А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная невеста" (страница 35)

   Рекс почувствовал, что его глаза стали влажными, и знал, что должен сдержать слезы. Но он был так горд, так взволнован и так восхищен этим ребенком, своим сыном.
   – Я был ранен в ногу, когда уносил твоего отца в безопасное место, – тихо и ласково ответил он. – Это осталось в прошлом.
   Стивен широко раскрыл глаза и пристально взглянул на него.
   Стивен повернулся, посмотрел на мать и спросил:
   – Почему я раньше никогда не видел сэра Рекса?
   Джулия не сразу нашла ответ. Немного помолчав, она объяснила:
   – Он очень много времени проводит в своем поместье, в Корнуолле. А чтобы бывать на светских приемах, ты еще слишком мал. – Она пожала плечами. – Но я рада, что день вашего знакомства наконец наступил. – И она улыбнулась Рексу.
   Стивен снова повернулся к Рексу:
   – У Клервуда есть имения повсюду, но нет ни одного в Корнуолле. Я еще никогда не был на юге Англии. Как он выглядит?
   Рекс сделал глубокий вдох. Перед ним открылась возможность, которую он твердо решил не упустить.
   – Это суровый край, пустынный и очень величественный.
   Стивен задумчиво посмотрел вдаль.
   – Я прочту что-нибудь о Корнуолле, – откровенно и просто сказал он.
   Рекс не стал ни медлить, ни колебаться.
   – Лучшее время года там – июль, когда цветут вереск и утесник. Если ты захочешь, твоя мать может привезти тебя ко мне в гости. Мы сможем скакать верхом по вересковым пустошам. Там много изгородей, через которые можно прыгать.
   Стивен вдруг улыбнулся. На его лице и в голубых глазах мелькнул мальчишеский восторг.
   – Вы ездите верхом?
   – Да, – тихо ответил Рекс.
   Стивен повернулся к Джулии. Рекс знал, что мальчик старается сдерживать свое волнение, но слышал дрожь в его голосе.
   – Мама, я хотел бы съездить туда. Я бывал во Франции, в Голландии, в Германии, Португалии, Испании, в Шотландии, даже в Ирландии. Но в Корнуолле я еще не был!
   Джулия бросила быстрый взгляд на сэра Рекса и сказала:
   – Я уверена, что это можно устроить.
* * *
   – Сэр Рекс сейчас в семейной комнате, леди Херрингтон, – доложил дворецкий де Варенов.
   Бланш дрожала. Она должна была встретиться с сэром Рексом лицом к лицу. Но он видел ее во время приступа, и теперь она была готова повернуться и убежать. Ее щеки уже горели от смущения. Но все же она вскинула голову и пошла за дворецким через вестибюль. Дыша часто и неглубоко, боясь того, с каким чувством сэр Рекс посмотрит на нее, когда увидит, она вошла в холл.
   Она услышала визгливый смех и сбивчивые голоса детей. Дворецкий остановился у порога зеленой гостиной. Дверь была открыта, и Бланш смогла заглянуть внутрь комнаты. Ее сердце громко и сильно стукнуло в груди.
   В комнате сидел на кушетке сэр Рекс. На полу, возле его ноги, играли с солдатиками и лошадками два мальчика, один со светлыми волосами, другой с темными. Рядом с сэром Рексом сидела хорошенькая девочка с волосами цвета меда, ей было лет восемь или девять. Она читала толстую книгу и была так поглощена этим занятием, что не поднимала глаз от страницы. С другой стороны от сэра Рекса сидел еще один мальчик, примерно на год моложе девочки. У него были золотистые волосы, и он был точной копией своего отца, Девлина О'Нила. Этот мальчик что-то говорил сэру Рексу, и тот слушал племянника так внимательно, что у Бланш сердце разрывалось от боли. По лицу сэра Рекса она видела, что он счастлив быть среди своих племянников и племянниц. Он будет чудесным отцом.
   – Это правда? – с жадным любопытством спросил «золотой» мальчик.
   – Да, – сказал сэр Рекс двум младшим, тем, что сидели на полу, а потом прикрикнул на них: – Роган и Чез! Если вы будете драться из-за игрушек, я их заберу! Вы должны делиться ими друг с другом. Вы родные, а не соперники.
   Светловолосый мальчик рассердился и стал стучать кулаками по полу, а темноволосый усмехнулся, торжествуя победу. Бланш решила, что светловолосый – Роган, сын Элеоноры, а темноволосый – Чез, сын Тайрела.
   Золотоволосый мальчик, сидевший возле сэра Рекса спросил:
   – Тогда не могли бы вы в этот раз пожить с нами в Эскетоне?
   Сэр Рекс потрепал племянника по волосам.
   – Я подумаю над этим, Джек. Ты прав: я слишком мало гостил у твоего отца.
   Джек улыбнулся во весь рот. Он был в восторге. Он явно обожал своего дядю.
   Бланш снова вздрогнула: она заметила двух женщин, сидевших возле камина, – Аманду и Лизи. Обе уже начали подниматься на ноги и тоже ласково улыбались, хотя ее появление их явно удивило. Бланш заметила, что жена Клифа повзрослела и стала очень элегантной молодой леди. При виде Аманды словно что-то кольнуло ее в сердце: она вспомнила историю любви этой пары, и ей захотелось заплакать о том, что сама она никогда не будет так счастлива.
   Дверь на террасу открылась, и в комнату, звеня шпорами, вошел Клиф де Варен. Он держал за локти двух мальчиков. Лицо капитана было красным от возмущения: он сердился на мальчиков. Их лица были такого же цвета, но мальчики краснели от стыда за совершенный проступок. Оба озорника старались показать, что жалеют о своем непослушании.
   – Они целились из рогаток в наших соседей! – объявил Клиф. – Алексей даже попал леди Берроу в такое место, которое неприлично называть. Это значит, что они еще и находились без разрешения на земле семьи Берроу. Нед собирался выстрелить в ее дочь.
   – Это получилось случайно, – начал оправдываться Алексей.
   – Это все задумал Алексей, – мрачно сказал Нед.
   Какие красивые малыши, и здесь только половина детей этой семьи, подумала Бланш. Клиф заметил на пороге не решавшуюся войти Бланш и едва не споткнулся. Она продолжала стоять в дверях за спиной дворецкого и пыталась набраться мужества. Сын Клифа замолчал. Двоюродный брат мальчика тоже последовал его примеру. Оба поняли, что присутствие гостьи избавит их от наказания.
   Бланш каким-то образом смогла улыбнуться капитану де Варену, Лизи и Аманде. Потом, внутренне дрожа от страха, она перевела взгляд на сэра Рекса. Он уже встал и смотрел на нее так, словно она была привидением.
   – Сэр Рекс, к вам с визитом леди Херрингтон, – объявил дворецкий.
   – Спасибо, – ответил сэр Рекс, не сводя с нее глаз.
   Бланш почти задыхалась, но не могла взглянуть в сторону. Под его мрачным вопрошающим взглядом она с каждой секундой все сильнее чувствовала себя опозоренной и униженной. Ее щеки пылали от стыда. Конечно, он тоже считает ее сумасшедшей. Но к своему удивлению, она видела в его глазах только доброту и заботу. Где презрение, которое она ожидала увидеть?
   Молодой женщине показалось, что гостиная едва заметно качается из стороны в сторону и пол в ней накренился. Бланш испугалась, что сейчас все закружится и она будет отброшена в прошлое на глазах у всех, кто собрался в этой комнате.
   Сэр Рекс поспешил подойти к ней и взял ее за руку, словно помогал ей устоять на ногах. Он как будто знал, что ее душевное равновесие в лучшем случае хрупко и его надо очень беречь.
   – Леди Херрингтон, здравствуйте! – тихо и ласково сказал он, когда их взгляды соединились. – Какая приятная неожиданность! Проходите сюда и садитесь.
   Бланш не могла понять, почему он не смотрит на нее так, словно она больна чумой, и почему не отшатнулся от нее, когда прикоснулся к ее руке. К ним поспешно подошли женщины. Пока они приближались, Бланш заставила себя улыбнуться.
   – Аманда, я так рада снова видеть вас, – сказала она. И Бланш действительно чувствовала то, что говорила, несмотря на то что ее ум был занят другим.
   Стройная белокурая Аманда крепко и искренне обняла ее и воскликнула:
   – Я надеялась, что однажды мы встретимся.
   Потом она бросила взгляд на своего мужа, сообщая ему что-то, но Бланш даже не пыталась расшифровать это послание.
   – Клиф, почему бы тебе не отвести Алексея и Неда наверх? Может быть, если мальчики посидят несколько часов взаперти каждый в своей комнате, они поймут, что не должны пугать несчастную семью Берроу. А я помогу Лизи увести других детей. Им пора уходить: мальчикам надо подремать, а у тебя, Ариэлла, сейчас начнется урок французского.
   Ариэлла плавно поднялась на ноги, не выпуская из рук книгу. Она выглядела удивленной.
   – У меня уже был урок французского, – сказала она.
   – Будет еще один, и Джек пойдет на него с тобой, – быстро распорядился Клиф.
   Золотоволосый мальчик, сидевший рядом с сэром Рексом, видимо, был изумлен и возмущен. Он начал протестовать. Бланш казалось, что она попала в центр смерча: за короткое время, пока Лизи обнимала ее и шептала ей: «Слава богу, что ты пришла», гостиная опустела. Все – и взрослые, и дети – исчезли, и случилось невозможное: она осталась наедине с сэром Рексом.
   Бланш, хоть и с трудом, сумела поднять на него взгляд и заглянула в его светло-карие глаза. Он продолжал держать ее за руку, и его взгляд был таким прямым и вопрошающим. Ей захотелось прижаться к его груди и заплакать в его объятиях обо всех и всем – об отце, о матери, об их любви, о своем разбитом сердце, об их ребенке и о себе.
   – Идемте, я покажу вам, где сесть, – ласково сказал он и повел ее к софе.
   – Спасибо, – прошептала Бланш, усаживаясь.
   Потом она увидела, как он быстро прошел через комнату, закрыл дверь и вернулся к ней. Она почувствовала сильный толчок в груди, словно сердце подпрыгнуло вверх и упало на прежнее место. Он такой красивый, она уже забыла, как он хорош собой, но то, что влекло ее к нему, было больше, чем красота. Она как будто качалась на волнах в море у берегов Корнуолла, а он был высоким и могучим прочным утесом, за который она может ухватиться, или якорем, который не даст ей утонуть.
   Сэр Рекс, хромая, подошел к ней и сел рядом.
   – Как вы чувствуете себя сегодня? – спросил он.
   Бланш покраснела, отвела взгляд в сторону и ответила:
   – Неплохо.
   Он взял ее за шею под подбородком, что изумило и потрясло Бланш. А потом поднял ее голову, чтобы ей пришлось посмотреть ему в глаза. И это прикосновение сделало невозможное: ее сердце забилось быстрее, и кожа сладко заныла от удовольствия. Тело напомнило Бланш о том, как она и сэр Рекс вместе наслаждались страстью. Глаза сэра Рекса блеснули, и он опустил руку.
   – Не притворяйся.
   Она встревожилась и снова отвела глаза. Он хочет от нее какого-то очень личного признания в том, что она сошла с ума?
   – Я прекрасно чувствую себя… сегодня, сэр Рекс.
   – Вы выглядите так, словно у вас горе.
   Она смотрела на свои колени.
   – Я хочу поблагодарить вас за доброту, которую вы проявили вчера.
   – Не надо благодарности.
   Она вздрогнула, беспомощная перед ним, и ее покорный взгляд встретился с его ласковым взглядом.
   – Доброта тут совершенно ни при чем. Вы больны. Поэтому я забочусь о вас, – с дерзкой прямотой заявил он.
   Она съежилась от страха и ответила:
   – Лучше бы вы никогда не видели этого!
   То, что сэр Рекс сделал потом, ошеломило ее. Он взял в руки обе ее ладони и сказал:
   – Я хочу помочь вам, Бланш.
   Она беззвучно ахнула, не веря своим ушам.
   – Как вы можете думать о том, чтобы помочь мне? Я же так грубо бросила вас.
   – Я помогаю вам потому, что мне так хочется! Кроме того, теперь я понимаю больше.
   В ней вспыхнул гнев, и она рывком освободила из его пальцев свои ладони. Он понял, что она сумасшедшая. Но по крайней мере, он не опустился до отвращения и презрения к ней.
   – Ты можешь рассказать мне, что с тобой происходит? – спросил он, немного помолчав.
   Бланш закрыла глаза. Она была близка к тому, чтобы рассказать ему все, потому что ей была так нужна его сила. Но вместо исповеди она взглянула вверх и сказала:
   – Я пришла сюда сегодня не просто так, для этого была причина.
   – Я теряюсь в догадках, что это за причина, – ответил он, хмуря брови.
   Она не смогла улыбнуться в ответ и произнесла:
   – Я думаю, что беременна.
   Он оцепенел, на его лице отразилось удивление, но слова Бланш не стали для него неожиданным потрясением.
   Бланш облизнула губы, но не смогла заговорить. Ей было больно при мысли о том, что ей не будет дано счастье материнства.
   – Я предполагал это. Я должен спросить: ты точно знаешь, что ребенок от меня? – Его голос звучал резко.
   Бланш вздрогнула от неожиданности и только потом поняла, в чем дело. Он думает, что у нее был другой мужчина или несколько других мужчин.
   – Кроме тебя, у меня никого не было, – ответила она.
   Его дыхание было хриплым, во взгляде была ярость.
   Он кивнул и произнес:
   – Я рад.
   Бланш не могла понять, что он имеет в виду. Он снова взял в руки ее ладони.
   – Нам нужно очень многое обсудить. И ты должна показаться врачу, Бланш.
   Она заставила себя набраться мужества и сказала:
   – Я уеду в свое имение, в Кент. Там я рожу ребенка. А потом, – она проглотила комок в горле и почувствовала, что по ее лицу текут слезы, – я хотела бы, чтобы ты взял к себе нашего ребенка и вырастил его или ее.
   Глаза Рекса широко раскрылись: он был ошеломлен.
   Бланш была не в состоянии отвести взгляд.
   – Совершенно очевидно, что я не смогу быть матерью этому ребенку. Но ты будешь ему чудесным отцом. Вы нужны нашему ребенку, сэр Рекс.
   Его глаза, по-прежнему огромные, пристально смотрели на нее.
   – Нет.
   – Что ты сказал?
   – Я не отрекусь от тебя – от матери моего ребенка. Я ни за что не поступил бы так. Я буду заботиться о тебе и о нашем малыше. Другого выбора нет! Другого решения не существует! – горячо воскликнул он.
   Теперь уже он ошеломил Бланш. Неужели он не может понять правду?
   – Ты видел, что случилось со мной недавно, – сказала она, понизив голос. – Ты знаешь… какая я. Я не могу обременять тебя собой… Это будет несправедливо. Но я благодарю тебя. Обещай мне только одно – что дашь нашему ребенку все блага, которые сможешь дать.
   Его грудь высоко поднялась и снова опустилась.
   – Мы найдем лекарство от твоей болезни. Я женюсь на тебе. У нашего ребенка будут и отец и мать, – твердо сказал он.
   Она была так потрясена, что не могла говорить.
   – И пожалуйста, не спорь со мной! – добавил он.
   Бланш начала понимать его слова и их смысл и осознала, что он намерен делать.
   – Ты хочешь жениться на мне? – недоверчиво спросила она.
   – Да, жениться, и срочно. Учитывая твое положение, мы должны сделать это тайно в течение недели.
   Жесткий взгляд Рекса встретился со взглядом Бланш и с уверенной силой удерживал его на месте.
   У Бланш закружилась голова, но не потому, что начинался приступ.
   – Я сумасшедшая. Как ты можешь хотеть себе сумасшедшую жену – и сумасшедшую мать для своего ребенка, а это еще хуже?
   Рекс крепко сжал ее плечи.
   – Ты не сошла с ума. Я никогда не поверю, что ты сумасшедшая. Я помогу тебе пережить время болезни, Бланш. Я клянусь тебе в этом.
   Она покачала головой:
   – А если это время никогда не кончится? Ты будешь жалеть, что настаивал, чтобы мы поженились. Ты будешь проклинать этот день!
   – Я не могу отказаться от тебя. Я не брошу тебя, что бы ни случилось, – мрачно сказал он и немного разжал свои ладони, которые стискивали плечи Бланш. – Кем должен быть мужчина, чтобы бросить мать своего ребенка!
   И тогда ей стало легче. Она должна была бы протестовать, а не чувствовать облегчение. Сэр Рекс заслуживает большего! Но она не могла сдержать свои чувства. Чувство облегчающего успокоения наполнило всю ее душу, потому что она очень долго была до ужаса одинокой. Она придвинулась ближе к сэру Рексу, а он обнял ладонью ее затылок и прижал ее голову к своей груди. Бланш тихо всхлипывала, уткнувшись лицом в его крепкое тело. Как в твердую стену. Когда его обнимающие руки сомкнулись вокруг нее, она спросила себя, не появилась ли у них надежда хотя бы на маленькое счастье.
   Он гладил ее по голове и волосам.
   – Я хочу поговорить с тобой о твоей болезни.
   Бланш покачала головой.
   – Пожалуйста, поговорим об этом.
   Бланш перестала плакать. Сэр Рекс по-прежнему обнимал ее. Она прижималась щекой к его рубашке и чувствовала через тонкое полотно мощные удары его сердца. Ей хотелось, чтобы эта минута никогда не кончалась. Потом она села и встретила его немигающий озабоченный взгляд.
   Этот человек был силен и крепок, как башня. И теперь он был нужен ей. Если она осмелится согласиться и станет его женой, ему нужно знать всю правду, какой бы болезненной она ни была.
   Рекс ясно почувствовал, что Бланш сдается, потому что улыбнулся ей и погладил пальцем ее щеку. Эта ласка подняла в ней целую бурю тех чувств, которые она не имела права испытывать сейчас.
   – Больна ты или нет, я все равно хочу жениться на тебе, – тихо и ласково сказал он. – Разве ты не слышала эту клятву: «В болезни и в здравии»?
   – Конечно, слышала.
   Бланш улыбнулась и была поражена тем, какие чувства пробудила в ней непритворная улыбка. Она была вне себя от восторга, и это был настоящий восторг.
   – Ты самый достойный человек из всех, кого я встречала в жизни, – сказала она.
   Рекс пожал плечами и сказал:
   – Начинай рассказывать.
   – Я все это время вспоминала тот день, когда был бунт.
   Рекс вздрогнул.
   Она провела языком по пересохшим губам.
   – Если я стану говорить об этом, у меня может начаться припадок.
   – А я буду рядом и стану держать тебя, – сказал он, кладя ладонь ей на щеку.
   Бланш никогда еще никому так не доверяла.
   – Это не простые воспоминания. Я заново переживала прошлое – я даже чувствовала, что нахожусь в прошлом, в этом бунте. И когда это происходит, я теряю связь с настоящим.
   Его глаза стали шире.
   – Рассказывай дальше.
   – Там была толпа свирепых людей с ножами, пиками и вилами.
   Бланш внутренне напряглась, вспомнив бунтовщиков, обступивших карету с гербом семьи Херрингтон, свой испуг и вытянувшееся от страха бледное лицо своей матери. У нее заныли виски, и она испугалась, что сейчас начнет, кружась, опускаться в прошлое.
   – Они напали на нашу карету, перерезали упряжь лошади, забили лошадь до смерти. После этого они вытащили нас из кареты – сначала маму, потом меня. – Сэр Рекс схватил ее за руку. – Мама кричала снова и снова, но я не могла видеть ее. Они ее убили. – Боль стала сильнее, но теперь болели не виски, а грудь. Бланш взглянула в глаза сэра Рекса. Его взгляд был твердым. Сэр Рекс был очень встревожен, но не делал попытки отодвинуться от нее. Бланш поняла, что ухватилась за его руку с такой силой, словно от этого зависит ее жизнь. Она чувствовала себя так, словно эта рука действительно спасает ее от гибели. – Она кричала от ужаса – и от боли тоже. Они кололи ее, пока она не умерла, сэр Рекс. Кололи ножами и вилами.
   – О господи!
   – И крики прекратились. – Бланш смотрела на их ладони, крепко сжимавшие одна другую, но видела все как в тумане. Ножи теперь вонзались в ее сердце. – Я вырвалась из рук чудовища, которое держало меня, и поползла к ней через эту толпу. Я никогда не забуду, как она выглядела.
   Она превратилась в кучу кровавого мяса, подумала Бланш и взглянула вверх, ожидая, что комната наклонится и начнет кружиться.
   Но оказалось, что она по-прежнему находится в сильных объятиях сэра Рекса.
   – Я понимаю, – шепнул он, и Бланш озадачили его слова. Как он мог это понимать?
   Она закрыла глаза, борясь с головокружением и кровавыми образами прошлого. Нож пронзил ей виски, Бланш напряглась и приготовилась услышать крики матери.
   – Не покидай меня.
   Бланш сильно вздрогнула, ее глаза открылись. Она взглянула вверх и встретилась со взглядом темных глаз сэра Рекса.
   – Я должен сказать тебе кое-что.
   Ножи перестали пронзать ее череп. Воспоминание о мамином изрубленном теле ослабло, но не исчезло. Что он может сказать? – с удивлением подумала Бланш.
   Он снова улыбнулся и погладил ее лицо.
   – Когда я вернулся с войны, я просыпался среди ночи или днем и мне казалось, что я вцепился пальцами в кровавую грязь и лежу на твердой земле под жгучим солнцем на испанской равнине. А рядом люди кричат от боли, звенят сабли, грохочут пушки. Я чувствовал запахи пороха, обуглившихся тел, крови и смерти.
   Бланш села прямее.
   – Что ты сказал?
   – А потом я вдруг понимал, что лежу в своей кровати или на софе и нахожусь в Хермон-Хаус или в Боденике, а не в Испании.
   Бланш слушала его с изумлением.
   – Это было так похоже на действительность. – Теперь он говорил с трудом. – Несколько раз я разговаривал с братьями или с кем-то из слуг, и вдруг все исчезало. Я снова оказывался на том поле боя, лежал там раненый, без ноги, слышал людей и звуки боя, чувствовал их запахи, страдал от лихорадки и жажды. А потом я вдруг снова оказывался в гостиной и понимал, что я не на войне, что это было ужасное воспоминание. Но это воспоминание казалось реальным, как бывает во сне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация