А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная невеста" (страница 26)

   Глава 15

   Рекс не знал, решиться ли на это. Его сердце бешено стучало. Маленькая, изящная, хрупкая женщина, которая должна стать его женой, была в его объятиях. Он едва был в состоянии думать. Было очень трудно не сдвинуть центр тяжести своего тела и не войти туда, где ему хотелось быть. Но он оставался на прежнем месте и продолжал опасными толчками стучаться в ее бедро.
   Бланш неуверенно улыбнулась ему.
   «Она хочет подняться наверх. Она хочет, чтобы я занялся с ней любовью. Почему бы и нет?» – подумал он.
   Он тяжело вздохнул и ответил:
   – Бланш, я ничего так не желаю, как отвести тебя в мою постель. Но я не хочу, чтобы завтра ты пожалела об этом.
   Она ничего не сказала, только покачала головой и крепко сжала ладонью его щеку.
   Его сердце бешено колотилось. Он низко наклонился и овладел ее ртом. Теперь у него больше не было сил следить, чтобы давление губ было не слишком сильным. Он хотел попробовать на вкус каждый дюйм ее тела, а не только рот. Он немного сдвинулся вбок, и новый толчок мужского достоинства пришелся между ее бедрами, поверх ее юбок. Она раскрыла рот, слабо ахнула и изогнулась, подставляя себя его нажиму.
   Его мужская жажда становилась все сильнее. Это была твердая, настойчивая, хищная решимость. Она невинная девушка и более чем готова для мужской любви. Они поженятся – если не совсем скоро, то чуть позже. Она хочет родить ему детей, а он хочет сделать ее своей женщиной.
   Он с трудом оторвался от ее губ, улыбнулся и хрипло сказал:
   – Идем. Идем со мной.
   Бланш жадно глотала воздух и не отрывала взгляда от его глаз.
   В этом взгляде было столько доверия и столько невинности!
   В нем вспыхнул буйный ликующий восторг.
   Почему бы и нет? Он – мужчина, она – женщина, и он ее хочет. Он всегда ее хотел.
   Он все еще не вполне верил ее словам, но жажда овладеть этой женщиной быстро прогнала из его ума все сомнения.
   Он оперся на свой костыль, взял ее за руку и поднялся. Через минуту Бланш Херрингтон будет в его постели. Его мужское естество уже болело от напряжения, все разумные мысли исчезли, осталась только бешеная жажда.
   Но когда они стали подниматься по лестнице, он осторожно посмотрел на Бланш и с трудом произнес:
   – Еще не поздно передумать.
   Бланш, которая уже была на площадке лестницы, остановилась и взглянула на него и произнесла вполголоса:
   – Я не собираюсь передумывать.
   Ее взгляд упал на заметную выпуклость, которая образовалась на его брюках. И ее уже покрасневшие щеки и вовсе залились краской.
   – Еще не поздно, – настойчиво повторил он, взял ее за руку и повел к своей спальне. Его сердце продолжало уверенно и ритмично накачивать кровью нижнюю часть тела.
   – Но лучше передумай раньше, чем позже, – сказал он, входя в спальню.
   Она пристально посмотрела на широкую постель с четырьмя столбиками и покачала головой.
   Он закрыл дверь и прижал Бланш к себе. Она дрожала и чувствовала, как сильно дрожит он сам.
   – Я так сильно хочу тебя, – прошептал он и погладил ее щеку. – Я как будто снова стал мальчишкой. Бланш, обещаю: я не сделаю тебе больно.
   Она взглянула ему в глаза и прошептала:
   – Мне это понравится, если ты будешь нежным.
   Он немного помолчал: он не был уверен, что сможет оставаться нежным. Но она ясно дала понять, чего хочет. Ей не нужен бешеный варвар, и он не упрекал ее за это. Он улыбнулся и едва ощутимо коснулся губами ее губ, а потом повел ее к постели.
   В камине слабо горел огонь, поэтому он не стал зажигать лампу, а быстро сбросил пиджак и расстегнул рубашку. Он обнял Бланш, чувствуя, что она и теперь еще не совсем уверена в себе, поставил ее перед кроватью. Пока они вместе опускались на постель, он поцеловал ее сначала в мочку уха, потом в шею. Бланш вздохнула, и по ее телу прошла мелкая дрожь.
   Его снова охватила бешеная нетерпеливая жажда. Весь его ум заполнило предвкушение той драгоценной секунды, когда он окажется глубоко внутри этой женщины. Он улыбнулся Бланш, нежно поцеловал ее и стал поглаживать ее руки и талию. Она вздохнула несколько раз.
   – Я хочу ласкать тебя везде, – прошептал он и провел дрожащей ладонью по лифу ее платья и по ее груди. Потом он стал гладить ладонями и осыпать поцелуями ее горло и грудь.
   Бланш задрожала, откинула голову назад, ее тело стало извиваться.
   Он протянул руку ей за спину и начал расстегивать платье. Ее глаза мгновенно широко раскрылись. Он улыбнулся ей, желая ободрить, что оказалось нелегкой задачей. Она взглянула на огонь.
   – Ты красивая, и я хочу смотреть на тебя, – шепнул он, желая, чтобы она перестала дрожать.
   – Разве я красивая? Я старая по меркам лондонского света, – очень серьезно возразила она.
   У него вырвался еле слышный отрывистый смешок: так развеселили его эти слова.
   – Ты не старая. И я хочу, чтобы ты перестала думать. – Он обнял ее за талию и поцеловал – медленно и горячо. – Я хочу, чтобы ты только чувствовала. – Он спустил ее платье до талии, стараясь, чтобы его дыхание не звучало хрипло. Но ее сорочка под корсетом из кружев цвета слоновой кости была прозрачной. Он провел рукой по ее груди и услышал свой собственный горловой стон.
   Ее глаза закрылись, ресницы задрожали. Теперь он больше не мог и не хотел думать. Он потянул за сорочку и спустил ее с корсета, а потом нагнулся и стал ласкать языком поднявшийся сосок. Она беззвучно ахнула, почти задыхаясь от наслаждения.
   Рекс ничего не видел: все скрыла красная дымка, стоявшая перед глазами. Он толкнул Бланш на подушки и стал возиться с ее корсетом. Она снова почти беззвучно ахнула. Он отбросил в сторону уже снятый корсет и обнял ее, потом повернулся и начал ласкать другой сосок. Пока он услаждал ее этой лаской, она вздрагивала словно в судороге, и он знал почему.
   Лиф платья и сорочка теперь висели вокруг ее талии. Он поднял юбки и положил ладонь на гладкое нежное бедро.
   Она вскрикнула, когда он повернул руку в запястье, провел рукой по внутренней стороне бедра и, наконец, коснулся ладонью ее женского естества. Оно набухло и было горячим и влажным.
   – Бланш, дорогая! – вскрикнул он, а потом уверенно раздвинул его складки.
   Она застонала и изогнулась дугой. Все колебания закончились. Он резко наклонился вниз и слегка коснулся ее языком. Она оцепенела. Разумеется, такая откровенная ласка ее смутила и поразила. Но он нажал снова, более ласково, и начал ласкать все участки ее тела, до которых мог дотянуться. Она снова задрожала.
   – Отдайся мне! – прошептал он. И это было не требование, а просьба. – Расслабься, Бланш, и дай мне сделать тебя счастливой.
   Она ничего не сказала, но он почувствовал, как ее тело обмякло. А затем он услышал ее крик:
   – Боже мой!
   Потом она застонала, сама потянулась к нему. Он улыбнулся, и в его кипящую кровь влилось чувство торжества.
   Чуть позже она снова лежала неподвижно. Он отодвинулся от нее, выпил воды и сбросил с себя рубашку. Потом он повернулся к Бланш, увидел, что она разглядывает его, и улыбнулся. Она потянула на себя простыню, прикрывая голые груди, потом протянула руку и дотронулась до его груди. Он тут же поймал рукой ее ладонь и крепче прижал к своему телу.
   Бланш молчала.
   Рекс улыбнулся. Он по-прежнему наклонялся над Бланш и прижимал ее ладонь к своей голой коже.
   – Я готов снова доставить тебе наслаждение – и еще много раз потом.
   Бланш, тяжело дыша, произнесла только:
   – Рекс, – и проглотила ком в горле.
   Он обнял Бланш, и ее голые груди коснулись его обнаженной груди. Она вскрикнула и схватилась руками за его плечи. Он крепче прижал ее к себе, поцеловал ее волосы и тихо сказал:
   – Я бы хотел избавиться от этого платья. Если, конечно, ты не передумала.
   Ее губы шевельнулись, нежно скользнув по его груди, и она произнесла:
   – Если ты освободишься от своей одежды, я сделаю так же.
   Его сердце едва не выпрыгнуло из груди. Он улыбнулся, прижимаясь лицом к ее волосам, и вполголоса пошутил:
   – Это взаимовыгодное соглашение.
   А поскольку он был не в состоянии сопротивляться своим желаниям, он приподнял ее подбородок, крепко поцеловал, а потом наклонился и поцеловал ее сосок.
   Она беззвучно ахнула и, изогнувшись дугой, приподнялась вверх – к нему.
   Он медленно вобрал источник наслаждения в свой рот и потянул.
   – Охх! – прошептала она.
   Он откинул в сторону простыни и, встретившись с ее взглядом, потянулся к ее юбкам, через мгновение они были сняты. Потом он стянул с нее сорочку и нижнюю юбку и, наконец, снял шелковые панталоны.
   Она мгновенно скользнула под простыни, но он успел увидеть ее тело. Оно было чудесным и стройным.
   – Я слишком худая, – прошептала она и покраснела.
   – Ты само совершенство, – ответил он, отбрасывая в сторону один ботинок и с ним носок. Потом он дрожащими руками расстегнул брюки.
   – Вид моей укороченной ноги не оскорбит твой взгляд? – спросил он небрежным тоном, как о пустяке. Но этот вопрос вовсе не был для него пустяком.
   Ее глаза широко раскрылись от удивления.
   – Я же видела тебя в одних трусах, Рекс.
   Теперь уже он широко раскрыл глаза.
   – У тебя есть привычка сбрасывать с себя все простыни и одеяла во сне, – ответила Бланш, краснея и пристально глядя не на его лицо, а на его ладони – или на то, что поднялось и напряглось ниже их. – Я была твоей сиделкой. Или ты забыл об этом?
   Он помолчал, прикрывая ладонями ширинку, а потом сказал:
   – Я вспоминаю, как проснулся и увидел, что ты очень внимательно рассматриваешь меня.
   – Я любовалась твоим телом, – ответила Бланш. И, высунув кончик языка, провела им по губам. Рекс знал, что это было совершенно бессознательное проявление тревоги и любовного влечения, не осознанное самой Бланш.
   – Хорошо, – коротко сказал он, снял сразу брюки и трусы и бросил их на пол. Потом он лег рядом с ней. Ее глаза стали огромными. Он обнял ее, но не стал прижимать к себе. – Я не могу удержать себя. Я очень тебя хочу. Моя страсть тебя не обижает?
   Она медленно подняла на него глаза и ответила:
   – Нет.
   Ее дыхание было тяжелым и хриплым. Ее взгляд снова скользнул вниз между их телами.
   – Ох!
   Рекс обнял ее крепче, поцеловал ее щеку, потом висок, потом волосы. Во время поцелуев его мужское естество, с которым он был не в силах справиться, дрожало, толкаясь в ее бедро.
   – Если ты волнуешься… – прошептал он.
   – Нет! Я не волнуюсь… – ответила Бланш, подняла на него взгляд, взялась руками за его плечи и поцеловала его с дикой страстью.
   Он был ошеломлен, но лишь на мгновение. Потом он ответил на ее поцелуй, повернул ее так, что она оказалась под ним, и раздвинул ее бедра своей здоровой ногой. Потом, стараясь не стонать, он лег между ее бедер и глубоко вонзил свой язык в ее рот. Она ответила ему поцелуем, и ошибиться было невозможно: она хотела быть с ним сейчас же.
   Держа ее в объятиях, он прижался лицом к ее шее и начал тереться о ее женское естество своим поднявшимся мужским достоинством. Она вскрикнула, когда оно столкнулось с ее влажной, горячей, раскрывшейся плотью. Он пытался ласкать ее и двигался медленно, как можно легче. Массивная головка раз за разом касалась набухших губ.
   – Ай, боже мой! – вскрикнула она.
   Он хотел улыбнуться, но не смог. Пот лился с его висков и тек по его груди. Он несколько раз вонзил свое мужское достоинство на всю длину под ее женское естество, хотя невыносимо хотел войти в нее. Она беззвучно ахнула, когда он погладил ложбинку между ее ягодицами.
   А потом он поднялся над ней и, тяжело дыша, лег на нее плашмя, придавив ее живот.
   – Я хочу войти в тебя, – шепнул он и поцеловал ее ухо. – Но я не хочу торопить тебя, Бланш.
   Она обняла его, и он почувствовал, как ее ножка шевельнулась на его бедре.
   – Рекс, да!
   Он ощутил новый прилив желания, сдвинулся и нажал туда, куда следовало. Ее плоть была влажной, но напряженной. Сдерживая себя, он постарался двигаться медленно, но, когда стал проталкиваться внутрь, давление мужского естества оказалось слишком сильным. Он не смог сдержаться и дал себе волю.
   – О, черт! – еле слышно выдохнул он, понимая, что теперь все пропало, неуправляемым рывком он прорвал ее пленку. Во время судорог мощного оргазма он каким-то образом заставил себя не двигаться. Теперь он был глубоко внутри ее, изливал в нее семя и наслаждался облегчением, которое испытывал.
   Наслаждался потому, что был с Бланш, и это было чудесно.
   Но когда все закончилось, его охватил ужас. Он крепче сжал Бланш в объятиях, но не решался посмотреть на нее. Его мужское достоинство оставалось полностью в своем гнезде и было достаточно твердым, чтобы еще долго пробыть в этом положении. Наконец, он сумел произнести:
   – Извини меня, Бланш.
   Она дрожала. Ее руки скользили по его спине, неуверенно лаская его тело.
   – Я сделал тебе больно? – резко спросил он. Теперь он был в ужасе оттого, что все произошло слишком рано. Это случилось потому, что он так сильно хотел ее. И теперь он не произвел на нее большого впечатления. И хуже того, она не испытала вместе с ним завершающее наслаждение.
   – Только на секунду, – хрипло ответила Бланш.
   И он почувствовал, как она дрожит, прижимаясь к нему.
   Его снова охватила слепая бешеная страсть. Она продолжает его хотеть, он ей нужен. Он сделал глубокий вдох и стал входить в нее медленно и глубоко, пока она не ахнула от наслаждения. Он улыбнулся и почувствовал сразу яростную решимость и торжество. Теперь он покажет ей, что такое удовольствие от мужской любви, подумал он. Кровь снова прилила к его возбужденному мужскому достоинству, и оно опять стало твердым. Он снова и снова медленно входил в нее, но теперь сдерживался, чтобы наблюдать за ней. Ее глаза были закрыты. Ее щеки порозовели. Она дышала часто и поворачивала голову из стороны в сторону. Он вошел глубже и на этот раз двигался быстрее и целеустремленнее. Она вскрикнула и открыла глаза. Их взгляды встретились.
   По ее затуманенному взгляду он понял, что она мчится к тому удовольствию, которое он хотел ей дать. Он улыбнулся и вышел из нее. Она запротестовала, и он вошел в нее снова, медленно и глубоко. На этот раз он наблюдал за ней внимательно. Она ухватилась за его руки, и он почувствовал, как ее ногти вонзаются в его кожу.
   – Еще? – спросил он, вне себя от вожделения.
   Она кивнула.
   Он быстро вышел из нее, приласкал ее языком и вошел снова. Она вцепилась в его руки и постанывала от наслаждения. Он потерся распухшей головкой о губы ее женской щели. Она вскрикнула и задрожала. Он стал глубоко погружаться в нее снова и снова. Ее глаза открылись, и их невидящий взгляд встретился с его взглядом.
   Она яростно изогнулась, ее ногти вонзились в его кожу, в ночном воздухе раздались ее тихие вскрики.
   Вожделения, желания, страсти и наслаждения было так много, что они поглотили его полностью. Он изогнулся назад такой же дугой и словно взорвался глубоко внутри ее, выплеснув свое торжество в громком хриплом крике. Радость, которая его охватила, была огромной и всепоглощающей.
   – Бланш!
* * *
   Бланш медленно пришла в себя и осознала, что находится в постели сэра Рекса. Она начала понимать, что сейчас испытала настоящую страсть, и ее глаза наполнились слезами радости. Она лежала совершенно голая в сильных руках сэра Рекса, прижавшись щекой к изгибу его тела между плечом и грудью. Ее ладони были прижаты к его груди и оказались между их телами. Его нога лежала поверх обеих ее ног. Господи! Он только что занимался с ней любовью, и она была в таком восторге от этого!
   Ее сердце было переполнено любовью. Она улыбнулась, а потом неуверенно и застенчиво взглянула вверх.
   Он смотрел на нее с такой нежностью, что ее улыбка задрожала, и ее сердце едва не выпрыгнуло из груди. Он улыбнулся, и стала видная ямка на его подбородке. Его темные глаза с золотыми искрами смотрели на нее с чудесной теплотой и словно о чем-то спрашивали.
   Бланш вспомнила не только о его невероятном мужском мастерстве, но и о том, как он умеет доставлять наслаждение языком, и почувствовала, что краснеет. Ну и пусть! И ей нравилось лежать так в его объятиях. Она потерлась щекой о его грудь и почувствовала, как что-то коснулось ее бедра. Ее взгляд мгновенно переместился на его глаза.
   Ямка на его подбородке стала глубже, и он тихо сказал:
   – Кажется, тебе приятно.
   – Приятно… очень приятно, – ответила она, и ее щекам стало горячо.
   – Ты потрясающая женщина, и я не могу удержаться от желания снова доставить тебе удовольствие, – прошептал он.
   Она немного помолчала, потом положила руку на твердые выпуклые мышцы его груди и сказала:
   – Это ты потрясающий мужчина.
   У него вырвался смешок, и Бланш никогда не слышала такого чудесного, теплого звука, как этот.
   – Вы довольны, сэр Рекс?
   – Доволен свыше всякой меры, Бланш, – ответил он, протянул руку и сжал ладонью ее лицо. – Дорогая, ты должна называть меня Рекс.
   Она улыбнулась:
   – Это звучит так странно… сэр Рекс.
   Его улыбка погасла, и Бланш почувствовала, что ее улыбка гаснет тоже.
   – Что-то не так? – спросила она.
   Он покачал головой.
   – Я никогда не думал, что наступит такой день. Ты и я – любовники и скоро поженимся.
   Она дотронулась до его щеки и сказала:
   – Я тоже об этом не думала.
   Потом она увидела на его бицепсе красную царапину, и ее глаза широко раскрылись. Она была потрясена.
   – Это не важно, – тихо сказал он. – Мне нравится, что в тебе есть что-то от дикой кошки.
   Бланш не могла поверить, что оцарапала своего возлюбленного и пролила его кровь.
   Он теснее прижал ее к себе.
   – Я хочу сделать так, чтобы ты сошла с ума от страсти. – Он вдохнул ее запах, и она почувствовала, как конец его мужского достоинства коснулся ее живота. Ее кровь потекла по жилам быстрее, и она почувствовала сладкую дрожь между бедрами.
   – Я не могу поверить, что сделала такое. Прости меня.
   – Не извиняйся за то, что потеряла голову, когда была в моей постели, – произнес он с усилием, но весело. Потом он с нежностью провел рукой по ее спине и ягодицам и похлопал ладонью. Она встретила взглядом его взгляд и увидела в его глазах вопрос. – Я не веду себя слишком по-мужски и слишком торопливо? Если ты устала или у тебя там возникло раздражение, просто скажи об этом. Если нет, я хотел бы снова доставить тебе удовольствие.
   Она вздрогнула, чувствуя жар и начавшую накапливаться влагу. Вместо ответа, она погладила царапину на его бицепсе, наслаждаясь тем, каковы на ощупь его кожа и мышцы, потом просунула ладонь под такие же твердые сухожилия его предплечья. Он замер.
   – У тебя изумительное тело, – шепнула она, передвигая ладонь на другую сторону его груди.
   Его сосок стал твердым, когда ее ладонь скользнула по грудным мышцам.
   Он молчал.
   Бланш проглотила комок в горле, провела ладонью по его ребрам, снова восхищаясь тем, что в его теле нет ни капли лишнего жира. Доведя руку до пупка, она остановилась. Даже живот у него был тугой и твердый.
   Он застонал.
   Бланш удивилась этому, взглянула на его лицо – и увидела, что он закрыл глаза, отбросил назад голову и откинулся на подушки. Приглашение к любви было понятным и неотразимым.
   Простыни лежали в ногах кровати. Бланш посмотрела на его мужское достоинство и почувствовала такой прилив желания, что не могла ни двигаться, ни думать. Сэр Рекс тяжело дышал.
   Бланш хотела коснуться его так же, как он касался ее, но не решалась этого сделать.
   По-прежнему с закрытыми глазами, он взял ее руку за запястье и передвинул ниже, а потом отпустил.
   Бланш сделала глубокий вдох и провела пальцами по набухающему концу мужского достоинства. Сэр Рекс беззвучно ахнул. Она увидела, что дает ему такое же наслаждение, какое он дал ей. И увидела, что он страстно хочет, чтобы она касалась его.
   Ее сердце стало биться громко и сильно. Она провела рукой по всей длине мужского достоинства и по тяжелым мешочкам под ним. Сэр Рекс глухо застонал. Бланш сдалась и ахнула от удовольствия, почувствовав бархатную кожу, нежное тепло и твердость.
   Сэр Рекс сел в кровати, его глаза ярко блестели. Он обнял Бланш и властно нашел своими губами ее рот. Бланш радостно встретила это нападение и ответила поцелуем на его поцелуй. Когда они падали на матрас, она положила ногу на его бедро и провела ладонью по его спине сверху вниз, до высокой крепкой ягодицы. Она не хотела ждать. Она хотела почувствовать его внутри себя, хотела быть частью этого чудесного мужчины. И Рекс, кажется, точно понял ее чувства: он глухо застонал, раздвинул ее бедра своими и вошел в нее.
   Бланш почувствовала такое наслаждение, что не могла терпеть ни секунды. Она схватила его за плечи и изогнулась дугой, чтобы ощутить его внутри себя еще глубже. Он ахнул и замер. Она чувствовала, как его мужское естество пульсирует в ней, и осознала, что дрожит. Он взглянул на нее, и в его глазах светился, словно угли под золой, знакомый ей огонь. Потом он медленно, дюйм за дюймом, стал выходить из нее. И наконец, Бланш лежала на нем и чувствовала, как в ней поднимается волна наслаждения. Он понял, что она чувствует, снова погрузился в ее тело и начал толчки. Волна ударила и разбилась. На этот раз Бланш заплакала от удовольствия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация