А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Луна в тумане. Путеводитель по боевым искусствам для новичков" (страница 20)

   Технология шагов

   Кто там шагает правой?
   Левой! Левой! Левой!
В. Маяковский
   Возможно, для того, чтобы совершать шпацир по бульвару, не требуется ничего большего, чем умение неторопливо переставлять ноги да не наступать на пальцы своей подружке. Но когда перед тобой роет землю отпетый и умелый противник, невольно хочется чего-то поэффективнее. Когда джентльменов несколько, а руки их отягощены холодным оружием, планка требований к собственному поведению и вовсе взлетает в поднебесье.
   Придерживаясь японской терминологии, подавляющее большинство наших передвижений может быть отнесено к одной из следующих категорий:
   аюми-аши – обыкновенный шаг типа «нога за ногу»;
   цуги-аши – приставной шаг с подтягиванием ноги;
   тенкай, тенкан – повороты;
   тоби – прыжки, подскоки.
   Сколь хитро бы мы ни орудовали ногами, паря над грешной землей или прилипая к ней, будто ящер, мы всегда используем какую-то из данных техник. Самая повсеместная и распространенная из них – первая. В стиле аюми-аши движется все дееспособное человечество, от зеленого ада тропиков до безмолвия полярных пустынь. Но то, что хорошо для лесов и полей, не всегда подходит для боя. Будучи одинаковыми по форме, техники цивильного и военного шага в корне отличаются внутренним содержанием и механикой исполнения. Именно поэтому так трудно, но абсолютно необходимо в самом начале занятий раз и навсегда переучивать каждого новичка, прививая ему устойчивый навык осознанной ходьбы перед лицом опасности, который с течением времени плавно и незаметно пропитывает вообще все двигательные рефлексы, переводя человека в некое новое качество. После пересечения этой незримой границы неуклюжий и угловатый воспитанник приобретает легкость вышколенной балерины в сочетании с кошачьими повадками. При этом решительно невозможно сказать, что именно изменилось в его поведении. Так, все автомобили движутся вроде бы одинаково, но «Мерседес» чем-то отличается от «Запорожца».
   На самом деле запрятанный вглубь технический принцип, делающий возможными эти волшебные преобразования, не столь сложен и вполне может быть сформулирован обычными словами и отработан в чистом виде. Суть в том, что все наши движения должны совершаться пустой конечностью, а именно: категорически нельзя двигать ногу, находящуюся под весом тела, или переносить на нее вес до того, как ступня (или ее часть) коснется поверхности земли. Посмотрите, как ходят по улицам окружающие люди – их центр тяжести будто плывет над дорогой, только успевай переставлять под него то одну, то другую ногу. Стоит возникнуть какому-либо неожиданному препятствию – камню, веточке, некстати метнувшейся поперек дороги кошке – как наш герой уже летит вниз головой, так как центр неодолимо тянет его вперед, а предательские ноги остались где-то позади. Ничего удивительного – ведь вливание веса тела в вынесенную ногу начинается до ее контакта с землей. Этот вес уже имеет вектор и скорость, хотя никто пока не гарантировал качественного завершения постановки ноги. Мы тем самым опережаем события, посчитав незаконченный шаг сбывшимся фактом. Малейший сбой на этой фазе приводит к почти неминуемому падению, разве что ловкий господин умудрится сохранить лицо, извернувшись в воздухе не хуже той самой кошки.
   Выход из мнимого тупика найден достаточно давно, несколько тысячелетий тому назад, естественно, в Китае. Не берусь утверждать, сами они додумались до такого или подсмотрели что-то у хитроумных индусов, но нам мало дела до авторских прав. Повторимся: шаг должен осуществляться сугубо пустой ногой, так, чтобы вы могли отдернуть ее или изменить положение ступни даже в последний момент. Каждый, кто хорошо владеет техникой подсечек и не раз применял их на практике, знает, что лучше всего выбивать ногу в момент ее постановки, в краткий миг касания земли, когда вес на нее уже пошел, а плотного контакта еще нет. Самонадеянный удалец, застигнутый такой подсечкой, мешком валится прямо в ваше распоряжение.
   Совершенно иная картина возникает, когда шаг пустой. Нога уже там, в его обороне, и перемещение потенциально как бы свершилось, но при этом никакое воздействие на дерзкую ногу ни к чему не приведет. Самая лихая подсечка пропадет втуне, словно пытались подбить свободно висящий канат – нога легко пропустит движение и благополучно возвратится на свое место. Однако наиболее катастрофическими по последствиям считаются подсечки опорной (то есть полностью нагруженной) ноги. При концентрированном ударе здесь возможны два варианта – либо ломается кость, либо противник вонзается в землю в перевернутом виде. Немудрено, что подобная работа строго запрещена в спортивных стилях.
   Манере посылать вес в еще не утвердившуюся ногу очень способствует привычка работать в излишне широких стойках, поскольку иначе-то их и не примешь.
   Кстати, нужно отчетливо различать понятия глубины и ширины стойки. Глубина – это степень просадки вниз. Даже при достаточно узком разведении ног можно опуститься хоть до земли. Ширина стойки подразумевает расстояние между ступнями, и чем оно больше, тем, соответственно, шире позиция. Но, как правило, на практике широкие стойки являются одновременно и низкими, а узкие – высокими.
   Техника пустого шага предполагает достаточно умеренный вынос ноги, который может быть слегка увеличен за счет небольшой просадки, однако несильно. Сама по себе геометрия пустого шага представляет собой обыкновенный маятник, имеющий несколько шарниров, или центров вращения. Основных два – коленный и тазобедренный суставы. Дополнительно выполняется небольшой горизонтальный доворот в пояснице. Абсолютно расслабленная, как веревка, нога должна качнуться вперед в тазобедренном шарнире, но – за счет предварительного поясничного толчка. Когда это движение начинает угасать, эстафету подхватывает колено, затем ступня. Потянув носок на себя, мы касаемся земли пяткой, выигрывая еще сантиметров пять. Общее правило таково – при шагах вперед (прямо и по диагоналям) касание происходит пяткой, а при шагах чисто вбок и назад (прямо и по диагоналям) – оттянутым носком, самыми пальцами. Осознав, что продолжение шага не грозит неприятностями, мы плавно вливаем нужную долю веса в эту ногу, переходя в следующую позицию и фазу боя либо комплекса. При этом плавность не означает замедленности. Кошкин шаг фантастически мягок, но молниеносность их племени известна всем.
   Разумеется, существует масса приверженцев принципиально иных способов передвижения, но если присмотреться к представителям самых древних, практичных и уважаемых школ, то окажется, что за несущественными внешними особенностями кроется та же самая вышеописанная схема. В рафинированном виде данную технику шага мы наблюдаем во всех «внутренних» стилях ушу, что само по себе говорит в пользу ее достоверности. Перемещаясь подобным образом, мы оказываемся на нужном месте еще до того, как наступает осознание этого факта противником – в полном соответствии с древним афоризмом:

Прежде чем сделать первый шаг, ты уже у цели.
Прежде, чем открыть рот, ты уже все сказал.

(Умэнь)
   Возможно, описание выглядит на бумаге слишком длинно, но это обычная история. То, что на деле укладывается в десяток секунд, не умещается порой в страницу убористого текста. Реальное же применение техники «пустого шага» чрезвычайно просто, приятно и молниеносно, вы поистине движетесь, будто гонимый ветром туман.
   Существует еще некий принципиальный момент, соблюдать который надлежит неукоснительно и ежесекундно. Речь идет о точке приложения внимания, о том, как мы осознаем (если вообще осознаем) свои ноги, точнее – ступни. Только зеленые новички да великие мастера могут позволить себе роскошь не уделять часть внимания ногам. Для первых это еще пустой звук и никчемные мелочи, для вторых – естественным образом пройденный этап, растаявший извне и ушедший вглубь. При этом фиксация есть, но она не видна и машинальна, словно дыхание, с каковым, кстати, происходит точно такая же эволюция. Говоря о фиксации, не следует понимать ее как некую привязку разума к чему бы то ни было. О ступнях достаточно помнить, знать, что они есть, и ощущать их как часть тела, но не вообще, а как бы одной точкой. Эти точки (юнь-цюань) располагаются в центре подошвы, чуть ближе к пальцам, примерно на одной трети длины стопы. Они соответствуют ладонным точкам лао-гун, являясь вместе с ними четырьмя из пяти «ворот», через которые возможен забор и вынос энергии.
   Когда ступня прилегает к земле всей поверхностью, то мы должны ощущать этот контакт через точки юнь-цюань. Если форма шага предполагает поднятую пятку, носок или всю ногу, то такой контакт сохраняется в нашем воображении, а значит, реально существует. Как общее положение тела в пространстве мы обязаны осознавать исключительно положением «точки», тандэна, так и ступни мы осознаем описанным образом. Если этого нет, мы не вправе говорить о качественных перемещениях или стойках, насколько красивыми и геометрически правильными они бы ни казались со стороны.
   Между тем толчки, передающие энергию земли в противника посредством нашего тела, должны осуществляться пяткой, и только пяткой (во всяком случае, в «жестких» стилях). Излюбленная и трудноисправимая ошибка всех новичков – постановка толкающей ноги на носок и отрыв пятки, что создает в итоге слабое звено в жесткой механической цепи передачи усилия. Отрывая пятку, мы тем самым «подрессориваем» ногу, создавая упругую подвижную связку, не способную к полноценной передаче толчка от земли к противнику. Поэтому на первых этапах обучения аспекту плотной постановки пятки следует отводить достаточное количество тренировочного времени и самое пристальное внимание. Передняя часть ступни при этом должна быть разгружена, но не оторвана, сохраняя мягкий контакт и то самое ментальное родство точки юнь-цюань с землей. Особенно явно и четко пяточный толчок дает себя знать в выпадах, однозначно определяя их качественность либо ущербность, и именно здесь все огрехи и неточности проявляются со всей очевидностью. Вопрос же полного или неполного выпрямления колена в момент собственно толчка есть вопрос второстепенный, имеющий чисто стилевой характер и почти не влияющий на мощь выпада. В различных традициях эта проблема решается своими специфическими методами, дающими в итоге одинаковый результат. Тогда как в каратэ-до предполагается идеальная прямизна и напряженность задней (толчковой) ноги, в тайцзи-цюань подобная жесткость приведет лишь к неестественности и угловатости движений, а потому нога до конца не выпрямляется.
   Относительно доворота таза в момент выноса ноги также следует подчеркнуть, что мало кто до конца понимает важность этого элемента и огромный вклад, вносимый им в качество шага. Поскольку позвоночник является нашей вертикальной осью, а ноги соединяются с ним через поперечину таза, то самый незначительный доворот выносит бедренный шарнир вперед на ощутимое расстояние, иногда до десяти сантиметров. Согласитесь, неплохая добавка к длине шага, но главное – задаром! Увы, почти никто не спешит использовать заветный источник скорости и легкости. Практически все двуногие прямоходящие (во всяком случае, городская их часть) при движении гордо несут свой таз абсолютно неподвижно.
   Закоренелым скептикам предлагаю произвести нехитрый эксперимент над собой. Когда вам случится достаточно долго и равномерно шагать по гладкой дороге, постарайтесь сознательным усилием добавить к каждому шагу фазу поворота в талии. Это вовсе не будет кокетливое виляние задом, и со стороны ваша походка никак не изменится, но вы вдруг заметите, что окружающий пейзаж полетит назад, будто сорвавшись с цепи. То есть ваша скорость безо всяких видимых причин и усилий внезапно возрастет процентов на двадцать-тридцать. Лично я постоянно применяю этот волшебный прием, когда требуется долго и быстро идти куда-то пешком. Стоит поймать необходимый ритм поворотов, как тотчас возникает забавное ощущение полета, и при тех же самых, отнюдь не размашистых, шагах дома и деревья так и мелькают по сторонам.
   Натренировавшись в выносах бедра на прямых перегонах по гладкому асфальту, вы без труда сможете включать полезный механизм где угодно, легко дозируя степень выноса в зависимости от конкретной ситуации, шагая хоть по ледниковым моренам, хоть по болоту.
   Итак, еще раз: вынос ноги производится «пустым маятником», маховым движением в тазобедренном и коленном суставах, плюс три добавки – за счет просадки), за счет доворота таза и за счет активного посыла пятки путем «взятия» носка на себя.
   В итоге мы имеем легкий, быстрый и малозаметный шаг изрядной длины, притом совершенно пустой, а потому безопасный. Малозаметность же его вытекает из кажущейся неподвижности вашего живота и корпуса в целом. Там, где статный европеец отважно ринется грудью вперед, напугав противника и заставив его изготовиться к обороне (если не сразу же нанести упреждающий удар), хитрый китаец словно невзначай качнет расслабленной ногой – и горе самонадеянному тупице, не обратившему внимания на фактически состоявшийся шаг.
   Разумеется, при обычной повседневной ходьбе все эти составляющие как бы свернуты, и мы вовсе не приседаем на каждом шагу, крутя бедрами и выставляя пятки. Но перед противником нет нужды соблюдать видимость обычной походки, поэтому ноги должны двигаться в соответствии с ситуацией и опытом. Хотя все вышесказанное относится в равной мере к любым типам перемещений, наиболее ярко и зримо оно применяется и проявляется как раз в аюми-аши. Однако именно данный тип шага менее всего используется в круговерти реального боя в своем классическом виде. Перед лицом атакующего противника чаще происходит слияние и взаимопроникновение форм шага и поворота. Когда же нам требуется отступить или быстро догнать убегающего врага, то проделать такие маневры гораздо лучше позволяет не аюми-, а цуги-аши. Эта форма весьма редко употребляется в повседневной жизни, зато сторицей искупает подобную нелюбовь в бою, где без нее практически невозможно достичь каких-либо успехов ни в погоне, ни в бегстве.
   Техника цуги-аши проста и естественна. Подчиняясь все тому же поясничному маятнику, скажем, вперед, передняя нога делает подшаг примерно на длину ступни. Само собой разумеется, этот подшаг совершенно «пустой». После касания земли пяткой следует мягкий посыл «точки» и переливание веса. Опустевшей задней ноге не остается ничего другого, как подтянуться вслед и завершить формирование той же самой стойки, но уже на новом месте. Хотя описание заняло изрядно места и времени, на деле такой шаг совершается молниеносно, без малейших затрат энергии. Из-за того, что его воплощение лишено зримых амплитудных движений, он зачастую не «прочитывается» противником вовремя, позволяя без помех сокращать дистанцию. Отход назад производится по той же схеме, только наоборот. Он выручает нас в тех неприятных случаях, когда нужно срочно ретироваться или просто дать себе простор, например, для удара. Цепочка последовательных цуги-аши может быть сколь угодно длинной (в разумных пределах) как в ту, так и в другую сторону, позволяя стремительно преследовать либо проворно убегать без потери контроля и устойчивости.
   Аюми-аши вовлекает тело в излишне мощное инерционное движение, а с остатками неиспользованной инерции приходится бороться. Техника цуги-аши лишена подобного недостатка, оставляя нам свободу стабилизации в любой удобный момент. Именно поэтому незамысловатый подшаг является основной формой перемещений в таких беспрекословно практичных и древних разновидностях искусства, как дзю-дзюцу и кэн-дзюцу.
   Особое значение форма цуги-аши имеет для работы с оружием – любым, будь то меч, цепь, финка или садовые грабли. Никакие тычковые удары хоть палкой, хоть копьем невозможны без «маятника». Только он вовлекает в движение всю массу тела, сосредоточенную в центре тяжести, и посылает ее через оружие в противника. Самого перемещения ног при этом может почти не быть, но решительно все необходимые фазы и компоненты должны присутствовать. Без них ваш удар останется пустым и безопасным толчком, с ними – поистине пронзит гору!
   Я надеюсь, читателям не очень досаждает японская терминология, которой насыщен текст. Это не потому, что автор достаточно долго подвизался в каратэ и кобудо, а потому, что она намного проще, компактнее и логичнее китайской, изобилующей сплошными поэтическими образами. И уж, конечно, компактнее русской – примерно раза в два-три.
* * *

А затем огромная алебарда начала
рубить воздух впустую, ибо Ёсицунэ
стал просто перепрыгивать через
руки Бэнкэя, сжимавшие древко.

Сказание о Ёсицунэ
   Как вы уже поняли из эпиграфа, речь пойдет о прыжках, точнее, о перемещениях коротким подскоком – тоби-коми. Это не прыжок на месте и не прыжок куда-либо – это именно подскок, имеющий свою специфическую технику исполнения, простую и тонкую одновременно. Я так и не смог до конца понять, отчего новичкам не сразу удается освоить, казалось бы, элементарное действие: в нем заложены те же инерционные и маятниковые механизмы, что и в цуги-аши, только порядок ног обратный. Если в случае цуги-аши первой трогается с места нога, являющаяся передней с точки зрения направления движения (вперед – передняя, назад – задняя), то в тоби-коми все происходит наоборот. Например, если я стою в левой позиции и собираюсь сместиться вперед, то моя правая (задняя) нога, подчинившись поясничному импульсу, должна буквально «выбить» левую с точки ее стояния и занять ее место. Бездомная, как нелегальный мигрант, левая нога проскакивает вперед, формируя прежнюю позицию. В отличие от мягкого вкрадчивого цуги-аши энергичный тоби-коми однозначно заявляет о ваших намерениях, но противнику от этого не легче. По сути дела это есть «А», после чего вы обязаны произнести «Б» и так далее. Так как подскок мгновенно разгружает переднюю ногу, грешно было бы просто поставить ее на землю вместо того, чтобы нанести удар любого типа, вложив в него всю живую инерцию тела без остатка. Это же самое проделывается и с оружием в руках. Фактически тоби-коми чаще всего и используется как первая фаза мощной атаки, решительной и безапелляционной. При отходе данным способом мы имеем все то же самое за вычетом массы тела, зато можем резко и внезапно пригвоздить ринувшегося в погоню неприятеля.
   Хотя техника цуги-аши и тоби-коми элементарна, новички склонны допускать в ее исполнении обычную ошибку, а именно – чрезмерно напрягаться, скача упруго и жестко, как литой резиновый шар. Эта напасть берет начало, опять-таки, в непонятном пристрастии к боксерскому «попрыгунчеству», пустившему глубокие ядовитые корни в спортивных ответвлениях восточных единоборств. Но что хорошо для бокса на ринге, в настоящей схватке непременно подложит свинью. Прыгающий, словно резиновая бомба из анекдота, человек никогда не задействует всей полноты своих ресурсов, заодно лишая себя возможности применения огромного числа прекрасных техник, попросту невыполнимых в режиме «прыг-скока». Но выход, к счастью, есть. Наглядно увидеть искомую модель поведения помогут образы живых существ, давным-давно сделавшие ее нормой.
   Итак: передвигаясь в цуги-аши, мы должны мягко и расслабленно катиться и скользить по поверхности, как ядовитый змей, который умудряется совмещать неразрывную связь с землей с подчас ошеломляющей скоростью. Цуги-аши есть скользящий шаг, и пусть светлый образ холодной рептилии освещает тренировочный путь. Если же вам более по душе кролики, чем удавы, тогда забудьте о цуги-аши, а заодно – о большей части традиционных стилей и школ.
   Говоря о тоби-коми, нам следует представить себе прекрасную речную лягушку, сильную и бодрую. Как известно, лучшие представители этих земноводных способны на удивительно быстрые и дальние прыжки, часто «многосерийные», но еще никто не встречал лягушку, которая бы упруго отскакивала от земли, словно теннисный мячик. В движении эта царевна – сама легкость, по приземлении же – воплощенная устойчивость и основательность. Так обязаны поступать и мы с вами, если хотим преуспеть в тоби-коми. Лишь расслабленная «погруженность» в фазе между двумя скачками предоставляет максимально благоприятные возможности бить, блокировать или смещаться в сторону. Завершение одного прыжка отнюдь не предполагает начало следующего – может быть, я вообще вынужден буду совершить кувырок, спасаясь от чего-то опасного. Хотя движения и переходят одно в другое без перерыва, как череда облаков, но каждая предыдущая фаза должна полностью «умереть», прежде чем обернется новой. Нельзя позволять инерции (в том числе ментальной) катиться и катиться бильярдным шаром, безостановочно и автономно. Рано или поздно такая вольная гуляка будет учуяна и подхвачена внимательным противником и использована, соответственно, не в нашу пользу. Пусть нить вашей Ци струится непрерывно и бесконечно, но – внутренне! Со стороны «танцы» должны иметь точки разрыва и мнимой неподвижности, как у сидящей лягушки или застывшего на одной ноге петуха. В жизни такие разрывы внешней формы ставят прозорливого «вычислителя» в тупик, лишая возможности прогнозировать дальнейшее развитие событий. «Попрыгун» предсказуем, будто отбойный молоток, но кто скажет, что вы учудите в следующий момент, если вы и сами этого не знаете?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация