А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Игра с опасной бритвой" (страница 1)

   Вячеслав Жуков
   Игра с опасной бритвой

   Глава 1

   К большому разочарованию Кристины, поезд Киев – Москва опаздывал на целых два с половиной часа, о чем несколько раз известил встречающих жесткий голос из репродуктора, напоминающего колокольчик.
   И Кристину брала досада. Вот всегда так, когда спешишь, все получается отвратительно.
   Этим поездом из Киева должна приехать ее сестра Олеська.
   Окончив одиннадцать классов, дуреха надумала покорить Москву. Видите ли, ей захотелось поступить в ГИТИС. В ней, оказывается, пробудились вокальные данные. Вбила себе в башку невесть что.
   Данных-то этих на копейку. Подумаешь, солировала в местном вокально-инструментальном ансамбле. Самонадеянная она, эта Олеська. Возомнила себя второй Софией Ротару.
   Дура Олеська не понимает, что здесь, в Москве, таких доморощенных талантов, как в отстойнике грязи. И Кристина писала ей. Только не хочет Олеська слушать.
   Лет семь назад Кристина сама поддалась искушению и прикатила сюда с твердым намерением поступить в Щукинское. В результате – провалилась на экзаменах. Масса огорчений. Море слез. И жизнь ее тогда круто изменилась, утратились наивные представления.
   Сначала ночевки у парней в общежитиях, а потом… и пусть кто-то попытается осуждать ее. Уж Кристина найдет что ответить.
   Зато за эти семь лет она сумела скопить денег на однокомнатную квартиру и купить вполне приличную «девятку».
   А от тела не убудет. Главное – не опуститься до уровня вокзальных шлюх, которые подставляют себя направо и налево и к тридцати годам успевают поймать не только трипак с сифаком, но и кое-что похуже.
   «Дура Олеська, – в очередной раз подумала Кристина. – Рассказать бы ей про все то, что пришлось пережить мне. И пусть берет билет и поскорее катит назад. Поближе к родителям».
   Кристина нетерпеливо глянула на часы. Надоело болтаться по перрону, мозолить глаза носильщикам и таксистам.
   «А за Олеську беспокоиться не стоит. Адрес мой она знает. Ключи я оставила соседке. Стол в кухне накрыт. Меня бы кто так встретил».
   Голос за спиной заставил ее вздрогнуть:
   – Торопитесь? Могу подвезти. Мое авто рядом.
   «Откуда он узнал, что я тороплюсь? Неужели по мне это видно?» – Кристина обернулась.
   Перед ней стоял парень в белой футболке, шею которого украшала увесистая золотая цепь. Лицо в общем-то приятное. Улыбка располагает. Но голос грубый, вызывающий.
   Мужчины с таким голосом – откровенные грубияны. Ей не хотелось общаться с парнем, чей голос не нравился ей.
   – Спасибо, не надо.
   Но парень не уходил, настойчиво пялился на нее.
   – Я сама на машине. Вы что, не понимаете? – резко сказала она. Его улыбка обернулась хамской ухмылкой.
   – Ну сама так сама. – Он наконец-то отошел. А Кристина тихонечко вздохнула. «Вот Олеське и придется иметь дело с такими идиотами».
   Потом к ней попытался приклеиться еще один водила. Когда Кристина вынула сигарету, рука из-за спины протянула зажигалку. На этот раз она оборачиваться не стала. Наклонилась и прикурила и почувствовала от руки запах дешевенького одеколона «Шипр». Даже поморщилась.
   – Могу подбросить куда надо, – предложил из-за спины приятный баритон. Но Кристина и его отшила.
   Настроение испортилось. И все из-за Олеськи. Еще и не приехала, а Кристине уже неудобства. Стой здесь… И она ушла. Села в свою машину и уехала, мысленно послав к черту этот опаздывающий поезд. «Пусть все будет так, как я решила. А там посмотрим», – подумала она.
   Спустя минут тридцать после того, как Кристина уехала, к перрону медленно подкатил состав, и из вагонов высыпали утомленные долгой дорогой пассажиры.
   Замелькали здоровенные чемоданы и огромные баулы челноков.
   Сразу же к ним наперегонки бросились носильщики. Таксисты деловито засуетились у начала перрона, предлагая свои услуги.
   В этой бурлящей толпе никто не обращал внимания на яркую длинноногую девушку с дорожной сумкой в руке.
   Девушка явно кого-то высматривала в толпе, обеспокоенно крутила головой по сторонам.
   В белой узорчатой блузке, сквозь которую просматривался лифчик, скрывающий большие груди, и короткой юбочке она выглядела очаровательно. Фигура, смазливая мордашка – все при ней, чтобы с легкостью соблазнить самого стойкого мужика.
   Она медленно шла, оглядывалась и чуть не столкнулась с парнем.
   – Ой! Извините! – Ее щеки покрылись стыдливым румянцем. Только приехала – и умудрилась испачкать лакированный ботинок.
   Парень был одет по моде. Он не рассердился. Мигом окинул красотку похотливым взглядом с головы до ног.
   Девушка несколько рассеянно произнесла:
   – Меня должны были встретить… И кажется, не встретили.
   Парень как бы нехотя кивнул головой, пробежав глазами по толпе.
   – Первый раз в белокаменной? – спросил он.
   – Да нет, – проговорила девушка не очень убедительно. – Ну, я приезжала на каникулы…
   – Понятно. – Парень опять кивнул, воткнувшись взглядом в ее большую грудь, словно пытался разглядеть то, что находилось под лифчиком. – Куда тебе ехать надо? Адрес знаешь?
   – Знаю. – Девушка как будто обрадовалась. Не хотелось ехать на метро, потом еще на автобусе.
   – Раз так, чего мы стоим? – Парень приветливо улыбнулся. – Готов отвезти тебя хоть на край света, – добавил он, стараясь понравиться девушке.
   – Может, для начала ограничимся столицей?
   Они пошли к стоянке, где парень открыл дверцу черной «волжанки».
   – Твоя машина? – с откровенной завистью спросила девушка, усаживаясь на переднее сиденье.
   – Пока не моя. Но скоро будет моей.
   – Это как?
   – Да так, – похвалился парень. – Срок ей пройдет. Спишут, а я по дешевке куплю.
   – Хитрец. – Девушка прищурилась, вглядываясь в самодовольную физиономию парня. – А сейчас, значит, калымишь?
   Парень улыбнулся:
   – Да нет. Меня послали одну мадам тут встретить. Но она почему-то не приехала. Зато я встретил тебя. – Он как бы нечаянно, переключая скорость, коснулся ее ноги.

   Как ни спешила Кристина, но раньше одиннадцати ей вернуться домой не удалось.
   Заруливая с проспекта во двор, она глянула на окно своей однокомнатной квартиры и почувствовала, как сердце точно прокололи иглой.
   «Да что это со мной? – тревожно подумала она, – не замечала такого за собой раньше. – Опять глянула на окно. – Почему темно? Олеська без света сидеть не станет. Неужели спать завалилась?»
   Припарковав машину у подъезда, Кристина быстро побежала по ступенькам к себе на этаж, отперла дверь.
   – Олеся! – бросила в темноту, еще не зажигая света, уверяя себя, что сестра, устав с дороги, легла спать.
   Но в комнате Олеськи не было.
   – Вот это да, – произнесла Кристина тихо и рухнула в кресло. Чувствовала себя совершенно опустошенной и никак не могла собраться с мыслями.
   «Ведь поезд наверняка пришел. В таком случае, где эта вертихвостка?» – Кристина глянула на телеграмму, посланную родителями за три дня до отъезда Олеськи. Потом схватила телефонный справочник и нашла в нем номер дежурного по Киевскому вокзалу.
   Позвонила и узнала, что поезд давно пришел.
   – Ах, Олеська, Олеська. Не надо было тебе приезжать. – Она долго сидела в кресле и курила, надеясь, что сестра вот-вот заявится.
   Эта Олеська с детства была противной девчонкой и всегда попадала в какие-нибудь неприятные ситуации, выпутаться из которых ей помогала Кристина. Теперь она приехала сюда и опять сядет на шею старшей сестре.
   Стрелки часов неумолимо отсчитывали время. Было половина первого ночи. Кристина стояла у окна, вглядываясь во всех подходящих к подъезду девушек. Злилась на Олеську и на себя. Все-таки опрометчиво она поступила. Глупо и жестоко. Надо было встретить ее.

   Глава 2

   В половине десятого вечера майору Калинину позвонил оперативный дежурный.
   Трубку снимать не хотелось. Знал майор, эти поздние звонки означают одно – где-то произошло убийство, и потому информация идет к ним в отдел.
   Калинин вздохнул, притушил сигарету и не торопясь поднял трубку.
   – Не ушел еще домой? – спросил дежурный. – Кажется, есть дельце для вашего отдела.
   – Труп? – без интереса спросил майор, вытягивая из пачки новую сигарету. Давно собирался бросить курить. Да разве при такой работе бросишь. Все на нервах, и успокоить их можно только стаканом или сигаретами.
   – Труп, – подтвердил дежурный.
   Калинину не понравился его голос. Он будто радовался. Ведь знал, что, кроме Калинина, в отделе никого нет, и позлорадствовал по поводу привалившей майору работы.
   Но майор не сдавался, спросил:
   – А с чего ты решил, что этим делом должен заниматься наш отдел? Мы что, со всего города будем трупы собирать?
   – Там особо тяжкое убийство. Не кипятись, Василич. Лучше бери своих гавриков – и вперед, – как бы оправдываясь, проговорил дежурный.
   Калинин протяжно вздохнул, предвкушая прелесть бессонной ночи.
   – Все мои гаврики разбежались по домам.
   Дежурный на это ответил с безразличием:
   – В общем, как хочешь. Я выполняю распоряжение начальника дежурной части. Мне приказали позвонить тебе, я позвонил. Сделал сообщение.
   Ну как тут обижаться на служаку дежурного. И Калинин сказал:
   – Ладно. Сообщай, где это произошло?
   – На улице Матросова. Патрульные обнаружили труп девушки.
   – Документы при ней есть?
   – А черт его знает. Я про документы у них не спросил. Это ведь по вашей, сыскной части. Да ты езжай. На месте все посмотришь.
   Калинин положил трубку и неторопливо закурил, думая: труп все равно никуда не убежит, а наследить усердные патрульные наверняка уже успели.
   Потом майор, все так же без излишней суеты, достал из сейфа табельный «ПМ», засунул его в кобуру. С минуту смотрел на телефон, раздумывая, звонить домой или нет. Решил, не стоит. Ничего хорошего не будет, кроме нагоняя от жены. И вышел. Предстояла работа, которую он делал изо дня в день более двадцати лет.
   После душного кабинета вечерний воздух казался упоительным.
   Майор даже на минуту закрыл глаза, пытаясь отвлечься от всего надоевшего.
   – Едем, товарищ майор? – услышал Калинин нетерпеливый голос дежурного водителя.
   Заждался бедолага возле своего микроавтобуса. У них, оперативных шоферов, тоже незавидная работа.
   – Поехали, – сказал майор.

   Место, где произошло убийство, густо заросло кустами сирени.
   От проезжей части досюда метров десять, а до ближайших домов и того больше. И не нашлось никого, кто бы видел, как один человек лишал жизни другого. А ротозеев набежало полно.
   Тут же были деловитые люди в штатском, суетящиеся возле трупа, и несколько сержантов патрульно-постовой службы.
   Калинин узнал дежурного следователя прокуратуры, подошел, поздоровался.
   Следователь кивнул на труп девушки.
   – Очередное похожее убийство, – сказал он, намекая на то, что за последние две недели подобным образом были убиты уже две молодые женщины.
   Калинин глянул.
   Луч карманного фонаря осветил круг примятой травы, облитой кровью, в котором лежала полураздетая девушка. Это сразу наводило на мысль, что жертва подверглась изнасилованию. Но самое ужасное – огромная рана на шее, от уха до уха, послужившая причиной смерти. Желеобразные сгустки крови еще выделялись из нее.
   Те две женщины, на которых намекнул прокурорский следак, тоже умерли от того, что им перерезали горло. И тоже от уха до уха. А еще у них были срезаны мочки ушей. Убийца не стал утруждать себя расстегиванием сережек. Просто срезал мочки по самые дырочки.
   У этой девушки тоже не оказалось мочек.
   – Похоже на то, – согласился Калинин, испытывая чувство, похожее на стыд.
   Какой-то маньяк убивает женщин, а они, опытные сыщики, не могут его поймать. И он, чувствуя свою безнаказанность, словно насмехается над ними, наглеет.
   – Нам бы не помешало узнать, кто она такая. – Майор присел на корточки, потрогал руку девушки.
   Рука была холодной.
   – Часа три-четыре прошло с момента убийства. Не больше, – уточнил суетившийся возле трупа эксперт.
   Но Калинин показал ему на пальцы убитой.
   – Я не это имел в виду. У нее на пальцах были перстни. Она сопротивлялась. Пальцы были напряжены. Припухли. И когда убийца снимал перстни, на пальцах остались едва заметные кровоподтеки.
   Эксперт внимательно осмотрел пальцы.
   – Действительно. Изнасилование плюс грабеж.
   – Выходит, так, – согласился следователь прокуратуры и посмотрел на майора Калинина.
   – Во всяком случае, повозиться придется, – сказал Калинин.
   Прокурорский следак внимательно осмотрел содержимое сумки и остался недоволен.
   – Никаких документов, – с сожалением проговорил он, зная, как сложно в таких случаях установить личность потерпевшей, особенно если она приезжая.
   – Придется дать ориентировку по всем управлениям, – сказал Калинин и попросил фотографа сделать необходимые снимки.
   – Все эти девчушки приезжают в Москву в поисках больших денег, а находят смерть, – сказал кто-то из сотрудников в штатском.
   Калинин, не оборачиваясь, возразил:
   – Не похожа она на дешевенькую проститутку. Такие не носят столько золотых побрякушек. И потом, если это совершил тот убийца, которого мы ищем, он бы не стал связываться с проституткой, да еще дешевой. Он выбирает жертву, с которой, кроме сексуального удовлетворения, можно поиметь и золото.
   Седоволосый эксперт, повидавший на своем веку всякого, окончив осмотр, закрыл чемоданчик и сказал с нескрываемым сожалением:
   – Вот и еще одной девушки не стало.
   Калинин, следователь прокуратуры и пара сотрудников в штатском стояли и молчали. И тогда седоволосый эксперт добавил:
   – Теперь остается ждать, пока кто-то обратится с заявлением о ее пропаже, – он кивнул на мертвую девушку.
   – Остается, – согласился с ним Калинин.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация