А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Луна в тумане. Путеводитель по боевым искусствам для новичков" (страница 21)

   Что касается боковых и диагональных ракурсов в перемещениях, то решительно все перечисленные аспекты остаются в силе. С точки зрения техники, подвижки наискосок, а тем более вбок предполагают использование всех вариантов позиции «всадника» как самой устойчивой и мощной. Именно просадкой в эти позиции достигается высвобождение максимальных энергетических ресурсов и, как следствие, нанесение воистину сногсшибательных ударов, вертикальных и горизонтальных.
   Сами по себе прыжки в чистом виде не могут претендовать на главенство в обширной семье перемещений, а изначально обречены играть вспомогательные роли. То, что в спортивном каратэ или (особенно) в таэквондо приносит скорый блестящий успех, в бою против вооруженного хотя бы палкой недруга принесет столь же скорую гибель, так как в свободном полете мы не в состоянии, подобно летучим тварям, подруливать и менять траекторию. Даже видя, что навстречу двинулся роковой клинок, нам остается наскоро попрощаться с зеленым миром и бодро вступить в царство теней. Речь идет, повторяю, о высоких и далеких прыжках. Вышеописанный тоби-коми не в счет, поскольку там практически нет потери контакта с землей, а сам «полет» слишком короток и непредсказуем. Известное же всем и каждому порхание шаолиньских монахов в китайских фильмах есть не более чем трюк. Реальная братия, работающая в традиционной манере, предпочитает без особой нужды не отрываться от земной тверди и не рисковать бритыми головами.
   Если оставить эффектные тоби-гери с разбиванием дощечек для показательных выступлений, то из «чистых» прыжков оправданным можно считать только подскок на месте для того, чтобы пропустить под собою круговой удар по ногам или длинную подсечку. Но как раз в случае с подсечками вариант подскока вызывает большие сомнения. Пока вы будете приземляться, стремительный противник успеет, пожалуй, не прерывая движения, зайти на второй круг и встретить вас хорошим звонким ура-маваши (обратным круговым ударом ногой), вобравшим в себя скорость и силу несостоявшейся подсечки. Дело, как вы понимаете, только в его удали, а мне довелось наблюдать мастеров крутить «вертушки».
   Спасение от подсечек настолько же примитивно технически, насколько красиво и сокрушительно по результатам, и остается удивляться, отчего его так редко применяют на тех же чемпионатах, ибо нехитрое действие при всей свой безопасности способно принести мгновенный и бесспорный «иппон» («чистую» победу). Все просто – когда нога противника двинулась на круговое подсекающее движение, вам только и нужно, что коротким расслабленным цуги-аши вовремя подшагнуть прямо в центр его круга, где зловредная конечность не имеет скорости и силы. Занятый мыслями о собственной железной ноге, противник вряд ли сумеет качественно отреагировать на возникшую опасность. Такова наша падшая натура – чем страшнее и могущественнее собственная атака, тем крепче мы верим (пусть безотчетно) в то, что жертва непременно пустится наутек или хотя бы отскочит. Только опытный и коварный боец, искушенный во всяких нестандартных ситуациях, сумеет встретить ваш проход чем-либо малоприятным. Но, как правило, вам ничего не грозит, и чем ниже вытянется злодей, надеясь подкосить вас длинной ногой, тем легче пригвоздить его сверху обыкновеннейшим кулаком.
   Иное дело – оружие. Скорости боевых деревяшек и клинков таковы, что чисто вписываться в их круги, мягко говоря, затруднительно. Поэтому, если природа-мать была столь великодушна, что наградила вас рессорами вместо ног, при всякой круговой (и не только круговой) атаке «по низам» лучше подпрыгнуть, подобрав повыше «шасси». Независимо от того, в каких отношениях вы с энергетикой, в момент прыжка следует переместить фокус внимания с даньтяня на макушку. Это добавит легкости и поможет на миг ослабить путы земного тяготения. Так же точно мы опускаем разум вниз, когда хотим обрести устойчивость. Собственно, мгновенные «провалы» в низкие глубокие позиции есть своего рода антитеза прыжкам, как по технике исполнения, так и по результатам.
   Всякий, кто желает на собственном опыте убедиться в достоверности рекомендаций, может пригласить приятеля, взять в руки палки и всласть попрактиковаться, чтобы не изобретать «велосипеды».
* * *

Сверху катилась собачьей стаей тесная группа
разъяренных поклонников защиты Филидора.
Отступления не было.

И. Ильф, Е. Петров. Двенадцать стульев
   Всеобщая беда любителей спортивных единоборств состоит в том, что они занимаются именно «единоборствами», то есть борьбой с единственным противником. При этом не требуется уметь ловко поворачиваться, поскольку соперник находится перед лицом, а все его маневры, имеющие коварную цель выхода вам в тылы, легко компенсируются минимальными доворотами корпуса. Когда же нападающих двое и действуют они одновременно, вам неизбежно придется вертеться, как сороке на колу, оберегая спину[39]. Если их трое, четверо, да с оружием, то ринговые наработки неизбежно принесут скорую, хотя и небезболезненную, кончину под градом ударов. Увы, в наши дни разве что приверженцы айкидо практикуют на своих тренировках вращательные перемещения, справедливо предполагая наличие где-то сбоку и сзади нескольких противников, пусть и воображаемых. Даже в адрес кэндо трудно сказать хоть сколько-то хвалебных слов, так как здесь, в отличие от старого доброго кэн-дзюцу, задействован единственный персональный супостат, опутанный многими нелепыми ограничениями и вовсе не склонный к хитрым заходам в тыл.
   С технической точки зрения все разнообразие поворотов укладывается в три базовые группы. В наиболее ходовом японском варианте они называются: тэнкай, тэнкан и тай-сабаки (ирими-тэнкан). Строго говоря, под тай-сабаки подразумевается вообще любое движение с поворотом и уходом с линии атаки, но мы не станем вдаваться в терминологические раскопки, поскольку четко сформулированное обозначение приема отнюдь не прибавляет ему эффективности, к тому же в различных школах одни и те же формы носят порой удивительно непохожие имена.
   Тэнкай – поворот на месте без движения ног относительно друг друга. При этом ступни поворачиваются на нужный угол, а стойка автоматически меняется на противоположную.
   Тэнкан отличается заносом задней ноги вокруг опорной передней, чаще всего широким круговым движением. Стойка при этом остается той же самой, правая – правой, а левая – левой.
   Таи-сабаки образуется посредством прибавления поворота (тэнкан) к предварительному шагу вперед (ирими), что и позволяет именовать данную форму ирими-тэнкан. Это свободное, широкое, летящее движение, дающее возможность единым махом сместиться на значительное расстояние, да еще с разворотом.
   Все три маневра предполагают поворот на 90–180°, так как для меньших углов никакая особая техника вообще не требуется, а пируэты в 270° и более есть либо никчемное баловство, либо редкостная жестокая необходимость, говорящая о том, что ваша песенка почти спета. Прыжки с полным оборотом и всяческие «вертушки» на одной ноге имеют в оружейной работе столь ничтожное представительство, что без особой натяжки их можно отнести к упомянутому баловству. Любой выпускник балетного класса или циркового училища даст в этом вопросе сто очков вперед завзятому буси, но дивное искусство не принесет ему, случись что, удачи и жизнь не спасет.
   Для всех без исключения поворотов, в каком бы стиле они ни выполнялись, незыблемым остается следующее правило, покрытое паутиной веков: движение зарождается в ступнях, проявляется и обретает силу в пояснице и бедрах, а реализуется с помощью рук или тех же ног. Мы не имеем права действовать конечностями, оставаясь неподвижными в талии и ступнях, будто проштрафившийся гангстер, зацементированный собратьями в тазик с бетоном. Посылая руку вперед, мы одновременно направляем равноценный толчок ногой в землю, получая от нее обратный импульс. Вы можете об этом не догадываться и ничегошеньки не чувствовать, но это так. И тот, кто не хочет осознанно использовать физику процесса, просто обкрадывает самого себя.
   До того, как начать разворот хотя бы на сантиметр или градус, в тандэне должен возникнуть мгновенный образ искомого действия, его пространственный трехмерный скелет, который и будет отработан послушным телом. Старинное, тысячекратно испытанное правило гласит: ни одна часть тела не может пребывать в покое, пока не обездвижено все тело, и ни одна часть тела не смеет пошевелиться, пока все тело не пришло в движение. Иными словами, мы либо движемся целиком, от пяток до макушки, либо стоим, как мраморный идол. Под словом «движение» следует понимать не только поступательные или вертикальные смещения, но вообще всякую динамику – круговую, вибрационную и т. д.
   На деле полная неподвижность допустима только при выполнении комплексов статического цигун, при котором качество работы напрямую зависит, прежде всего, от глубины расслабления и «развески» всех мышц, включая глазные и мимические. В бою нельзя допускать и секунды подобной глухой статики. Как бы твердокаменно мы ни водворились в позицию, внутри продолжается движение Ци, а в такт ему слегка «плавают» бедра и поясница. Кто хоть раз выталкивал из ямы застрявший автомобиль, хорошо знает, что труднее всего сдвинуть его с мертвой точки. Когда же упрямый агрегат приобретает хоть малейшее движение, управиться с ним гораздо легче. Главное тут – поддерживать минимальную инерцию и не давать махине приостановиться даже на миг.
   Абсолютно то же самое происходит и с нашей массой. Если позволить ей обрести стопроцентный покой, то сорвать ее с места будет затруднительно, а лишняя доля секунды равноценна жизни. Поэтому не позволяйте вашей «точке» замереть во сне, пусть она легонько колышется над землей, отзываясь на каждое дуновение мысли, словно стрелка компаса, уравновешенная на острие иглы. Она может казаться неподвижной, но при внимательном рассмотрении становятся заметны едва уловимые живые токи и колебания, пронзающие чуткую систему.
   Также существует чрезвычайно важный аспект, или технический элемент, заметно ускоряющий и сглаживающий выполнение поворотов. Строго говоря, без него вообще немыслимо качественное воплощение их классических форм. Речь в данном случае о том, что передняя ступня должна поворачиваться в ту сторону, куда направлен сам поворот, притом еще в начале движения, как бы возлагая на себя роль путеводной звезды, за которой последует тело. На самом деле приоритеты расставлены в обратном порядке – наша ступня попросту первой начинает реализацию того внутреннего чертежа или образа поворота, который мгновенно возникает в глубинах тандэн. Это особенно заметно при совмещении форм шага и поворота, то есть в ирими-тэнкан. Пустая нога, находясь в полете вперед, должна загодя принять то положение, которое ей следует обрести по завершении разворота. Попросту говоря, нужно завернуть ступню, насколько возможно, до ее постановки на землю, чтобы не проделывать это под нагрузкой. Ступня при этом как бы повторяет очертания воображаемого круга, вписываясь в его кривизну. Всякий, кто хоть раз наблюдал движения адептов стиля Багуа-чжан, отлично поймут, о чем идет речь, так как именно приверженцы этой системы наиболее полно и отчетливо придерживаются правильной горизонтальной окружности, а их ступни неотрывно следуют заданной траектории. Благодаря этому ни одна школа не может состязаться с Багуа в живости круговых перемещений и разворотов, даже построенное на аналогичных принципах айкидо.
   То же происходит и в тэнкай, и в тэнкан – формирование ступни осуществляется до переноса на нее веса тела, после чего остается лишь довернуть поясницу и принять новое положение. Если учесть, что малозаметные колебания ступни не пугают противника, а зачастую вовсе проходят мимо его восприятия, неудивительно, что последующий разгром застанет его врасплох.

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация