А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вечность в смерти" (страница 6)

   6

   Ева съела гигантский гамбургер, заново просматривая список приводов Дориана. Телефон буквально раскалился у нее в руках: пришлось разговаривать с детективами и следователями в Чикаго, Бостоне, Майами, Нью-Лос-Анджелесе, Вашингтоне и еще в нескольких европейских столицах. Дориан не просто так проскакивал сквозь систему, он делал это, петляя по стране или отсиживаясь в Европе.
   Она сделала целую кучу записей, запросила стопку личных дел и пообещала держать в курсе расследования коллег из других городов.
   Когда Рорк вышел из комнаты, Ева поставила еще одну доску с фотографиями, забила свои записи в компьютер и уже хотела звонить начальнику службы безопасности в здании, где жила Тиара Кент, когда он вернулся и окликнул ее.
   Ева жестом попросила подождать.
   – Просмотрите еще раз, пожалуйста. Если увидите его у себя на записях, в любой день, сразу сообщите мне. Да, да, в любое время суток. Спасибо! – сказала она в трубку и отключила связь.
   – Пришлось половину земного шара обзвонить. В сухом остатке: наш Дориан – хитрый мошенник. Изворотлив, как гадюка, и жалости в нем примерно столько же, а самомнение у него размером с… какого у нас размера Айдахо?
   – Есть штаты и побольше, – прикинул Рорк, – но и Айдахо немаленький.
   – Лады, пускай остается Айдахо. И ко всему этому он любит баловаться с богатыми дамочками и с запрещенными препаратами. Нет уж, у меня он черта с два выкрутится. Схвачу его за жабры, а то и пониже. И если найдем у Тиары в доме видеозапись с его личиком, будет ему еще один гвоздь в крышку гроба.
   – В таком случае тебя может заинтересовать то, что я откопал в его финансах.
   Ева вскинулась, но тут же недовольно нахмурилась.
   – Без ордера нам в них копаться нельзя. Пока.
   – Именно поэтому я использовал незарегистрированное оборудование, – откровенно сказал Рорк и, прежде чем Ева успела возмутиться, ясно и четко добавил: – Не нравится он мне.
   – Да уж и так понятно. Но мне пока его финансы без надобности, и что бы ты там ни накопал, к делу я это подшить не смогу, так что…
   – Ну так и не подшивай. Если тебе неинтересно, могу ничего не рассказывать, – отмахнулся он и, подойдя к встроенному в стене мини-бару, стал неспешно наливать себе бренди.
   Терпения у Евы хватило ненадолго.
   – К черту! – не выдержала она. – Выкладывай, что у тебя там.
   – Официально у его клуба другой владелец, но на самом деле все принадлежит именно ему. У него там несколько подставных фирм, и формально он значится только управляющим.
   – Выглядит подозрительно, – согласилась Ева, – но криминала в этом нет.
   – И денег на клуб он спускает немало: куда больше, на мой взгляд, чем стоило бы вкладывать в подобное подпольное заведение. Видимо, Айдахо для сравнения все-таки маловат. Накладные расходы у него намного превышают прибыль, особенно с учетом зарплаты сотрудников.
   – Ты что, и в бухгалтерию клуба тоже залез?
   – Труда это мне не составило, – честно ответил Рорк и, взболтнув в бокале бренди, отпил немного. – Защита не такая уж и серьезная. Он теряет на этом клубе деньги каждую неделю. Много денег. Однако же на его банковском счете это никак не отражается. Наоборот, у него постоянный рост накоплений. Не астрономический, правда, но это и подсказывает мне, что у него есть еще и другие счета. Я пока всего лишь по верхам глянул.
   – И что же это у него за сторонние источники дохода? – спросила Ева.
   – Хороший вопрос, – улыбнулся Рорк.
   – Одна из статей наверняка наркота. Жульничество, шантаж, вымогательство. Однажды мошенник… Кент он, конечно, не доил… А иначе стал бы он убивать такую дойную корову? С ней у него это было не ради денег. Точнее, не ради них одних, – поспешила уточнить Ева. – Деньги – это просто маленький приятный бонус.
   – Согласен. Впрочем, готов спорить, не такой уж маленький. Могу посмотреть повнимательнее на ее финансы, но, думаю, она была из тех, кто деньгами швыряется, как конфетти на Новый год.
   – Ага, у нее несколько сотен пар туфель.
   – Ну, положим, тут я никакой связи не вижу, – невозмутимо заметил Рорк, на что Ева лишь закатила глаза. – Дай мне время, я отыщу, где он хранит свою заначку, и проверю все подозрительные поступления: не совпадают ли они по времени с тратами убитой.
   – Время, говоришь? – повторила за ним Ева. – Речь о днях или часах?
   – В этом случае дело может затянуться на пару дней.
   – Так долго! Нам бы эта информация не помешала, но его на этом не поймать.
   – И опять мы в синхроне. – Рорк подошел к ее столу, присел на край. Ему нравилось так сидеть, с этого места удобно было смотреть в ее темно-янтарные глаза. Глаза настоящего копа. – Может дать зацепку, но не крючок. Что же до его клуба, то у него там определенно двойная бухгалтерия. И в потайной у него точно записаны задранные до небес членские взносы, доходы с перепродажи незаконных препаратов и все такое прочее. Со временем я и это тебе достану.
   – Да ты просто находка! – Ева одобрительно хлопнула его по колену. – И не только в плане секса.
   – Ах, дорогая, как это мило. Я о тебе точно такого же мнения, – парировал Рорк и, нагнувшись, поцеловал ее. Вот почему еще он любил сидеть на краешке ее стола. – А по поводу этого Дориана… Был бы он умнее, скрывал бы свои официальные доходы и расходы получше. Но он только считает себя умным.
   – А ты умнее даже того умника, каким он сам себя считает. Э-э-э… Если ты мою мысль уловил.
   – Ну ты сегодня просто рассыпаешься в комплиментах. Надо почаще зажимать тебя в углу.
   Ева рассмеялась, взяла кружку с кофе и с удовольствием допила его, хотя кофе уже успел остыть.
   – Утром будут сравнительные результаты по ДНК. А может, повезет и мы найдем его физиономию на записях с камер в ее доме. Я собираюсь прижать барменшу, может, сознается, что его алиби на самом деле ничего не стоит. Надеюсь, что днем он уже будет скучать на нарах. И тогда мы сможем разобрать его финансы по винтику. Я огрею его молотом по голове, а ты можешь утяжелить мой молот.
   – Но?.. – уточнил, наклонив голову, Рорк. – Слышу в твоем голосе какое-то «но».
   – Но уж больно все просто получается. Он вел себя так, словно с него взятки гладки. Дал мне образец ДНК и бровью не повел, даже улыбнулся.
   – Улыбка его мне особенно не нравится, – мрачно подтвердил Рорк.
   – В точку. Мне тоже. Он железно знает, что оставил у Кент следы своей ДНК и что по ним мы можем его вздернуть, но даже ордера у меня не потребовал. И, между прочим, чтоб его получить, мне бы еще пришлось изрядно попотеть. Может, он и не так умен, как думает, но не настолько же он глуп? Он совершенно спокоен, и мне это покоя не дает.
   – Значит, у него в рукаве припрятан туз. Нужно всего лишь побить его своими козырями. А что еще тебя беспокоит?
   – Не понимаю, о чем ты.
   – Я видел, как в клубе ты пару раз уходила в себя. И когда вернулись домой – тоже. Что тебя так тревожит? Ты что-то вспомнила?
   – Мне много всего нужно обдумать, спланировать… – начала оправдываться Ева.
   – Ева, – только и сказал Рорк.
   Он понимал ее с полуслова, она его тоже.
   – Своего отца. Я стояла там, в этом гадючнике, и Дориан пошел прямо на меня. На меня, – повторила Ева. – Не на нас, из нас четверых он выбрал меня одну.
   – Да. Это правда.
   – Все это было как какой-то сон. Туман, огни, шум. Я понимала, что это все показуха, игра на публику, но… Наверно, у меня в глазах что-то написано, и когда я ему в глаза посмотрела… Ты говоришь, он – социопат. Убийца. Да, в его глазах это читалось. Но я увидела кое-что еще. Глядя на него, я увидела то же чудовище, что жило в моем отце. И оно глазело на меня изнутри Дориана. Мне от этого… мерзко. И страшно.
   Рорк взял ее за руку.
   – Чудовища существуют, и мы с тобой оба это знаем. Спится от этого подчас не так безмятежно, и на сердце не так спокойно, как хотелось бы. Но зато им не застать нас врасплох.
   – Он словно бы знал, – продолжала Ева, крепче сжав его руку. Она никому, кроме Рорка, не смогла бы рассказать об этом. Было время, когда она вообще никому о таком не смогла бы рассказать. – Я понимаю, это все мое воображение, мои… наверно, можно сказать, мои демоны. Но когда он на меня уставился, он как будто все про меня знал. Словно видел в глубине меня маленькую испуганную девочку.
   – Вот в этом ты ошибаешься. Он увидел женщину, которая не отступает.
   – Надеюсь, что так. Потому что в какой-то момент мне захотелось оттуда сбежать. Просто драпануть подальше от всего этого. – Ева судорожно перевела дух. – Вампиры бывают разные, ты сам сказал. Разве мой отец не был вампиром? Он пытался высосать из меня жизнь, превратить меня в нежить, в ничто. Я его проткнула ножом, а не колом. Может, потому-то он и продолжает меня преследовать. Все время вспоминается.
   – Ты создала себя сама. – Рорк наклонился и взял ее лицо в ладони. – И никогда он не смог бы понять, какой ты стала. И Дориан тоже не сможет. Как бы он на тебя ни смотрел, разглядеть тебя настоящую он не в состоянии.
   – Он думает иначе.
   – Он заблуждается. Ты не хочешь поговорить об этом с Мирой?
   – Нет, – быстро ответила Ева и, немного подумав, решительно покачала головой. – Нет, по крайней мере, не сейчас. Я выложила это тебе, и мне уже стало легче. Засажу его – и все вообще будет отлично.
   Она поглядела на их сцепленные руки, потом перевела взгляд на лицо Рорка.
   – Не хотела тебе говорить, что испугалась, а тем более почему. Глупости все это.
   – Глупости.
   – Ты разве не должен меня поддерживать, успокаивающе гладить по руке, говорить что-нибудь типа «никакие это не глупости, бла-бла-бла, съешь шоколадку», – нахмурившись, проворчала Ева.
   – Ай-ай-ай, ты невнимательно читала книги по семейным отношениям. Примечания мелким шрифтом. Так утешают мужей – причем исключительно посторонние женщины. А мужу, если я не ошибаюсь, разрешается даже нагрубить расстроенной жене, а потом предложить по-быстрому перепихнуться.
   – Обойдешься, – бросила Ева. – Но все равно спасибо.
   – Предложение все еще в силе.
   – Да, да, в чулане, на полу, в прихожей, на лестнице. Нет уж, умник, делу время, потехе час.
   Ева рывком поднялась из-за стола, подошла к доске с фотографиями и принялась ее изучать, чувствуя, что ее волнение улеглось, а мыслям вернулась былая ясность.
   – Итак. Длинная история приводов. Таинственные источники доходов. Знакомство с жертвой и стопроцентное попадание в психологический портрет. Алиби у него дутое. В клубе держит какой-то вампирский лохотрон, трясет с богатых идиотов бабки, возможно, шантажирует их, а может, толкает им «дурь». Но это только верхушка айсберга. У него есть какой-то секрет, – задумчиво проговорила Ева. – У него есть секрет, поэтому его просто распирает от самодовольства.
   – Лейтенант, воздух! – окликнул ее Рорк.
   Ева быстро обернулась и успела поймать брошенный им шоколадный батончик. Усмехнувшись, сорвала обертку и, впившись в него зубами, продолжила изучать схему.

   Ее смена заканчивалась, но Алессерия не спешила уходить домой. Она ввела свой код, закрыла кассу, сдала пост сменщице.
   По дороге к шкафчику, где каждый день оставляла свою сумку и куртку, она как бы невзначай потянулась. Даже в раздевалке, за закрытыми дверьми, она сохраняла обычное выражение лица, выполняла все привычные действия без суеты и волнения. Босс всем дал понять, что все происходящее в клубе записывается на видео, в каждом помещении стоят камеры, и все это знали.
   «Никогда не знаешь, не наблюдает ли кто-нибудь за тобой сейчас», – подумала Алессерия.
   Зевнула она совершенно естественно. Смена была долгой и беспокойной: постоянные клиенты, а в клубе их была целая толпа, не просыхали всю дорогу. Алессерия, как обычно, переложила чаевые во внутренний карман сумочки, застегнула «молнию». Повесив сумочку наискосок через плечо, сверху надела куртку и шнурок со светящимися бейджами, выданными всем работающим в клубе, так что один висел у нее на груди, а второй – на спине.
   Сияющая на них золотая пентаграмма с броскими красными буквами «КБ» в центре защищала ее и спереди, и сзади, как щит: на пути через отвратительные тоннели ее никто не посмел бы тронуть. Это Дориан тоже с первого дня ясно дал понять и в первую же неделю после открытия в назидание другим проучил какого-то торчка, напичканного под завязку, который вздумал подвалить к одной из официанток.
   Поговаривали, что нашли его потом порезанным на части, причем крови было так мало, что даже на лужицу не хватило.
   Врут, конечно. Наверное. Но с тех пор для всех, кто носил знак, путь по тоннелям из клуба и в клуб был всегда свободен.
   Тем не менее Алессерия все равно по привычке проверила в кармане мини-шокер и «сирену».
   Душевное спокойствие стоило маленьких предосторожностей.
   Алессерия направилась к выходу и, как обычно при пересменке, прибилась к группке других уходящих сотрудников. Вместе не так страшно. Разговоров по дороге было немного – в клубе у них вообще все старались держать язык за зубами, – поэтому она смогла предаться собственным размышлениям и не обращать внимания на вонь, полумрак, грохочущую музыку и доносящиеся из-за каждого второго угла крики.
   Когда-то она думала, что справится, что деньги того стоили. Если экономить, то с ее зарплатой и чаевыми она могла бы скопить нужную сумму, выложить первый взнос за какой-нибудь маленький домик за городом с собственным газоном. Сынишке будет где играть, а она найдет нормальную работу. Днем.
   План казался отличным, а себя Алессерия считала женщиной не робкого десятка. Но работа, призналась она самой себе, оказалась жестью. Клуб этот, эти тоннели, этот ее босс. Жесть. Придется опять перейти на уличный уровень, разрываться на двух ставках все лучше, чем под землей. Придется откладывать каждую неделю понемногу, как раньше. С домиком в Квинсе, газоном и собакой, конечно, придется еще несколько лет обождать.
   Но в «Кровавую баню» она не вернется.
   Выбравшись наконец на улицу, Алессерия уже знала, как ей поступить. Она пошлет заявление об уходе по почте. Напишет, что это из-за сына. Дориан, правда, знает, что ребенок у нее в совместной опеке с бывшим мужем, но она напишет, что ей тяжело работать в ночную смену, что это отнимает слишком много сил.
   И Дориан, уверяла она себя, стаскивая с шеи шнурок со светящимися бейджами и засовывая их в карман, не станет ее удерживать. По крайней мере, так она себе это представляла. Да и не захочет. На такую зарплату он ей в два счета найдет замену.
   Пусть кто-нибудь другой теперь подливает в джинн для «Кровавого мартини» свиную кровь – ох как она надеялась, что кровь и вправду всего лишь свиная! – или голыми руками вытаскивает сухой лед для «Кладбища». Она с этим завязала.
   Копы стали последней каплей. Хватит с нее! Он заставил ее им соврать, значит, что-то у него было нечисто.
   Снова спускаясь под землю – теперь уже в метро, чтобы добраться до дома, – Алессерия самой себе призналась, что соврала добровольно, еще до того, как он ей велел. Что-то ей подсказало, что будет лучше прикинуться дурочкой.
   «Ни разу ее не видела».
   Это Тиару-то Кент, которая в первый же визит выхлебала с полдюжины «Кровавых мартини» и еще черт знает сколько проторчала с Дорианом наедине в его личном кабинете!
   Алессерия успокаивала себя мыслью, что не видела, как они с Дорианом вместе уходили. Но правда была в том, что она в тот день вообще не видела, как они уходили. А значит, они могли вместе выскользнуть через запасной выход из кабинета Дориана.
   И она не видела его прошлой ночью с полуночи и до конца смены. После того как эта Кент к нему поднялась, Дориан не спускался и не танцевал. Она соврала копам.
   Она бы его заметила. Она всегда его замечала, потому что у нее от одного его вида волосы на голове начинали шевелиться.
   Он ведь мог убить Тиару Кент. Он и впрямь мог.
   Мучительно размышляя, что ей теперь делать, что она вообще может сделать, Алессерия уселась в конце вагона. Она в десятый раз повторила себе, что можно просто уволиться и забыть об этом. Не ее это дело, и лучше было бы не совать в него свой нос. Надо просто уволиться, и все. А там видно будет.
   Но выйдя на своей станции, она подумала о сыне и о том, как всегда учила его поступать правильно, всегда говорить правду, быть смелым и честным.
   Поэтому, идя темным переулком к дому, Алессерия вытащила из кармана телефон и визитку, что ей оставила женщина-коп.
   По спине у нее побежали мурашки, дыхание сбилось. Сколько она ни твердила себе, что все это глупо, все равно не удержалась и украдкой оглянулась черезплечо. Еще и еще раз. Ничего, ровным счетом ничего страшного. Клуб уже далеко, она выбралась из подземелья. Дориан ей доверяет, знает, что она его прикрыла на все сто.
   Уже почти дома, почти в безопасности.
   Однако, набирая номер рабочего телефона Евы, она все равно старалась, где возможно, держаться освещенной стороны улицы. Наткнувшись на автоответчик, она перевела дыхание.
   – Лейтенант Даллас, это Алессерия Картер, из «Кровавой бани».
   Она умолкла и снова оглянулась. Мурашки словно отрастили стальные когти. Послышалось? Шаги? Шуршание выброшенной газеты?
   Но в темноте ничего не было видно, лишь круги света от фонарей и тени между ними, да черные провалы окон.
   Алессерия на всякий случай ускорила шаг, чувствуя, как дрожат ноги.
   – Мне нужно поговорить с вами насчет… насчет Тиары Кент. Если можете, свяжитесь со мной, как только…
   Он возник ниоткуда, налетел на нее, как безжалостный вихрь черного ветра. От испуга Алессерия ахнула, повернулась кругом и оступилась. Она успела выдохнуть один слабый вскрик ужаса, прежде чем его рука сомкнулась на ее горле, заглушив даже этот единственный испуганный писк. Его черные глаза впились безучастным взглядом в ее лицо. Телефон выпал из ее руки. Он одной рукой легко поднял ее за шею, словно она ничего не весила.
   – Ты совершила роковую ошибку, – произнес он тихим ровным голосом, рывком увлекая ее за собой из-под фонаря в тень.
   Ноги Алессерии дергались, как у повешенной. Перед ее глазами засверкали красные точки, легкие разрывались от нехватки кислорода, рука беспорядочно пыталась нащупать в сумке «сирену».
   Подошвы ее туфель беспомощно скребли по потрескавшемуся асфальту тротуара, из глаз брызнули слезы, она в животном ужасе вытаращилась, увидев, как он улыбнулся, и в ночной тьме сверкнули настоящие клыки. Сверкнули и впились ей в горло.

   Едва одевшись, Ева взяла еще одну, уже вторую за утро кружку с кофе.
   – Схожу проверю рабочий комп в кабинете, вдруг ночью что-нибудь пришло из лаборатории.
   – А тебе не кажется, что ты на этом деле слегка тронулась? – отозвался Рорк, оторвав взгляд от утренних котировок. – Еще только семь.
   – Ты на своем тронулся, – кивнула Ева на экран со сводками, – я – на своем.
   – Ну посмотри с телефона. Сможешь хоть перекусить в процессе.
   – И как же ты мне предлагаешь проверять рабочую переписку с телефона?
   Рорк со вздохом поднялся с дивана, подошел к ней и протянул руку за аппаратом.
   – Мой дорогой компьютерный «чайник», они же все взаимосвязаны. Потому-то это и называется мобильной связью.
   – Да-да, конечно, но надо же помнить все эти коды и пароли, все равно легче, просто… – начала оправдываться Ева, хмуро глядя, как Рорк что-то набирает на ее телефоне.
   – Переправить все входящие сообщения с домашнего компьютера Даллас, – скомандовал он.
   Выполняю. С последнего включения домашнего компьютера Даллас новых сообщений не поступало.
   – Гм. Ладно, все проще, чем я думала. А почту на компе в управлении он тоже проверить может?
   Рорк лишь улыбнулся в ответ.
   – Переправить все входящие сообщения с рабочего компьютера Даллас в Центральном управлении.
   Выполняю. Есть одно сообщение на автоответчике телефона…
   – Ч-черт, – выругалась Ева, выхватывая у него телефон. – Я же сказала, звонить мне домой при любом…
   Лейтенант Даллас, это Алессерия Картер из «Кровавой бани».
   – Ага, совесть заела, – решила Ева, глядя на ее изображение на экранчике. – Похоже, звонила по дороге домой.
   Мне нужно поговорить с вами насчет… насчет Тиары Кент. Если можете, свяжитесь со мной как только…
   Послышался какой-то звук – порыв ветра? В кадр ворвалась рука в черной перчатке и схватила Алессерию за горло.
   – Твою мать! Черт! – закричала Ева, вцепившись рукой в руку Рорка. Изображение на экране задрожало, смазалось, видно было, как телефон упал на мостовую и выключился.
   – Отмотай назад, – скомандовала она, выхватывая из кармана коммуникатор.
   – Сообщение от лейтенанта Евы Даллас. Срочно, ближайшую патрульную машину к… – Она на мгновение замерла, перебирая в памяти адреса, вспомнила страничку из дела Картер, назвала адрес, повторила: – Возможное нападение, жертва – Алессерия Картер, белая, тридцать четыре года, волосы темные, среднего роста. Выезжаю на место.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация