А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Диалог об Атлантиде" (страница 1)

   Диалог об Атлантиде

   Платон собрался работать. Для этого он сделал то, что делали другие писатели и ученые как до него, так и после. Сказал рабу, чтобы на ареопаг его ни в коем случае не звали, даже если персы нападут, послал мальчика в редакцию с обещанием сдать рукопись к вечеру, посмотрел на небо, пересчитал чаек и мысленно сравнил их с крикливыми критиками. Потом снял с вожделенного запыленного папируса тяжелую раковину и окунул пеликанье перо в чернильницу с надписью: «От друзей и сотрудников в день тридцатилетия научной и общественной деятельности».
   Тут вошла невестка и сказала:
   – Платон, я к косметичке. Жена Аристотеля устроила.
   – Иди, – сказал сухо великий ученый, у которого с Аристотелем были давние счеты.
   – Мне Крития не с кем оставить, – сказала невестка.
   – А рабыни на что?
   – У них выходной, – сказала невестка. – Ты же знаешь, какая я добрая.
   – Тогда отложи визит к косметичке, – сказал Платон, любовно разглаживая папирус.
   – Нельзя, – вздохнула невестка. – Она знает секрет вечной молодости. Ее уже в Рим переманивают.
   – В этот ничтожный городишко?
   – А одна пророчица сказала, что Рим будет центром крупной империи.
   – Вот уж чепуха! – возмутился Платон. – Твоя пророчица ничего не смыслит в экономике. Рим стоит в стороне от торговых путей.
   – Так посидишь с Критием? Я ненадолго.
   – А работать кто будет? – отважился Платон на безнадежный бунт.
   Невестка ушла.
   На террасу вышел сорванец Критий. Платон редко вспоминал о его существовании, лишь порой беспокоился, не упал ли мальчик со скалы. Он оттаскивал Крития от перил и рассказывал ему сказку о мальчике Икаре, который не послушался папу Дедала и утонул.
   Сорванец подошел к деду, потрогал пальцем раковину и сказал:
   – Дай. Я из нее лодку сделаю. Поплыву в Иберию.
   – Раковина утонет, – сказал Платон. – Каждое тело теряет в своем весе столько, сколько весит вытесненная им жидкость. Вода весит меньше, чем раковина.
   – Много знаешь, – презрительно сказал Критий. – А в солдаты тебя не возьмут.
   – Это клевета! – ответил Платон. – Я сражался под Коринфом.
   – Все равно отдай. А то буду кричать, что ты меня бьешь.
   – Не могу. Она принадлежит к неизвестному науке виду.
   – Тем более.
   – Она хранит в себе великую тайну.
   – Тайну? – Критий заинтересовался. – Расскажи.
   – Дело в том… – Платон никак не мог придумать достаточно интересную тайну. – Дело в том… Эта раковина – единственное, что осталось от великой страны.
   – А где страна?
   – Где? Конечно, утонула в море.
   Платон вздохнул с облегчением. Первый шаг сделан.
   – Вся утонула?
   – Вся.
   – Почему?
   – Это было очень давно. – Платон тщетно надеялся, что такой ответ удовлетворит сорванца.
   – А если давно, откуда ты знаешь?
   – Мне один египетский жрец рассказывал.
   – А ему?
   – Его дедушка.
   – Египетский дедушка?
   – Конечно, египетский.
   – А что ему рассказывал дедушка?
   Критий кинул вызов воображению Платона. Ученый не желал сдаваться.
   – Он ему рассказывал о том, как бог Посейдон влюбился в тамошнюю девушку и поселился с ней на большой горе. У них родилось пять пар близнецов, как у твоей тети.
   – У тети только пара близнецов, они не рождались, а их принес аист.
   – Правильно, – спохватился Платон. – Посейдону близнецов тоже принесли аисты. Целая стая аистов. Близнецы стали царями и правили этой страной по очереди.
   – Они были сильные?
   – Сильные, как Атлант. Тебе мама про него рассказывала?
   – Мне про него мальчишки рассказывали. Он держит небо. Дедушка, а кто держит небо, когда Атлант ходит в уборную?
   Платон растерялся. Этого он не знал.
   – Не важно, – отрезал он и поспешил с продолжением рассказа. – Так вот, страна эта называлась Атлантидой.
   – Атлант там небо держал?
   – Там, там.
   – А он волков боялся?
   – Волков? Конечно, боялся.
   – А близнецы боялись?
   – Критий, ты мне мешаешь. Не перебивай. А то я все забуду.
   – Дедушка, а что такое склеротик?
   – Ты откуда знаешь это слово?
   – Мама говорила. – Критий смотрел на дедушку невинными черными глазами, и Платон не решился спросить, по какому случаю мама употребила это слово. Он продолжал:
   – Конечно, Посейдон боялся волков. Он даже окружил свою гору каналом, круглой рекой, чтобы волк не скушал его близнецов.
   – А если волк перепрыгнет через реку?
   – Тогда Посейдон вырыл еще один канал.
   – А если волк…
   – Он построил еще один канал, и перестань меня перебивать.
   Незаметно для себя Платон увлекся. Его давно интересовала проблема идеального общественного устройства. Он излагал Критию свои взгляды на социально-экономическую структуру Атлантиды и не заметил, что Критию стало скучно и он унес драгоценную раковину.
   – И вот тогда, – закончил свой рассказ Платон, – боги разозлились и наслали на Атлантиду извержение вулкана, наводнение и прочие бедствия. Должен сказать тебе, мальчик, что я пессимистически отношусь к перспективе создания идеального государства. Так вот в один прекрасный день раздалось: бух!
   – Бух! – весело отозвался Критий от перил.
   Он сбросил раковину вниз и обрадовался, увидев, какой фонтан брызг она подняла.
   – Что ты наделал! – вскочил Платон. – Что натворил!
   – Пускай ничего не останется от Атлантиды. Все равно ты все придумал. Три канала и пять пар близнецов! Надо же так наврать! И не бей меня, я маме скажу!
   – Я никогда не бью детей, – сказал великий ученый. – И вообще, не мешай мне работать. Я тебе не нянька! Всыплю по первое число, тогда посмотрим, у кого из нас склероз!
   Критий понял, что шутки кончились, тихо заныл и пошел ловить бабочек.
   Когда через час издательский раб пришел за рукописью, перед Платоном уже лежал свиток, исписанный неразборчивым почерком великого человека. У ног философа дремал Критий, которому снился волк, подкрадывающийся к близнецам.
   – Возьми и вели ставить в номер, – сказал рабу Платон.
   Невестка вернулась только к вечеру. Ученый сам накормил и уложил спать сорванца…

   Через много лет растолстевший бородатый Критий рассказывал друзьям и собутыльникам:
   – Я как махну эту ракушку через перила, старик как завопит: «Стой! И так ничего от Атлантиды не осталось!» А я ему: «Молчи, дед, у тебя склероз». Он озлился и написал про Атлантиду.
   Друзья смотрели на Крития с жалостью и не верили ни единому его слову. Они снаряжали корабли на поиски исчезнувшего материка.
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация