаждаясь тихим счастьем.
   Кельс посмотрел на нас и признался:
   – А я почти сразу понял, что эта языкастая студентка тебе небезразлична, Вольф. Не смотри удивленно. Я врач и научился читать по лицам тщательно скрываемые чувства. Знаешь, как иногда было противно разговаривать с родственниками какого-нибудь умирающего богача, которые напоказ демонстрировали заботу и скорбь, а сами считали часы, когда они смогут наконец добраться до наследства родственника-скряги. Или жена тайно наслаждается страданиями мужа, покалеченного на охоте. Или муж смотрит на умирающую в родах жену, одновременно перемигиваясь недвусмысленно с молодой соседкой… Примеров таких много.
   – Про меня-то как догадался? – поинтересовался Вольф.
   – Ты так демонстративно ее игнорировал, что у меня сразу возник вопрос о таком странном отношении к прелестной девушке, которая не побоялась одна отправиться на поиски возлюбленного. А госпожа герцогиня стойко принимала твою холодность, лишь изредка бросая на тебя вопросительные взгляды, едва заметные, надо отдать ей должное. Вот я и подумал, что ты, таким образом, оберегаешь дорогого тебе человека от возможных нападок и неприятностей со стороны обитателей замка. А она это знает и лишь иногда спрашивает твоего совета.
   – Вывод от обратного, – усмехнулся Вольф.
   – Совершенно верно!
   – Вольф, а как ты догадался начертить пентаграмму?
   Два удивленных мужских взгляда уперлись в меня.
   Вот что, спрашивается, им не понятно? Нормальная же логическая цепочка. Вольф трепетно ко мне относится, следовательно, испытывает нежные чувства. Я застряла в чужом неприветливом мире, без надежды на скорое возвращение домой, что должно вселить в любящее сердце боль и уныние. Но Вольф не из тех людей, которые опускают руки. Он должен был сразу начать поиск выхода из сложившегося положения! Поразмыслив, он просто обязан был прийти к тому же выводу, что и Гораций. Имеется в виду тонкая ткань между мирами, которую в этот момент было довольно легко пробить. Осталось только решить, какой способ применить: попробовать пробиться с помощью МГТ, что-то подкорректировав в формулах, или, как мы, через пентаграмму. У нас была тетрадь, о которой вспомнил Гораций! Все просто!
   Когда я им это объяснила, оба мужчины продолжали смотреть на меня точно так же, как святой отец Фабиано в тот момент, когда Лотар сказал, что я – герцогиня.
   И сколько будет продолжаться этот ступор?
   – Кельс, а столбняк – заразная болезнь? – Никакой реакции. – Она воздушно-капельным путем не распространяется? Может, мне прививку сделать, а то вы как-то странно замерли…
   Я уже подумывала сбегать за водой и устроить им освежающие процедуры, но Вольф пошевелился и произнес:
   – Все так просто… тетрадь…
   – Охлореть… – Я все еще не оставляла мысли о воде.
   – Какая тетрадь? – отмер Кельс.
   – С конспектами первой части энциклопедии Шфора. Мы ее у старухи-ведьмы забрали, когда ходили на половину Лотара за моим рюкзаком.
   – С кем ходили? – нахмурился Вольф.
   – С Ленкой. Точнее, мы ходили выручать Алекса, который пошел за моим рюкзаком, а мы уже пошли за ним, – постаралась разложить все по порядку. – Гораций сказал, что над ним ведьма магичит, вот мы и…
   – А Лотар, оказывается, той еще сволочью был… – сокрушенно покачал головой медик. – Надо же, законспектировал! А я и не знал.
   – Кельс, ты знаешь, где находится первый том?! – набросилась я на него, не обращая внимания на то, что Вольф не удивлен информации о вожделенном первом томе.
   – Ты на нем сидишь, – сообщил Кельс, указывая взглядом на подушки подо мной.
   – Что?! Опять?

   Глава 19

   – Вы такая красивая, когда краснеете.
   – Это из-за изжоги.
Кинокомедия «Амели»
   Холщовый мешок, в который была упакована драгоценная энциклопедия, сграбастанный мною вместе с подушками, действительно находился у меня под… угу, спиной, доставляя некоторый дискомфорт. Но после всех моих злоключений я мало обращала внимания на такие пустяки. Получается – зря.
   Именно за этим сокровищем так рвался домой Кельс, не желая оставлять его в распоряжении Лотара. Ведь после ухода медика в родной мир маркиз перевернул бы его дом вверх дном, но разыскал книгу. И именно из-за этого Вольф помог Кельсу переместиться в Пьянчо, используя телепорт. В противном случае парамедика арестовали бы люди Лотара, стоило только тому покинуть замок.
   Теперь я понимала, что заставило Вольфа поддаться на уговоры; нет, он сам с радостью согласился прогуляться за книгой к тайнику.
   Мы с Вольфом с интересом рассматривали первый том энциклопедии, а я попутно рассказывала мужчинам о том, что произошло между мной и Лотаром, когда портал так неожиданно захлопнулся.
   Снова погрузившись в эти события, я с ужасом осознала, что спаслась – именно спаслась, а не победила врага – только благодаря чуду, невероятному стечению обстоятельств. Ведь мое попадание булыжником Лотару в лоб было сущим везением. Даже страшно представить, что случилось бы, промахнись я тогда… Да и Кельс с Вольфом, уточнив все мои болевые ощущения при атаке Лотара на мой ментал, долго молчали, а потом сообщили, что это была не простая атака на чувствительные точки, а запрещенный пси-удар. Я не очень хорошо разбиралась в различных способах воздействия на мозг и попросила разъяснить мне подробнее, через что же я прошла.
   – Он тебя убивал, – обрадовал меня муж, встревоженно глядя в глаза. – Правильнее сказать, он убивал вас обоих. Как техномаг ты гораздо сильнее его… Когда Лотар это понял, то пошел ва-банк…
   – Нет, Вольф, – прервал его объяснения Кельс, – он это знал всегда! Сами же рассказывали и про монастырь, и про то, как связанная Петра разделалась со стражником! – Я поморщилась от упоминания того случая. – Но надеялся на то, что перед ним всего лишь девушка, студентка. Многие люди в момент опасности становятся инертными, малодушными. Даже те, кто может спокойно ответить обидчику, зачастую лишь беспомощно хлопают руками. На такую реакцию и рассчитывал Лотар. Ну и на численное превосходство, разумеется. А когда Петра осталась с ним один на один, спровадив солдат, тут он и понял, что финита ля комедия…
   – Что? – одновременно произнесли мы с Вольфом.
   – Конец представлению. В этой ситуации у него осталась единственная возможность победить строптивую девчонку – послать ей болевой импульс и вызвать шок.
   – Я ей блок на ментал поставил, – сознался Вольф.
   – Ого! – воскликнул медик.
   – На детонатор Лотар уже напарывался и был к этому готов. Вот я и усилил защиту. А этот маньяк не отступился…
   – Получается, он меня боялся? – уточнила я у Кельса. – А почему на крайние меры он пошел только после того, как ускакали его стражники?
   – Хм. Думаю, он понял в тот момент, что обречен. Если бы он победил тебя, то у него еще оставался шанс выжить. Хотя соотношение на благоприятный исход было один к тысяче, если не меньше.
   – Почему?
   – Ты всего девять дней провела в этом мире, Петра, – удрученно проговорил медик. – Что первое бросилось тебе в глаза? Какая особенность жителей?
   – Страх в глазах. Страх и ненависть!
   – Правильно. Как ты думаешь, что испытывают слуги человека, который без сожаления отправляет их родных и близких на костер? Избивает до полусмерти за малейшую провинность? Обрекает на муки, страдания и смерть?
   – Ну уж точно не любовь и уважение! – зло выпалила я, вспомнив избитого охранника в подземелье.
   – Вот то-то и оно! Думаю, стражник этот, Сыч, решил твоими руками избавиться от ненавистного феодала. Видел же он, что не простая ты… ведьма. Да и наше исчезновение в портале было для них великим чудом.
   – А если бы победил Лотар? – не дала я ему увести разговор в другую сторону. О чудесах мы поговорим потом.
   – Думаю, они бы его тогда сами убили и прикопали в том лесочке, а вину все равно свалили на тебя. Возможно, даже попытались бы тебя арестовать. Но… для этого среди них должен был быть очень смелый человек.
   – Получается, мы с Горацием спасли его от расправы?
   – Спасли. Только очень своеобразным способом, – усмехнулся Вольф. – Не думаю, что он будет вам за это благодарен!
   – Плевать! – пожала плечами. – Лишь бы эти стражники Рамиро не тронули…
   – Полагаю, ему ничто не угрожало, – высказал свое мнение Кельс, снова упаковывая энциклопедию в мешок. – Эти люди мыслят примитивно: добрый хозяин – злой хозяин. Мечты о добром хозяине…
   Закончить мысль Кельсу не дала Хлоя, буквально ворвавшаяся в шатер. Она бросилась мне на шею с причитаниями, перемежаемыми моими же ругательствами.
   – Петра, солнышко, ты жива! Хлор, как ты могла уйти, никого не предупредив?! Вольф, а ты куда смотрел? А, ну да… Мы чуть с ума не сошли! Сначала один, потом второй… вторая! Ангидрит твою, почему ты сбежала? Почему ты сбежала одна? Жора локти кусал, Алберт себя ругал, что отпустил тогда одну, Джордж требовал отправки в зону событий, уверяя, что знает тебя лучше всех! Потом Рихтер примчался, злой и вредный, как ртуть. Все кричат, ругаются, чего-то требуют! Только Ванесса расчетами своими машет у каждого перед носом и уверяет, что все идет как надо! Лишь это и успокаивало, что у предсказателей благоприятный для вас исход получается. А еще гости съезжаются… Короче, наделали вы шуму, упиться мне фенолфталеином!
   Вольф снисходительно наблюдал, как две его ученицы бурно радуются встрече. Я, закусив нижнюю губу, старалась не рассмеяться. Кельс ошарашенно молчал, впервые столкнувшись с темпераментом Хлои.
   – Кто эта столь оригинально изъясняющаяся девушка? – обратился он к Вольфу.
   – Еще одна принцесса Леманская, – зажевал улыбку Вольф, – Хлоя, жена принца Алеарда, моя бывшая ученица, друг семьи и просто замечательная девушка.
   – Ой, – запоздало смутилась принцесса. – Я не представилась, извините. С кем имею честь познакомиться?
   – Кельс Абель, парамедик, узник чужого мира, спасенный вашими, а теперь, надеюсь, и моими друзьями. – Он церемонно поклонился.
   – Кельс – один из членов Пентагерона, – шепнула я Хлое.
   – О-о-о! Как интересно! – улыбнулась Хлоя новому знакомому и тут же вернулась к своим баранам: – Впрочем, я чего, собственно, пришла? – обвела она нас веселыми глазами. – Его Величество Бернард Седьмой просит вас всех прибыть во дворец! Очень просит.
   – У-у, – надула я губки. – Я хотела принять ванну, выпить чашечку кофе…
   – Тебе что, во дворце мало ванных? – возмутилась подруга, сверкая на меня синими глазами. – И с кофе напряженки не наблюдается! Так, встали все дружно и пошли к папе! Все равно хиппы лагерь снимают, только ваш шатер еще и остался. Кур-олис зайти стесняется.
   – Похоже, у нас безвыходное положение, – улыбнулся Вольф. – Надо всех собрать.
   Все – это мы с Вольфом, Александр с Селеной, Кельс, Вилда и Гораций. Алекс с Ленкой были уже оповещены Хлоей и ожидали нас у входа в шатер. Вилду привела Танаис. По виду подружки я поняла, что она, нисколько не сомневаясь в своих действиях, с детской непосредственностью объясняла маркизе Фармазотти, как та неправа в отношении меня, хиппов и вообще…
   Дольше всех пришлось искать Горация. Он обнаружился практически у самого портала, точнее, у того места, где открывается портал, вместе с одним из магов. По его несчастной, измученной физиономии я догадалась, что попал он на научный допрос, а не в объятия милых его сердцу девушек, и его надо срочно выручать. А то господа ученые весь мозг вынесут несчастному хранителю.
   – Петра, он меня, как лягушку, препарировал, – пожаловался Гораций. – У меня даже живот свело от его вопросов!
   – Это не от вопросов, – скривила я смешную рожицу, явственно различив урчание его живота, – это от голода. Тебе это тело кормить придется!
   – Я совсем забыл, как это делается.
   – Вот сейчас и вспомнишь. Идем, нас во дворец к королю Бернарду пригласили, а ты тут застрял.
   – Да этот старика… достойный пожилой человек вцепился в меня, как клещ…

   Переместившись во дворец, я все-таки вытребовала у папы-короля час времени для посещения ванной комнаты и приведения себя в порядок после девяти дней путешествия в антисанитарных условиях. Меня бурно поддержала Ленка и менее эмоционально – Алекс. Вольф молчал, но после того, как нам высочайше было позволено разбрестись по своим комнатам, последовал за мной, вежливо отказавшись от беседы с Его Величеством.
   Огромная ванна-джакузи с горячей водой и душистой пеной приняла меня в свое лоно, массируя уставшее тело тугими струями. Я погрузилась в блаженное тепло и расслабилась, прикрыв глаза. По кафельному полу прошлепали босые ноги, вода в ванне колыхнулась, впуская второго купальщика, и меня коснулись нежные, любимые руки.
   – Мм? – спросила я, не открывая глаз, и прогнула спинку.
   – Я соскучился… я стосковался по тебе, моя девочка.
   – Вольф, не оставляй меня, пожалуйста, одну… никогда. Без тебя я делаю страшные вещи.
   Я обвила его шею руками, открыла глаза и встретилась с лукавым, насмешливым взглядом Горация.
   – Да, моя королева!
   Я резко оттолкнула от себя наглеца, а сама от толчка погрузилась с головой под воду, изрядно хлебнув пены. Смешно, конечно, утонуть в ванне после того, как только что избежала стольких неприятностей и даже смерти. Но именно это сейчас со мной и происходило. Я барахталась и все никак не могла вынырнуть на поверхность, словно меня кто-то топил. Вода заливала нос, рот, уши, заполняла легкие. В глазах стояла кровавая пена. Мне стало казаться, что я тону в крови. Даже соленый вкус во рту появился.
   Вдруг кто-то выдернул меня из этого кошмара буквально за волосы. Наконец я могла вздохнуть, но собственное горло устроило мне следующее испытание, сжавшись до такой степени, что даже воздух не мог протолкнуться в легкие.
   – Дыши! – рявкнул на меня голос Вольфа. Но он ли это был, я не знала. Только что уже обозналась и теперь боялась верить собственным ушам. – Дыши, Петра!
   – Дышу… не кричи, – с трудом протолкнула первую порцию живительного воздуха и закашлялась. – Дышу…
   Сквозь пелену, застилавшую глаза, разглядела склонившегося ко мне мужа. Значит, все-таки он…
   – Петра, посмотри на меня! Хорошо…
   – А где он? – продышавшись, обвела ванную глазами.
   – Не знаю, кого ты имеешь в виду, но, кроме нас, здесь никого нет и не было. – В голосе Вольфа звучала тревога.
   – Да?.. – попыталась дать оценку случившемуся со мной… утоплению, но умного в голову ничего не лезло. – А ты здесь давно?
   – Петь, мы с тобой вошли в ванную вместе. – Муж все так же озабоченно смотрел на меня. – Ты разделась и легла в воду. Я лишь отвернулся вынуть полотенце из шкафчика, поворачиваюсь, а ты барахтаешься в воде так, как обычно тонут…
   – Хлор! Это я что, заснула, что ли?.. – уставилась на него удивленно. – Приснится же такое!
   – И что тебе приснилось? – подозрительно вопросил Вольф. – Или кто?
   Я виновато шмыгнула носом и призналась:
   – Гораций… Но сначала мне приснился твой голос. Ты говорил, что соскучился.
   – Это тебе не приснилось. Я тебе это говорил на самом деле. А ты просила не оставлять тебя одну. Петь, а он что, имеет на тебя какие-то виды? – осторожно поинтересовался муж.
   – Нет. Все, что он себе позволяет, это называть меня «моя королева». Не понимаю, как могло ТАКОЕ присниться?
   – Ты просто устала. – Вольф поцеловал меня. – А он был с тобой все эти дни, и последствия пси-удара сказываются… Я горжусь тобой, моя метательница булыжников. Ну что, ванну принимать будешь или нет? Я тебе спинку потру.
   – Только спинку? – похлопала я глазками.
   – Все, что захочешь, – пощекотал он мне ухо своим дыханием.
   – Заманчивое предложение…
   Поплескаться в ванной хотелось подольше, но отпущенный нам час стремительно подходил к концу. На одевание времени много не требовалось. Особо наряжаться, чтобы великосветской дамой выйти к столу, я не собиралась. Но вот высушить волосы… Не идти же на королевский обед с мокрой головой в самом деле! И фен куда-то запропастился. Я решила позаимствовать его у Хлои и, не задумываясь, переместилась в ее ванную комнату. Взяла фен и собиралась сообщить хозяйке, что одолжилась у нее на время, но голоса, доносившиеся из гостиной принцессы, остановили меня. Хлоя вела беседу с… Вилдой. Почему подруга привела эту женщину в свои покои, я не понимала. Не думаю, что во дворце не нашлось свободных гостевых комнат. Но обрывок фразы, сказанной Хлоей, меня очень сильно удивил.
   – … и надо быть слепой, чтобы не видеть, как он к вам относится!
   – Он меня презирает, – возразила Вилда, но как-то вяло.
   – Он это вам сам сказал? – настаивала Хлоя.
   – Нет… но… Как вы не понимаете, Ваше Высочество, что я его тогда предала! Отказалась от своего счастья, и он все эти десять лет…
   Я не стала слушать душевные излияния Вилды и комментарии к ним Хлои. Безусловно, фразы, выдернутые из контекста, иногда могут сыграть злую шутку с тем, кто нечаянно их услышал. Вот я и не хотела делать какие-либо выводы из части их разговора. Во-первых, у меня времени было в обрез. Во-вторых, я верила, что подруга не может плести интриги за моей спиной. В-третьих – Вольф мой! МОЙ!
   Я вернулась к себе, стараясь не выдавать своих душевных терзаний, касающихся присутствия в нашем близком окружении госпожи Фармазотти. В конце концов, ревность ниже моего достоинства! И Вольф не должен об этом даже догадываться. Но как же мне больно!
   Высушив волосы и уложив их заклинанием Хлои, отправилась в гардеробную. Кое-что из моей одежды осталось тут со времен отбора. С удивлением обнаружила косуху и розовую юбку-пачку. Представила реакцию высокого общества, приглашенного на обед, если я явлюсь в этом наряде, и злорадно похихикала. Точно решат, что Лотар все-таки повредил мне мозги. А братец Жорик скажет, что навредить маркиз мне не мог, так как такие мозги у меня от рождения. А Вилда будет удовлетворенно улыбаться, демонстрируя безупречные манеры.
   Нет уж, такого удовольствия я ей не доставлю! Пусть я буду выглядеть усталой, с темными кругами под глазами, но я буду элегантной.
   Изумрудное платье, в котором я выступала, демонстрируя свои таланты, тоже оказалось в гардеробе. Я надела его, критически осмотрела свою фигуру в зеркале и нашептала капельку любимого парфюма.
   В комнату вошел Вольф и замер на пороге, оценивающе глядя на меня.
   – Петь, мне так нравится это платье, – глаза с золотыми звездочками обволакивали меня любовью и счастьем, – почти так же, как серебристое, с открытой спиной.
   – Шалунишка… – стрельнула на него обещающим взглядом. – Сударь, вы не окажете мне честь, сопроводив на королевский обед?
   – Я сам собирался предложить вам это, леди. Прошу! – Он подставил мне локоть и чуть склонил голову влево.
   Боги, как я его обожаю!
   В малой королевской столовой собрались практически все приглашенные господа и дамы. Гости выглядели просто и изящно. Все, кроме Селены. Она, разумеется, тоже выглядела замечательно. Ее бирюзовое платье подчеркивало цвет глаз, но… это снова был морок! А под ним угадывался простой брючный костюм.
   Вольф заметил мое пристальное внимание к наряду Ленки и прошептал:
   – Она не заморачивается по поводу своих платьев. Только не бери с нее пример!
   – Почему? Такая экономия средств… и времени.
   – Да. Но у нее всегда платья под горло…
   По моей шее пробежали его пальцы, вызывая приятную дрожь.
   Ах вот в чем дело? Да уж, Алекс действительно не может дотронуться до нежной кожи своей невесты. Но его, по-моему, это не напрягает.
   Кроме участников драматических событий на обед были приглашены, или нагло напросились, Ванесса и Джордж, которые не преминули подойти к нам и переброситься парой слов. Ванесса сообщила, что всегда знала и верила в наш успех. А вот Джордж начал с претензий:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация