А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная невеста" (страница 37)

   – Джем, теперь я леди де Варен. Мы с сэром Рексом только что поженились.
   Глаза Джема на мгновение расширились. Потом он поклонился, улыбаясь и пытаясь скрыть удивление.
   – Добро пожаловать в Херрингтон-Холл, милорд. Поздравляю вас, миледи и милорд.
   Бланш прикусила губу и бросила взгляд на сэра Рекса. Он выглядел совершенно спокойным. Если он и был озабочен или обеспокоен ближайшим будущим, она не могла заметить этого по его поведению.
   – Спасибо, – сказал сэр Рекс. – Завтра, ровно в восемь часов, я встречаюсь со всей прислугой.
   Джем наклонил голову.
   Затем сэр Рекс повернулся к Бланш:
   – Может быть, мы выпьем по бокалу шампанского в честь праздника? Или ты слишком устала для этого? Я понимаю, что этот день был длинным и очень утомил тебя.
   Сердце Бланш подпрыгнуло в груди. Она была слишком захвачена своими чувствами, чтобы сдаться усталости, и у нее слишком кружилась голова от того волнения, которое охватывает любую невесту в день свадьбы. Она хотела еще побыть вместе со своим мужем.
   Они теперь муж и жена. Она, должно быть, самая счастливая женщина в городе.
   – Конечно, я выпью с тобой шампанского.
   Сэр Рекс ласково улыбнулся ей – так ласково, что в этот момент Бланш поверила, что он по-прежнему желает ее, несмотря ни на что. Он повернулся и приказал:
   – Джем, пожалуйста, бутылку лучшего шампанского, которое у вас есть.
   – Подать к нему икру, сэр? После лорда Херрингтона остался большой запас икры с Каспийского моря.
   – Подай, если желает леди Херрингтон, – сказал сэр Рекс и улыбнулся Бланш.
   Она каким-то образом сумела кивнуть. Сэр Рекс вступал в права хозяина Херрингтон-Холл так, словно родился для этой роли. Но он ведь сын Эдера. Он по рождению имеет право на власть, привилегии и богатство.
   После того как Джем ушел, Мег продолжала неуверенно переминаться с ноги на ногу у них за спиной.
   – Миледи, – позвала она шепотом, словно не желала, чтобы ее услышал сэр Рекс.
   Бланш повернулась к ней лицом, чувствуя, что начинает нервничать. Она поняла, о чем Мег хотела спросить, но молчала, не зная, что ответить. Бланш осмелилась бросить взгляд на своего мужа – он старательно рассматривал мраморный пол.
   – Сэр Рекс, где мы сегодня будем спать? Мы поженились очень быстро, и не было времени, чтобы подготовить для вас комнаты хозяина. А ваша семья, конечно, ждет, когда вы вернетесь.
   Рекс взял ее за руку.
   – Я хочу только одного – сделать приятное тебе. – И он поднес ее ладонь к своим губам. – А моя семья сейчас уже знает все подробности нашей свадьбы. Никто не ждет меня там, а я предпочитаю остаться здесь.
   Бланш хотела, чтобы он остался, но не могла произнести слово «останься» и не могла напомнить ему, что комнаты для медового месяца можно подготовить всего за несколько часов, потому что боялась быть отвергнутой. Чтобы подготовить новые постоянные комнаты для супругов-хозяев, нужно больше времени – если, конечно, они решат жить совместно.
   – Я переночую в любой из гостевых комнат, – тихо сказал он.
   Бланш растерянно улыбнулась, резко отвела взгляд: она была в смятении и ужасе от того, какой выбор он сделал.
   – Приготовь изумрудную комнату, Мег.
   Мег кивнула и помчалась выполнять приказ.
   Рекс схватил Бланш за руку и спросил:
   – Что-то не так?
   Она встревожилась, ее взгляд метнулся к его глазам.
   – Как что-то может быть плохо, если ты только что спас меня от ужасной судьбы!
   – От жизни с Дэшвудом? – спросил Рекс и улыбнулся.
   – Я не знаю, о чем я думала тогда!
   – А я знаю, о чем я думал, – быстро произнес он, понизив голос.
   Бланш взглянула в его глаза. Они смотрели на нее пристально и дерзко. В этом взгляде было столько мужской силы, что у нее ослабли колени.
   – Тебя не держат ноги? – тихо спросил он, беря ее под локоть.
   – Я не знаю, что я чувствую, – честно сказала Бланш. – Во мне перемешалось столько всего, у меня в уме полный беспорядок, и голова кружится. Я знаю только одно: мне стало легче. Я жила в кошмаре, но, кажется, он кончается.
   – Кошмар закончился, – твердо произнес Рекс и добавил: – Я хочу, чтобы ты была счастлива.
   – Я счастлива, – улыбнулась сквозь слезы Бланш. – Я очень счастлива. Но я понимаю, что ты только выполнял свой долг.
   Он ласково посмотрел на нее:
   – Давай сядем.
   Бланш кивнула, они перешли в синюю комнату и сели на диван.
   – Бланш, разумеется, я исполняю свой долг перед тобой и нашим ребенком. Но видимо, я был недостаточно убедителен, раз ты считаешь, что я женился на тебе только потому, что хочу исполнить свой долг.
   Бланш не смогла улыбнуться:
   – Даже если я выздоровею, я уже не та женщина, которая была твоей гостьей в Лендс-Энде.
   Рекс оцепенел, услышав это.
   – Дорогая, я не согласен с тобой! Ты – та же самая женщина. Ты – женщина, в которую я отчаянно влюблен. И ты выздоровеешь, тут не может быть никаких «если». Я думал, что ты не сомневаешься в этом.
   – Это в Лендс-Энде я была идеальной невестой.
   – Ты и теперь идеальная невеста, – твердо сказал Рекс.
   – Ты когда-нибудь бываешь недобрым? – почти беззвучно прошептала она.
   – Быть злым не в моей натуре, – ответил он, немного озадаченный ее словами.
   Вдруг Бланш осознала, что не думала о мятеже и об убийстве своей матери с тех пор, как пришла к сэру Рексу. И вдруг снова перед ней возникли эти кровавые образы. Она увидела мертвую лошадь и изуродованное тело своей матери. Вдали появилась толпа. Бланш заволновалась, ее тело напряглось.
   – Бланш, что случилось?!
   Она оцепенела от страха, жалея, что подумала о том ужасном дне, и ожидая, что нож пронзит ей виски. Но боли не было.
   Сэр Рекс крепко сжал ее лицо руками и попросил тихо и ласково:
   – Оставайся со мной.
   Но она продолжала ждать, что услышит крики матери. Она ждала, что опять станет шестилетней и окажется посреди толпы бунтовщиков.
   – Сегодня такая красивая ночь, – заметил сэр Рекс.
   Бланш не сразу расслышала его слова.
   – Ты слышишь кузнечиков? – спросил он.
   Бланш заметила его пристальный взгляд и вдруг услышала стрекот кузнечиков в саду за окном. Как только она взглянула в глаза любимого мужа, образы прошлого исчезли.
   – По-моему, это были только воспоминания, – ответила она, дрожа от напряжения.
   Слава богу, ее не унесло в прошлое!
   Он улыбнулся так, словно они говорили о пикнике или скачках.
   – Тебе понравилась церемония? Правда, она была короткой.
   Бланш улыбнулась и ответила:
   – Это было чудесно!
   Ее муж рассмеялся:
   – Не думаю, что мой брат понимал, что он делает, моя дорогая.
   Бланш застыла на месте. Его смех влился в нее как теплая, ласкающая волна и омыл ее душу. Ее сердце забилось чаще, кожа стала теплее.
   Сэр Рекс назвал ее «дорогая»! Бланш хотела броситься в его объятия. Она хотела гораздо большего, чем легкий поцелуй. И хотела, чтобы он снова назвал ее «дорогая».
   Глаза сэра Рекса потемнели. Его ладонь скользнула по ее щеке.
   – Я не знаю, смогу ли вести себя как джентльмен. Ты так призывно смотришь на меня, – тихо сказал он.
   Ее сердце забилось сильно и гулко.
   – Мы теперь муж и жена, – прошептала она. – Я знаю, что сейчас не слишком привлекательна, но ты не должен вести себя как джентльмен. Совершенно не должен.
   Его глаза широко раскрылись, а взгляд сделался туманным.
   – Бланш, ты такая хрупкая, как нежный побег розы. Я не хочу причинить тебе боль или расстроить тебя. Ты уже достаточно пострадала.
   Его ответ удивил Бланш. Конечно, она должна была догадаться, что для такого человека, как сэр Рекс, благополучие любимой женщины важнее всего.
   – Я не сломаюсь, мой дорогой, – сказала она, но ее голос дрожал. – Я уверена в этом.
   Но на самом деле она не была уверена. После той их памятной ночи любви пострадали ее сознание и чувства, а может быть, и разум.
   Но она все же рискнет.
   Сэр Рекс немного помедлил в нерешительности, потом взял ее за плечи и сказал:
   – Ни одну женщину я не желал так сильно, как тебя, Бланш, я всегда буду желать тебя. – В его взгляде был вопрос. – Я всегда буду любить тебя.
   Она изо всех сил старалась сохранять хотя бы внешнее спокойствие, потому что ее сердце едва не разорвалось от радости. Она вздохнула, отбрасывая всякие сомнения, и попросила:
   – Пожалуйста, сделай это.
   Его глаза стали похожи на два черных огня. Он наклонился к ней, его губы призывно потянулись к ее губам, и заключил ее в свои объятия. Она беззвучно заплакала от радости и желания, а он крепко поцеловал ее и целовал снова и снова.
   Каждая частица ее тела была словно в огне, и в нем стала накапливаться горячая влага. Бланш хотела испытать взрыв наслаждения. Она так сильно хотела, чтобы ее любимый прикоснулся к ней и вошел в нее, что стонала и дрожала в его руках. Поцелуи стали более настойчивыми и смелыми, его губы начали спускаться вниз по ее шее.
   Бланш услышала стук закрывающейся двери и бросила на него тревожный взгляд. Сэр Рекс взглянул туда же. Дверь, которую они, входя, не догадались закрыть, теперь была плотно закрыта. Сэр Рекс повернулся к Бланш, его глаза блестели. Бланш прижала ладонь к его щеке. Она поняла, что он по-прежнему хочет ее так же сильно, как в Лендс-Энде, и у нее стало легко на душе.
   – Не останавливайся! Пожалуйста, отведи меня наверх! – воскликнула она.
   Ее муж крепко прижал ее к себе.
   – Ты уверена, что я не сделаю тебе больно? Бланш, у нас впереди целая жизнь.
   – Я уверена, что больно не будет. Я так тебя хочу.

   Он понимал, что ему будет трудно контролировать себя, но он всегда держал слово. Как бы сильно он ни скучал по ней, как бы горячо он ни хотел овладеть ею сейчас же, он не желал сделать ей больно или слишком возбудить ее.
   Рекс расстегнул пуговицы на спинке ее светло-серого платья, чувствуя, что его пальцы стали неловкими, а ладони дрожат.
   Бланш дышала часто и быстро. Когда платье распалось на две половины, открыв взгляду сорочку и корсет, сэр Рекс не мог устоять. Он глубоко вздохнул, наклонился и поцеловал ее между лопатками, там, где под кожей проступал позвонок. Она почувствовала, как по спине побежали мурашки.
   Бланш беззвучно ахнула от удовольствия.
   Его мужское естество уже напряглось до боли, но он сдерживался. Он повернул ее лицом к себе, и платье упало к их ногам. Зеленовато-голубые глаза Бланш сияли. «Какая она красивая и женственная!» – подумал он, взял в ладони ее лицо и поцеловал ее долго и крепко, а его мужское естество поднялось и уперлось ей в бедро. Она застонала.
   Он потерял голову от страсти. Теперь он хотел только одного – доставить ей удовольствие.
   И он прижал ее к себе, все ее тело к своему разгоряченному телу. Она застонала, а он еще крепче прижал ее к своему восставшему мужскому естеству, а потом на мгновение коснулся губами ее щеки, желая сейчас же войти в ее тело бережно, но страстно.
   – Ты уверена?
   – Да! – крикнула Бланш и крепко ухватилась за его плечи.
   Они сбросили с себя одежду, которая еще была на ней, и всю, которая была на нем, за один миг и вместе упали на кровать, он лег на нее и раздвинул ее нежные бедра. Он сгорал от страсти, но сумел сдержаться еще на долю секунды и сказал полушепотом:
   – Мне так хорошо быть твоим мужем.
   Ее глаза широко раскрылись навстречу его взгляду.
   Он улыбнулся и медленно ввел в нее свое набухшее мужское достоинство, глядя на то, как меняется ее лицо и разгорается огонь в глазах.
   Она вскрикнула, чувствуя такой же жар и восхитительное жгучее трение. Ее щеки порозовели, глаза смотрели на него, но уже ничего не видели. Он был не в силах сдерживаться, глядя на охваченную страстью любимую женщину, и сдался, он сгорал от желания услышать, как она застонет от наслаждения, почувствовать в теле вспышку, которая принесет облегчение. Она, вздрогнув, ахнула, ее глаза широко распахнулись, и его охватила огромная радость. Он торжествовал.
   Увидев ее удовлетворенной, он словно ослеп от восторга. Он глубоко вошел в ее горячую влагу и дал волю своему мужскому естеству. Это был раскаленный, обжигающий восторг.
   – Бланш, – почти беззвучно шептал он снова и снова.
   Так продолжалось долго. И когда это закончилось, он держал ее в объятиях и хрипло дышал. Немного придя в себя, он отодвинулся от нее и лег рядом: за время болезни она стала маленькой, как девочка-подросток, и он действительно боялся случайно причинить ей боль. Его дыхание все еще было неровным. Он прижал ее к груди и стал целовать ее виски и волосы.
   «Моя жена. Моя прекрасная идеальная жена», – думал он.
   – По-моему, я самый счастливый человек на свете, – пробормотал он.
   Ее ресницы дрогнули, веки поднялись, и она ошеломленно взглянула на него. Потом изумление медленно сменила улыбка, и эта улыбка заставила его внутренне задрожать от счастья. Бланш положила свою маленькую ладонь на его широкую грудь.
   Он не смог удержаться – взял эту ладонь в свою руку и поднес к губам. Его переполняла любовь. Он действительно любит ее, безумно и страстно. Каждое слово было правдой. Боже милостивый! Теперь они женаты. Бланш Херрингтон принадлежит ему.
   – Как ты себя чувствуешь? – тихо спросил он.
   – Чудесно, – так же тихо ответила она. А потом, к его изумлению, Бланш взяла его руку и поцеловала в ладонь. На ее лице вспыхнул очаровательный яркий румянец.
   Он приподнялся и оперся на локоть. Дыхание, наконец, пришло в норму, и теперь он хотел полюбоваться ее лицом и фигурой. Хотя Бланш сильно похудела, ее стройное тело было для него невероятно привлекательным.
   – Ты такая красивая, Бланш! – восхитился он и провел рукой по ее маленьким грудям.
   Ее глаза широко раскрылись.
   – Должно быть, это ты сумасшедший… – начала она, потом поняла, что именно сказала, и встревожилась.
   Но он улыбнулся и ответил:
   – А ты слишком скромная! – И его ладонь скользнула ниже – на ее тонкую талию.
   Бланш неуверенно вглядывалась в его лицо.
   – Я рада, что ты считаешь меня красивой.
   – Я считаю тебя прекрасной, и больше не пытайся это отрицать, – нежно сказал он, поглаживая маленькую выпуклость на ее животе, в том месте, под которым рос их ребенок. Он улыбался и был вне себя от восторга. И он опять не смог удержаться: светлые завитки ее волос привлекли его взгляд.
   На лице Бланш появилась чудесная улыбка.
   – Не буду, если смогу быть такой же дерзкой, как ты, – ответила она.
   – Насколько дерзкой? – спросил он с озорной усмешкой, потом с трудом оторвал свой взгляд от манящего треугольника внизу ее живота и перевел его на лицо Бланш.
   – Ты такой красивый! – воскликнула она и провела рукой по его мощной груди. – И талантливый. – Сказав это, она прикусила губу от смущения.
   Сэру Рексу ее слова были до того приятны, что он рассмеялся от удовольствия.
   Бланш словно окаменела. Улыбка исчезла с ее лица, и она взглянула мимо него, словно ожидала, что кто-то чужой ворвется сюда. Рекс понял, что она снова боится воспоминаний. Его переполнила тревога за нее.
   – Дорогая, ты еще не знаешь разницу между разными видами физической любви, но мы не будем торопиться. Однако я рад, что ты считаешь меня талантливым, и уверяю тебя, что тебя ждет очень много удовольствия. Я хочу, чтобы наш медовый месяц был долгим и приятным.
   Ее пристальный взгляд вернулся к его глазам. Она улыбнулась и сказала:
   – Но я не хотела откладывать этот процесс на другое время.
   Он застыл, и все его мышцы напряглись.
   – Я рад, – хрипло и отрывисто сказал он.
   – Ты всегда знаешь, когда ты нужен мне, – тихо сказала она.
   Он прекрасно понял, что она имела в виду, наклонился, поцеловал ее и спросил:
   – Хочешь, поговорим об этом сейчас?
   Она немного поколебалась и при этом снова глядела мимо него. А потом тихо шепнула:
   – Нет.
   Сэр Рекс внимательно посмотрел на нее и убедился, что опасность для нее миновала. Он очень легко мог немного сдвинуть центр тяжести своего тела и сделать то, чего хотел, но сказал:
   – Я понимаю: ты сейчас очень устала…
   – Не очень, – ответила Бланш и провела ладонью по его животу сверху вниз.
   А потом она бросила на него такой соблазнительный взгляд, каким на него еще никогда не глядела ни одна женщина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация