А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная невеста" (страница 34)

   И тут он почувствовал, что Бланш рядом.
   Он застыл на месте, а потом медленно повернулся и посмотрел на дом. Его взгляд скользнул по террасе, по окнам первого этажа, потом поднялся выше.
   Бланш стояла у одного из окон второго этажа. Рекс увидел ее между двумя шторами цвета слоновой кости. Их взгляды встретились.
   Потом шторы зашевелились, и она исчезла.

   Бланш в своей спальне медленно подошла к камину. Сэр Рекс только что прогнал из ее дома ужасного кузнеца, которому она каждый день платила за молчание. Это было очевидно. И это было единственным маленьким облегчением в ее жизни, которая была теперь похожа на дно огромной вызывающей ужас пропасти, где в полном беспорядке перемешались всевозможные обломки.
   Бланш дрожала, у нее перехватило дыхание от нахлынувших чувств. Она никогда еще не чувствовала такого большого горя и такой невыносимой тоски по близкому человеку. Она всем сердцем любила сэра Рекса и тосковала по нему. Ей достаточно было одного быстрого взгляда, чтобы вспомнить все минуты, которые они провели вместе, его чудесную дружбу, его честность, его заботу и доброту. Но ее чувства были напрасны, потому что к ним примешивался стыд. Ей никогда еще не было так стыдно.
   Раздавленная позором и унижением, она закрыла лицо ладонями и рухнула в кресло, стоявшее перед камином. Сэр Рекс видел ее во время припадка сумасшествия! Сэр Рекс знает ужасную правду!
   Она действительно сумасшедшая, этого больше нельзя отрицать. С каждым днем ей становится хуже. Она солгала Бесс. На самом деле после каждого припадка она вспоминала еще одну ужасную подробность того дня. Каждое воспоминание было более страшным и жестоким, чем предыдущее. Кажется, каждый следующий припадок был дольше, чем предыдущий. И каждый раз, когда она уходила в прошлое и становилась девочкой, потерявшейся среди бунтующей толпы, связь с настоящим, кажется, была более тонкой и хрупкой. Та часть ее сознания, которая всегда знала, что она взрослая женщина и находится в Херрингтон-Холл, становилась все слабее, а ребенок все сильнее. Бланш задавала себе вопрос: не случится ли однажды так, что взрослая часть ее сознания полностью исчезнет и она станет испуганным плачущим ребенком – той девочкой, чьи ладони и одежда были испачканы кровью ее матери.
   «Я сумасшедшая, – с отчаянием подумала она. – Сумасшедшая, которая носит в утробе дитя сэра Рекса».
   Бланш поняла, что уже давно должна была признать то, что допускала лишь как возможность.
   Вряд ли ее существование когда-нибудь снова станет хотя бы похоже на нормальную жизнь. А в таком случае как она сможет стать матерью для этого пока не родившегося ребенка, когда он появится на свет? Вдруг у нее начнется припадок, когда малыш будет у нее на руках? Бланш вздрогнула от мысли, что в таком случае может нечаянно убить своего младенца. Что, если через несколько лет ее маленький ребенок увидит, как его мать корчится, вопит и плачет в минуту безумия? И самое худшее: вдруг она однажды уйдет в прошлое и не вернется назад? Кто тогда будет заботиться о ребенке? Дэшвуд?
   Бланш истерически захохотала, а потом заплакала, не сдерживая слезы. Она заранее оплакивала своего сына или дочь. Ее ребенок не должен иметь такую сумасшедшую мать, как она. Он достоин гораздо большего. А Дэшвуд будет ужасным отцом. О чем она думала, когда собиралась за него замуж?
   Уезжая от сэра Рекса, она надеялась, что, расставшись с ним, сможет вести такую жизнь, при которой припадков больше не будет. Но ей не хватило сил, чтобы не подпускать к себе безумие. Она старалась жить спокойно, без чувств, но не смогла. Ни тишины, ни душевного покоя не было. Вместо них начались напряжение, которому не было конца, непрерывный страх и минуты безумия. Ее жизнь стала невыносимой. И что было еще хуже, теперь, когда она осознала правду о себе, у нее больше не осталось надежды.
   Она сумасшедшая. Люди знают это. И сэр Рекс теперь тоже знает.
   Бланш вытерла глаза и стала смотреть на потолок. Она уже не испытывала никаких чувств, потому что ее жизнь навсегда изменилась. И, осознав это наконец, она почти испытала облегчение. Она никогда не будет в состоянии вернуться к тому существованию, которое вела почти всю свою жизнь, пока не влюбилась в сэра Рекса. Она никогда больше не будет той изящной, элегантной, любезной женщиной, которую высший свет считал образцом настоящей леди. Теперь это было очевидно. И так же очевидно было, что она никогда не сможет быть настоящей матерью для своего ребенка. Но она все-таки мать.
   Это ее ребенок. Она должна защитить его или ее от себя самой и обеспечить ему во всех возможных отношениях надежное будущее.
   Бланш решилась. Она не могла спасти свою жизнь и потому больше не старалась спасти себя. Теперь ей нужно было подумать о ребенке.
   Сэр Рекс – отец этого младенца. Сэр Рекс сможет вырастить его. Он будет чудесным отцом, в этом Бланш не сомневалась. Теперь уже не имело значения, что он любит одиночество и иногда сильно напивается. Он честный, порядочный и надежный. Он сильный и добрый. Он будет любить их сына или дочь и даст ребенку самое лучшее воспитание. У их ребенка будет чудесная большая семья – тети и дяди, двоюродные братья и сестры, бабушка и дед. Сэр Рекс будет таким отцом, какого заслуживает и какого должен иметь каждый ребенок.
   Он имеет полное право знать, что она беременна. Бланш знала, что должна сказать ему об этом, и сказать скоро. Она не могла понять, почему ей понадобилось столько времени, чтобы прийти к единственному возможному выводу. Но она боялась новой встречи с ним. Она боялась того, как он станет смотреть на нее. Он будет опасаться смотреть ей в глаза или случайно дотронуться до нее. Все этого опасаются.
   Бланш обхватила себя руками. Она помнила, как он заглядывал в самую глубину ее глаз, когда целовал ее и когда входил в нее, занимаясь с ней любовью. Когда-то он любовался ее красотой, он сам сказал ей это. Какой она была глупой: не ценила то, что имела, пусть даже совсем недолго. Теперь он жалеет ее, а может быть, даже чувствует к ней отвращение.
   Бесс торопила ее со свадьбой, но только из-за ее нерожденного ребенка. Теперь Бланш знала, что подруга хлопотала о ней перед Дэшвудом и другими поклонниками. Но никто не хотел иметь сумасшедшую жену. Дэшвуду была нужна не она, а ее состояние, но это не слишком заботило Бланш. Она выбрала его потому, что он не слишком беспокоил бы ее и ребенка. Теперь она знала, что никогда не сможет жить с ним одной семьей. В сущности, ей вообще нет смысла выходить замуж.
   Сэр Рекс ни при каких обстоятельствах не отвернется от их ребенка. И ей стало совершенно ясно, что делать.
   Она уедет в свой деревенский дом, там родит, а потом отдаст ребенка сэру Рексу.
   Бланш снова заплакала.

   Глава 20

   Было похоже, что один страх вызывал другой. Рекс стоял под потолком в форме купола в прихожей особняка Клервудов. Образ Бланш постоянно присутствовал в его уме, словно был вырезан на поверхности мозга. Но теперь страх за любимую женщину был замкнут внутри его желания увидеть своего сына, каким-то образом убедиться, что он сделал все так, как лучше для мальчика, и найти в этом успокоение. В противоположном конце отделанной мрамором прихожей были два сводчатых выхода. Один из них вел в более просторную приемную, второй в широкий коридор, из которого были видны многочисленные гостиные. Рекс, хромая, прошел в приемную. Она была размером с роскошную гостиную, и пол в ней тоже был из мрамора с золотыми прожилками. За приемной Рекс увидел широкую мраморную лестницу, покрытую темно-красным ковром. Его взгляд мгновенно перенесся на портрет, висевший на стене над лестницей.
   На картине были изображены Джулия и Стивен. Они стояли рядом. Возле них расположились два спаниеля, за спиной – дерево с яркой и пышной листвой. Светловолосая изящная Джулия выглядела очаровательно и элегантно. Стивен был одет в строгий костюм с галстуком. Хотя на картине ему было не больше пяти или шести лет, у него было очень серьезное лицо. Он казался не ребенком, а маленьким мужчиной.
   Сердце Рекса словно разорвалось на части. На маленькой миниатюре, которую прислала ему Джулия, у Стивена было очень похожее выражение лица. Значит ли это, что Стивен редко смеется? Он такой хмурый по натуре? Или он, когда позировал для портретов, получил указание выглядеть серьезным и даже надменным?
   Раздался легкий стук женских каблуков, и Рекс внутренне напрягся. Из коридора, начинавшегося за лестницей, вышла Джулия. Ее лицо по-прежнему было почти безупречным, но он не почувствовал к ней ни малейшего влечения. Рекс заметил, что она сильно постарела. С удивлением он осознал, что вражды к ней тоже не чувствует. Он так долго, целые десять лет, презирал эту женщину, что на мгновение был ошеломлен своим теперешним безразличием к ней.
   Но сейчас ему нужно было думать о гораздо более важных делах, чем презрение к женщине, которая когда-то давно предала его.
   Однако Джулия не была равнодушна к нему – Рекс это заметил.
   – Здравствуйте, сэр Рекс, – произнесла она. Ее голос оказался выше, чем помнил Рекс. – Я не знала, что вы в городе, – добавила она и улыбнулась, но в улыбке чувствовалось напряжение.
   Рекс поклонился в ответ, улыбнулся и сказал:
   – Здравствуйте, леди Клервуд. Вы прекрасно выглядите.
   В ее серых глазах снова мелькнуло удивление.
   – То же можно сказать о вас, – ответила она осторожно и без улыбки. А потом стала внимательно всматриваться в него, вместо того чтобы перейти в другую комнату, где они могли бы побеседовать.
   «Она приготовилась обороняться», – подумал Рекс. Его охватили беспокойство и тревога.
   – Я встретился с Томом в ресторане Уайта. Разве он не сказал вам, что я собирался зайти взглянуть на Стивена?
   Джулия глубоко вздохнула и ответила:
   – Нет, не сказал!
   Рекс понял, что Джулия боится его.
   – Почему бы нам не перейти в другую комнату, где мы смогли бы поговорить? – спросил он и снова улыбнулся, надеясь ободрить ее этим.
   Она довольно долго медлила, прежде чем кивнула в ответ. Потом она взглянула в сторону дворецкого, который стоял в тени прихожей, но Рекс опередил ее, сказав:
   – Мне не нужно выпивки.
   Джулия быстро провела его через приемную. Они оказались в библиотеке, где из окон открывался вид на великолепный сад с множеством фонтанов, искусственных озер и прудов и невероятным лабиринтом. Когда они вошли, Джулия закрыла за Рексом обе двери, потом резко повернулась к нему и спросила:
   – Как ты мог это сделать?
   – Я вижу, ты огорчена. – Он окинул взглядом позолоченную комнату, достойную Букингемского дворца. – Я не хочу, чтобы ты горевала. Но позволь напомнить тебе: я горевал почти десять лет о том, что потерял своего ребенка.
   Джулия застыла на месте, прислонившись спиной к двери.
   – Значит, ты вдруг решил прийти с визитом. И что ты хочешь сделать?
   – Я хочу увидеть моего сына. Хочу говорить с ним. Хочу слышать его голос и видеть его улыбку. Разве я прошу слишком много? – спокойно спросил Рекс.
   – И ради своих желаний ты хочешь разрушить его будущее, эгоист?! – крикнула Джулия.
   – Я не намерен говорить Стивену, кем я ему прихожусь. Я не разрываю наше соглашение. Но я намерен время от времени видеться с моим сыном. Никто и ничто не заставит меня отказаться от этого, – предупредил он.
   Джулия долго смотрела на него. В ее глазах стояли слезы, и они не были притворными.
   – Я и в мыслях не имел отнять его у тебя, его матери. Об этом ужасно даже подумать, – тихо сказал он.
   Джулия наконец кивнула.
   – Ты меня напугал. Я всегда думала, что ты однажды появишься в нашей жизни и заберешь его или, по меньшей мере, расскажешь ему правду. И старалась угадать, когда это случится.
   – Плохо же ты знаешь меня.
   – Да, плохо. Поэтому десять лет назад, делая выбор, я совершила ужасную ошибку и теперь дорого плачу за это.
   Джулия отошла от двери и прошла мимо Рекса так быстро, что он успел увидеть только ее прямую спину.
   Ее слова озадачили Рекса. Что она хотела сказать? Она жалеет, что предала его? И о том, что стала женой одного из знатнейших людей Британии, тоже жалеет?
   – Что ты имеешь в виду? – спросил он.
   Она пожала плечами и повернулась к нему:
   – Я хочу, чтобы ты знал вот что. Я намерена сделать Стивена следующим герцогом Клервудом. И я сделаю все, чтобы быть уверенной, что он получит свое наследство.
   Рексу стало неловко, но тревоги он не почувствовал.
   – Ты очень любишь его.
   – Конечно, люблю. Он мой сын, мой единственный ребенок, и он имеет право стать хозяином всего этого. – Она показала рукой на величественную комнату.
   – Джулия, я хочу, чтобы он имел те власть и богатство, которые можете дать ему вы с Томом, – спокойно ответил Рекс. – Но я не могу больше жить в разлуке с ним. Вы можете познакомить меня с ним как друга семьи.
   Джулия обхватила себя руками. Раньше Рекс никогда не видел у нее этот жест – признак тревоги и озабоченности.
   – Может быть, действительно будет лучше, чтобы ты стал частью его жизни.
   Рекс насторожился:
   – Что у вас не в порядке?
   – Все в порядке, только я замужем за человеком, с которым трудно жить. Он очень требовательный муж и отец. Я ничем не могу угодить Тому. Сколько я ни стараюсь, ему все мало.
   – А Стивен? – с тревогой спросил Рекс.
   – Стивен – постоянное напоминание о том, что Тому не хватает мужской силы.
   – Что это значит, черт возьми?! – набросился на нее Рекс.
   – Это значит, – ответила Джулия, не опуская глаз перед его пристальным взглядом, – что Стивен прекрасно выполняет все свои обязанности, но его отцу этого всегда слишком мало.
   Сердце Рекса забилось с такой силой, что ему стало больно.
   – Значит, Том стал точно таким, как его отец.
   – Да.
   – Стивен несчастен?
   Джулия помолчала, потом ответила:
   – Он не несчастен, Рекс. Он по натуре серьезный и ответственный. Он прилагает усилия и добивается успеха. Ему, кажется, нравится получать одно задание за другим и справляться с ними. Он уже свободно говорит на трех языках и перешел от простой арифметики к алгебре. Сейчас он изучает анатомию, и, говоря это, я подразумеваю, что он уже отлично знает биологию. Его учителя говорят, что он блестящий ученик.
   – Ему всего девять лет! – воскликнул Рекс. Он не знал, восхищаться или пугаться, гордиться или быть в смятении.
   Джулия потянула Рекса за рукав и сказала:
   – Я очень горда им, и ты тоже должен им гордиться. Но кажется, у него совсем не было детства.
   Вдруг ее глаза широко раскрылись.
   – Вот и он!
   Рекс повернулся и увидел Маубрея и своего сына, которые подходили к дому. Оба были в костюмах для верховой езды. Сердце словно перевернулось у него в груди. Он не мог дышать и чувствовал, что еще немного – и потеряет сознание. Маубрей молчал, Стивен тоже шел молча. Рекс сразу же заметил, что мальчик ведет себя как принц – держится очень прямо и гордо. Его осанка была невероятно правильной.
   Хромая, Рекс вышел на террасу и остановился около ее белых перил. Маубрей увидел его. На лице герцога мелькнуло недовольное выражение, он взглянул вниз, на Стивена, и что-то сказал мальчику.
   Стивен посмотрел через газон на террасу, и Рекс впервые в жизни встретился взглядом со своим сыном. Даже на большом расстоянии он рассмотрел глаза мальчика и подумал, что они полны холода и презрения.
   «Он такой же высокомерный, как Маубрей», – с отчаянием подумал Рекс. Но однажды Стивен получит огромную власть, поэтому он может быть таким же высокомерным, как принц Уэльский или король, приехавший в гости к подданному.
   Герцог и мальчик поднялись по ступеням на террасу. Теперь Рекс видел, что Стивен рассматривает его с надменным видом, и все же при этом глаза мальчика блестели от любопытства.
   – Дорогой мой! – воскликнула Джулия, выходя из комнаты и становясь впереди Рекса. – У нас гость, сэр Рекс. Ты не видел его уже несколько лет!
   Воодушевление в ее голосе соответствовало ее улыбке.
   Потом она взяла Стивена за руку и спросила:
   – Тебе понравилась прогулка на коне с отцом?
   – Да, мама, понравилась. Я показал отцу, как хорошо Одиссей прыгает через каменную изгородь.
   Джулия повернулась лицом к Рексу:
   – Он ездит на коне так, как ездили вы, сэр Рекс, когда служили в кавалерии. Он уже настоящий наездник.
   Рекс очень хорошо чувствовал, как сильно волнуется Джулия. Но его нервы тоже были напряжены. Он стоит так близко к сыну, что мог бы дотянуться до него рукой! Рекс едва мог поверить в это. Рекс, не отрываясь, смотрел на Стивена и не мог отвести от него глаз.
   – Здравствуйте, ваша светлость, – кивнул он Маубрею. – Приятно снова увидеться с вами.
   Лицо Маубрея вытянулось, словно от боли.
   – Здравствуйте, сэр Рекс. Как приятно, что вы пришли! Жаль, что вы не сообщили заранее, что будете у нас. У меня есть дела в городе, и я боюсь, что недолго пробуду дома.
   Рекс каким-то образом сумел улыбнуться, а потом взглянул на Стивена, который внимательно разглядывал его, словно оценивал каждый оттенок его слов и каждое движение.
   – Здравствуй, – сказал он как можно небрежнее. Но этот небрежный тон стоил ему гигантского усилия.
   – Стивен, поздоровайся, пожалуйста, с сэром Рексом де Вареном. Он давний друг нашей семьи. Его отец – Эдер.
   Стивен поклонился, но еле заметно: мальчик отлично знал, что по рангу он выше гостя.
   – Добрый день, – торжественно поздоровался он. – Кажется, я встречался с вашим отцом во время прогулки верхом в парке.
   Рекс даже не пытался справиться с дыханием.
   – Я не знал. Я рад. – Тут он понял, что сказал, и добавил: – Какая высота у этой каменной изгороди?
   – Почти метр, – ответил Стивен. Кажется, мальчик хотел улыбнуться, но сдержался.
   На Рекса этот ответ произвел большое впечатление.
   – Это высокий прыжок для мальчика, – одобрил он.
   – Я прыгаю и выше, – ответил Стивен, и в его словах ясно чувствовалась правда.
   – Мой сын отлично делает все, за что берется, – заявил Маубрей со странной насмешкой в голосе. – Нет ничего, что он не смог бы сделать. Я уверен, что если он захочет полететь на Луну, то полетит.
   Стивен густо покраснел. А Рексу захотелось ударить Маубрея так, чтобы сбить его с ног, за то, что тот без причины жестоко обидел его сына.
   – Не уходите от нас слишком быстро, – попросил Маубрей и холодно улыбнулся. – Я уверен, что моя жена в восторге от того, что вновь встретилась с вами через столько лет. – Он кивнул, величавой походкой прошел по террасе и исчез в доме.
   Рекс мгновенно повернулся к Стивену, который явно успел овладеть собой.
   – Я уверен, что твой отец очень гордится тобой. Я знаю, что твоя мать тобой гордится, – тихо и ласково сказал он мальчику.
   Глаза Стивена сузились.
   – Откуда вы знаете, что моя мать гордится мной, если не были у нас много лет?
   Рекс понял, что этого мальчика трудно обмануть.
   – Я встречался с ней один или два раза на приемах, и тогда она очень хвалила тебя.
   Рекс улыбнулся. Он хотел коснуться своего сына, но знал, что не сможет этого сделать.
   Стивен кивнул.
   – Моей матери легко понравиться, я считаю, что большинству женщин легко понравиться, – сказал он, но умолчал о том, что его отец не такой. А это было теперь очевидно. – Я думаю, вы не нравитесь моему отцу, – добавил он.
   – Это не так! – выдохнула Джулия.
   А Рекс просто сказал:
   – Я знаю твоего отца с войны. Война меняет людей, Стивен, и она изменила нас обоих.
   Мальчик пристально посмотрел на него. Теперь он был очень заинтересован.
   – Я очень много читал о войне. Отец воевал в Испании. Он тоже служил в кавалерии, – гордо произнес Стивен, – в Одиннадцатом легком драгунском полку.
   – Я это знаю. Он служил под моим командованием, – объяснил Рекс.
   Стивен внимательно посмотрел ему в глаза. Это был острый и вопрошающий взгляд.
   Потом мальчик сказал:
   – Я не знал об этом.
   Джулия вышла вперед и заговорила:
   – Ты должен знать, что сэр Рекс – герой и получил награду за свой подвиг. Он награжден медалью «За доблесть» за то, что вынес с поля боя твоего отца, когда тот был ранен в бою и не мог двигаться. Возможно, он спас Клервуду жизнь.
   Стивен расправил плечи.
   – В таком случае наша семья в огромном долгу перед вами, сэр Рекс, – серьезно сказал он. – Когда-нибудь я уплачу этот долг, даже если мой отец уже сделал это.
   Рекс был потрясен до глубины души. Его сын уже имеет высокое понятие о чести. Может ли он желать большего?
   – Ты ничего не должен платить. Я спас бы любого моего подчиненного, если бы тот оказался в таких обстоятельствах.
   – В таком случае вы истинный герой и были бы героем даже без медали, – заключил Стивен. – Вы лишились ноги тогда?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация