А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Луна в тумане. Путеводитель по боевым искусствам для новичков" (страница 17)

...
   Нужно направить
   расфокусированный взгляд на противника,
   смотреть при этом внутрь самого себя,
   а видеть и чувствовать решительно все,
   что происходит вокруг!
   Тогда действия оппонента станут невеликой частной мелочью на фоне общей картины коловращения событий во внешнем пространстве, и не составит труда их расшифровать и пресечь с любым желаемым исходом.
   Как только мы приклеимся взглядом к ужасному, опасному острию его меча или к его каменным кулакам, тотчас наше текучее сознание будет сковано необходимостью отслеживать все перемены положения, дистанции и еще тысячу всевозможных параметров. Целостность восприятия будет потеряна, и в следующее мгновение мы будем низвержены в прах тысяча первой неучтенной атакой. Поэтому расслабьтесь и просто взгляните сквозь того, кто находится перед вами, будто через пустое место. Смотрите вдаль, на те деревья, что растут где-то за стенами, а лучше – еще дальше: за город, за леса и моря, куда угодно. Постарайтесь равнодушно отмечать, что происходит внутри всей полусферы, фиксируемой зрением (глаз – чрезвычайно широкоугольный оптический прибор). Китайцы говорят, что «дух глаз» должен быть сокрыт, то есть «его не выпускают», в результате чего глаза смотрят, но не рассматривают.
   Спиной, кожей и костями почувствуйте, что делается позади вас. Это не так трудно. Осознайте тихие и громкие звуки, запахи и сквозняки воздуха вокруг – вся эта рассеянная информация после целенаправленной тренировки превращается в пресловутое гоку-и, интуицию самурая. В ней нет ничего мистического, таинственного или загадочного, а есть лишь обыкновенные природные органы чувств, освобожденные от зажимов и поставленные на службу определенной цели. Раскрепощенный разум вполне в состоянии улавливать даже тонкие эманации чужого мозга и вовремя подавать сигнал опасности, если вблизи появился ее источник, пышущий смертью, – вспомните хрестоматийный пример с Ягью Мунэнори и его слугой. Зловещие ниндзя умудрялись в рамках подобной схемы так навострить воспринимающий аппарат, что дали пищу огромному множеству самых фантастических легенд о своих нелюдских способностях.
   Итак, смотрите подобным образом сквозь противника на уровне его груди. При этом ваш взор не будет задран вверх, будто у взнузданной лошади, но вы не упустите и нижнюю зону, в которой антипод горазд орудовать ногами. В то же время ваша голова сама собой займет единственно правильное положение, когда подбородок приближен к груди, а макушка «подпирает небесный свод». В этом случае шейные позвонки выпрямляются и энергия течет несравненным образом.
   Вот еще несколько простых упражнений:
   – обязательно практикуйте ежеутреннюю гимнастику для глаз, которая состоит во вращении ими вверх-вниз, влево-вправо и по кругу в одну и другую стороны. Также необходимо слегка постукивать указательными и средними пальцами по глазным яблокам и тихонько надавливать на них в течение минуты-двух. Эти манипуляции улучшают кровоснабжение глаз, их подвижность и остроту зрения и предотвращают сползание к близорукости и дальнозоркости. Ряд источников приводят данные упражнения как излюбленное занятие злых ниндзя, хотя на самом деле корни уходят в глубины даосской и индийской йоги;
   – возьмите в руки палку длиной один метр, а лучше бокэн, деревянный меч. Приведите его в позицию, когда передний торец или острие смотрят как бы в лицо противнику. Сфокусируйте взгляд на острие. Обратите внимание – это принципиально отличается от фиксации на оружии противника. Меч в наших руках, мы не ждем от него подвоха, поэтому разум остается свободным и подвижным. Коль скоро взгляд прикреплен к собственному оружию, противник со всей своей амуницией отступает на второй план, на периферию, что и требуется. Сохраняя полнейшую цельность позиции и не допуская даже ничтожных колебаний острия по высоте и горизонту (для чего мысленно направьте поток Ци из даньтяня через руки и меч в бесконечность), начинайте любые перемещения – вперед и назад, вправо и влево, но главное – повороты на 90, 180 и 360 градусов с сохранением устойчивости и равновесия. Повороты должны выполняться легко, живо и стремительно, разумеется, в классических стойках из богатого арсенала ушу или будо.
   Потренировавшись всласть подобным образом, измените фокусировку зрения, перенеся ее центр на окружающий мир, видя притом острие несколько размытым и нечетким. Сделайте взгляд максимально бесстрастным и всеохватным. Во время поворотов замечайте в мелькании предметов их детали и частности, но абсолютно отрешенно, не позволяя разуму «прилипать» к чему бы то ни было. Вы – центр сферы и единственно устойчивая точка отсчета, поэтому все остальное преходяще, эфемерно и полностью подвластно лично вам;
   – последняя методика также направлена на овладение искусством фиксации внимания по глубине – теперь уже с пустыми руками. В полной мере эта работа проделывается в тайцзи-цюань, но с успехом и пользой практиковать ее могут представители иных направлений. Вам просто требуется медленно и свободно, будто плавая в густом масле, выполнять фрагменты известных вам комплексов – таолу или ката. Китайские техники предпочтительнее в силу своей естественной пластичности и текучей взаимосвязанности. На фоне такого движения отрабатываются три режима взгляда и внимания, причем переход на следующий, более глубокий, уровень допустим исключительно после овладения предыдущим.
   А. Первый режим знаком всем, практикующим какие угодно формальные комплексы. Обычно мы тренируемся в спортивных залах и волей-неволей привыкаем ощущать себя словно бы в сетке координат. Ведь никто не становится наискосок по отношению к стенам и окнам, но непременно лицом вдоль или поперек помещения. Более того, абсолютное большинство комплексов (если не все) предполагают перемещения и повороты исключительно вдоль взаимно перпендикулярных осей, и редко когда встречается движение, делящее прямой угол пополам, по 45°. При этом мы, скользя взглядом по окружающим конструкциям, словно привязываемся к ним незримыми нитями, которые поддерживают наше равновесие и позволяют вовремя замечать и исправлять отклонения.
   Чтобы увидеть силу такой зависимости воочию, попросите своего товарища, искушенного в ката, выполнить свою самую отработанную форму в чистом поле, на стадионе или круглой полянке, окруженной хаотично растущими деревьями и кустами. Можно биться об заклад, что если он и не запутается совсем безнадежно, то уж точно не явит былую чистоту исполнения. Впрочем, трибуны стадиона послужат, скорее всего, неплохим ориентиром, а вот в голой степи в пасмурный день ему придется туго.
   Будет еще лучше, если подобный опыт вы произведете над самим собой, ибо тут станут заметны внутренняя пустота и потерянность без привычных точек привязки формы к местности. Нехитрый эксперимент выявляет иллюзии о собственном мастерстве, показывая полную зависимость от окружающей обстановки и запустение там, где следует находиться «внутреннему компасу». Понятно, что при таком унылом положении вещей нечего и мечтать о действенности вроде бы отточенных техник в мало-мальски реальной ситуации.
   Б. Чтобы избавиться от пресса окружающей обстановки, надо освоить работу зрения и сознания во втором режиме. Как и раньше, основой будут неторопливые плавные движения – шаги, повороты и какие-либо технические действия. При этом требуется сместить центр восприятия, обратив внимание на кисти рук. Не следует фокусировать взгляд и пытаться увидеть их четко и ясно, наоборот – совершенно необходимо видеть руки словно бы полупрозрачными, продолжая следить сквозь них за общим планом. Но в то же время нельзя ни на миг терять их из виду, забывая об их существовании. Если в режиме «А» наше внимание целиком и полностью отдано окружающим декорациям, то теперь следует поделить его пополам, слегка углубившись во внутренний мир с помощью ненавязчивой слежки за собственными руками. Этим удается немного ослабить путы, ставившие нас в зависимость от местности и загромождающих ее предметов. Вполне возможно, что теперь мы сумеем исполнить хитроумную форму «среди долины ровныя».
   В. Последний, еще более трудный режим состоит в полной фокусировке зрения и внимания на собственных руках. При этом суета окружающего мира сдвигается на тридесятый план, а все его атрибуты в виде стен, деревьев, агрессивных молодцев и бешеных собак размываются, теряют четкость очертаний и в дальнейшем присутствуют лишь в виде туманных нематериальных объектов. Мы их прекрасно видим, но нам они неинтересны, поскольку никак не могут повлиять ни на движения, ни на внутреннее состояние. Разум центрован на даньтянь, тело висит на идеально вертикальной оси позвоночника, более того – на центре тяжести, именуемом в японской терминологии сэй-ка-но-иттэн («одна точка»). Заметьте – внимательное отслеживание рук есть ни в коем случае не самоцель, а только средство, прием, с помощью которого мы загоняем лукавый, прыгучий разум в упомянутую точку, как в дом родной. До тех пор, пока он пребывает в сих уютных пенатах, мятежный внешний мир мало что в состоянии сотворить с нашим бренным телом, так как реальные, спонтанные ресурсы даже нетренированного человека огромны, а уж свободный от цепей командир всегда сумеет вовремя задействовать достаточную их часть.
   Теперь для безупречного исполнения самой заковыристой формы нам не нужно ничего, кроме самих себя. Не требуется даже ровной площадки, поскольку неукоснительно отрабатываемый чертеж заложен глубоко внутри и его реализации не помешают ни восторженный рев или хохот зрителей, ни дождь со снегом, ни пролетевший над головой дракон.
   Послушаем, что говорят об этом классики.

Когда сознание деятельно,
оно может принять
тень от лука за змею,
а камень в траве —
за лежащего тигра.
* * *
Для покоя и сосредоточенности
не нужны горы и воды.
Когда сознание умерло,
даже огонь приносит прохладу.
* * *
Пусть тело будет подобно
отпущенной с привязи лодке,
которая то плывет по течению,
то застревает в затонах.
Пусть сердце будет подобно
засохшему дереву,
которому не грозит, что его
будут резать или крыть лаком.
* * *
Если хочешь быть
безмятежным в минуты волнений,
прежде всего научись
быть собой в час покоя.

(Хун Цзычен. Вкус корней)
   После того, как вы в совершенстве освоите тонкое искусство пребывания «внутри себя», вам потребуется сделать еще один маленький шаг, чтобы парить, будто феникс над грешной землей. А именно – овладеть «слепой» техникой, то есть научиться проделывать комплексы любой сложности с закрытыми глазами. Тот, кто думает, что это пустое дело, пусть попытается выполнить так один-два поворота с какими-нибудь ударами и блокировками. Будет странно, если он при этом не потеряет равновесия. Исполнить что-то в быстром темпе с произвольными углами и направлениями действительно несложно, однако со снижением скорости трудности вырастают в геометрической прогрессии. В условиях полного отсутствия зрительных ориентиров в нашей бедной голове смерчем взметаются полчища фантомных ощущений и сигналов, способных напрочь лишить нас осознания низа, верха, азимутов и расстояний. Поэтому уверенная работа с закрытыми глазами является показателем того, что вам удалось достичь предела самодостаточности в гармонии Инь и Ян. Теперь никакие вихри сумасбродного мира не в состоянии выбить вас из колеи.
   Работа вслепую элементарна: тренируйтесь обычным порядком, но с закрытыми глазами. Главное требование – не хватать все сразу. Начните с базовых вещей и переходите к последующим, лишь в совершенстве отточив предыдущие. Применительно к оружейным техникам это справедливо десятикратно, так как любой посторонний предмет в руках есть попросту дополнительный фактор, требующий обуздания.
   Такая специфическая работа поглощает много времени и требует полной самоотдачи, упорства и спокойной, несуетливой обстановки. Одно дело – под счет инструктора раз за разом «долбить» блоки и удары, но совсем иное – пытаться уловить и закрепить некие эфемерные нюансы восприятия, которые проявляются вначале настолько смутно, что сразу и не скажешь, есть они или нет. К тому же успех напрямую зависит от личной принадлежности каждого к одной из двух категорий, на которые изначально разделен род людской: интроверты и экстраверты.
   Интровертам легко, поскольку они самой природой «завернуты» внутрь. Самосозерцание, медитация, размышление и отрешенность от окружающего мира – их стихия. Им не интересны двуногие соседи по планете Земля. Самодостаточным от рождения, этим счастливцам остается лишь огранить сей алмаз, придав чудесному дару некоторые специальные моменты – и вот перед нами невозмутимый герой, достойный служить самому Нефритовому императору.
   Экстраверты же пребывают в невыгодном положении, ибо люди данной породы распахнуты наружу, а бескрайний, суматошный окружающий мир во всем его многообразии и есть их космос. Какое тут созерцание, какая безмятежность? Тысячи событий, сотни бесед и дел уносят их, подобно горному потоку. Пять минут одиночества для них нестерпимы, попав на необитаемый остров, они через месяц сходят с ума, тогда как интроверт в подобной ситуации решит, что взят живьем в рай.
   Но терпение и труд все перетрут, и при наличии непоколебимого усердия даже выкрученный диск-жокей может стать завзятым пустынником. Вопрос лишь в упорстве и количестве затраченного времени.
* * *

Птица, которая долго томилась на земле,
непременно взлетит высоко.
Цветок, который распустился первым,
рано отцветет.

(Хун Цзычен. Вкус корней)
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация