А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Луна в тумане. Путеводитель по боевым искусствам для новичков" (страница 27)

   Впрочем, один мой друг в молодые годы с легкостью выводил на чистую воду излишне заносчивых и неприступных «сэнсэев», склонных полагать себя звездами как минимум районного масштаба. Он скромно приходил к ним на тренировку в оттянутом линялом трико и просился позаниматься. Дальнейший ход событий зависел только от поведения хозяина зала. Если он проявлял нормальное человеческое радушие без апломба, то в конце занятия они слегка спарринговали и расходились, удовлетворив взаимное любопытство и вполне довольные друг другом. Часто подобные встречи перерастали в добрые приятельские отношения на многие годы.
   Когда же воспаленное самолюбие и едкая гордыня застилали «маленькому дракону» глаза и он буквально сквозь зубы цедил снисходительные ленивые фразы, а на вопросы о школе и стиле (речь идет о благословенных годах расцвета ушу в нашей стране) не отвечал вовсе или провозглашал себя преемником древней, таинственной и недоступной всяким разным традиции, а потом милостиво разрешал стать в самый конец строя, то участь его бывала печальной. Под конец тренировки при всех ему делалось предложение «немного поработать» (причем в форме, исключающей отказ без «потери лица»), после чего весь его дутый авторитет вместе с убогой техникой втаптывался в пыль настолько просто, красиво и однозначно, что, будь он человеком чести, ему оставалось бы только застрелиться или сделать харакири. Но, насколько мне известно, ни один не стал резать живот, напротив – еще долго продолжали тренировать ни в чем не повинных учеников, глядя на них бесстыжими глазами. Отсюда мораль: никогда не веди себя заносчиво с незнакомцами, пришедшими к тебе на тренировку. И вообще никогда не веди себя надменно, будь ты хоть Б. Ли, М. Ояма и С. Сигал в одном лице.
   Конечно, советовать легко, но по мере сил постарайтесь воспринимать стоящего перед вами противника лишь как некий движущийся объект, способный совершать те или иные манипуляции и перемещения. Он не друг, не враг и вообще никто! Он не человек и не живое существо. Он просто субстанция, меняющая свое положение в пространстве, а потому нам незачем как-либо к ней относиться. Ведь не задумываемся же мы о дереве, когда отклоняем от лица одну из его ветвей. Будет действие – будет и противодействие, не будет – и ладно.
* * *

Налетит ветер – и бамбук зашумит.
Умчится ветер – и бамбук смолкнет.

(Хун Цзычен. Вкус корней)
* * *
   Г. Между тем разговор сам собой незаметно перешел в иную плоскость, а именно – в область поединка уже не учебного и приятельского, а вполне жесткого и принципиального, в котором предстоит четко выяснить, кто лучше или кто не прав. Здесь самое время припасть к гигантам духа, к классикам, сумевшим в форме притч и афоризмов показать верное отношение к конфликтным ситуациям:

   Цзи Син-цзы взялся обучить для царя бойцового петуха. Через десять дней царь спросил:
   – Ну как, готов петух?
   – Нет еще, – ответил Цзи Син-цзы, – чванлив, кичится попусту.
   Через десять дней царь спросил его о том же.
   – Пока еще нет, – ответил Цзи Син-цзы, – откликается на каждый звук, кидается на каждую тень.
   Через десять дней царь спросил его о том же.
   – Все еще нет, – ответил Цзи Син-цзы, – смотрит злобно, так и пышет яростью.
   Через десять дней царь снова повторил вопрос.
   – Вот теперь почти готов, – ответил Цзи Син-цзы, – услышит другого петуха – даже не шелохнется. Посмотришь на него – как деревянный. Достоинства его достигли полноты. Ни один петух не решится откликнуться на его вызов – повернется и сбежит!
   (Из Чжуан-цзы)

   Незачем уточнять, что целью воспитателя была отнюдь не физическая закалка и без того могучего бройлера, а становление его духа. Личность, жадная до битв и стычек, рано или поздно нарывается на вожделенные неприятности, а склонность уповать на силу и умение присуща исключительно глупцам, ибо мир и населяющие его создания непостижимы и непредсказуемы.

Ставят невод на рыб, а попадается дикий гусь.
Богомол, хватая добычу, не замечает сзади воробья.
На каждую хитрость найдется другая хитрость.
Всякое происшествие ведет к неведомым событиям.
Так можно ли уповать на свое знание и разумение?

(Хун Цзычен. Вкус корней)
   Мир наполнен борьбой и стремится втянуть нас в омут противостояния и конфронтаций – не следует клевать на эту удочку и вступать на бесконечный, скользкий путь побед и поражений. Тот, кто изо всех сил пытается сделать грязную воду чистой, лишь усугубляет положение.

Если воду не мутить, она сама станет чистой.

* * *

Если в сердце не гуляют ветер и волны,
То, где бы ты ни был, тебя будут окружать
Голубые горы и зеленые рощи.

(Хун Цзычен. Вкус корней)
   Неуемное желание постоянно выяснять свой рейтинг в табели о рангах родной школы, города, региона и т. д., и т. п., как и страстная погоня за очередным ярким поясом или шевроном на кимоно, не имеют ничего общего с подлинным пониманием цели наших нелегких трудов.

Соревнования и связанные с ними
победы и поражения
не есть истинное будо.
Настоящая победа —
это победа над самим собой!

(Морихэй Уесиба)
   Нестерпимое желание победить способно лишь приблизить проигрыш, ибо оно сталкивает дух и разум в пучину мелких страстей, заставляет исчислять варианты и шансы, ловить фортуну или полагаться на авось. «Не имеющий гармонии в душе проигрывает с самого начала», – совершенно справедливо заметил все тот же дедушка Уесиба, не знавший, между прочим, ни одного поражения. Что же касается силы духа, позволяющей обходиться без мордобоя и звона стали, то лучше дать слово Джерому К. Джерому:
   Жертвой Монморэнси[43] был большой черный кот. Я никогда не видел такого большого и непрезентабельного кота. У него не хватало половины хвоста, одного уха и значительной части носа. Это было длинное жилистое животное. Вид у него был спокойный и самодовольный.
   Монморэнси мчался за этим бедным котом со скоростью двадцать миль в час, но кот не торопился – ему, видимо, и в голову не приходило, что его жизнь в опасности. Он трусил мелкой рысцой, пока его возможный убийца не оказался на расстоянии одного ярда. Тогда он обернулся и сел посреди дороги, глядя на Монморэнси с кротким любопытством, словно хотел сказать: «В чем дело? Вы ко мне?»
   У Монморэнси нет недостатка в храбрости, но в поведении этого кота было нечто такое, отчего остыла бы смелость самого бесстрашного пса. Монморэнси сразу остановился и тоже посмотрел на кота. Оба молчали, но легко было себе представить, что между ними происходит такой разговор:
   Кот. Вам что-нибудь нужно?
   Монморэнси. Н-нет… Благодарю вас.
   Кот. А вы знаете, не стесняйтесь, говорите прямо.
   Монморэнси (отступая). О нет, что вы… Не беспокойтесь. Я… боюсь, что ошибся… Простите.
   Кот. Не за что! Рад служить! Всего хорошего!
   После этого кот поднялся и пошел дальше.

   Но дух духом, а техника и тактика также играют не последнюю роль, поскольку именно с их помощью реализуется во внешнем мире вся сила нашего Шэнь. Предположим, что никакие эмоциональные факторы вовсе не вышибли вас из равновесия, потому что вы «твердый имеете дух, и обидою не сочтете, если осел вас улягнет или свинья смрадным до вас коснется рылом», как сказал когда-то А. Радищев, поэтому в предстоящем сражении вы намерены спокойно и деловито пустить в ход весь наличный запас мастерства. Вероятно, не стоит уточнять, что на сей раз ни о каком продолжительном обмене «любезностями» речи быть не может, поскольку цена всякого пустого или неловкого движения возросла до решающих величин. Баталия, скорее всего, закончится после нескольких обманных действий одним-двумя финальными ударами (руками, ногами или оружием) либо броском с последующим удавлением.
   Самое лучшее и эффективное с тактической точки зрения, равно как и самое убедительное для зрителей и противника – это выведение из строя его конечностей. Но так как внушительный спектр данных техник априори, раз и навсегда, объявлен запретным в спортивном мире, то и умельцев его применения насчитываются единицы. Это странно, ибо никаких специальных форм поражения рук и ног не существует, кроме одного только желания нанести удар именно туда. В ряде школ традиционного кэн-дзюцу активно используется множество элементов атаки в кисти и предплечья, имеющих целью подрезание сухожилий, но движения эти слишком элементарны, и язык не поворачивается называть их приемами.
   Как ни парадоксально звучит дальнейшее утверждение, но именно травмирование конечностей наглому, решительному и опасному противнику представляется самым быстрым и гуманным решением проблемы поединка. Точно так – гуманным, потому что лучше размозжить хаму пальцы или перебить голень, чем в пылу борьбы за собственную целостность всадить торец палки в височную кость или провалить нос основанием кулака. Пальцы и ступни заживут, дав буйнопомешанному время и возможность подумать о смысле жизни и своем в ней предназначении. Однако, идя на поводу народной традиции, все отчего-то стараются атаковать непременно голову, точнее, лицо, рискуя при этом повредить драгоценные кулаки (что сплошь и рядом происходит с боксерами, лишенными привычных мягких перчаток) либо сесть в тюрьму за нанесение тяжких телесных повреждений. Нокаут – эффектное, но не лучшее окончание боя, особенно если он связан с лужами крови.
   Атаковать ноги и руки противника до смешного просто, и те, кто пренебрегает наработкой таких действий, обрекают себя на несостоятельность в щекотливых ситуациях. Помните спор между борцом и боксером? Так вот – разбив ему нос, вы будете людоедом в глазах очевидцев, а, вогнав пудовый кулак в бедро или бицепс и лишив его тем самым всякой возможности продолжать бой, сохраните свое лицо и честь стиля.
   Оружие в руках еще больше усугубляет строгость подхода к ситуации, так как над полем грозной сечи теперь незримо парит известная дама с сельскохозяйственным инвентарем в руках. В конце концов стоящий напротив орангутанг ни в чем особенном не виноват, за исключением природной самонадеянности, и не нам выносить ему какой бы то ни было приговор, тут же приводя его в исполнение. Напоминаю: речь идет, хоть и о принципиальном, но не смертном бое темной ночью в камышах, а вокруг не убийцы, дружки вашего противника, а просто охочие до острых ощущений зрители, которые вряд ли станут набрасываться и добивать всей толпой. Поэтому ни они, ни органы правосудия не поймут, зачем вы лихо проломили череп или перебили позвоночник своей ясеневой нунчаку. Выход один: слегка травмировать кисти рук, ступни, колени, локти, бедра или плечи. С юридической точки зрения все это зовется «легкими телесными повреждениями, не представляющими опасности для жизни», а практически этим однозначно завершается неприятный конфликт, в котором тот «сам напросился». Чем искреннее и усерднее вы будете отговариваться и отнекиваться «до», предупреждая всех о последствиях, тем чище останется ваша совесть и репутация после, когда агрессора увезут на рентген и гипсование. Но, главное – работая по конечностям, мы не скованы в силе и технике риском убийства, и вольны от души применять полный арсенал приемов с полнейшей концентрацией и всяческими «сбросами».
   Справедливость и жизненность вышесказанного блестяще подтверждается анализом технической базы наиболее древних и уважаемых школ, например – Катори Синто-рю, Ягю Синкагэ-рю и некоторых других. Большинство их атак направлено отнюдь не в голову, а на руки, сжимающие меч. И не предплечья становятся главной мишенью, как это принято в спортивном кэндо, а именно кисти и кулаки, поскольку они-то и являются наиболее уязвимыми в краткий миг стычки. Приведу выдержки из перечня связок Ягю Синкагэ-рю, находящегося в знаменитом памятнике «Хэйхо кадэн сё»:

…взмахни мечом и нанеси удар ему по кулакам…
…и нанеси удар по кулакам…
…подшагни и нанеси удар по левому предплечью…
…нанеси удар по его рукам косым взмахом вверх…
…обратным движением наносишь удар по его руке…

   Подобное перечисление можно продолжать до бесконечности, однако суть ясна – самыми эффективными (с прикладной точки зрения) являются атаки рук, держащих оружие, так как противник после этого для нас почти безопасен.
   Но хорошему нет предела, а потому возможен еще более гуманный вариант, отменно работающий в случае нападения на вас с оружием – это разрушить, разбить само оружие, что гораздо проще, чем кажется на первый взгляд. Особенно удобно перебивать всевозможные длинные предметы – мечи, шесты, палки. Против коротких и компактных разновидностей данный подход себя не оправдывает, наоборот – именно короткими дубинками удобнее всего лишать врага его оснастки. Разумеется, если вы гений нунчаку-дзюцу, то без труда со звоном выбьете финку из бандитских лап, но во всех остальных случаях лучше не рисковать и атаковать саму руку. Любимый же еще со времен Буслая всенародный дрын типа оглобли или черенка от лопаты перешибить можно – нужно лишь знать, куда наносить удар и какая часть собственного оружия подходит для этого лучше всего.
   В наиболее универсальной форме рецепт выглядит следующим образом: наносите максимально быстрый, сфокусированный, проносной удар дальней (передней) третью своего орудия по средней (ближе к рукам) трети его палки, шеста или меча. Длинный передний участок, остающийся при этом свободным, сыграет роль противовеса, инерционной опоры, а второй опорой явятся его руки – и ваш удар перебьет оружие в зоне контакта как лежащее на двух подставках. Мы на тренировках не раз из спортивного интереса проделывали подобные фокусы, а на показательных выступлениях это было своеобразным «фирменным блюдом», – к вящей радости зрителей. Хорошая тяжелая нунчаку без труда перешибает или расщепляет на полоски отнюдь не бракованный черенок от лопаты, сделанный из чего угодно, кроме волокнистой, вязкой березы, ясеня или граба.
   Введение небольшой дозы контроля над силой удара позволит не ломать костей, а попросту «отключать» ноги-руки в том случае, когда перед вами находится какой-никакой, а приятель, которому вдруг тараканы ударили в голову, слышать он ничего не желает и рвется в драку до победного конца. Массивы мышц бедра и плеча содержат достаточное количество уязвимых и крайне болезненных точек, удар в которые надежно шокирует соответствующую конечность, после чего злому сопернику остается только плевать в вашу сторону и выкрикивать бессвязные угрозы, теряя лицо и Ци. Вы же скромно и сочувственно удалитесь с ристалища, сокрушенно покачивая головой и повторяя про себя (можно вслух) чаньский афоризм:

Когда добрый человек
Проповедует ложное учение,
Оно становится истинным.

   – имея в виду, разумеется, себя. Или:

Иду я против топора,
В руке сжимая лом,
Как символ торжества добра
В его борьбе со злом.

(И. Иртенев)
   До сих пор речь шла о совершенно свободных, реальных, пусть принципиальных и жестких, но вовсе не смертельных боях. Разница между двумя этими категориями баталий состоит не в технике или тактике поведения, а исключительно в нашем внутреннем отношении к происходящему и в оценке допустимости тех или иных действий. Проще говоря, в случае настоящей угрозы здоровью и жизни вопрос допустимости и моральности перестает существовать. Тот, кто перед лицом нешуточной угрозы принимается просчитывать варианты и шансы, непременно будет разгромлен вдребезги, и притом моментально. Вспомните – ни один хищник не нападает на бешеную собаку или загнанную в угол крысу. Маленькая кошка, защищая потомство, способна обратить в бегство свору крупных дворовых псов, а почему? А потому, что в каждом из этих случаев полностью снимается проблема прогнозирования собственного будущего, и наши «гладиаторы» идут в последний и решительный бой без оглядки. Неважно, какая причина ввергла их в это состояние, – вирус бешенства или доведенное до предела отчаяние, но результат всегда один, и впечатляющий. История знает примеры такой одержимости в бою у азиатских хашишинов, само наименование которых подсказывает, что достигалась она употреблением гашиша, а также у скандинавских берсерков, сызмальства склонных к безумию. Но это все – суть беснование, темная сторона процесса. Подобный же, но вполне осознанный психологический режим достигался доблестными самураями в прежние века практикой дзенской медитации, без чего не стоило надеяться выжить в мясорубке нескончаемых войн. Этой проблеме целиком посвящена великолепная работа Судзуки Тантаро «Дзен и фехтование», отдельные выдержки из которой уместно привести в завершение разговора о сражениях:
   Достигая совершенства, фехтовальщик не обращает никакого внимания на личность врага или на себя. Он безразличный наблюдатель фатальной драмы жизни и смерти, в которой, однако, принимает самое активное участие.
* * *
   Совершенный фехтовальщик избегает ссор и схваток. Схватка означает убийство. Как можно довести себя до того, чтобы убить ближнего? Все мы хотим любить друг друга, а не убивать.
* * *
   Вовсе не самое лучшее – побеждать в каждой схватке. Самое лучшее – побеждать, не думая победить. Вот совершенная победа!
* * *
   Ме (мею) – это такая деятельность, которая исходит прямо из глубины личности без помех все разделяющего интеллекта. Это действие происходит настолько прямо и незамедлительно, что интеллект не находит места, куда бы он мог влезть и разделить целое на части.
* * *
   Достаточно малейшего ощущения страха смерти или ничтожнейшей привязанности к жизни – и ум теряет свою текучесть. Текучесть – это беспрепятственность.
* * *
   Искусство фехтования различает меч, несущий жизнь, от меча, который несет смерть. Меч, используемый владельцем только в техническом аспекте, дальше убийства не идет – ведь его используют только тогда, когда собираются убивать. И совсем другое дело там, где вынуждены поднять меч. В этом случае не человек убивает – меч.
* * *
   Конечная цель овладения искусством есть тот момент, когда достигнутые познания есть потерянные познания.
* * *
   Любая идея становится болезнью, когда ум ею одержим. Болезни, от которых должен избавиться фехтовальщик, следующие:
   – желание победить;
   – желание продемонстрировать все, что знаешь;
   – желание прибегнуть к техническим трюкам;
   – желание держать противника в страхе;
   – желание играть пассивную роль;
   – желание избавиться от какого-то из перечисленных желаний.
* * *
   Лучше всего вернуться во времена своего детства и вспомнить, как ведет себя ребенок. Земля может расколоться, а ребенок и внимания не обратит. Убийца ворвется в дом, а он ему только улыбнется. Будет ли дитя радоваться, если его сделают императором и наградят самым высоким орденом? В ответ на это младенец даже не поведет глазом.
* * *
   Когда несовершенный мастер вызывает на поединок настоящего мастера «непребывающего меча», он совершает самоубийство. У настоящего мастера нет намерения убивать, но ситуация вынуждает его стать лицом к лицу с противником. Враг исполнен злым духом убийства, и его ум не свободен. Когда он встречается с мастером «непребывающего меча», его же дух его и убивает. Мастер может даже и не подозревать, что его меч сразил противника.
* * *
   Если фехтовальщик возбужден ситуацией и думает, что противник сильнее его, – он уже почти побежден.
* * *
   От технически несовершенного фехтовальщика духовных достижений ожидать не приходится, но если он настроился на то, что живым ему не уйти, он может стать грозным соперником даже очень опытному мастеру.
   Когда воля собрана воедино, даже неискусная рука становится неотразимой. Иди на бой убежденный – и вернешься без единой царапины. Бросайся в битву, готовый умереть. Покидая дом, знай, что больше его не увидишь – только тогда вернешься в него. Лишь задумаешься о возвращении – и уже никогда не возвратишься.
* * *
   Если человек решился умереть и совершенно готов к смерти, тогда пробуждается некая дотоле неизвестная сила, которую он ощущает полностью. Эта сила позволяет совершать необыкновенные вещи. Эта сила называется «Мею».
* * *
   И напоследок еще две чудесные документальные истории, иллюстрирующие все то, о чем говорилось выше применительно к смертельным боям.
   Это произошло в феодальной Японии. Простой слуга вызвал раздражение одной важной персоны. Тот потребовал, чтобы хозяин примерно наказал слугу, а в то время это означало смерть.
   Хозяин не мог ослушаться. Он вызвал слугу и сказал: «Я очень сожалею, но вынужден исполнить желание обиженного и казнить тебя. Выхода нет. Единственное, что я тебе посоветую, – это взять меч, сразиться со мной и убить меня в поединке».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация