А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Луна в тумане. Путеводитель по боевым искусствам для новичков" (страница 18)

   Глава 4
   Командора шаги злы и гулки…
   О стойках, перемещениях и прочем

   Не косись пугливым оком,
   Ног на воздух не мечи,
   В поле гладком и широком
   Своенравно не скачи.
А. С. Пушкин


   Мы, несчастные дети машинного мира, едва обучившись науке переставления ног, считаем программу исчерпанной, и всю оставшуюся жизнь эксплуатируем детские навыки, шагая из дома в магазин и с работы домой, так как в действительности ничего большего от нас не требуется. Но история, между прочим, гласит, что отпрысков дворянского сословия во времена оны скрупулезно и придирчиво обучали, наряду со многими иными дисциплинами, также искусству ходьбы, дабы не выглядело чадо ни расхлябанным, ни чересчур скованным. Само собой, есть индивиды, с рождения наделенные кошачьей грацией, но таких мало. Однако если в очереди в кассу можно стоять по-всякому, то вряд ли это допустимо, когда на тебя несется пьяный детина с ломом наперевес. Кстати, здесь любопытным образом смыкается круг, поскольку истинный мастер в щекотливой ситуации назревающей битвы как раз и будет стоять (чисто внешне) как ни в чем не бывало, новичок же непременно опустится в какую-нибудь «стойку дракона» и зашипит паровозом.
   Каждая школа и стиль предполагают свой собственный рисунок скачек по ристалищу, вытекающий из общей концепции и арсенала используемых техник. Самые характерные построения такого рода – преобладание круговых (айкидо, багуа-чжан) либо прямолинейных (синьи-цюань, каратэ) движений, работа руками или, наоборот, ногами, и т. д. Но какие бы выкрутасы ни оставили нам в наследство отцы-основатели, порядок обучения мастерству перемещения бренного тела в пространстве остается одним и тем же для всех действительно старых школ. Вначале следует учиться стоять, а только потом – ходить, бегать и прыгать. В традициях, где счет тренировочного времени исчисляется, как и положено, не месяцами, но годами и десятилетиями, а усердно отзанимавшиеся три-пять лет считаются лишь подступившими к вратам учения, все эти «три-пять» безропотные абитуриенты проводят в основном в различных статических позах, закладывая основу, без которой дальнейшая работа лишена смысла.
   Разумеется, спортивные направления не могут позволить себе такой роскоши, поэтому уже на второй тренировке доблестные гладиаторы резво носятся, сражаясь с «тенями» и друг с другом. Очень может быть, что для светлого зала с единственным противником и массой прочих льгот и запретов вполне достаточно уметь подпрыгивать, будто мячик, легко смещаясь вправо-влево и вперед-назад. Но традиционные стили изначально ориентированы на предполагаемый бой со многими вооруженными противниками, окружившими со всех сторон и нападающими одновременно. В такой ситуации «попрыгунчик» будет мгновенно убит в спину, а его смятенная душа понесется ввысь, горюя, что не пришлось вовремя научиться подлинному искусству передвижений вместо того, чтобы набивать кулаки и доводить растяжки до стадии «шпагатов».
   Реально одна большая задача освоения принципов перемещения может быть методически разбита на несколько отчетливых последовательных этапов. Хотя реальное их изучение допускает известную «надвижку» друг на друга и параллельность, в полной мере окунаться в стихию последующего можно, лишь с блеском впитав предыдущее. Вот эти этапы:
   1. Изучение стоек
   а) вертикальность и прямизна позвоночника;
   б) сохранение и восстановление равновесия;
   в) овладение хара, тандэном и «точкой».
   2. Технология шагов, прыжков и поворотов
   а) движения на четыре стороны и наискось;
   б) прыжки, подскоки, провалы и прочее;
   в) повороты на месте и в движении.
   3. Приход к безыскусности.
   Возможно, я что-то упустил или позволил себе вольную трактовку методики, но в целом последовательность такова. Теперь по порядку.

   Изучение стоек

   Ипполит Матвеевич преобразился.
   Грудь его выгнулась, как Дворцовый мост…
   глаза метнули огонь, из ноздрей…
   повалил густой дым.
И. Ильф, Е. Петров. Двенадцать стульев
   Возможно, где-нибудь в дебрях до сих пор загадочного Востока можно отыскать стили, исповедующие преимущество кривой спины над прямою, а согбенных позиций – над всеми прочими. Но мы, грешные, все же постараемся придерживаться иных норм постановки тела, каковые для абсолютного большинства школ подразумевают прямизну позвоночника в качестве наиважнейшего отправного пункта всех дальнейших действий. Здесь следует сразу четко оговориться, что прямизна спины вовсе не означает ее непременную и постоянную вертикальность, хотя в девяти случаях из десяти так оно и есть. Мы вольны наклоняться вперед, вбок или откидываться назад, сохраняя, по возможности, ровный позвоночник, что достигается использованием поясничной степени свободы в качестве шарнира.
   К счастью, подобные изыски редки, и основную долю времени наш спинной хребет надлежит располагать не только прямо, но и строго вертикально, как будто мы подвешены за макушку на невидимом тросе. Новичкам поначалу требуется неусыпное внимание в слежке за собой, но этот этап короток. Очень скоро нарабатывается устойчивая и необратимая привычка держаться прямо в любых ситуациях. Как правило, «изнутри» такой переход отмечается как внезапное обретение приятной раскрепощенности, при которой походка становится быстрой и невесомой, а повороты завершаются быстрее, чем успеваешь это осознать. Если внимательно поглядеть на фотографии, увековечившие поучительный облик старых мастеров, то первой бросается в глаза именно прямизна спины, и именно она чаще всего позволяет с первого взгляда отличить специалиста от замаскированных дилетантов. Однако заметим, что выгнутая колесом грудь и распахнутые плечи-щи совсем не означают искомой прямизны, напротив – этого следует всячески избегать как другой стороны той же медали, не меньшего извращения, чем сутулость, – просто с иным знаком.
   Формула прямизны позвоночника элементарна: для достижения идеала поясницу необходимо слегка подать назад, а бедра сдвинуть вперед, под себя, словно поджимая хвост. Этим мы ликвидируем поясничный лордоз. Затем, опять же слегка, нужно сдвинуть лопатки друг к другу, выдавив тем самым среднюю зону позвоночного столба вперед и убрав грудной кифоз. Напоследок чуть притяните подбородок на себя, будто вы макушкой собрались подпереть небо. Таким, едва уловимым, «сбычиванием» сводится к нулю шейный лордоз. Если вдобавок ко всей этой занимательной анатомии вам удастся задействовать упомянутый образ «подвески за макушку», то хребет станет прямым, как струна, наградив старательного ученика неведомой дотоле поворотливостью и легкостью движений.
   Разумеется, так выглядит упрощенная схема, имеющая на деле гораздо большее число всевозможных нюансов, требующих соблюдения и шлифовки. Но даже этого более чем достаточно для плодотворной работы на многие годы. Те же, кто жаждет копать глубоко и самостоятельно, могут обратиться к литературе по тайцзи-цюань, список которой приведен в конце книги, поскольку отчего-то все прочие авторы, пишущие о разных направлениях (в основном японских), считают проблему позвоночника как бы несуществующей и не стоящей внимания.
   Начинать, несомненно, лучше всего с твердокаменной статики, проводя в каждой из своих базовых стилевых стоек не менее 5–10 минут в абсолютной неподвижности, сканируя при этом мысленным взором геометрию тела на предмет соответствия идеалу и концентрируя свой прыгучий ум если не в нижнем даньтяне, то хотя бы на животе вообще. В этой работе неоценимую услугу окажет большое зеркало, отражающее фигуру целиком, с головы до пят, что позволит легко корректировать неизбежные ошибки, ибо внутренний взор дает, как правило, картинку, разительно не похожую на реальность. Только не увлекайтесь использованием зеркал, чтобы вовсе не потерять «автопилот», поскольку в жизни сверяться предстоит как раз с ним.
   После того, как вы достигли успеха в статике, переплюнув всех шаолиньских монахов вместе с их наставниками, переходите к шагам и поворотам, имея главной и единственной до поры задачей одну только прямизну спины. Когда станете перемещаться в любых направлениях и любым способом, постоянно ощущая вертикальную ось хребта как иглу, на которой свободно вращается компасная стрелка тела, можете поздравить себя с маленькой победой и, как в компьютерных играх, переходить на следующий уровень.
* * *

Не клонися ты, головушка…

Песня
   Если под воздействием какой-либо внешней силы или не справившись с собственной инерцией, вы начинаете терять равновесие и чувствуете, что вот-вот рухнете наземь, спасение можно получить двумя диаметрально противоположными способами.
   Первый положен в основу тайцзи-цюань, айкидо, большинства школ дзю-дзюцу и прочих «непротивленческих» систем. Его суть состоит в уступке атакующей силе, каковая может являться в двух ипостасях – толкающей и тянущей. Здесь, опять же, возможны варианты. Так, я могу полностью отдаться во власть стихии, в какую бы сторону она ни несла, и попросту уйти в кувырок (укэми), что и проделывают миролюбивые айкидзины, навлекая на себя подозрения в игре в «поддавки». На самом деле человеку, поднаторевшему в искусстве падений, гораздо проще мягко улететь в сторону и начать «игру» снова, внеся соответствующие поправки, нежели бычиться и цепляться за подол ускользнувшего успеха.
   Обычно так поступают при мощных рывках и протяжках, ибо, строго говоря, лучшего выхода тут не существует. Толчки также можно воспринимать как своеобразную помощь для разгона перед укэми, но можно и пропустить мимо себя в пустоту путем легкого поворота на месте или шага вбок – сочетаний и вариаций достаточно. Именно такая «рокировка» инь-ян характерна для прикладного тайцзи-цюань, когда атакующий противник внезапно обнаруживает бездонную яму там, где только что стояла каменная стена. Но что делать, когда вы цепко схвачены за одежду и вас начинают заламывать вперед, назад или куда угодно, либо вы сами попались на толчке с перспективой неконтролируемого полета?
   Второй вариант восстановления утраченной стабильности предполагает активное действие, я бы даже рискнул сказать – противодействие, хотя ни о какой борьбе «сила на силу» речи быть не может. Коль скоро между вами и противником сложился плотный контакт, то не только ему позволено воздействовать на ваш центр тяжести, но и вам – на его, что и следует немедленно реализовать. В подавляющем большинстве случаев агрессивное усилие направлено параллельно земле, а потому мы можем легко изменить вектор, внеся вертикальную составляющую, направленную либо вверх, либо вниз. При этом равнодействующая сила, как и положено, рванет нападавшего наискосок в ту же сторону.
   Запускать усилие вверх выгодно не всегда, а лишь в тех случаях, когда вы подверглись резкому воздействию без образования жесткого захвата. То есть речь идет о коротком толчке или рывке, после которого противник предоставляет вам полную свободу падения. Ваш ответ при этом является обыкновенным подскоком, вслед за чем вы мягко приземляетесь на новом месте, словно подброшенная кошка, – и начинаете люто мстить.
   Гораздо чаще приходится обретать потерянное равновесие посредством просадки вниз в любую из широких, устойчивых стоек. Данный маневр способен выручить, если обыкновенный сильный человек (монстры не в счет) крепко ухватил нас за одежду или даже за горло и хочет начать борьбу. Неважно, тянет он при этом, толкает или крутит – главным здесь является неразрывный контакт, на обеспечение которого именно он затрачивает часть своих сил и внимания. Вам остается лишь неожиданно и глубоко просесть вниз, как он тут же неминуемо потеряет устойчивость, ибо удержать на вытянутых руках все ваши десятки килограммов не сможет никто, разве что исчадие ада во плоти. Если же вы одновременно с просадкой скользнете немного вбок или добавите вращательный момент, то песенка его спета окончательно, но – лишь на доли секунды, за которые вам предстоит надежно нейтрализовать агрессивный запал любым доступным способом в полном соответствии со своей квалификацией и моралью.
   К сказанному могу добавить только то, что вам незачем устраивать проверку эффективности предлагаемых действий – они испытаны множество раз и замечательно работают в самых неблагоприятных условиях, ввергая противника в вашу власть. Кстати, если вас классически сгребли за грудки, надо искренне порадоваться удачному повороту событий, поскольку в этом случае хватающий идеально беспомощен и открыт для любых неотразимых (ручки-то заняты) контрмер с неограниченной степенью поражения, от мягкого дружеского пинка до смертельного удара в жизненно важную зону.
   Подводя итог, можно сформулировать закон восстановления равновесия следующим образом:
...
   Любые сбивающие горизонтальные усилия нейтрализуются своевременно приложенными вертикальными, а всякая неожиданная горизонтальная подвижка гасится и преобразуется подъемом или опусканием центра тяжести, чаще всего – резким прыжком вверх или расслабленным сбросом вниз.
   Строго говоря, упомянутый «сброс» является краеугольным камнем правильного водворения в ту или иную стойку, когда движение на какое-то время сменяется тихой статикой. Ведь мы не всегда крутимся и катаемся, будто ртуть по столу – как раз в момент остановки необходимо расслабленно и автоматически «сбрасывать» свой вес в слегка обмякшие ноги, обретая тем самым дивную устойчивость и получая мимолетную передышку. Это элементарно проверяется на практике, стоит лишь попросить приятеля внезапно и сильно толкнуть вас в спину или грудь. Если вы одеревенеете в самой стабильной и низкой стойке, изо всех сил вцепившись в земную твердь, то вас ждет конфуз – даже средний толчок низвергнет напряженное тело, как вырванный бурей дуб. Когда же вы расслабите нижнюю часть тленной оболочки от пояса до ступней, позволив ногам слегка «поплыть» под весом и «укорениться», потуги толкача пропадут всуе, как будто он задумал опрокинуть громадную, тяжеленную, подтаявшую снежную бабу.[38]
   Каждый без труда может повалить стоящую бутылку или даже чугунную парковую скамью на литых «ногах». Не особенно сильный фронтальный пинок сносит кряжистого гимнастического коня, который с грохотом падает на пол, бесстыдно задрав к небу резиновые копыта. Но еще никому не удалось опрокинуть брошенную комом мокрую тряпку или домашнюю любимицу Мурку, подобную своей мягкостью той же тряпке. Кошка – вот идеальный объект для наблюдения и подражания. В пучинах ее непротивления вязнет и глохнет абсолютно любое внешнее усилие, но многие знают, с какой пугающей быстротой сонная уступчивость превращается в слиток железных мышц, зубов и когтей. Поиграйте с кошкой, потолкайте ее так и эдак, и вы воочию увидите идеал, к которому надо стремиться.
   У одного моего приятеля был старый огромный кот-ориентал бирманской породы, внешне похожий на сиамца, только раза в два крупнее. Ужасное животное больше всего любило отдыхать на перекладине оконной рамы при раскрытой форточке. Он умудрялся развесить мясистое тело на узкой рейке так основательно и уютно, что мог часами спать в этом положении с полным комфортом. Будучи мастером айкидо, приятель одно время ставил над любимцем коварные опыты на предмет определения пределов кошачьей цепкости. Подкараулив Альфошу (имя такое) спящим на окне, он подкрадывался и тихонько пихал его в бок, надеясь порушить абсолютно неустойчивое с виду равновесие. Какое там! С таким же успехом можно было толкать прилипший ком смолы или саму оконную раму. В ответ на посягательство глинобитное чудовище, однажды мгновенно убившее (причем, зубами) не в меру наглого соседского добермана, приоткрывало глаз и тихим урчанием извещало хозяина, что тот услышан, но грёзы сна милее. В то же самое время наш герой панически боялся пылесоса. Стоило неожиданно включить адский агрегат, как беспробудно спящий зверь в неуловимую долю секунды единым махом взлетал на шифоньер (стоящий у противоположной стены) и ненавидящим глазом жег проклятую машину.
   Бросив мимолетный взгляд на то, как гордый носитель соответствующего пояса принимает элементарную исходную позицию, скажем, перед исполнением ката, можно рассказать почти все о его прошлом, настоящем и, отчасти, будущем на избранном поприще. Коль скоро наш «первый Кю» утвердился на прямых деревянных ногах, будто циркуль, не стоит тратить нервы на просмотр его дальнейшего выступления, а самое время, как говорится, «сдирать лычки», низводя его в ранг новичков, в пучину желтых и оранжевых поясов. Естественность и расслабленность (прежде всего в ногах) должны стать вторым «Я» каждого серьезного ученика буквально с первых же шагов, будь он каратэкой, ушуистом или грозным меченосцем в хакама.
   Напряженный человек постоянно борется с самим собой, его мышцы-сгибатели при каждом движении вынуждены преодолевать усилия разгибателей, а в результате он подобен мухе, попавшей в липкую паутину собственного тела. Поэтому, не научившись расслабляться, не стоит двигаться далее по технике и формам, чтобы не превратиться в итоге в очередного карикатурного «мастера» с грацией Буратино.
   Помимо чисто внешней мышечной расслабленности, куда важнее культивировать в себе расслабленность внутреннюю. Это отнюдь не какое-то сонное состояние, как могли бы подумать слишком прямолинейные натуры. Это, скорее, образ расслабленности, отсутствие шальных порывов и бесконтрольных эмоциональных всплесков, обязательно влияющих на внешнее обрамление, заставляя дергаться и скакать в такт аналогичным выкрутасам противника. Упоминаемый «сброс» предполагает, помимо физического расслабления ног и вообще низа тела, также мощную ментальную составляющую. Необходимо всем своим нутром ощутить мягкую волну, идущую от макушки до ступней и дальше в землю, в результате чего то, что выше пояса, остается легким и быстрым, а от пояса и ниже – тяжелым и устойчивым, но не закостенелым. Это не гранит или чугун, а словно пузырь со ртутью, неподъемной и одновременно отзывчивой на любое воздействие.
   В большинстве традиционных стилей ушу используется термин «укоренение», означающий именно это самое. Неотступно преследуя образ того, что ваши ступни не просто касаются поверхности земли, а буквально прорастают в ее глубины сотнями цепких корней, вы рано или поздно стяжаете немыслимую ранее устойчивость, при которой противнику будет казаться, что он имеет дело с кряжистым деревом, не поддающимся никаким налетам и атакам. Излишне уточнять, что такое укоренение отнюдь не предполагает древовидной же неподвижности. Это лишь некое мимолетное состояние, стоп-кадр, сменяемый в следующую секунду фривольной легкостью стрекозы.
   Вплотную к «укоренению» примыкает понятие, именуемое «погружением». Сие означает, что ваш вес никогда не должен распределяться абсолютно равномерно на обе ноги, за исключением каких-то специальных и осознанно допускаемых моментов наподобие стояния «столбом» или скоротечных мгновений усадки в стойку типа «всадник». Собственно «погружение» есть то, о чем говорилось выше – мысленное «стекание» веса в ноги для обретения стабильности. На деле происходит постоянная игра в «пустое-полное», при которой вес наполняет поочередно то одну, то другую ногу, хотя центр тяжести располагается посередине и его проекция никогда не должна выходить за площадку стояния.
* * *

А здесь у нас, в центре циклона,
Снежные львы и полный штиль!

Б. Гребенщиков
   Поскольку центр тяжести человека практически совпадает с тем, что именуется сэйка-но-иттэн, или просто «точкой», самое время перейти к рассмотрению этого фундаментальнейшего аспекта всех боевых искусств, к какому бы направлению они ни относились. Прежде всего необходимо еще раз уточнить термины, так как довольно часто приходится сталкиваться с путаницей в вопросе, где никакая двусмысленность совершенно недопустима.
   Итак – японским словом хара принято называть живот вообще, хотя реально все же имеется в виду его нижняя часть. Известная всему миру процедура «харакири», являющаяся частным случаем «сэппуку», то есть ритуального самоубийства, переводится просто как «рассечение живота». Таким образом, «харакири» есть один из вариантов выполнения «сэппуку».
   Собственно нижняя часть живота именуется искаженным китайским словом тандэн, которое у себя на родине известно как даньтянь, точнее, нижний даньтянь, поскольку есть еще его средний и верхний собратья. Однако к подобным тонкостям простые окинавские и японские парни не тяготеют.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация