А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Маньяк всегда прав" (страница 10)

   Глава 12

   О загородном доме Александра Ивановича Топольского никто не знал. Ни сослуживцы, ни соседи по городской квартире.
   Дом на правах собственности, принадлежал его родной тетке, сестре матери. Но год назад тетка, к нескрываемому удивлению соседей, внезапно скончалась от сердечного приступа, оставив Топольскому в наследство великолепный кирпичный дом с садом и автомобиль «Жигули» первой модели, на котором он иногда ездил по доверенности.
   Александр Иванович не спешил оформлять наследство на себя, тем более что других претендентов не было. Значит, никто не попытается оспорить его права.
   Это тихое место на краю небольшой деревушки всегда нравилось ему. Еще пацаном, приезжая на лето к тетке, он бродил по полям, наслаждаясь местными красотами. Бродил один. Одиночество всегда ему нравилось. Потом вырос, но сюда его тянуло еще сильнее.
   Здесь, вдали от городской суеты, он отдыхал от кровавых дел и разводил цветы. Огромные клумбы. Они были повсюду. Каждый цветок в саду для Топольского что-то значил. Они были его утехой в жизни, и, когда они увядали, Александр Иванович горько плакал, отождествляя их короткое время цветения с человеческой жизнью, проходящей так же скоротечно.
   В этот день после работы он сразу поехал в деревню, истосковавшись по уединению. Суетливые лица сослуживцев и дебильные рожи пациентов – все это иногда чертовски надоедало. Только взглянув на свои любимые цветы, он оживал душой.
   Погода резко переменилась, стал накрапывать мелкий дождь, намывая асфальт до блеска.
   За рулем Топольский не любил рисковать и сейчас держал скорость чуть больше восьмидесяти.
   Тут полно крутых поворотов, превысишь скорость, и запросто можно улететь в кювет. Или какой-нибудь лихач вылетит на встречную полосу…
   В зеркало заднего вида он заметил стремительно нагонявшую его белую «восьмерку». И подумал: «Во прет, не меньше ста двадцати».
   На какой-то миг машина поравнялась с ним, и, скосив глаза, Топольский рассмотрел сидящего за рулем молоденького паренька, а рядом девчушку, захлебывающуюся от восторга, что они так легко обходят его новую «семерку».
   «Уроды! Куда вас несет?» – подумал он.
   Топольский посмотрел на шоссе. Впереди, на очередном повороте, машину по мокрому асфальту непременно поведет влево.
   Он хорошо знал это и потому заранее предусмотрительно сбросил газ, не выжимая сцепления.
   А сопливый юнец на «восьмерке» или не подумал об этом, или просто не знал, выпендриваясь перед малолетней подружкой. И нажал на тормоз.
   Топольский видел, как их стало кидать, и представил, какая испуганная мордашка сейчас у девчонки.
   «Восьмерку» повело влево. Паренек вывернул руль, и машину повело вправо.
   Торможение. И опять бешеную машину тянет влево. А скорость не меньше ста километров!
   «Нет, не вывернуть ему. Уведет с шоссе», – подумал Александр Иванович. Но подумал без жалости к пареньку и его молоденькой подружке.
   И тут впереди как из-под земли появился красный «Фиат».
   Топольский удивился: «Вроде не было его на шоссе. Наверное, я не заметил его за поворотом. Отвлекся на эту «восьмерку».
   Скорость у «Фиата» была приличная, а за рулем, кажется, неопытный водитель.
   Топольский видел, как затормозил «Фиат», испугавшись белой «восьмерки».
   Казалось, лобового столкновения не избежать, а при такой скорости сидящие в машинах люди превратятся в кровавое месиво.
   «Так вам и надо», – Топольский зло оскалился, выругав и водителя «Фиата», и молокососа с «восьмерки».
   Но в самый последний момент сопляк сумел вывернуть руль и избежать столкновения.
   Хуже пришлось иномарке. «Фиат» не удержался на шоссе, юзом сполз с проезжей части на обочину и ткнулся в глубокую канаву.
   А «восьмерка» даже не остановилась. Топольский не знал, что испытывал ее водитель в этот момент. Но машина, набирая скорость, умчалась вдаль.
   «Безмозглый щенок! Голову бы оторвал ему», – рассердился Топольский. Хорошо, что все так обошлось. С «Фиатом» ладно. Но вместо него в кювете могла оказаться и «семерка» Топольского.
   Он тотчас остановился и, не выключая мотора, быстро спустился в канаву.
   За рулем иномарки сидела молодая женщина. Видимо, она ударилась головой о лобовое стекло и потеряла сознание.
   Топольский, осмотрев рану, сразу определил, что от такого удара умереть она не должна. На всякий случай потрогал пульс на запястье левой руки.
   «Она жива. Я не ошибся», – подумал он, разглядывая кудрявую блондинку.
   Даже забрызганное кровью из раны на лбу лицо было красиво. Вполне можно считать эталоном женской красоты.
   «Нет, я не могу оставить ее здесь», – решил Топольский и огляделся по сторонам. Он торопливо вытащил женщину из машины.
   «Если кто и увидит, я – врач и хочу отвезти потерпевшую в больницу, – думал он, укладывая блондинку на заднее сиденье своей «семерки». – Везет же мне на блондинок…»
   – Все. Она моя. Теперь быстро по газам. А дождь смоет следы, – проговорил он негромко, не желая, чтобы она очнулась раньше времени.
   С места он рванул так, что колеса издали визжащий звук, похожий на плач.
   Не желая лишний раз светиться на шоссе, он свернул на лесную грунтовую дорогу и поехал по направлению к деревне. Благо знал тут каждую тропинку, не рисковал заплутать. И через несколько минут уже был далеко от места аварии. Ехал, то и дело оглядываясь на лежащую позади женщину, и улыбался.
   Подъехав к своему дому, Топольский быстро выскочил из машины, отпер ключом ворота и загнал «семерку» во двор.
   Вечерний полумрак спустился над землей.
   Где-то на другом конце деревни тоскливо выла собака. Нехороший знак. Но вряд ли, что, кроме Топольского, кто-то обратил на это внимание.
   Бережно прижимая к себе блондинку, Топольский понес ее в дом.

   Глава 13

   Этот день начался, как обычно: в семь – подъем, в семь тридцать – пробежка по скверу. В восемь Ольга приняла освежающий душ и разбудила мужа Станислава и шестилетнего сына Дениску.
   Оба лежебоки, в отличие от Ольги, за стол сели сонные. Ольга над ними только посмеивалась.
   Семья у них со Станиславом по нынешним меркам была обеспеченная, даже слишком. Живи и радуйся.
   Муж – бизнесмен, работал с зарубежными партнерами. И денег хватало вполне.
   Ольге было незачем с утра до вечера просиживать в задрипанном НИИ, где ей платили смехотворную зарплату в полторы тысячи рублей.
   Станислав, видя, что Ольга – прекрасная хозяйка, решил сразу: будет лучше, если она не станет терять времени в этом институте, а займется воспитанием сына и вырастит из него достойного человека.
   Ежедневно в девять часов Станислав отвозил Дениску в специализированный садик с углубленным изучением английского языка, где мальчик находился до обеда.
   Обычно из садика его всегда забирала Ольга. Но сегодня было решено, что за Денисом приедет папа. Ольга собралась съездить к родителям.
   Ровно месяц назад она получила водительское удостоверение, и по этому поводу любящий муж купил ей новенький «Фиат». Машина, конечно, не ахти какая, но ездить можно.
   – А когда привыкнешь к рулю, мы с Дениской подарим тебе «мерс», – пообещал довольный от переполнявшей его гордости за жену Станислав.
   Ольга в ответ только смеялась, целуя мужа и сына. Любила обоих до безумия. И разве дело в иностранной железке? Главное, чтобы счастье было в доме.
   Но сегодня с утра Станислав был какой-то мрачный. Ольга поинтересовалась:
   – Что, есть проблемы?
   Никогда раньше она не совала нос в его дела. Да и Станислав этого не любил, говоря, что у каждого, мол, свои заботы: у нее по дому, а у него по бизнесу. Но на этот раз догадалась – тут что-то другое.
   Муж только улыбнулся, нежно поцеловал ее в щеку, поправив кудрявый завиток волос.
   «Не станешь же ей портить настроение и рассказывать, что видел страшный сон», – решил он и сказал:
   – Нет, милая. Все в полном порядке.
   Обычно по утрам Станислав такой приставучий. Пока Дениска давился за столом кашей, он заводил жену в ванную комнату и там они минут пять-десять занимались любовью. А хитрый Дениска успевал за это время покормить голубей, выбросив кашу в окно.
   Сегодня, против обыкновения, Станислав не приласкал ее. Ольге даже стало подозрительно.
   – Да что с тобой сегодня? Никогда тебя таким хмурым не видела. – Ольга потрепала мужа по жестким, коротко остриженным волосам.
   Станислав замечание жены пропустил мимо ушей.
   – Пустяки… Сон дурацкий видел. – Он не стал рассказывать, какой это был сон. Да и сам уже толком не помнил его. Но скверный отпечаток в душе после ночного кошмара остался.
   Ольга улыбнулась:
   – Сон? Ты веришь снам? Вот уж не думала, что такой большой, сильный мужчина может впасть в меланхолию из-за сна.
   – Какую еще меланхолию? Не говори глупостей. Просто жизнь такая, что иной раз не хочется верить, да поверишь, – мрачно парировал Станислав.
   Он был старше Ольги на целых десять лет.
   Родители, когда узнали о предстоящей свадьбе, стали всячески ее отговаривать. Сомневались, будет ли она с ним счастлива. Но Ольга не послушалась и поступила так, как считала нужным. И не прогадала. Станислав оказался чутким, внимательным, любящим мужем и сына очень любил. И родители изменили свое мнение, видя, что дочь счастлива.
   Но в сексуальном плане возраст сказывался. Первые семь лет все шло хорошо, а потом…
   Ольга грустно подумывала не раз: «Стареет мой милый муженек».
   – Может, ты не ездила бы сегодня к родителям? – попросил супруг.
   – Это ты из-за сна так говоришь? – спросила Ольга.
   Он, конечно, соврал:
   – Нет. При чем здесь сон? Просто… А в воскресенье я тебя отвезу. И Дениску.
   Ольга покачала головой.
   – Ты уже обещал в прошлое воскресенье отвезти меня, – напомнила она, погрозив ему пальчиком.
   Станислав вспомнил и посчитал нужным извиниться перед женой.
   – Ну, прости меня, пожалуйста. Не смог. Была важная встреча. А теперь обязательно отвезу, – он был готов поклясться чем угодно. Но отговорить супругу так и не сумел.
   Была у Ольги одна характерная черта, которая сильно не нравилась Станиславу, – ее упрямство. Если что вобьет себе в голову, то уже не вышибешь.
   – Нет, – заявила она, не оставляя мужу и малейшего шанса для компромисса. – Я поеду сегодня.
   Станислав озабоченно предупредил:
   – Но ведь это так далеко. Почти сто с лишним километров. А потом, ты еще недостаточно опытный водитель.
   Но Ольга не обиделась.
   – Знаешь, – сказала она, – я уже целый месяц езжу самостоятельно по городу и прекрасно справляюсь на перекрестках. Ни одного замечания от гаишников. Что ты на это скажешь?
   Она взглянула на мужа строго. Знала, что в конце концов он все равно уступит. Поломается и уступит. Все мужчины эгоисты, любят насаждать свое мнение, но если к ним подойти потверже…
   Станислав понял, что ее не отговорить, но посчитал нелишним напомнить:
   – Оленька, загородная езда отличается тем, что там нет правил. Особенно, когда на трассе отсутствуют гаишники. И скорость там не такая, как в городе. А к этому нужна привычка.
   – Ничего. Я справлюсь, – твердо пообещала Ольга и добавила: – Ты сам хвалил меня. Говорил, что я отлично вожу машину.
   Станислав уже понял, что приперт к стене. И больше никаких убеждений с его стороны не последовало. Оставалось лишь признать себя побежденным. И он признал:
   – Правильно, говорил. Ну ладно, поезжай. Если так хочешь. Но, пожалуйста, будь осторожна. Не гони слишком быстро.
   Ольга прижалась к нему, положив руки на плечи, и нежно защебетала в самое ухо:
   – Обещаю быть послушной девочкой.
   – Я надеюсь.
   – Родителям будет очень приятно видеть свою дочь за рулем новенькой машины, которую мне подарил ты. – Она нежно куснула его за мочку уха.
   Станислав никогда не считал «Фиат» достижением современной техники, и машину этой марки купил жене с твердым убеждением: или она ее быстренько расколотит, или какой-нибудь идиот вздумает угнать ее, когда Ольга забудет запереть дверь.
   И вот прошел месяц, а пока не произошло ни того ни другого. Даже более: за этот месяц Ольга действительно научилась хорошо водить.
   – Может, на пару минут зайдем в ванную, пока наш отпрыск мучается с кашей? – предложила она, погладив мужа по упругим ягодицам. Это место у мужчин всегда нравилось ей. Она считала его самым сексуальным и возбуждалась от малейшего прикосновения.
   Но Станислав отказался, взглянув на часы.
   – Извини. Давай в другой раз…
   Ольга слегка обиделась, хотя и постаралась не показать виду. Сказала с безразличием:
   – Как скажешь, – и, не дожидаясь ответа, вернулась в кухню к сыну.
   Потом была эта поездка. Встреча с родителями. Дорога назад. И нелепая авария на мокром шоссе…
* * *
   «Наверное, Станислав был прав, отговаривая меня от поездки», – подумала она, придя в себя от легкого похлопывания по щекам и поднесенной к носу ватки с нашатырем.
   Ольга открыла глаза и увидела перед собой лицо незнакомого мужчины. Черные глаза, аккуратно подстриженная бородка и вьющиеся с сединой волосы. Узкие губы растянулись в улыбке.
   Еще не поднимая головы, она заметила полумрак, царивший вокруг, под высоким потолком светила тусклая лампочка.
   И дышать тяжело. Воздуха не хватает. Пахнет затхлой плесенью.
   «Где это я?» – подумала Ольга. Она огляделась и сразу поняла, что находится в подвале, лежа на ватном матрасе, положенном на топчан.
   «Ничего себе!» – женщина перевела взгляд на бородатого незнакомца.
   Он сидел рядом на табурете, внимательно рассматривая ее.
   Ольга даже испугалась.
   – Вы что? Что вы хотите? – она отшатнулась от Топольского, прижалась спиной к влажной стене.
   – Не бойся меня, – проговорил он ласково. – Ничего не хочу. Ты была без сознания…
   – И вы решили воспользоваться этим? – замечание прозвучало неоправданно резко. Бородатый как будто обиделся.
   – Дура! Я тебя мог трахнуть уже сто раз.
   Ольга взглянула на часы, подаренные мужем на день рождения, и с ужасом разглядела число.
   Было тринадцатое августа.
   Прошли уже сутки с того времени, как она уехала из дома.
   «Муж волнуется. И Дениска. Они не знают, где я и что со мной», – озабоченно думала она, потому что и сама не знала, где находится.
   – Я бы хотела узнать, где я? И почему вы меня держите в этом подвале? – спросила она.
   Топольский протянул к ее голове руку, но Ольга отодвинулась еще дальше. Он улыбнулся:
   – Вы очень догадливая женщина.
   – Да? Странно, почему я до сего времени не замечала этого за собой.
   Но Топольский постарался не придавать значения ее язвительному замечанию.
   – Вы сразу догадались, что находитесь в подвале.
   Ольга хотела сказать, что только дурак не догадался бы об этом, но решила лучше промолчать.
   Топольский встал, прошелся по комнате, потом опять сел на табурет и стал внимательно рассматривать ее, будто выбирал товар. И чем дольше он смотрел, тем сильнее у него блестели глаза. И блеск этот казался недобрым…
   «Кажется, он ненормальный», – подумала Ольга про этого бородатого типа, но сказать об этом вслух не решилась.
   – Мне надо… – она запнулась, оглядывая голые стены подвала. – В туалет.
   Он понимающе кивнул головой, чуть наклонился, опустил руку назад за табурет, вытащил ведро и услужливо подал Ольге.
   – Вот. Пожалуйста.
   У Ольги глаза чуть не вылезли из орбит:
   – Что? Вы с ума сошли! Слышите? Где здесь выход? Я хочу выйти отсюда! Сейчас! Немедленно! – Она решительно вскочила с топчана.
   Заметив, что бородатый смотрит на ее короткую юбку, женщина одернула ее, насколько то было возможным. Но, кажется, длиннее она не стала.
   А он с явным интересом рассматривал ее стройные ноги:
   – У тебя красивые ножки. И фигура…
   «Псих! Точно ненормальный! Здорово! Кажется, я попала к извращенцу. Прекрасно. Конечно, он презервативом пользоваться не будет. Беременность мне обеспечена».
   – Где тут дверь?
   – Вон, – указал Топольский наверх.
   Только сейчас Ольга заметила в темном углу металлическую лестницу, а над ней в потолке люк.
   – Прекрасно. Я пошла, – возбужденно сказала она и сделала всего один шаг.
   Топольский резко схватил ее за руку и швырнул на топчан.
   – Не испытывай мое терпение, – он начинал сердиться. Улыбка пропала с его лица. Густые брови сдвинулись к переносице.
   Но и Ольга не собиралась сдаваться просто так:
   – Что? Терпение? Ваше терпение?! Да по какому праву вы держите меня здесь, в подвале? Вы – мерзкий тип!
   Удар ладонью по щеке отбросил ее в угол. Она больно ударилась головой и заплакала, но скорее не от боли, а от собственной беспомощности. Попала в такую передрягу, что, похоже, самой не выбраться. А Станислав не поможет, потому что и малейшего представления не имеет, где ее искать.
   Ее слезы не подействовали на Топольского. Он встал и пошел к лестнице, не оборачиваясь на плачущую женщину.
   – Если вы не выпустите меня отсюда, я буду кричать, – пригрозила она и крикнула: – А-а! Помогите!
   Он только засмеялся.
   Тогда она бросила ему вдогонку:
   – Вы знаете, кто у меня муж? Знаете?!
   На этот раз он остановился и обернулся. Взгляд, как у мертвеца. Покачал головой и тихо проговорил:
   – Это уже неважно, – и он ловко стал взбираться по лестнице наверх.
   Ольга подбежала, схватилась дрожащими руками за поручень почти отвесной лестницы.
   – Подождите! Подождите, пожалуйста! Не уходите! Прошу вас, – она попыталась лезть за ним, но сил на это не было.
   Женщина сорвалась, упала на цементный пол и опять заплакала.
   Он уже вылез. Сверху глянул на нее. Засмеялся, радуясь ее беспомощности.
   – Сволочь! – что есть силы закричала Ольга.
   Он ничего не ответил на это оскорбление. Захлопнул крышку люка.
   Ольга услышала скрежет задвижки. И заплакала опять.
   – Дурак! Станислав узнает, придушит тебя, как щенка. Ты еще пожалеешь… Эй, ты! Ну, выпусти меня отсюда! Пожалуйста. У меня дома маленький сын… Слышишь?
   И вдруг лампочка погасла.
   Кромешная темнота окутала Ольгу. И тут же истошный крик раздался в подвале.
   Но безответно…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация