А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная невеста" (страница 25)

   Когда Бланш произносила ответное спасибо, в зал вошли мужчины. Миссис Линней взяла Бланш за обе руки и быстро произнесла:
   – Я все же надеюсь, что не обидела вас. Я в таком восторге от вас и от сэра Рекса. – И быстро добавила: – Я заеду к вам еще раз на этой неделе, если, конечно, вы не против.
   Бланш заставила себя улыбнуться и ответила:
   – Разумеется, не против. Спокойной ночи.
   Через минуту она увидела, как Фенвик закрыл переднюю дверь за последним из гостей. Когда сэр Рекс, шагая враскачку, вернулся в зал, она заставила себя тверже держать улыбку на лице и легким тоном спросила:
   – Вечер прошел очень приятно, верно?
   Бланш надеялась, что сэр Рекс согласится: сейчас она не была готова выдержать искренний разговор с ним на личные темы.
   Он ответил ей очень хмурым взглядом.
   Беспокойство Бланш мгновенно переросло в тревогу.
   – Он действительно прошел хорошо, – настойчиво повторила она.
   – В самом деле? – насмешливо ответил сэр Рекс. И это была опасная насмешка.
   Бланш поняла, что на душе у него черно.
   – Простите меня за то, что вам пришлось выслушать это! Но вы были идеальным хозяином!
   – Нет, это вы были и есть идеальная хозяйка. Но вы согласились стать моей женой, и вот что вы получили за это – жестокую правду.
   Бланш удивленно раскрыла рот и беззвучно ахнула.
   – Но я уже освоилась с этой правдой, сэр Рекс. Мы оставили ее в прошлом и сумели полюбить друг друга, несмотря на некоторые помехи.
   Сэр Рекс скосил глаза и сурово взглянул на нее:
   – В одном я должен с вами согласиться. Маргарет Ферроу приятная молодая женщина. Я надеюсь, что вы с ней подружитесь.
   Бланш почувствовала себя чуть-чуть лучше.
   – А Пол приятный…
   – Он слаб и бездарен. Если я действительно должен терпеть его общество, я могу выдержать его в течение вечера.
   Вот отзыв настоящего мужлана, беспомощно подумала Бланш.
   – Я не хочу сейчас спорить с вами ни о вечере и ни о чем другом: я устала.
   Сэр Рекс, хромая, подошел к барному столику на колесиках. Бланш увидела, что он налил себе бренди. Он не выглядел очень пьяным, но Бланш встревожилась: ей казалось, что он выпил уже слишком много.
   Он повернулся к ней и сказал:
   – Я же предупреждал вас, что не выношу эти глупости.
   Бланш сложила руки под грудью.
   – Вы сердитесь на меня за то, что я навязала вам этот вечер, или сердитесь на себя за то, что не сдерживали себя и удовлетворяли свои потребности со служанкой?
   Сэр Рекс словно окаменел: он не верил своим ушам.
   – Значит, вы, в конце концов, осуждаете меня?
   Бланш поняла, что сейчас она сделала именно это. Но она не хочет этого делать. И никогда не захочет.
   – Я только знаю, что если бы у вас не было связи с ней, то не было бы и этих злых сплетен.
   Он смотрел на нее пристально, мрачно и сурово.
   – Я не осуждаю вас, – в отчаянии попыталась убедить его Бланш. – И я действительно думала, что вечер удался!
   – Вы правы! – откровенно признал он. – Мне следовало взять в любовницы миссис Ферроу или одну из ее подруг, потому что это приемлемо.
   У Бланш выступили слезы на глазах.
   – Я сожалею о своих потребностях. И более того, сожалею о своем безразличии к тому, что я бросал вызов обществу. Я жалею, что считал эти проклятые сплетни чем-то неважным. Но теперь мне это не безразлично. Теперь для меня имеет значение, что говорят сплетники и что они думают. Теперь это для меня важно из-за вас.
   Бланш вытерла слезу.
   – Не обращайте внимания. Сплетники существовали всегда. Сейчас они говорят о нас, потому что о нас можно будет строить догадки и сказать что-нибудь забавное. Но пройдет год, а может, и меньше, и они переключатся на кого-нибудь другого.
   Сэр Рекс повернулся к камину и с мрачным видом выпил до дна целый бокал бренди.
   Бланш молчала, не зная, как поступить. Она едва держалась на ногах от усталости и ненавидела этот спор, но она хотела успокоить сэра Рекса. Кроме того, она не хотела уйти спать, не помирившись с ним.
   – Рекс, послушайте меня. Вечер был приятным, несмотря на ошибку Пола, пока миссис Линней не начала сплетничать.
   Он медленно повернулся к ней:
   – Вы правы. Но в моем прошлом много неприятных тайн. И каждый вечер может стать таким, как этот. Вы уверены, что хотите так жить? Вам стоит только пожелать, и я расторгну нашу помолвку.
   Бланш застыла на месте от удивления. Она не ожидала такого неприятного поворота в их разговоре и теперь не знала, что подумать и что сказать.
   Она услышала хриплый вздох сэра Рекса.
   – Нет! – поспешила крикнуть она. – Вы неверно поняли мое молчание. Я очень люблю вас и хочу выйти за вас замуж. Это правда. Но когда вы такой мрачный, это сбивает меня с толку, и я не знаю, что сказать или сделать! Я не знаю – то ли мне взять вас за руку, то ли убежать от вас!
   – В таком случае вы должны долго и серьезно подумать о наших планах на будущее, – сурово заключил ее жених. – Я ведь никогда не обещал вам, что вы не найдете меня в полночь хмурым и мрачным.
   Бланш в отчаянии прикусила губу.
   Он снова налил себе бренди и пошел в башенную комнату. По громкому стуку его костыля можно было судить о том, как он недоволен. Бланш молча смотрела, как за ним закрывается дверь.
   У нее началась сильная дрожь. Как она и сэр Рекс попали на этот опасный перекресток судьбы? Одно неверное слово или движение может разлучить их и направить по разным путям. Она уже влюбилась в сэра Рекса? Но как они смогут жить вместе, если всего один ужин с гостями может так их поссорить?
   Ее отчаяние внезапно превратилось в печаль, которая затопила ее душу, словно волна. Этот прилив горя был так силен, что несколько секунд Бланш не могла дышать. Ей казалось, что сам воздух душит ее.
   Она знала, что не может потерять сэра Рекса. При одной мысли об этом ее сердце разрывалось. Она должна пойти к нему в башню и сказать ему, как сильно она его любит. Но тоска и тревога стали еще сильнее и не давали ей сдвинуться с места. Это было так поразительно и невыносимо, что Бланш поняла: это уже не печаль оттого, что она может потерять сэра Рекса.
   Это что-то гораздо более сильное.
   В ее уме пронесся образ ее отца, а вслед за ним – воспоминание о портрете матери, который по-прежнему висел над лестницей в Херрингтон-Холл.
   Она вскрикнула, села и схватилась рукой за грудь. Когда умер ее отец, она не пролила ни слезы, а мать свою она совершенно не помнила, и тем более не помнила ничего о смерти матери. Но теперь ей вдруг захотелось плакать и кричать от ярости. Ей было невыносимо больно терять того, кто ей дорог. Но еще больнее было чувствовать себя потерянной. Она ощущала себя шестилетней девочкой, а не девушкой, которой двадцать семь лет.
   – Бланш, в чем дело?
   Она повернулась. Сэр Рекс быстро шел к ней, громко стуча костылем.
   Его глаза широко раскрылись.
   – Не плачьте! – сказал он, сел рядом и обнял ее. – Простите меня. Я подлец!
   Она придвинулась к нему ближе и бессильно заплакала, беспомощная и беззащитная. Он взял в ладони ее лицо и снова попросил:
   – Простите меня. Пожалуйста, не надо плакать!
   Он был в ужасе.
   Бланш хотела сказать ему, что он не виноват в ее слезах, но не смогла. Она хотела попросить его, чтобы он помог ей избавиться от этой тоски и найти счастье и радость, но не смогла и этого. Она потеряла дар речи и могла лишь качать головой, прятаться в кругу его рук и прижиматься к его большому сильному телу, которое, она знала, было надежным и безопасным местом. Он сжал ее крепче.
   В ее голове проносились образы. Мертвая лошадь с широко раскрытыми невидящими глазами, избитая и залитая кровью. Человек-чудовище с его злой усмешкой и желтыми зубами, с которых капала слюна, зубья вил в крови. Мамино улыбающееся лицо, идеально прекрасное, как на портрете.
   Шесть месяцев назад, когда умер отец, она не могла вспомнить ни одного мгновения, проведенного вместе с матерью. Почему же она так горюет сейчас? Потому что все случилось одновременно и она не в состоянии справиться со всеми своими чувствами сразу. Бланш начала понимать, что с ней происходит. Когда она приехала в Лендс-Энд, ее сердце проснулось. Сначала она испытала смятение, потом вожделение, затем любовь. Теперь ее сердце было полноценным, билось нормально и работало нормально. Но ей придется испытать не только те несколько добрых чувств, которые приятно переживать, а и другие тоже. Недавно были гнев и страх, а теперь ее сердце болит от печали.
   В эту секунду она отдала бы все за тот мирный покой, в котором прожила почти всю жизнь.
   – Бланш, мне так жаль! Простите меня! – прошептал сэр Рекс, крепко прижимая ее к себе и гладя по спине.
   Она повернула голову и прижалась лицом к его шее. Она вздохнула, жадно вдохнув запах его тела. Ее губы коснулись его кожи, и в ее собственном теле словно забушевал огонь. Печаль ослабла, ее сменила любовная жажда, и эта жажда требовала утоления. Бланш крепко сжала ладонями его плечи, восхищаясь тем, какие они широкие и сильные, и потерлась лицом о его горло. Его тело напряглось, и Бланш это почувствовала.
   То, что он такой большой и сильный, словно опьяняло ее. Она провела ладонями по его бицепсам, и они мгновенно стали мягче под ее руками. Потом она соблазнительно протянула губы к его горлу и услышала его шумный выдох. Ее сердце бешено подпрыгнуло, и она почувствовала другую пульсацию – под множеством слоев своей одежды.
   – Бланш, – с трудом произнес он, и одна из его больших ладоней крепко сжала ее талию.
   Бланш снова вдохнула его запах и неохотно подняла голову от ямки между его шеей и плечом. Взгляд его глаз, широко открытых и ярко блестевших, встретился с ее взглядом. Глядя на его изогнутый, как лук, рот, она вздохнула глубоко и прерывисто. Она вспомнила прикосновения этого рта к своему телу и вкус его губ, и ее тело пронзил новый порыв желания. Она подняла на него свой пристальный взгляд и попросила:
   – Люби меня, Рекс.
   Его глаза раскрылись еще шире.
   Бланш сидела неподвижно и молчала. Ее сердце бешено колотилось, и его удары отдавались во всем теле.
   Он дотронулся до ее щеки.
   – Ты очень расстроена и сама не понимаешь, что говоришь.
   – Нет, понимаю, – еле слышно сказала Бланш. – Мне двадцать семь лет. Я до сих пор девственница, но мое тело просит твое тело о любви.
   Его глаза потемнели. Потом его ладонь крепко сжала ее затылок, он притянул ее к себе и наклонил голову, приближая свои губы к ее рту.
   Когда он едва заметно коснулся губами рта Бланш, ее сердце словно обезумело. Он вздрогнул. Бланш почувствовала это и поняла, что он сдерживает и контролирует себя. Она крепко поцеловала его в ответ, желая, чтобы его губы разжались. Когда это произошло, она услышала свой собственный стон – мягкий, женственный, еле слышный.
   Поцелуй стал глубже. Бланш упала на софу, Рекс оказался на ней, и все это время их губы жадно сливались в поцелуе. Бланш смутно осознала, что раздвигает ноги. А потом она почувствовала через свои юбки, как его мужское достоинство, большое и твердое, упирается во внутреннюю часть ее бедер.
   Он прервал поцелуй, и она откинулась назад, жадно глотая воздух. Ее сердце билось так часто, что это ее почти пугало.
   – Время позднее, – хрипло сказал он, но поцеловал ее в горло, а потом спустился чуть ниже и еще ниже – поцеловал ямку между ее грудями, которую открывал вырез ее платья.
   Бланш раскрыла рот и беззвучно ахнула от удовольствия, пораженная тем, как ее опьянило прикосновение его губ к коже между грудями, а его мужского достоинства к ее бедру.
   – Нет, еще не поздно. Сэр Рекс, отведите меня наверх.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация