А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вечность в смерти" (страница 5)

   5

   Ева поняла, кого он ей напоминает. В его чернильно-черных глазах она видела свой худший кошмар: отца.
   Между тем, кто стоял перед ней, и тем, кто мучил и насиловал ее на протяжении восьми лет ее жизни, не было внешнего сходства. Роднило их то, что пряталось за этой внешностью. Ева почувствовала, что под тонкой оболочкой точно отмеренного очарования скрывается безграничная жестокость.
   Внутри его таилось полнейшее пренебрежение к человеческим представлениям о добре и зле.
   Из глаз Дориана Вадима на нее смотрело то же чудовище, что жило и в ее отце.
   Он улыбнулся ей так, словно сумел прочесть ее мысли.
   – Для меня честь приветствовать вас здесь. Могу ли я предложить вам что-либо выпить?
   – Спасибо, не стоит, – ответила Ева, хотя, если бы не гордость, она отдала бы все, что угодно, за глоток воды, чтоб освежить саднящее горло. – Это не светский визит.
   – Конечно же, нет. Тогда чем я могу вам помочь?
   Ева положила на барную стойку фотографию Тиары и подвинула к нему. Дориан взял ее, мельком глянул.
   – Тиара Кент, – откликнулся он и бросил фотографию на стойку. – Слышал, ее этой ночью убили. Печально. Такая юная, такая красивая.
   – Она была здесь.
   – Да, – без малейших колебаний подтвердил Дориан. – Неделю или две назад. Кажется, даже дважды. Когда мне сказали, что она здесь, я спустился лично ее поприветствовать. Бизнес-этикет.
   – У нее был пригласительный билет? Не знаете, где она его взяла?
   – Возможно, мы сами ей послали. Мы регулярно рассылаем приглашения избранным завсегдатаям различных клубов – молодым, перспективным. Открылись всего пару месяцев назад, а уже смотрите… – Дориан картинным жестом обвел неистовствующую под оглушительную музыку толпу. – От посетителей отбоя нет.
   – Она пришла одна.
   – Вроде бы да, если память мне не изменяет. Да-да, теперь, когда вы напомнили… – Он повернулся к Еве, наклонился к ней чуть-чуть ближе, и у нее зашевелились волосы на затылке. – Насколько я припоминаю, у нее здесь была назначена встреча с кем-то из друзей. Не помню, с кем-то одним или с целой компанией. Но, кажется, встреча не состоялась. Я надеялся, что она еще вернется, приведет друзей. Они тратят деньги, не скупясь, могут поддержать репутацию такого клуба, как мой, сделать его популярным в своем кругу.
   – Подпольные клубы так не раскручивают.
   – Все меняется, – пожал плечами Дориан. Он взял со стойки поданный Алессерией бокал и принялся неторопливо отпивать, поглядывая поверх него на Еву. – И времена тоже.
   – И сколько же времени вы общались с мисс Кент?
   – В ее первый визит – довольно долго. Я устроил ей небольшую экскурсию по клубу, мы выпили с ней пару коктейлей. – Дориан снова отпил из бокала. – Потанцевали.
   От Евиного отца всегда пахло мятными пастилками – он зажевывал ими выпивку. От Дориана пахло мускусом, но в этом запахе Еве чудились все та же тошнотворная приторность мятных пастилок и виски.
   – Проводили ее домой?
   Он улыбнулся и отставил бокал, как бы случайно задев костяшками пальцев ее руку.
   – Хотите знать, трахнул ли я ее, – так и спрашивайте. Между прочим, нет, хотя искушение было велико. Увы, так дела не делаются. Вы со мной согласны? – обратился Дориан к Рорку. – Секс с клиентами мешает делу.
   – Зависит от дела и от клиента, – вкрадчивым голосом ответил Рорк. Ева знала, что за этим тоном обычно скрывалась угроза. – Делу не только это мешает.
   Дориан чуть заметно поклонился, словно давая понять, что уловил негласное предостережение, и отодвинулся от Евы.
   – Вы при общении с ней выдавали себя за вампира? – не сдавалась Ева. – Чтобы обратить ее в свою пользу?
   В ответ он рассмеялся и ловко вспорхнул на высокий табурет.
   – На первый вопрос ответ «да». Сами видите – это часть имиджа нашего клуба. Наша основная клиентура приходит сюда ради экзотики, ради эротизма вампирского культа, ради возбуждающей мысли о том, что вампиры существуют. Образ вампира пугает и притягивает – в этом отчасти и состоит секрет успеха. Многих манит и смутная возможность обрести власть и вечную молодость.
   – Короче, вешаете другим лапшу на уши, но сами в эту муру не верите?
   – Скажем так: я просто очень люблю свою работу.
   – Тиара Кент умерла от кровопотери. Кто-то прокусил ей сонную артерию и выпустил всю кровь.
   Дориан приподнял тонкую бровь.
   – В самом деле? Поразительно. А вы сами верите в вампиров, лейтенант Даллас? В тех, что охотятся на людей и жаждут их крови?
   – Я верю в людскую впечатлительность и глупость, как и в тех, кто ею пользуется. Убийца предварительно накачал ее наркотиками, – добавила Ева и словно небрежно оглянулась по сторонам, мысленно проклиная свое бешено бьющееся сердце. – Интересно, если я прикажу прочесать это место, сколько запрещенных препаратов я здесь найду?
   – Не имею понятия. Мы с вами оба знаем, в подземелье все не так строго регламентировано, – ответил он и добавил, пристально заглянув ей в глаза: – Как и оба знаем, что пришли вы сюда не за этим.
   – Все взаимосвязано. Кстати, убийца оставил на месте преступления свою ДНК.
   – Ну что ж, по крайней мере, этот вопрос закрыть нетрудно, – явно обрадовался Дориан и, не отрывая от нее взгляда, закатал рукав. – Алессерия, шприц и пробирку. Чистые.
   – Шприцы под прилавком? – спросила Ева.
   – Часть имиджа. У нас в меню есть пара коктейлей с каплей свиной крови в составе, для пущего эффекта впрыскиваем ее из шприца. Окажете мне честь, – взяв шприц, спросил он у Евы, – или мне самому?
   – Достаточно взять образец слюны.
   – Но так ведь куда интереснее, – улыбнулся Дориан и принялся сжимать и разжимать кулак, пока на руке не вздулась вена. Затем аккуратно, «умело», подумала Ева, ввел в вену иглу и вытянул поршень. – Алессерия, засвидетельствуйте, что я добровольно предоставляю лейтенанту Даллас образец своей крови.
   Ответа не последовало. Дориан медленно повернулся и пристально посмотрел прямо в глаза барменше.
   – Да. Да, конечно.
   – Этого будет достаточно, – объявил он и, холодно улыбнувшись Еве, вынул шприц и плотно закрыл пробирку. – Спасибо, Алессерия. – Ловко перевернув в пальцах шприц, Дориан подал его поршнем вперед. – Будьте добры, утилизируйте его как положено, – а затем протянул пробирку Еве. – Соблаговолите запечатать и подписать ее в моем присутствии.
   Пока Ева занималась пробиркой, он приложил кончик пальца к выступившей на месте укола капельке крови и слизнул ее.
   – Могу я вам еще чем-нибудь помочь?
   – Вы не видели, уходила ли мисс Кент из вашего клуба одна или с кем-нибудь вместе?
   – Не могу сказать. Кажется, она со многими танцевала. Лучше расспросите моих подчиненных, или, если хотите, я сам их с удовольствием спрошу.
   – Спросите. Мне нужно будет знать место вашего проживания, мистер Вадим.
   – Просто Дориан, прошу вас. Меня все так зовут. Вы можете найти меня здесь в любое время. Я пока живу на верхнем этаже клуба. Позвольте, вот моя визитная карточка. – Он помахал пальцами, щелкнул, и в руке словно ниоткуда возникла глянцевая черная визитка. Он протянул ее Еве, и его пальцы как бы невзначай скользнули по ее ладони, на мгновение задержавшись в ней. – Имейте в виду, днем я обычно сплю, – добавил он с улыбкой.
   – Само собой. Да, еще одно: где вы были прошлой ночью с полуночи до трех?
   – Здесь, надо полагать. Я же сказал: я почти всегда на месте.
   – А свидетели есть?
   Он снова усмехнулся, явно потешаясь над ней. Еву его самодовольная ухмылка бесила до чертиков.
   – Думаю, да. Спросите персонал или посетителей. Алессерия! – снова позвал Дориан, повернувшись к барменше. – Прошлой ночью была ваша смена. Напомните, мы, кажется, разговаривали с вами где-то после полуночи.
   – Я работала до двух, – ответила та, глядя в глаза Дориану. – Когда я заканчивала, вы… э-э-э… все еще тут танцевали, а вы подошли к бару за стаканом родниковой воды, как раз когда я уходила. В два часа ночи.
   – Ну вот, лейтенант, пожалуйста. Рад был вам помочь. – Дориан взял ее руку и крепко пожал. – А теперь мне действительно пора возвращаться к своей работе. Рорк! Надеюсь, вы к нам еще заглянете. Не по делам.
   И он покинул их, легко двигаясь в стелющемся по полу тумане сквозь толпу посетителей. Ева повернулась и пристально посмотрела на Алессерию.
   – Не хотите объяснить, почему вы его покрываете?
   – Не понимаю, о чем вы, – бросила Алессерия и принялась рьяно полировать стойку.
   – Вы ни разу не видели женщину, чье лицо не сходит с обложек и экранов, женщину, которая была здесь дважды и даже тусовалась с вашим боссом. «Не припоминаете», – в голосе Евы слышалась злость, но это была злость на саму себя. – Но зато отчетливо помните, как в два часа ночи Дориан попросил стакан родниковой воды.
   – Верно, он же мой босс.
   – Ваше полное имя и фамилия, пожалуйста.
   – Если не отстанете от меня, я потеряю работу.
   – Имя и фамилия, – повторила Ева.
   – Алессерия Картер. Если у вас ко мне еще какие-то вопросы, я звоню своему адвокату.
   – Пока этого достаточно. Если что-нибудь еще вспомните, звоните. – Ева положила перед ней свою визитную карточку и двинулась к выходу. – Если это ДНК не его сучьего высочества Князя Тьмы, то я – Санта-Клаус.
   – Анализ крови покажет, – вполголоса ответил Рорк.
   – Бьюсь об заклад на твою задницу.

   Снова очутившись на свежем воздухе, Пибоди медленно и с видимым облегчением выдохнула.
   – О боже! Просто аттракцион ужасов. Хотя сам Повелитель вампиров чертовски сексуален.
   – По мне, так просто очередной псих, – проворчал Макнаб.
   – Ты мужик, тебе нравятся женщины. Было бы наоборот, до сих пор бы слюни подбирал. Ну он и горяч! Да, Даллас?
   «Отец тоже нравился женщинам, – подумала Ева. – Что бы он с ними ни делал, он им все равно нравился».
   – Уверена, пока он выпускал Тиаре Кент всю кровь, она тоже думала, что он чертовски сексуален. Я вызываю патруль. Двигайте прямиком в лабораторию и лично проследите, чтобы образец срочно взяли на анализ.
   – Поняла, – кивнула Пибоди, кладя пробирку к себе в сумку.
   – Я прогоню по базе владельца и барменшу. Он – стреляный воробей, и она врет, что видела его прошлой ночью. Если в лаборатории поторопятся, мы еще потревожим его сладкий сон.
   Они разделились. Возвращаясь к машине, Ева подтолкнула Рорка бедром.
   – Ты что-то тихий, – заметила она.
   Наверху, подальше от Дориана и этих пульсирующих огней, она вновь почувствовала себя собой.
   – Размышляю. Знаешь, а он на тебя глаз положил. Незаметно так, но вполне определенно, – задумчиво проговорил Рорк и, поймав Еву за руку, которую она собиралась сунуть поглубже в карман, поднес ее к губам. – Он хотел проверить твою реакцию. И мою тоже.
   – Расстроился небось, что я не бросилась к его ногам. Да и ты тоже никак не отреагировал.
   – Думаю, он скорее удивился.
   – Ладно, ну а ты-то почему ему не врезал?
   – Искушение было велико, но я решил оставить его в недоумении: это куда приятнее. В любом случае он не в твоем вкусе.
   – Уж это точно, – фыркнула Ева. – Высокие, черноволосые, излучающие эротизм красавцы – не мой тип.
   – Маньяки-социопаты – не твой тип.
   Ева покосилась на Рорка. «Значит, он тоже это заметил, – подумала она. – Увидел в нем то же, что и я».
   – Верно подмечено.
   – К тому же я выше ростом.
   Вот теперь Ева рассмеялась. Поднимаясь на платформу второго уровня, где они оставили машину, она решила: почему нет, кому они помешают? Она повернулась к Рорку и положила руки ему на плечи, как будто проверяя его рост. Обняла его за шею и прижалась губами к его губам – теплым, зовущим, настоящим. Потом отстранилась.
   – Да, пожалуй, по росту ты дотягиваешь до моего стандарта, – улыбнулась она. – Садись за руль, мой чемпион, хочу поскорее запустить проверку.
   В машине Ева вытащила свой карманный компьютер, и хотя дисплей у него был невелик, не чета настольным, фото с удостоверения Дориана на нем все равно смотрелось эффектно. На фотографии волосы у него были покороче, но все равно ниже плеч. Согласно документам, ему было тридцать восемь лет, место рождения Будапешт, из родственников – до сих пор проживающая там мать.
   И весьма примечательный список задержаний.
   – А наш Мистер Обходительность, оказывается, мошенник со стажем, – сообщила Ева. – Целый букет правонарушений, начиная с несовершеннолетнего возраста, причем досье не опечатано. Гастролировал по Европе, в Штаты прилетел, когда ему было слегка за двадцать. Задерживался за контрабанду – до суда не дошло. Привлекался за нелегальные препараты – допросили, отпустили. Работал в шоу-бизнесе – фокусником и гипнотизером. Гм… Много снятых обвинений, потерпевшие в основном женщины. Проходил как подозреваемый по делу об исчезновении двух женщин. Поговаривали, что он их развел на деньги. Но все улики были косвенные, до ареста не дошло, нет следов ДНК. Изворотливый гаденыш, – пробормотала она. – Проскочил сквозь систему, как уж. На насильственных не попадался: потерпевшие все сплошь либо отказывались от показаний, либо испарялись. Ты во всю эту гипнофигню веришь? – нахмурившись, спросила Ева.
   – Гипноз – научно доказанная штука. Мира, знаешь ли, им людей лечит.
   – Все равно, думаю, фуфло все это, – отмахнулась Ева, но тут же вспомнила свое странное ощущение, когда на нее пристально смотрел Дориан.
   «Это мои проблемы, – сказала она себе. – Мои личные демоны».
   – Короче, парень – оторви и брось. И за ним тянется хвост из женщин-потерпевших, по большей части богатеньких.
   Она прогнала по базе Алессерию, но ничего не нашла.
   – Барменша чиста. Разведена, ребенку скоро три. – Ева недовольно поджала губы. – Запереть бы ее одну в комнате – да хоть бы даже у нее дома! – и я ее расколю. Она его покрывает. Не будет его рядом, я у нее признание в пять минут вырву. Она его боится.
   – Еще бы! Он же убийца, – отозвался Рорк, въезжая в ворота дома.
   – А я и не спорю.
   – В смысле, она думает, что он убийца, знает или подозревает. Ты можешь вырвать у нее признание, а он – сердце. И напрягаться ему для этого придется куда меньше твоего.
   – И с этим я соглашусь. Вот только любопытно, как ты это понял по всего-то одному разговору с ним.
   – Я это понял бы и по одному взгляду на него. Дело в глазах. Он – вампир, – бросил Рорк, остановив машину.
   Ева раскрыла рот. Собраться с мыслями и оформить их в слова она смогла, только когда уже вышла из машины и подошла к Рорку, чтобы посмотреть ему прямо в глаза.
   – Что ты сейчас сказал?
   – Я сказал то, что хотел сказать. Люди такого типа высасывают жизнь из других, делают это ради сиюминутного удовольствия, прямо как вампиры в книжках. Он, Ева дорогая, как и они, – бездушный монстр.
   «Как и мой отец, – вновь повторила она про себя. – Да, Рорк тоже это понял. Он все понял».
   Она распознала монстра, в этом не было ничего ни странного, ни пугающего. Она просто поняла, какого зверя ей предстоит затравить.
   Войдя в дом, Ева стянула с себя жакет и походя ткнула пальцем в Соммерсета. Дворецкий Рорка, как и всегда одетый строго, словно собирался на похороны, учтиво ждал в холле.
   – Вот именно так я всегда и представляла себе вампира: бледный, тощий, мрачный и безжизненный.
   Она демонстративно бросила жакет на столбик перил и начала подниматься на второй этаж.
   – Не желаете ли сегодня поужинать в столовой, как все нормальные люди? – поинтересовался Соммерсет.
   – Работа ждет. Кстати, на твоем месте я бы о нормальных людях вообще не заикалась.
   – Мы что-нибудь перекусим у себя, – поспешил добавить Рорк.
   Он как ни в чем не бывало вошел вслед за Евой в ее кабинет, а войдя, прижал ее к стене.
   – Пожалуй, начну с аперитива, – прошептал он и с силой впился губами в ее губы.
   Кровь в ее венах мгновенно закипела. Теряя голову, Ева чувствовала, что еще немного, и от возбуждающего, почти животного неистовства, с которым Рорк терзал ее губы, мозги у нее расплавятся и потекут. Она из последних сил обвила его бедра ногами, но его умелые руки все равно быстрыми движениями скользили по ее телу, доставляя ей сладостные мучения.
   Ева жадно глотнула воздух и отдалась этому буйному, дикому наслаждению. Отдалась ему.
   Она всегда отдавала. Он знал: сколько бы ему ни было нужно, она всегда рада была ему это отдать, получить, ответить на его бездонное, безудержное желание своим. Ее губы лихорадочно отвечали на его поцелуи. Когда он стянул с нее рубашку, у нее вырвался глубокий стон, а он уже прильнул, лаская губами и зубами, к ее жаркой, трепещущей плоти.
   Вкусив ее, он почувствовал, как в нем вздымается новая гигантская волна желания.
   Она нетерпеливо рвала ремень на его брюках, а он отвечал ей таким же нетерпением. Освободившись от того, что их разделяло, она страстно припала к нему, плоть к плоти.
   Он заглянул в ее глаза, в них отражалась ночь, и когда он вошел в нее, на какой-то ослепительный миг весь свет для нее, казалось, померк.
   В своей страсти она не отставала, в дикой скачке сердце ее бешено стучало в унисон с его сердцем. Он с силой поднял ей руки над головой и крепко сжал, вместе с ней седлая гребень последней мощной волны удовольствия.
   Ева прерывисто дышала, Рорк прижался щекой к ее лбу, пытаясь сам перевести дыхание, а затем слегка коснулся его губами – легкий, как крылья мотылька, поцелуй после необузданной силы их соития.
   – Знаешь, я здорово разозлился, когда какой-то киношный Дракула у меня на глазах стал приударять за моей женой, – заметил Рорк.
   – Ну, лично я от этого только выиграла. – Ева прислонилась к стене и, расслабившись, заглянула ему в глаза. – А ты?
   – Даже очень, спасибо.
   – Всегда пожалуйста. И знаешь что? Я бы сейчас не отказалась от хорошего куска мяса. Толщиной дюйма в четыре. Составишь мне компанию?
   – Да, я тоже не прочь перекусить, – улыбнулся Рорк и поцеловал ее в губы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация