А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная невеста" (страница 21)

   Сэр Рекс облизнул губы. Раньше Бланш никогда не видела у него этого нервного жеста.
   – Если вы передумаете после того, как услышите то, что я сейчас скажу, я вас пойму, – заговорил он.
   – Вы меня пугаете.
   Легкая тень пробежала по его лицу.
   – Совесть не позволяет мне обсуждать дальше наше будущее, если я не сделаю этого признания. Бланш, у меня есть ребенок – сын.
   Бланш удивилась: если бы она не услышала сейчас это от него, не догадалась бы, что его тревожит!
   – Согласно договору, который я заключил около десяти лет назад, он живет со своей матерью.
   Его рот искривился от жестокой душевной боли.
   Бланш мгновенно поняла все. Его разбитое сердце болело не только из-за войны. Оно болело еще и из-за этой женщины, матери его ребенка, и из-за его сына.
   – В той семье нет других наследников. – Он словно читал выученный заранее текст. – Недавно я понял, что они могут дать моему ребенку такую жизнь и такое наследство, каких никогда не смог бы дать я.
   Они, подумала она и спросила:
   – Значит, вашего сына воспитывают двое – муж и жена?
   Рекс кивнул.
   – Его зовут Стивен, и ему девять лет, – произнес он, резко выпрямился и отвернулся от Бланш. Теперь девушка видела в профиль его лицо – застывшую маску человека, который подавляет свои чувства. Бланш поняла, что он борется с глубоким горем.
   Ее сердце разрывалось от сочувствия к сэру Рексу. Он горюет о разлуке с сыном, которого не может ни признать своим, ни воспитывать. Бланш хотела утешить его, но не посмела. Она чувствовала, что, если хотя бы дотронется до него, он не выдержит и даст волю горю при ней, и понимала, что должна пощадить его гордость.
   Он глубоко прерывисто вздохнул и сказал:
   – Однажды Стивен унаследует очень громкий титул, один из величайших титулов в нашей стране, и вместе с ним огромное состояние.
   Потом он медленно повернулся к Бланш.
   Каждая черта его лица словно стала глубже, и каждая выражала не просто боль, а муку.
   – Расскажите мне о нем, – шепнула Бланш. – У него темные волосы, как у вас, или светлые?
   – Не могу, – ответил сэр Рекс и, хромая, отошел в сторону.
   Бланш обхватила себя руками и сделала глубокий вдох. Через девять лет рана от разлуки с сыном еще свежа в его душе и болит. Бланш знала, что не смеет задавать ему вопросы… и решила, что когда-нибудь задаст их.
   Сэр Рекс, наконец, снова повернулся к ней лицом. Их разделяла клумба с еще не проснувшимися от зимнего сна цветами.
   – Я считаю, что поступаю так, как будет лучше для моего сына. Он не знает, что я его отец. И не узнает ни в коем случае, пока не получит свое наследство.
   – Вы поступаете самоотверженно. Так поступил бы любой хороший родитель, – заверила его Бланш.
   – Спасибо. – Он вежливо кивнул. – Об этом никто не знает. До сих пор я один нес груз этой тайны. Нелегко было смириться с этим и скрывать ее от моей самоуверенной родни, которая любит совать нос в чужие дела.
   – Конечно, это было трудно. Я буду надежно хранить вашу тайну.
   Он посмотрел ей прямо в лицо и сказал:
   – Я не вижу, чтобы вы были потрясены. И осуждения я тоже не вижу на вашем лице.
   – Я не осуждаю вас за то, что у вас есть незаконный ребенок. Господи! Да у половины господ и дам в свете есть внебрачные дети! – Бланш каким-то образом сумела улыбнуться, надеясь, что улыбка его ободрит.
   Его лицо вытянулось. Потом он протянул руку вперед, и сердце Бланш словно взлетело вверх от счастья. Она подала ему руку. Его пальцы обхватили ее ладонь так крепко, как будто он боялся потерять Бланш и был готов никогда не отпускать ее от себя.
   – Вы, без сомнения, самая великодушная женщина из всех, которых я встречал за свою жизнь.
   – Тут дело не в великодушии, сэр Рекс. Друг не судит друга, не обвиняет его и не выносит ему приговор. Друг верен другу.
   – Вы не хотите еще раз подумать о своем предложении? Наш разговор был таким откровенным, что это могло испугать вас. Я очень советую вам еще подумать.
   – Мне не о чем думать еще раз, – ответила Бланш и крепко сжала в своей ладони его ладонь. – Вы по-прежнему дороги и близки мне, и я по-прежнему надеюсь, что наше будущее мы проживем вместе. Вы не разубедили меня.
   Сэр Рекс кивнул. А потом он поднес ее руку к своим губам. Когда он целовал ее руку, Бланш едва не лишилась чувств.
   – Одно обещание я могу вам дать, Бланш, – заговорил он. – Я буду верен вам во всех возможных смыслах этого слова. Я буду делать все, что в моих силах, чтобы защитить вас. Я буду оберегать ваши интересы – защищать их, поддерживать их и дорожить ими.
   Услышав эти клятвы, она покачнулась. Сэр Рекс обнял ее левой рукой за талию и помог устоять на ногах.
   – Это также значит, что я никогда не буду искать любви на стороне. Бланш, я никогда не нарушу супружеской верности.
   Бланш вспомнила об Анне и задумалась. Разве она может позволить, чтобы он дал такое обещание?
   – В чем дело? – резко спросил он. – Вы сомневаетесь во мне? Мужчины из семьи де Варен известны тем, что много распутничают до женитьбы, а потом становятся до смешного верными мужьями.
   – Я это знаю, – прошептала Бланш. – Я всегда знала, что вы будете верны своей жене.
   – Верен вам, – твердо уточнил он. – Я хочу быть верным вам.
   Бланш позволила себе заплакать от счастья.
   – Но если для вас будет невозможно сдержать это обещание? – спросила она.
   Его твердая решимость медленно сменилась недоверчивым удивлением.
   – Что именно значат ваши слова? Вы предполагаете, что я захочу искать любовь на стороне? Отчего я, по-вашему, захочу нарушить верность? Вы хотите сказать, что когда-нибудь закроете передо мной дверь своей спальни?
   Бланш отвернулась от него, при этом вынув ладонь из его руки. Если бы только она могла открыть ему всю правду! Она обязана исповедаться перед ним так же откровенно, как он только что исповедался перед ней. Если бы она могла рассказать ему правду о своей жизни – о том, какая она странная по сравнению с другими женщинами! Если бы она могла каким-то образом объяснить ему, что никогда не испытывала половины тех чувств, которые испытала за эту неделю, что тревога, радость, любовное желание и отчаяние – все это для нее новые чувства! Тогда он понял бы, что она не очень страстная женщина. Он понял бы, что в одном отношении они не будут такой хорошей парой, как он, должно быть, надеется. Настанет момент, когда он разочаруется в ней – не она в нем.
   Но она не могла признаться: это было слишком унизительно.
   Сэр Рекс бродил вокруг Бланш, она слышала глухой стук его костыля.
   – Вы закроете дверь передо мной? Вы хотите закрыть ее после того, как забеременеете?
   – Нет, я не думаю так поступить, – прошептала Бланш.
   – Тогда что означают ваши слова?
   Бланш медлила, не решаясь заговорить и чувствуя, что ее щеки горят от смущения.
   – Я провела в светском обществе почти всю свою жизнь, в том числе все мои взрослые годы. Мои лучшие подруги известны своими любовными увлечениями. Я понимаю их и не осуждаю, хотя сама по натуре совершенно не такая, как они. – Она помолчала в надежде, что сэр Рекс начнет ее понимать.
   Но он растерянно покачал головой.
   Тогда Бланш придумала, как сказать ему, что она имела в виду.
   – Мы будем много месяцев подряд жить далеко друг от друга. Если настанет такое время, когда вам будет нужна любовница, я предпочту не знать об этом, но, если узнаю, посмотрю на это сквозь пальцы. – Бланш ненавидела эти слова и знала, что ненавидела бы любую другую женщину сэра Рекса, но каким-то невероятным образом ей стало легче от этого объяснения. Она не хотела, чтобы сэр Рекс оказывал на нее давление в этом случае. Поэтому она отошла подальше от него, остановилась перед кучей грязи и стала рассматривать эту кучу.
   Костыль загрохотал: сэр Рекс резко повернулся, чтобы встать к ней лицом.
   – Это самое великодушное и самое нелепое предложение из всех, которые я когда-нибудь слышал. Если я женюсь, я буду верным мужем, как бы ни сложилась моя семейная жизнь, даже если мы не сможем жить вместе много лет. Мне отвратительно даже думать о супружеской неверности.
   Она подняла взгляд на сэра Рекса и поняла: что бы ни произошло у нее с ним в спальне, этот человек никогда ее не предаст. Даже если она разочарует его в супружеской постели, он будет ей верен. Ей пришлось вытереть глаза.
   – Я не могу понять, потрясены вы или трепещете от восторга? – резко спросил он.
   – Я едва держусь на ногах от избытка чувств, – призналась она, наконец, и протянула руки сразу к обеим его ладоням. – Я знаю, вы считаете себя героем с очень мрачной душой, но вы обычный герой – ваша душа простая и ясная.
   Было похоже, что теперь его тоже переполняли чувства. В его глазах словно зажегся яркий свет. Бланш заметила это и решила, что видит в них надежду и начало радости. Но, кроме светлых чувств, она по-прежнему видела в этих глазах муку, сомнение и боль.
   – Может быть, я герой войны. Но я не мрачный герой и не какой-нибудь иной герой, – медленно сказал он. – Вы уверены, что не хотите вернуться в свои комнаты или даже в Лондон, чтобы подумать обо всем, что мы только что сказали друг другу?
   Бланш покачала головой:
   – Я хочу остаться здесь, с вами.
   Он кивнул.
   – Какая вы упорная, – шепнул он еле слышно. – И упрямая.
   – Сейчас я чувствую себя очень упрямой, – сказала Бланш. Еще немного – и она бы улыбнулась.
   – Тогда я сдаюсь. – Его взгляд встретился с ее взглядом. – Вы упрямее, чем я. Я хочу принять ваше великодушное предложение. Я буду вашим мужем и сделаю все, что в моих силах, чтобы наш брак был прочным и приятным.
   Сердце Бланш билось так сильно, что она ухватилась за плечи сэра Рекса.
   – Ох! Мы помолвлены! – воскликнула она и наконец улыбнулась.
   Сэр Рекс взял Бланш за подбородок, поднял ее голову, и его взгляд переместился на ее губы.
   – Я сделаю все, что в моих силах, чтобы доставить удовольствие вам, – сказал он и тихо добавил: – Всеми возможными способами.
   Бланш прекрасно поняла, что он хотел этим сказать. И в ней мгновенно вспыхнуло желание – ответ, в который она едва осмелилась поверить. Но вся эта неделя была как безумный сон, значит, возможно и это.
   – Можно? – спросил он.
   Бланш кивнула и улыбнулась от всего сердца:
   – Я думаю, вам больше не нужно спрашивать, сэр Рекс.
   Он чуть улыбался, когда приближал свои губы к ее рту.
   Целуя ее, он сказал вполголоса:
   – Рекс. Хотя это еще не официально, вы теперь должны называть меня только по имени.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация