А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "На берегу" (страница 18)

   13

   Когда пончики были съедены, Сет уселся на корточках в углу и стал совершенствовать эскиз шлюпа Дрю, начатый Этаном.
   В то же время Дрю вышла на набережную, чтобы оборвать увядшие цветки вербены и гелиотропа, украшавшие фасад ее магазина.
   Ночной шторм рассеял духоту и влажность, оставив утренний воздух свежим и прозрачным. По ярко-синим волнам залива, еще не совсем успокоившегося после бурной ночи, сновали суда, парусные и моторки, рыболовные и прогулочные. Никто не хотел терять время в такой чудесный день.
   Через пару месяцев и я смогу провести чудесное утро на собственной лодке, управляясь с такелажем, отмывая палубу, начищая медные детали, думала Дрю. Своя лодка – не просто возможность в любой момент выйти в море, поднять паруса и отдаться на волю ветра; придется вкладывать время, деньги и труд, но и это удовольствие.
   Трудности ее не пугают. Как чудесно реализовывать свои способности, гордиться своими достижениями. Ей безумно нравится деловая сторона ее бизнеса; бухгалтерские книги, заказы, расчеты прибыли ей не в тягость, они удовлетворяют ее любовь к порядку. А сама природа ее дела отвечает любви к красоте ради самой красоты.
   Шлюп будет ее личной наградой за воплощение в жизнь мечты.
   И Сет… Еще не совсем ясно, кем стал для нее Сет. Она провела с ним чудесный вечер. Но отношения с ним никогда не будут безоблачным плаванием; они, как и собственный шлюп, потребуют больших вложений.
   А что, если попутный ветер сменится на встречный? А если они попадут в сильный шторм или их выбросит на мель, или просто – как случается со многими – из их отношений потихоньку исчезнет радость?
   Так какой же вывод? Надо просто наслаждаться моментом и не думать о возможных проблемах.
   Сет интригует, волнует и развлекает. Он разбудил в ней чувства, которые, приходится признать, не удалось расшевелить даже мужчине, за которого она чуть не выскочила замуж.
   В Сете ее притягивает уверенность в себе, честность, непринужденность. И она очарована бушующими в нем страстями, скрытыми под непринужденностью. Сет – самый неотразимый мужчина из всех, кто встречался в ее жизни, и он сделал ее счастливой.
   Они пока только любовники, а она уже ждет неприятностей? Если не смотришь в будущее, напомнила себе Дрю, вляпываешься в неприятности и тонешь в проблемах.
   Дрю отнесла ножницы в заднее помещение, положила их на место, на полку. Как же ей хотелось поговорить с кем-нибудь, с женщиной, о своих восторгах и тревогах. Как ей хотелось посидеть с подругой и выболтать все, что она чувствует…
   Как колотится сердце, когда Сет улыбается ей. Как закипает кровь от его прикосновений. Как страшно и как чудесно быть с мужчиной, который любит и принимает тебя такой, какая ты есть.
   Ей хотелось рассказать кому-нибудь, что она начинает влюбляться.
   Ни одна из ее прежних знакомых не поняла бы ее. Не поняла бы так, как ей необходимо. Заинтересовались бы, даже поддержали, но вряд ли она смогла бы рассказать любой из них, как Сет покусывал ее шею, и слушать их завистливые стоны и вздохи.
   А ей хотелось именно этого.
   Дрю не могла позвонить матери и сказать, что пережила самый потрясающий в своей жизни секс с мужчиной, в которого явно влюбляется. Им обеим стало бы неловко. И хотя интуиция подсказывает, что Обри не будет шокирована и отреагирует именно так, как нужно, родственные узы новой подруги и Сета полностью исключают подобный разговор.
   Итак, придется действовать на свой страх и риск, к чему она и стремилась с самого начала, не так ли? Конечно, сейчас все изменилось, ей есть чем поделиться, но когда земля словно уходит из-под ног, ухватиться не за кого.
   И это все моих рук дело, признала Дрю. Остается или жить с этим, или начинать перемены. Откровенность, открытость – это гораздо больше, чем любовная связь. Это больше, чем новые дружеские отношения.
   Это труд. Значит, будем трудиться.
   Звон колокольчика объявил о первом покупателе. Дрю расправила плечи. Один раз она уже доказала, что может изменить свою жизнь. Докажет еще раз.
   Радушно улыбаясь, Дрю вышла из кладов-ки – образцовая, вежливая хозяйка цветочного магазина.
   – Доброе утро. Чем я могу вам помочь?
   – О, пока не знаю. Я просто осматриваюсь.
   – Не спешите. Прекрасный день, не правда ли? – Дрю подошла к парадной двери, закрепила ее в открытом положении. – Слишком прекрасный, чтобы сидеть в помещении. Вы приехали в Сент-Крис ненадолго?
   – Верно, – согласилась посетительница. – Приятный короткий отпуск.
   – Вы идеально выбрали время. – От слишком пристального взгляда этой женщины Дрю стало не по себе, но она постаралась отбросить неприятное ощущение. – Вы приехали с родными?
   – Нет, одна. – Незнакомка щелкнула пальцами над цветочной композицией. – Иногда девушке просто необходимо отдохнуть в одиночестве. Вы понимаете?
   – Да, конечно. – Дрю подумала, что женщина не похожа на человека, привыкшего тратить время и деньги на цветы. Ожесточенная, раздраженная и… дешевка. Слишком обтягивающие и слишком короткие шорты, куцый топ, открывающий живот. И еще вместе с крепким запахом цветочных духов Дрю уловила запах виски. Уж не грабить ли ее собираются?
   Дрю отмахнулась от глупой мысли. Никто не грабит цветочные магазины, и, уж конечно, не в Сент-Крисе. А если женщина вооружена, то чем-то совсем крохотным. Другого оружия в этом наряде не спрячешь.
   И судить человека по одежде – не лучший способ начинать новую, личную фазу отношений с клиентами.
   – Если вы хотите освежить гостиничный номер, могу посоветовать гвоздики. На этой неделе на них специальная цена. Они очень ароматны, и за ними легко ухаживать.
   – Возможный вариант. Знаете, мне знакомо ваше лицо, и говорите вы не как местная. Может, мы встречались раньше? Вы часто бываете в Вашингтоне?
   Дрю совсем расслабилась.
   – Я там выросла.
   – Точно. Как только я вас увидела, то подумала… Минуточку! Вы дочь Кэтрин! Прусилла… нет, нет, Друзилла!
   Дрю попыталась представить эту худую, плохо одетую, воняющую дешевыми духами и виски женщину среди хотя бы случайных знакомых своей матери… и обозвала себя снобом.
   – Да, вы правы.
   – Ну, будь я проклята! – Дама подбоченилась и расплылась в широкой, дружелюбной улыбке. Не зря она провела личное расследование. – Что вы делаете в этой дыре, черт побери?
   – Я здесь живу. Так вы знакомы с моей матерью?
   – Конечно, конечно! Я работала с Кэти в нескольких комитетах. Давненько с ней не виделась. Года три-четыре. В последний раз, кажется, это был сбор денег на борьбу с безграмотностью. Ужин в Шореме.
   Подробное описание этого события она нашла в Интернете, в архивах «Вашингтон Пост», так что ошибиться не боялась.
   – Как поживает Кэти? Как ваш отец?
   Нет, подумала Дрю, я не сноб. Я просто разбираюсь в людях.
   – Хорошо, спасибо, – спокойно ответила она. – Простите, я не знаю вашего имени.
   – Гло. Гло Хэрроу. – Глория воспользовалась девичьей фамилией матери. – Как же тесен мир, не правда ли? Кажется, когда я в последний раз общалась с Кэт, вы были помолвлены. Она была на седьмом небе от счастья. Похоже, не сработало.
   – Да.
   – Ну, мужики как автобусы: всегда приходит следующий. Знаете, моя мама дружит с вашим дедушкой. – Почти правда, хотя слово «знакома» было бы более точным. – Все еще сенатор. Отличное занятие.
   – Он чудесный человек, – холодно сказала Дрю.
   – Всегда им восхищалась. В таком возрасте и такая активность! Ну, с семейными деньжищами он мог бы и дня не работать, тем более заниматься политикой. Нелегкое дело даже для молодого человека, столько грязи в наше время!
   – Грязи всегда хватало. В моей семье никогда не связывали финансовое благополучие с бездельем.
   – Как я и говорила, я этим восхищаюсь.
   В магазин вошел молодой мужчина, и Дрю, подавив раздражение, повернулась к нему.
   – Доброе утро.
   – Привет. Не обращайте на меня внимания. Я не спешу.
   – Не хотите еще оглядеться, мисс Хэрроу? – Она снова повернулась к Глории.
   – Нет. – И так убита куча времени. – Почему бы и не взять дюжину этих… по специальной цене?
   – Гвоздики. – Дрю указала на вазу с образцами всех имеющихся расцветок. – Вы выберете цвет или набрать разных?
   – Разных.
   Глория прочитала ценник под вазой, прикинула, что наведение мостов обойдется ей совсем не дорого, вынула деньги и положила их на прилавок.
   Контакт установлен, пора сматываться. Глории не понравилось, что новый покупатель притворяется, будто не смотрит на нее, а на самом деле внимательно наблюдает за ней.
   – Надеюсь, они доставят вам удовольствие.
   – Я уже довольна. Будете разговаривать с мамой, передайте мои наилучшие пожелания, – добавила Глория на прощание.
   – Обязательно. – Дрю повернулась к мужчине и, видимо, не сумела скрыть своего раздражения, потому что он осведомился:
   – Неприятности?
   – Нет, что вы! – Дрю быстренько взяла себя в руки. – Чем я могу вам помочь?
   – Во-первых, я Билл. Билл Миллер. – Он протянул руку.
   – А, вы друг Обри! – Серьезный и милый. Обри охарактеризовала его очень точно, решила Дрю, пожимая его руку. – Приятно познакомиться.
   – Взаимно. Я только-только со смены. Хочу заглянуть к Об, может, увижусь с Сетом. А потом домой и спать, спать, спать хоть несколько часов. Цветы, которые Сет подарил Обри, произвели фурор. Не хочу ему уступать. Чем вы могли бы поразить ее и заставить забыть о моих двойных сменах?
   – Ваш бюджет?
   – Только что получил зарплату. – Билл похлопал себя по заднему карману. – Безразмерный.
   – В таком случае ждите здесь. – Нет, неприятная покупательница не должна помешать благим намерениям. – А лучше идемте со мной. Если вам понравится моя задумка, сможете присесть и отдохнуть несколько минут, пока я соберу букет.
   – Я так плохо выгляжу?
   – Вы выглядите измученным. – Они вошли в кладовку, и Дрю направилась к холодильнику. – Не стесняйтесь. Садитесь… Свежие. Привезли сегодня утром. – Дрю вытащила нежно-розовую розу на длинном стебле и протянула Биллу. – Дюжина таких красавиц точно ошеломит Обри.
   Билл понюхал цветок.
   – Какой аромат! Может, взять пару дюжин? За последние десять дней мне пришлось отменить два свидания.
   – От двух дюжин она впадет в кому.
   – Отлично! Можете положить их в красивую коробку?
   – Конечно. – Дрю прошла к прилавку. – Вы с братом становитесь моими лучшими покупателями. Примерно неделю назад он купил желтые розы.
   – Дэн делал предложение своей девушке.
   – Да, я знаю. Он словно парил в облаках. Вы с братом и Сет – давние друзья?
   – С детства. Поверить не могу, что он вернулся месяц назад, а я так с ним и не пересекся. Дэн говорит, что Сет разрывается между своей работой, верфью и вами… Упс! – Билл криво улыбнулся, потер глаза. – Простите. От усталости я тупею, и язык развязывается…
   – Все в порядке. Вряд ли секрет, что мы с Сетом… – И что же они? – Встречаемся.
   Билл с трудом подавил зевок.
   – Ну, если удастся согласовать рабочие графики, может, встретимся где-нибудь вшестером?
   – С удовольствием. – Дрю положила розы и гипсофилы в выложенную папиросной бумагой коробку. – С огромным удовольствием.
   – Отлично. Позвольте задать вам вопрос: та женщина, что была здесь, она не оскорбляла вас?
   – Почему вы спрашиваете?
   – Ну, не знаю. Просто неприятное чувство. Что-то в ней такое… Мне кажется, я ее откуда-то знаю. Вспомнить не могу, но что-то мне не нравится. Вы понимаете, о чем я?
   – Понимаю. – Дрю посмотрела на него. Он – друг Обри и Сета. Новая, более открытая Дрю тоже увидела бы в нем друга. – Она заявила, что знакома с моей матерью, но это не так. – Никто, абсолютно никто не называл ее мать Кэти. Кэтрин, редко Кейт, но никогда Кэти, никогда Кэт. – Не знаю, чего она добивалась, но рада, что вы зашли именно в тот момент.
   – Если хотите, я послоняюсь здесь. На случай, если она вернется.
   – Нет, спасибо. Она меня не тревожит.
   – Вы назвали ее Хэрроу? – Билл покачал головой. – Никаких ассоциаций. И все же что-то знакомое. Когда вспомню, дам вам знать.
* * *
   Не надо было звонить матери. Дрю сразу поняла, что совершила ошибку, но она никак не могла выбросить из головы утреннюю посетительницу. Проверить ее историю можно было, лишь спросив мать.
   Мама небрежно сообщила, что не знает никакой Гло Хэрроу, хотя действительно знакома с Лорой Хэрроу и Барбарой, в девичестве Хэрроу. Единственная радость – мама была в хорошем настроении и сообщила, что помирилась с папой.
   На данный момент, по меньшей мере.
   Однако вскоре разговор покатился по накатанной колее. Почему Дрю не приехала домой на выходные, а еще лучше на все лето? Почему они не могут провести несколько дней в фамильном поместье в Норт-Хэмптоне? Объяснения отвергались, оправдания игнорировались, и, когда разговор наконец закончился, Дрю не сомневалась, что мама так же раздражена и несчастна, как она сама.
   Не стоит будить лихо, пока оно тихо.
   Однако народная мудрость запоздала, поняла Дрю, когда за десять минут до закрытия в магазин вошла мать.
   – Дорогая моя! – Кэтрин бросилась к прилавку, раскинув руки, и крепко-крепко обняла дочь. – Я так рада видеть тебя! Так счастлива!
   – Мама! – Дрю похлопала Кэтрин по спине, ненавидя себя за желание высвободиться. – Что ты здесь делаешь?
   – Как только ты положила трубку, я поняла, что просто должна тебя увидеть. Я скучаю по своей девочке. Дай-ка взгляну на тебя. – Кэтрин отстранилась, погладила волосы Дрю. – Когда ты их снова отрастишь? У тебя такие прекрасные волосы, а ты обкорнала их под мальчишку. Какая ты худая! И все худеешь.
   – Я не худею.
   – Я боюсь, что ты плохо питаешься. Если бы ты наняла прислугу…
   – Мама, мне не нужна прислуга. Я очень хорошо питаюсь. С нашей последней встречи в прошлом месяце я не потеряла ни унции. Ты отлично выглядишь.
   Правда и только правда. Безупречного покроя розовый пиджак, перламутрово-серые брюки, идеально драпирующие идеальную фигуру – результат скрупулезной диеты и физических упражнений.
   Кэтрин небрежно махнула рукой.
   – О, в последние дни я чувствую себя старухой.
   Дрю смягчилась.
   – Вовсе нет. Просто у тебя очень острое зрение и слишком много зеркал.
   – Ты такая милая.
   – Ты приехала одна?
   – Меня привез Генри. – Генри был ее шофером. – Я велела ему погулять полчасика. Действительно очаровательный городок. Для непродолжительного отдыха.
   Дрю никак не выказала раздражения.
   – Да. Мы, живущие и работающие здесь, очень благодарны туристам за то, что он нравится им так же, как и нам.
   – Но чем здесь можно заняться?.. О, не сердись. Не сердись. – Кэтрин снова махнула рукой и подошла к витрине. – Так далеко от большого города! От всего, к чему ты привыкла! Дорогая, ты могла бы жить, где угодно. Хотя, видит бог, я сошла бы с ума, если бы ты уехала еще дальше. Однако у меня сердце разрывается, когда я вижу, как ты себя хоронишь здесь.
   – Я не хороню себя. И Сент-Кристофер – не конец света. Если я захочу развлечений большого города, то доеду за час.
   – Я говорю не о географии, Дрю, а о культурной и общественной жизни. Здесь очень живописно, но ты отказалась от своей жизни, от родных, от друзей. Боже мой, дорогая, когда в последний раз ты ходила на свидание с подходящим мужчиной?
   – Вообще-то прошлым вечером.
   – Неужели?! – Кэтрин выгнула брови точно так же, как Дрю. – И что вы делали?
   Дрю даже не потрудилась прикусить язык.
   – У нас были пицца и секс.
   Шокированная Кэтрин широко раскрыла рот.
   – Боже, Друзилла!
   – Но не в этом дело. Меня не устраивала моя жизнь, и я ее изменила. Теперь я довольна. И хотела бы, чтобы ты могла радоваться за меня.
   – Это все Иона. Его вина. Я бы его удушила своими руками!
   – Нет. Он лишь капля в море. И я не хочу обсуждать это в сотый раз. Мне жаль, что мы не понимаем друг друга.
   – Я просто хочу для тебя самого лучшего. Ты – вся моя жизнь.
   У Дрю застучало в висках.
   – Я не хочу быть всей твоей жизнью. Я не должна быть всей твоей жизнью. Папа…
   – Ну, конечно, твой отец! Бог знает почему, но мы инвестировали друг в друга двадцать восемь лет жизни.
   – Ты называешь свой брак инвестицией?
   – Почему мы вообще об этом говорим? Я приехала вовсе не за этим.
   – Ты любишь папу?
   Мать взмахнула ресницами.
   – Конечно, люблю! Что за вопрос? И несмотря на все разногласия, мы едины в одном: ты – самое бесценное в нашей жизни. А сейчас… – Кэтрин наклонилась и поцеловала Дрю в обе щеки. – У меня для тебя чудесный сюрприз. – Она схватила Дрю за руку. – Мы немедленно едем к тебе домой. Возьмешь паспорт и самое необходимое. Много тебе не понадобится. Позаботимся о твоем гардеробе там.
   – Где там?
   – В Париже. Я все организовала. Меня осенило после нашего утреннего разговора. Я позвонила твоему отцу, и он присоединится к нам дня через два. В аэропорту нас ждет самолет. Поживем в квартире тети Мишель, побегаем по магазинам… о, и устроим вечеринку! А потом поедем на машине на юг и проведем недельку на вилле. Подальше от жары и толпы.
   – Мама…
   – А потом удерем и устроим девичник. Мы теперь никогда не бываем вдвоем. Я знаю отличный курорт недалеко от…
   – Мама, я не могу полететь с тобой.
   – О, не будь дурочкой. Все предусмотрено. Тебе не придется ни о чем беспокоиться.
   – Я не могу. У меня бизнес.
   – Полно, Дрю! Безусловно, ты можешь закрыть магазин на несколько недель или найти себе замену. Нельзя же допустить, чтобы твое хобби лишало тебя радостей жизни!
   – Это не хобби. И ничего оно меня не лишает. Я не могу беспечно закрыть магазин, чтобы пошататься по Франции.
   – Не хочешь.
   – Хорошо, не хочу.
   Глаза Кэтрин налились слезами.
   – Неужели ты не понимаешь, что я просто должна сделать это для тебя? Ты – мой ребенок, мой дорогой ребенок! Я схожу с ума, думая, как ты здесь совсем одна!
   – Я не одна. Мне почти двадцать семь лет. Я должна сама строить свою жизнь. А вы с папой должны строить свою. Пожалуйста, не плачь!
   – Не пойму, что я сделала неправильно. – Кэтрин вытащила из сумочки бумажный платок. – Почему ты не хочешь уделить мне хоть капельку своего времени? Я чувствую себя брошенной!
   – Я тебя не бросала. Пожалуйста… – Звякнул колокольчик. Дрю посмотрела на дверь и вздохнула с облегчением: – Сет!
   – Решил заглянуть, пока ты не… – Он умолк, заметив женщину, сопящую в салфетку. – Простите. Я… Я зайду попозже.
   – Нет-нет! – Дрю с трудом удержалась, чтобы не подскочить к двери и не отрезать ему путь к бегству. Она знала, что ничто не осушит слезы ее матери быстрее официального знакомства. – Я рада, что ты зашел. Я хочу представить тебя своей маме. Сет Куин. Кэтрин Уитком-Бэнкс.
   – Приятно познакомиться.
   – Взаимно. – Кэтрин улыбнулась сквозь слезы и протянула руку. – Вы должны меня простить. Я так скучала по дочери, что стала слишком сентиментальной. – Она промокнула слезы салфеткой, и взгляд ее стал более осмысленным. – Сет Куин… Художник?
   – Да! – радостно подтвердила Дрю. – Помнишь, мама, как мы восхищались его картинами?
   – Конечно. Прекрасные картины. В прошлом году мой брат и его жена были в Риме и просто влюбились в вашу «Испанскую лестницу». Я очень завидовала их находке. Вы выросли здесь, не так ли?
   – Да, мадам. Моя семья живет здесь.
   – Так важно помнить о семье. – Кэтрин жалобно покосилась на дочь. – Вы надолго приехали?
   – Я здесь живу.
   – О, я думала, что вы живете в Европе.
   – Я был в Европе некоторое время. Живу я здесь. Это мой дом.
   – Понимаю. Вы планируете выставки в Вашингтоне или Балтиморе?
   – Со временем.
   – Обязательно известите меня. Я с удовольствием посмотрю ваши новые работы. И с удовольствием поужинаю с вами в любое удобное для вас время. У вас есть визитка? Я пришлю вам приглашение.
   – Визитка? – Сет ослепительно улыбнулся. Просто не удержался. – Нет, извините. Но вы можете сообщить Дрю. Она знает, как меня найти.
   – Понимаю. Мы сделаем это очень скоро.
   – Мама улетает в Париж, – сообщила Дрю Сету и, повернувшись к матери, слегка подтолкнула ее к двери. – Когда ты вернешься, мы обязательно встретимся.
   – Bon voyage. – Сет поднял руку в прощальном жесте.
   – Спасибо, но я не уверена, что…
   – Мама, лети в Париж. – Дрю крепко поцеловала ее в щеку. – Развлекись. Проведи чудесные романтичные дни с папой. Накупи нарядов от Шанель. Пришли мне открытку.
   – Не знаю. Я подумаю. Была рада познакомиться с вами, Сет. Надеюсь, мы скоро увидимся снова.
   – Жду с нетерпением. Счастливого пути.
   Постукивая пальцами по бедрам, Сет ждал, пока Дрю проводит мать. Пожалуй даже выведет ее. В окно он видел, как Дрю погрузила Кэтрин в кремовый «Мерседес» с облаченным в форму шофером. Это напомнило ему об одной позабытой мелочи: семья Дрю безумно богата. Об этом легко забыть, размышлял он. Она живет скромно. Нормально живет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация