А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "На берегу" (страница 19)

   Дрю вернулась, заперла дверь и привалилась к ней спиной.
   – Прости.
   – За что?
   – Я использовала тебя, чтобы выбраться из очень неприятной ситуации.
   – А для чего же тогда друзья? – Сет подошел к ней, взял за подбородок, посмотрел в глаза. – Не хочешь рассказать, почему она плакала, а ты выглядела такой несчастной?
   – Она хотела, чтобы я полетела с ней в Париж. Только и всего. – Дрю беспомощно махнула рукой. – Она все устроила, не спросив меня, а потом прикатила сюда, ожидая, что я запрыгаю от радости и побегу собирать чемодан.
   – Полагаю, кое-кто так и поступил бы.
   – Кое-кому не надо управлять бизнесом! – огрызнулась Дрю. – Кое-кто не бывал в Париже столько раз, что давно сбился со счета. А некоторые не любят, когда за них все решают, будто им все еще восемь лет.
   Видя, что Дрю дрожит от гнева, Сет принялся растирать ей руки.
   – Солнышко, я ведь не сказал, что ты должна была лететь, я сказал, что некоторые полетели бы. Она тебя очень расстроила?
   – Как почти всегда. И я знаю, что она делает это не нарочно. Она действительно думает, что старается ради меня. Они оба так думают, и это только все усугубляет. Она делает предположения, которые не должна делать, принимает за меня решения, на которые давно не имеет никакого права, а потом обижается, когда я отказываюсь плыть по течению.
   – Если это поднимет тебе настроение, то утром Кэм задал мне головомойку за то, что я исчез и не выполнил кое-какие свои обещания.
   – Он плакал?
   – Почти… Ладно, нет. – Сет с облегчением увидел ее расцветающую улыбку. – Но мы уже собирались поколотить друг друга, когда вмешался Фил.
   – Ну, я вряд ли смогла бы ударить маму. Ты помирился с братом?
   – Конечно. Мне надо бежать, подлизаться к Анне, но я хотел оставить тебе проект яхты. – Сет кивнул на большую папку, которую положил на прилавок.
   – О! – Дрю сжала пальцами виски. – Можно, я посмотрю позже? Сейчас мне надо закрыть магазин, а то я опоздаю на йогу.
   – Ах, да, йога! Нельзя пропускать. Наш договор в силе?
   – Ты хочешь вернуться вечером?
   – Я думал о тебе весь день. Мечтал снова быть с тобой.
   Его слова словно согрели ее.
   – Кажется, я тоже иногда вспоминала о тебе, хотя весь день была занята.
   – Я слышал. Билл заезжал на верфь. У Обри чуть сердечный приступ не случился от того леса роз.
   – Ей понравилось?
   – Она совсем размякла, хотя далеко не сентиментальна. А Билл еле держался на ногах. Видно, он здорово влюблен в нее, если приехал сюда, купил цветы и отвез ей, хотя такое впечатление, что он не спал неделю.
   – Он мне понравился. И его брат. Ты счастливчик, у тебя есть друзья детства.
   – А у тебя?
   – В общем нет. – Ей не хотелось развивать эту тему. – Между прочим, перед самым приходом Билла у меня была странная посетительница. – Рассказывая о визите Глории, Дрю заперла кассу, убрала дневную выручку. – Какая-то женщина заявила, что знает мою мать, но, как только она начала говорить, я поняла, что она врет. И даже не из ее слов, а из-за ее вида. Это не снобизм, просто логика.
   – И как же она выглядела?
   – Ожесточенно, дешево и совсем не так, как коллеги матери по благотворительному комитету. Она словно прощупывала, словно допрашивала меня. – Дрю пожала плечами. – Но так бывает, когда твоя семья влиятельна.
   У Сета все внутри заледенело.
   – Что она сказала? Что она сделала?
   – Ничего особенного. Думаю, она что-то вынюхивала, но вошел Билл, она купила гвоздики и ушла. Забавно, он сказал, что, кажется, откуда-то знает ее.
   Сета затошнило.
   – Она назвала свое имя?
   – Что? Да. – Дрю в последний раз окинула взглядом магазин, взяла сумочку и ключи. – Хэрроу. Гло Хэрроу. Мне правда пора.
   Сет схватил ее за руку, и Дрю изумленно замерла.
   – Сет, в чем дело?
   – Если она снова явится, сразу же позвони мне.
   – Зачем? Просто какая-то женщина, надеявшаяся выудить из меня немного денег или получить через меня доступ к деду-сенатору. Поверь, я справляюсь с этим сама всю свою жизнь.
   – Пообещай мне. Я не шучу. Если она снова явится, ты уйдешь в заднее помещение и позвонишь мне.
   Дрю хотела было сказать, что не нуждается в его защите, но голос его звучал так лихорадочно, так настойчиво, что она кивнула.
   – Хорошо. Я обещаю.

   14

   Сет еле дождался утра, когда Дрю ускользнула вниз, выполнять сегодняшние заказы. Он практически не сомкнул глаз. Он пытался прогнать мучительные мысли, но так и пролежал без сна всю ночь.
   Даже счастье от того, что Дрю спала, прижавшись к нему, было омрачено.
   Он должен был удостовериться.
   Хотя интуиция подсказывала ему, что Глория вторглась в еще одну часть его жизни, он рано утром стучался в квартиру братьев Миллеров. Он должен был удостовериться.
   Дэн открыл дверь, уже одетый для работы, с чашкой кофе в руке:
   – Э, привет! Что случилось? Считай, меня нет. Ранняя встреча.
   – Мне нужно поговорить с Биллом.
   – Желаю удачи. Он спит как убитый. Хочешь кофе? Думаю, Билл воскреснет к полудню, не раньше.
   – Я не могу ждать.
   – Слушай, Сет, парень здорово измотался. – Поскольку Сет уже пробирался через заваленную хламом гостиную, Дэн поплелся за ним. – Нет, это моя комната. – Поняв, что гостя не удержать, Дэн ткнул большим пальцем во вторую дверь. С табличкой:

   Две таблетки аспирина и спать, спать, спать.

   Сет не потрудился постучать, просто распахнул дверь. В падающем из гостиной свете он различил темную штору, туго натянутую на окно, и кровать, занимавшую почти всю комнату размером с гардеробную.
   Билл – в трусах-боксерах с персонажами из мультиков и в одном носке – лежал лицом вниз, раскинув руки, словно как упал на кровать, так с тех пор и не шевелился.
   И храпел.
   – Подожди, я принесу камеру, – пробормотал Дэн. – Послушай, Сет, ему впервые за две недели удалось проспать восемь часов подряд. Он хотел встретиться с Обри и не собирался вставать раньше двух. Он ввалился в дом практически без сознания.
   – Это важно.
   – Черт! Вряд ли мы поймем, что он скажет. – Дэн подошел к окну и безжалостно сдернул штору. Яркое солнце ворвалось в комнату. Билл не пошевелился. Сет наклонился, затряс Билла за плечо:
   – Просыпайся.
   – Ид-д-дикч-ч-черт-ту…
   – Говорил тебе… – Дэн подошел к кровати. – Смотри, как надо. – Он приблизил губы к уху Билла и заорал: – Синий код! Синий код! Доктор Миллер в третью смотровую. Срочно!
   – Что такое? – Билл рывком сел. – Где носилки? Где… – Его мозги начали проясняться, и он, моргая, уставился на Сета. – О, черт… – Билл уже валился обратно, когда Сет схватил его за руку.
   – Мы должны поговорить.
   – У тебя внутреннее кровотечение?
   – Нет.
   – Будет, если не уберешься отсюда. Я сплю. – Билл выхватил из-за спины подушку, прижал ее к лицу, заслоняясь от света. – Сначала годами не видишь парня, потом не можешь от него избавиться… Прочь! И захвати идиота, который когда-то был моим братом.
   – Ты заходил вчера в магазин Дрю?
   – Отстань…
   – Билл! – Сет отшвырнул подушку. – Женщина, которую ты там застал. Ты сказал, что вроде бы узнал ее.
   – Сейчас я не узнал бы родную мать. И вообще, кто ты такой, черт побери, и что делаешь в моей спальне? Я вызываю копов!
   – Вспомни, как она выглядела!
   – И ты уйдешь?
   – Да, пожалуйста.
   – Боже, дай подумать… – Зевая во весь рот, Билл почесал щеку. Втянул носом воздух. Еще раз втянул. – Кофе. – Его взгляд заметался, остановился на кружке Дэна. – Я хочу этот кофе.
   – Он мой, тупица!
   – Отдай мне проклятый кофе, или я доложу маме, что ты сказал, будто желтое платье ее полнит! Я тебе тогда не завидую.
   – Отдай ему чертов кофе! – рявкнул Сет.
   Дэн повиновался. Билл присосался к кружке. Глотнул. Странно, что не сунул голову в кружку и не стал лакать, подумал Сет.
   – Итак, повтори вопрос.
   Сет ткнул себя кулаком в бок, представил внутри свою ярость. Мысленно поймал ее и взял под контроль.
   – Женщина, которую ты видел в магазине Дрю.
   – Да, и что? – Билл снова зевнул, попытался сосредоточиться. – Что-то меня смутило. Одета как уличная шлюха в Балтиморе. Хотя я в них не разбираюсь, – добавил он с ангельской улыбкой. – Крашеная блондинка. Костлявая. Папа сказал бы, потеряла товарный вид. Предварительный диагноз – злоупотребление алкоголем и определенными лекарствами. Судя по оттенку кожи, больная печень.
   – Возраст? – процедил Сет.
   – Ближе к пятидесяти, но потасканная. Может, моложе. Хриплое дыхание курильщика. Если завещает тело науке, ничего интересного не узнаем.
   – Да. – Сет тяжело опустился на край кровати.
   – Как я и сказал Дрю, она показалась мне знакомой, но ума не приложу, откуда. Может, просто распространенный типаж. Озлобленная, нервная, ну, не знаю, хищная. Что? Она вернулась и набросилась на Дрю? Я должен был остаться?.. – Вдруг у Билла отвисла челюсть. – О, боже праведный. Глория Делотер…
   Сет прижал ладони ко лбу.
   – Будь я проклят!
   – Стоп-стоп! – Дэн поднял руки. – Глория Делотер была в цветочном магазине Дрю? Вчера? Быть этого не может! Она исчезла. Исчезла давным-давно.
   – Это была она, – уверенно сказал Билл. – Я сначала не вспомнил. Мы же видели ее только один раз, Дэн, но впечатление осталось неизгладимое. Она орала, хотела затащить Сета в машину. Сибил сшибла ее на тротуар. Глупыш рычал, как будто хотел отхватить от нее кусок. Да, она изменилась, но не так уж сильно.
   – Да. – Сет уронил руки. – Не так уж сильно.
   – Какого черта она здесь делает? – спросил Билл. – Ты вырос. Она не может украсть тебя, чтобы шантажировать твоих братьев, требовать выкуп и все такое. Она не может искать слюнявого воссоединения мамочки с сыночком. Тогда чего же она хочет?
   – До Билла медленно доходит, – заметил Дэн, – особенно, когда речь идет о темной стороне мира. Она хочет денег, так, Сет? Наш парень теперь успешный художник, поднимается по сверкающей лестнице славы и богатства. В какой бы дыре Глория ни скрывалась, она наверняка прослышала об этом. И явилась урвать кусок.
   – Почти так.
   – И все равно не понимаю. – Билл пригладил пятерней волосы. – Ты не должен ей ни цента. У нее ничего на тебя нет.
   – Я платил ей все эти годы.
   – Проклятье!
   – Она просто выскакивала, как черт из табакерки, и я давал ей деньги, чтобы избавиться от нее. Глупо, но я не знал, как еще отвадить ее от моей семьи. Братья поднимали бизнес с нуля, потом пошли дети. Я не хотел, чтобы она лезла к ним.
   – Они не знают? – спросил Билл.
   – Не знают. Я никогда никому не говорил. – Он держал это под замком в самом дальнем углу памяти, чтобы не пачкать свою новую жизнь. – Несколько месяцев назад она нашла меня в Риме. Тогда я понял, что бессмысленно скрываться в трех тысячах миль от дома, и решил вернуться. Она нашла меня снова примерно неделю назад. Обычно она держится дольше, исчезает на год-два. Я думал, что купил немного времени, но в магазин Дрю она явилась не за цветами.
   – Чем мы можем тебе помочь? – спросил Дэн.
   – Ничем. Просто помалкивайте. Я сам все улажу. Подожду. Посмотрю, что еще она выкинет.

   Однако Сет не мог сидеть сложа руки. В поисках Глории он часами колесил по отелям, мотелям, пансионам «Ночлег и завтрак», не представляя, что сделает, если найдет ее.
   Вначале его слепила ярость. У него не было никакого плана. Он думал только о том, что необходимо найти ее и прогнать как можно дальше любыми средствами. Безуспешные поиски несколько остудили его пыл. Он стал рассуждать, как Глория. Хладнокровно.
   Если Глория поняла, что Дрю ему небезразлична, девушка станет ее инструментом, орудием, жертвой. Очень возможно, что всем этим одновременно. Если и когда он найдет Глорию, надо постараться обрисовать отношения с Дрю как случайные, ничего для него не значащие. Пусть Глория думает, что он просто использует Дрю. Использование кого-то в своих личных целях – только это она и понимает, даже уважает. Пока она полагает, что ему нужны лишь секс и место для студии, Дрю в безопасности. Он сможет спасти от грязной шантажистки хотя бы одного дорогого ему человека.
   След Глории нашелся только в сорока милях от Сент-Кристофера. Мотель щеголял бассейном, кабельным телевидением и семейными номерами. Портье была такой юной и дерзкой, что Сет понял: для нее это лишь временная, летняя подработка.
   Он облокотился о стойку, излучая дружелюбие.
   – Привет. Как дела?
   – Отлично, спасибо. Вам нужен номер?
   – Нет. Я ищу знакомую. Глорию Делотер.
   – Делотер. Минуточку. – Девушка застучала по клавишам компьютера, от усердия прикусив язык. – Вы не могли бы повторить фамилию по буквам?
   – Конечно.
   Девушка снова застучала по клавишам.
   – Простите. Никакой Делотер.
   – Хм. Она также могла зарегистрироваться, как Хэрроу. Эту фамилию она использует для бизнеса.
   – Глория Хэрроу? – Девушка вернулась к компьютеру. – К сожалению, мисс Хэрроу выехала.
   – Выехала? – Сет выпрямился, постарался скрыть разочарование. – Когда?
   – Сегодня утром. Я сама с ней рассчитывалась.
   – Странно. Блондинка? Худая? Примерно такого роста? – Он поднял руку.
   – Да, верно.
   – Понятно. Должно быть, я перепутал даты. Спасибо. – Сет направился к выходу, небрежно обернулся. – Она не упоминала, что едет в Сент-Кристофер?
   – Нет. Кажется, она поехала в другую сторону. Боже, надеюсь, все в порядке?
   – Просто недоразумение, – сказал Сет с некоторым облегчением. – Благодарю вас за помощь.
* * *
   Сет попытался уверить себя, что Глория на время оставила его в покое. Взяла десять тысяч и уехала. Конечно, тревожила ее встреча с Дрю, но, может, Глория решила, что серьезными отношениями здесь не пахнет и выгоды не извлечь.
   Правда, Сет и сам не понимал до конца, как относится к Дрю.
   Она сдержанна, не выставляет напоказ своих чувств. Трудно понять, что творится в ее душе. Может, эта сдержанность и составляет часть ее очарования?
   Наверное, в начале его это и привлекло, но интерес и влечение переросли в нечто более сильное. Теперь он хотел большего.
   Рисуя людей, он начинал лучше в них разбираться, но Дрю явно не горела желанием снова позировать ему, особенно так, как он хотел. И все же воскресным утром он подготовил студию к сеансу, словно Дрю охотно согласилась.
   – Почему бы тебе просто не взять деньги за картину?
   – Мне не нужны деньги.
   Сет расстелил на кровати простыни, одолженные у Фила после рейда по бельевым полкам.
   Материал был мягким, легко драпировался, а его цвет, бледно-бледно-розовый, идеально контрастировал с ярко-красными лепестками роз и изысканной белизной кожи Дрю. Сет хотел передать игру оттенков и настроений – теплых, знойных, прохладных – все, что он видел в девушке.
   – Разве смысл твоей работы не в деньгах? – Дрю крепко сжимала ворот халата, бросая тревожные взгляды на кровать.
   – Я рисую не ради денег. Это побочный продукт, и им занимается мой агент.
   – Я не натурщица.
   – Мне не нужна натурщица. – Сет двигал кровать, драпировал простыни, пока не добился желаемого результата. – С профессионалами можно сделать потрясающий эскиз, но обычные люди дают мне гораздо больше. Кроме того, для этой картины не подойдет никто, кроме тебя.
   – Почему?
   – Потому что это ты.
   Дрю со свистом выдохнула воздух, когда Сет раскрыл первый пакет с лепестками.
   – И что это значит?
   – Я тебя понимаю. – Он рассыпал лепестки на простынях, на первый взгляд беспорядочно. – Просто расслабься и доверься мне.
   – Я не могу расслабиться, лежа голой на кровати, усыпанной розовыми лепестками, да еще когда ты на меня таращишься.
   – Прекрасно можешь. – Сет подсыпал лепестков, отступил и задумчиво уставился на кровать.
   – Мы катались по этой кровати всего несколько часов назад.
   – Вот именно. – Сет взглянул на нее, улыбнулся. – Думай об этом, когда я буду рисовать.
   – О, так ты занимался со мной сексом, чтобы добиться от меня нужного настроения?
   – Нет. Я занимался с тобой сексом, потому что, похоже, не могу насытиться тобой. А настроение – полезный побочный эффект.
   – Позволь объяснить тебе, куда ты можешь засунуть свой полезный побочный эффект.
   Сет рассмеялся, схватил ее, не дав ускользнуть в ванную комнату.
   – Я от тебя без ума.
   – Прекрати.
   Сет щипнул губами мочку ее уха. Дрю зашипела:
   – Сет, прекрати, я не шучу!
   – Я совсем свихнулся. Ты такая красивая. Не стесняйся.
   – Не льсти и не подлизывайся. Все равно не заставишь меня оголиться.
   – Лесть. Какое жесткое слово! Может, стоит воззвать к твоему восхищению живописью? Ну, рискни. – Сет легко коснулся губами ее губ. – Дай мне всего один час. Если тебе все еще будет неловко, мы придумаем что-нибудь другое. Человеческое тело естественно.
   – Как и простое нижнее белье.
   – Согласен, особенно на тебе.
   Конечно, ему удалось ее рассмешить.
   – Один час? – Дрю слегка отстранилась. – И та картина моя?
   – Договорились. Музыка годится или включить что-нибудь для стриптиза?
   – Очень смешно.
   – Тогда давай просто снимем это. – Сет развязал пояс, нежно стянул халат с ее плеч. – Я люблю смотреть на тебя. Я люблю твое тело, – тихо приговаривал он, ведя ее к кровати. – Я люблю сияние твоей кожи. Я хочу показать тебе, какой вижу тебя…
   – Как, по-твоему, соблазнение может способствовать моей релаксации?
   – Приляг. Не думай пока ни о чем. Повернись на бок лицом ко мне. Руку держи вот так. – Сет поднял ее руку, согнул в локте и прикрыл груди.
   Дрю изо всех сил пыталась игнорировать искры, вспыхивавшие на ее коже вслед за его прикосновениями.
   – Меня как будто… выставили напоказ.
   – Раскрыли, – поправил Сет. – Это разные вещи. Подними колено. Эту руку согни и опусти. Ладонью вверх, открытой ладонью. Хорошо. Удобно?
   – Поверить не могу, что делаю все это. Это не я.
   – Ты, ты. – Сет запустил руку в пакет и осыпал Дрю лепестками – ее раскрытую ладонь, ее волосы, холмики грудей, руку, бедро, ногу. – Постарайся не стряхнуть их. – Он отступил, окинул ее таким взглядом, что она вспыхнула.
   – Сет!
   – Просто старайся двигаться поменьше. Сейчас мне нужно твое тело. Голова и лицо после. Разговаривай со мной. – Он отошел за мольберт.
   – О чем? О том, как глупо я себя чувствую?
   – Как насчет вечерней парусной прогулки? Сначала поужинаем у Анны, а потом выйдем в залив.
   – Я не могу думать об ужине и уж точно не хочу думать о жене твоего брата, пока… Чужие люди увидят это, увидят меня… Голой!
   – Люди увидят портрет изумительно красивой женщины.
   – И мама! – в ужасе прошептала Дрю.
   – Кстати, как она? Вернулась к отцу?
   – Да, насколько я знаю. Они улетели в Париж и дружно дуются на меня.
   – Трудно всегда всем угождать. – Сет набросал на холсте изгиб ее плеча, стебель ее шеи, изящные линии торса. – Когда в последний раз ты была в Париже?
   – Года три назад. На свадьбе тети. Теперь она живет в пригороде, но сохранила городскую квартиру.
   Отвлекая Дрю разговорами о Париже, Сет с удовлетворением отметил, как напряжение покидает ее тело. Он хотел передать мерцание света, контраст красных лепестков и молочно-белой кожи, света и глубоких теней в мягких складках нежной ткани, изящество раскрытой ладони и силу длинных ног.
   Дрю чуть повернулась, но Сет не стал корректировать ее позу. Разговоры почти не отвлекали его от главного: от создания ее живописного образа.
   Снова появилась его королева фей, только очнувшаяся ото сна.
   Дрю забыла о позе, о скромности. Наблюдение за его работой вызывало у нее приятное возбуждение, восторг. Понимает ли Сет, как погружается в себя, как меняются его глаза, контрастируя с непринужденным потоком слов?
   Должен понимать. Конечно же, должен. Он не может не сознавать увлеченность и сосредоточенность как часть мастерства; сексуальность, красоту и силу, увлекающие модель в его прекрасный мир и заставляющие чувствовать себя красивой и всесильной.
   Дрю забыла об установленном ею лимите времени. Какими бы ни были фантазии Сета, она стала их неотъемлемой частью и не смела разрушить чары.
   Неужели модель всегда влюбляется в художника? Неужели совершенно естественно чувствовать эту безумную близость и одурманивающую жажду?
   Как случилось, что Сет стал первым, единственным мужчиной, которому она хотела отдавать все, что бы он ни попросил? И как страшно вдруг понять, что любовь – это абсолютная самоотдача.
   Что останется ей самой, если она уступит любви?
   Дрю передернулась под словно впитывающим ее взглядом Сета.
   – Ты замерзла? – нетерпеливо спросил он и, словно щелкнув выключателем, сказал уже спокойнее: – Прости, ты замерзла?
   – Нет. Да. Ну, чуть-чуть. И немножко одеревенела.
   Сет нахмурился, опустил взгляд на запястье, обнаружил, что снова забыл надеть часы.
   – Думаю, час прошел.
   – По меньшей мере. – Дрю выдавила улыбку.
   – Тебе необходим отдых. Хочешь воды? Сока? Я купил сок.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация