А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Маньяк всегда прав" (страница 16)

   Глава 25

   Майор Верин долго молчал. Курил и молчал, задумчиво глядя в окно.
   Там, за окном, по тротуару спешили по своим делам люди. А майору никуда спешить не хотелось. Надоело все до чертиков. И хотелось вот так сидеть, и чтобы никто не дергал, не лишая его мимолетного покоя.
   Молчал и Камагин, сидя за столом напротив Верина. А на столе перед майором лежали фотографии, отснятые Зуевым.
   Сумка. В ней труп с отделенной от туловища головой. Труп женщины возле сумки. Ноги подтянуты к груди. Рядом голова.
   Даже после того, как ее достали из сумки, руки женщины остались согнуты, будто пытались ухватить голову и вернуть на место.
   Верин посмотрел на ужасные снимки и, вздохнув, спросил у Камагина:
   – Ты считаешь, это работа маньяка?
   Камагин, успев похмелиться, дохнул на начальника перегаром.
   Верин поморщился, но ничего не сказал. Сказать по правде, и сам бы сейчас выпил стакан водки. Так на душе скверно.
   – Ничего я не считаю, – ответил Камагин, тихонько икнув, и потянулся за сигаретой. – Считать можно, если опять появятся безголовые трупы. А так мало ли чего: может, ее любовник замочил. Или любовница мужа.
   Верин с пониманием кивнул головой:
   – А муж? Он не мог?
   – Вряд ли. С ним областные опера работали. Они считают, эта версия отпадает. У него не было мотива для убийства. Соседи о них отзываются хорошо. Жили дружно. Хорошо обеспеченные. Нет. Тут что-то другое.
   – У Топольского на квартире были? Никто там не появлялся?
   Под этим «никто» майор подразумевал самого маньяка, и Камагин это сразу понял:
   – Нет.
   Верин недоверчиво прищурился:
   – И все же что-то есть?
   – Нет, это я так. Представляете, огромный шкаф у него, и весь забит книгами по психологии, психотерапии, йоге и разным оккультным наукам. Помешанный какой-то. И такому человеку доверяли лечить людей. – Камагин достал из ящика стола раскрытую книгу, с подчеркнутой карандашом строчкой.
   Верин прочитал вслух:
   – Убивая человека, ты спасаешь его душу от греха, – он повертел книгу в руках. – Чушь какая-то!
   – А может, эта чушь оправдывает его действия? Убивал с твердым убеждением, что творит благие дела? – сказал капитан.
   – Спасал людей от зла? – усмехнувшись, добавил Верин, скосив глаза на жуткие фотографии убитой блондинки.
   – Книжонка такая, между прочим, свободно продается на лотках.
   Верин прочитал фамилию и инициалы автора.
   – А.И. Топольский. Гм… Тоже мне философ. Собственноручно пристрелил бы гада!

   Глава 26

   Дверь открылась, и Байдиков увидел худого бледного парня, сидящего в инвалидной коляске. Небритый. И глаза человека, неимоверно уставшего от жизни, словно живет он на этом свете последний день.
   Вдобавок от него несет водкой. Такие люди, по мнению Станислава Николаевича, не могут внушать доверия. И этот такой. Пьяница.
   Он даже подумал раздраженно: «Зачем я приехал? Услышать лепетание инвалида-алкаша?»
   Но все же вошел в квартиру, не понимая, для чего это делает. Словно кто-то подталкивал в спину.
   – Вы что-то мне хотели сказать? – спросил Станислав Николаевич, присев на кресло. – Вы один здесь живете?
   Валерка закурил и, сделав пару глубоких затяжек, ответил грустно:
   – Теперь один. Раньше жили вдвоем с матерью, – глядя в грустные глаза Байдикова, он добавил: – Еще у меня была любимая девушка. Хотели пожениться…
   Станислав Николаевич был человеком тактичным, поэтому воздержался от лишних вопросов по поводу матери. Ну, положим, с девушкой еще понятно. Не каждая согласится быть женой инвалида.
   Но Валерка, словно догадавшись об этом, заговорил сам:
   – Мою девушку убил тот же маньяк, что и вашу жену…
   Байдиков вздрогнул:
   – Что? Маньяк?! Откуда такая уверенность? Я разговаривал с капитаном Камагиным. Он противоположного мнения. Сказал, что маньяк и его помощник – мертвы.
   Валерка махнул рукой и оскалился в кривой улыбке:
   – Насчет помощника, не знаю. А Топольский – жив. Я это чувствую. Прячется где-то.
   – Но как же?.. А может, вы ошибаетесь?
   – Бросьте! – перебил Валерка. – Вы что, хотите сказать: нормальный убийца способен на такие жуткие дела?
   – Не думаю…
   – А он испытывает блаженство от мучений своих жертв. Он рожден – убивать. Это изощренный и коварный человек. И чтобы он так просто умер? Я не верю. Понимаете, не верю, – Валерка разнервничался, ударил кулаком по столу так, что из пепельницы высыпались окурки. – Извините, но говорить об этом человеке спокойно я не могу. Он разрушил мою жизнь. Убил мою девушку. И мать. Хотел убить и меня. Это благодаря ему я стал инвалидом. Понимаете меня?
   Байдиков не перебивал, давая парню излить всю горечь, что накопилась на душе. Жалел его. И сказал невесело:
   – Да, конечно. Только не понимаю, зачем вы меня пригласили? Захотелось выговориться?
   Валерка посмотрел на Байдикова с обидой.
   – Если вам нужны деньги, я могу…
   – Ты меня неправильно понял, – сказал инвалид, грубо и без предисловий перейдя на «ты». – Деньги у меня есть. Остались от покойной матери. Не так уж много, но есть. У меня счет к маньяку. И я хочу его предъявить. И ты, если хочешь отомстить за свою жену, можешь мне помочь.
   Байдиков впился побелевшими пальцами в подлокотники кресла.
   – Я хочу отомстить! – процедил он.
   Валерка рассмеялся, хлопнул Байдикова по плечу, как старого приятеля:
   – Я знал, что ты согласишься. Вдвоем мы его сделаем!
   Настало время задать, пожалуй, один из самых существенных вопросов, волновавших Байдикова. И Станислав Николаевич спросил:
   – А как мы его отыщем, если сыщики не могут?
   – Он сам придет, – улыбнувшись, сказал Валерка, сразив этим гостя.
   Говорить такое – значит, быть или полным кретином, или наглецом.
   Байдиков посчитал Валерку наглецом, но все-таки спросил:
   – Я не понял, куда он придет?
   – Сюда, – Валерка говорил серьезно.
   На лице Байдикова появилось разочарование. Во что угодно он был готов поверить. Но в такое…
   Валерка постарался быть более убедительным:
   – Выслушайте меня до конца, раз уж пришли.
   Станислав Николаевич согласился уделить на продолжение беседы еще несколько минут. А Валерка, воспользовавшись отведенным временем, произнес:
   – Я уже вам говорил: этот человек не может не убивать. Вы хотите новых трупов женщин?
   Байдиков ответил с обидой:
   – Что за глупый вопрос? Конечно, не хочу.
   – Тогда сидите, слушайте и перестаньте смотреть на часы.
   «Нет. Он наглец. И грубиян», – подумал Байдиков, но все же сел обратно в кресло.
   – Поймите, маньяк уверен, что никому из жертв не удалось выжить. То есть нет свидетельских показаний. А сам он вряд ли захочет сознаться во всех убийствах, если его когда-нибудь поймают.
   – Ну, хорошо. А если он действительно мертв?
   – Он – жив! – Валерка это произнес так, что у Байдикова отпала всякая охота спорить.
   – Я думаю, он еще найдет способ поморочить ментам головы. Но не нам. Мы будем действовать по-другому.
   – Как? – спросил Байдиков без энтузиазма.
   – Вы телек смотрите? – перебил Валерка, несколько обескуражив гостя вопросом, потому что телевизор тот смотрел очень редко. Не хватало времени. И все из-за работы. Даже на семью не оставалось.
   – Что вы имеете в виду? – удивился Станислав Николаевич.
   – Наверняка смотрите. Я думаю, и маньяк смотрит. Надо же ему как-то развлечь себя в перерывах между убийствами. Сейчас почти по всем каналам гоняют передачи на криминальные темы. Надо договориться на телевидении, чтобы кто-нибудь приехал ко мне и показали меня по телеку как уцелевшего свидетеля, который один может опознать маньяка. Улавливаете мысль? Могу дать небольшое интервью, как меня убивали. Думаю, увидев меня, маньяк обязательно захочет прийти и доделать то, что не сделал тогда. Естественное желание заткнуть рот свидетелю. То есть убить меня. Вот для этого он и придет ко мне. Адрес он знает. А здесь я его встречу.
   – И сразите наповал пальцем? – вопрос гостя прозвучал, как издевка.
   Но Валерка не обиделся. Сунув руку в карман спортивной куртки, он достал старенький револьвер.
   Байдиков усмехнулся, представив, на какой помойке откопали это достояние оружейного дела, произведенное еще до революции.
   – Он хоть стреляет? – бросил Станислав Николаевич.
   – Еще как! Бьет безотказно. Могу продемонстрировать.
   От демонстрации Станислав Николаевич попросил Валерку воздержаться. В конце концов, ему глубоко наплевать на этот шпалер, стреляет он или нет. Да и квартира не тир. А лупит эта штуковина наверняка громко.
   – Хорошо. Вы меня убедили. Давайте попробуем, – согласился Байдиков. – Честно говоря, я не очень верю, что у нас получится. Но очень хочу рассчитаться с ним за Ольгу. И если ее убил именно этот человек…
   Валерка хмыкнул: мол, вы еще сомневаетесь.
   – Я собственноручно убью его, – поклялся гость. – И согласен ждать неделю, месяц. Лишь бы он пришел.
   – Он обязательно придет. И какая разница, кто из нас двоих убьет его? – сказал Валерка, пряча свой «наган» обратно в карман. – Главное – заманить его сюда. Теперь дело за вами. Поезжайте на телевидение, в редакции газет. Побольше шума обо мне. И он придет. Не сможет не прийти.
   Потом они выпили водки, и, уходя, Станислав Николаевич с надеждой подумал: «А, пожалуй, он прав. Это единственный шанс рассчитаться с маньяком…»
* * *
   Начальник отдела угрозыска майор Верин был в бешенстве. Войдя в кабинет Камагина, он зло глянул на него, потом на лейтенанта Зуева, бросил на стол газету и спросил строго:
   – Читали?
   Капитан и лейтенант в один голос ответили:
   – Чего?
   – И телевизор, конечно, не смотрели?
   Оба замотали головами.
   – Ну, так почитайте и посмотрите, – предложение было не слишком понятно. И Камагин осторожно спросил:
   – А чего там?
   Верин сел на свободный стул, закурил из лежащей на столе пачки и сказал:
   – А там этот, Валяев, раздает интервью. Про маньяка рассказывает, как его пытались убить в клинике. По телевизору его уже второй раз показывают в криминальных сводках.
   Камагин сразу обо всем догадался и про себя похвалил парня за смекалку: «Он в своих действиях более свободен, чем я. Может делать все, что захочет».
   А вот начальник был готов разорвать Валерку.
   – Вы посмотрите, какой умник! Только все стало с этим маньяком затихать, он решил раздуть кадило. Слушай, Анатолий Николаевич, – сказал Верин капитану, – ты бы поговорил с этим раздолбаем. Пусть рот заткнет. А то ведь нам с тобой по башке настучат.
   – Поговорю, – пообещал Камагин. Что еще скажешь? Хотя теперь уж и говорить поздновато. «Ну, поговорю. Только вряд ли послушает он меня», – решил капитан.
   Верин сокрушенно махнул рукой, придавив окурок в пепельнице.
   – Это все затеял муж той бабы, голову которой нашли в сумке.
   – Байдиков? – уточнил Зуев.
   – Он, – хмуро ответил Верин. – Оплатил всю эту кампанию. И на телевидении, и в газетах. Я специально узнавал. Чего добиваются, непонятно.
   «Это тебе непонятно, а им все понятно», – подумал Камагин, но говорить майору ничего не стал.
   Сразу после ухода Верина он набрал номер Валяева. Услышав Валеркин голос, заговорил приветливо:
   – Здравствуй, Валера.
   – Здравствуйте, – отозвалась трубка.
   – Ну, как у тебя дела, парень? Как жизнь?
   – Неплохо дела. Пока живу.
   – Точно неплохо? – Камагин словно чего-то недоговаривал. Надеялся, что Валерка ему сам все выложит. Вроде бы отношения между ними неплохие. Капитан даже помог ему с инвалидной коляской.
   Но Валерка не выложил, и тогда Камагин сказал прямо:
   – Видел тебя по телевизору…
   На это Валерка понес такую словесную чепуху, что капитан разозлился. Он прижал ладонью трубку и сказал Зуеву:
   – Дурачками нас считает, сопляк!
   – Может, мне съездить, поговорить с ним в домашней обстановке? – предложил лейтенант. Он недолюбливал Валяева еще с момента побега и жалел, что не сумел как следует вправить ему мозги. Но Камагин категорически отверг предложение молодого лейтенанта.
   Капитан сказал в трубку:
   – Знаешь, парень, ничего у вас не выйдет.
   – Не пойму, о чем вы, товарищ капитан? – Валерка точно решил поиздеваться над опером.
   Камагин начал злиться:
   – Брось, парень. Все ты понимаешь. Советую тебе прекратить эту болтовню. Лучше не связывайся с маньяком, сынок. Живи спокойно.
   – Вы мне грозите? – спросил Валерка.
   – Нет, что ты. Упаси бог. Просто советую.
   – Я приму ваш совет к сведению, – Валерка первым положил трубку, прекратив этот, на его взгляд, пустой разговор. Он не грубил милицейскому капитану, но и постарался не дать ни малейшего намека на то, что они с Байдиковым задумали. Оставив капитана в двусмысленном положении.
   «А ведь если Топольский жив, то обязательно придет убить этого щенка. И если мы его возьмем там…» – подумал Камагин и сказал Зуеву:
   – Вот что, Витя. Скажи-ка ребятам, пусть поставят телефон Валяева на прослушку. И чтобы тихо. Сам понимаешь, за это и по шапке можно схлопотать.
   – Николаич, все будет путем, – пообещал шустрый лейтенант.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация