А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная невеста" (страница 13)

   – Не извиняйтесь за обморок! – почти крикнул он.
   Она взглянула ему в глаза прямо и почти вызывающе:
   – Вы прекрасно знаете, что я не истеричка.
   – Разумеется, я это знаю. Я никогда не встречал такой спокойной и рассудительной женщины, как вы, Бланш. Вы держитесь изящно и достойно в любом положении.
   Бланш внимательно вгляделась в своего собеседника, словно для нее были важны не его слова, а его мысли, улыбнулась и успокоилась. Потом она отвернулась и стала смотреть в окно.
   Сэр Рекс устремил взгляд в другое окно: он решил дать ей еще немного времени, чтобы она смогла овладеть собой. Что-то не так с этим обмороком. Это не случайный страх при виде переполненной людьми комнаты, а что-то более серьезное. Сэр Рекс не сомневался в этом и был очень озабочен.
   Последние дома поселка остались позади, и теперь с обеих сторон дороги тянулась тускло окрашенная, поросшая вереском, однообразная равнина почти без деревьев. Деревня далеко от побережья, значит, океан они увидят не раньше чем через полчаса.
   Их молчание затянулось, возникла неловкость, но Рекс твердо решил не нарушать тишину. Он не любил скучных вялых разговоров. А Бланш была, кажется, так же глубоко погружена в свои мысли, как он – в свои.
   – Собираются тучи. Пойдет ли дождь? – пробормотала она.
   – Обязательно пойдет.
   Ее замечание не вызвало у Рекса раздражения. Он понимал, что она пытается начать разговор. И следующие слова Бланш подтвердили его правоту.
   – Я обязана дать вам объяснение, – сказала она, и ее сложенные на животе ладони задрожали.
   Он не считал, что она обязана что-то объяснять, но ему хотелось, чтобы это произошло. Однако с этим можно и подождать.
   – Почему бы вам не отдохнуть, пока мы едем в Боденик? Мы можем поговорить потом, когда вам станет лучше.
   Ее щеки горели от смущения.
   – Вы открыли мне свои тайны. Теперь, видимо, моя очередь.
   Рекс ответил ей нарочито спокойно.
   – Вы не обязаны ничего мне открывать, Бланш, – твердо сказал он. – Меня тревожит ваш обморок, но это вовсе не значит, что вы должны выворачивать свою душу наизнанку.
   – Я не боюсь закрытых пространств! – резко заявила она. – Вы ведь не раз видели меня на балах в большой толпе? Причина обморока иного характера, сэр Рекс, но я не знала, что она все еще есть, – мрачно призналась Бланш. – Я не падала в обморок с тех пор, как мне было девять лет.
   Рекс словно окаменел. О чем она говорит?
   Бланш взглянула на него и сказала:
   – Вы подумаете, что я сумасшедшая.
   – Я знаю, что вы не сумасшедшая. – Он терялся в догадках, в чем она хочет ему признаться.
   – Я не люблю толпу потому, что моя мать погибла в толпе, когда мне было шесть лет.
   Рекс потрясенно посмотрел на нее:
   – Извините меня.
   – Балы меня не тревожат: на балу все галантны и вежливы. – Она прикусила губу. – Я была тогда с ней. Это был день выборов.
   Ее слова ошеломили и ужаснули Рекса. Дни выборов часто становились днями погромов и насилия. Озлобленные бедняки собирались в толпы и нападали на тех, кто богаче их. В Хэрмон-Хаус и во всех домах их соседей окна в день выборов заколачивали досками. В дни выборов ни в чем не виноватые люди могли быть избиты, затоптаны насмерть или повешены. Те, кто собирался в толпы, не делали различия между богатыми, привилегированными и себе подобными. Пострадать мог любой. Часто их жертвами становились и бедняки.
   Бланш хмуро улыбнулась и сказала:
   – Конечно, я этого не помню. Я не могу вспомнить ничего ни о том несчастном случае, ни вообще о том дне.
   – Для вас счастье, что вы не можете вспомнить смерть вашей матери!
   Бланш вдруг взглянула на него очень прямо.
   – Когда мне исполнилось тринадцать лет, я попросила отца сказать мне правду. Он сказал, что моя мать споткнулась, упала и ударилась головой так сильно, что мгновенно умерла. – Бланш пожала плечами. Теперь она смотрела мимо Рекса. – Я знаю, что в тот день было много бунтующих.
   Рекс понял, что отец солгал дочери. Чтобы догадаться об этом, не нужен был выдающийся ум. И он понимал, что Бланш тоже знает, что слова отца – ложь. Он наклонился вперед и взял ее за руку. Это был дерзкий жест, но ему было все равно. К черту приличия!
   Он крепко сжал ее ладонь. Глаза Бланш расширились.
   – Что вы делаете? – изумилась она.
   Он улыбнулся и ответил:
   – Жаль, что я не знал о вашей трагедии. Но ваша нелюбовь к народным толпам и недоверие к ним совершенно разумны. Оставьте прошлое в прошлом. Там ему и место, потому что вы ничего не можете изменить. И не бойтесь шахтеров, Бланш. Они хорошие и достойные уважения люди, клянусь вам. Они не сделают ничего плохого ни вам, ни мне и никому другому.
   Бланш наконец улыбнулась.
   – Я никогда не позволю, чтобы с вами случилась беда, – добавил он серьезно.
   Их взгляды встретились, и Бланш шепнула на одном дыхании:
   – Я верю вам.
   Рекс почувствовал, что они оба изменились. Бланш позволила ему заглянуть в ее душу, а туда она допускала очень немногих. Точно так же он поступил – возможно, не собираясь этого делать, – вчера вечером и в день ее приезда. Тогда между ними начала возникать новая связь, не такая, как прежняя. Сейчас эта новая связь стала ощутимой. Теперь их соединяли не просто уважение, восхищение или дружба. И Рекс был уверен, что Бланш почувствовала в нем мужчину так же, как он в ней женщину.
   Из этого не может выйти ничего хорошего, подумал он и отпустил ее руку.

   Бланш почувствовала облегчение, когда Мег оставила ее одну: после того как сэр Рекс рассказал горничной про обморок, горничная непрерывно хлопотала вокруг нее. Оставшись одна в уже согретой огнем камина спальне, Бланш подошла к окну и стала глядеть на океан. День сделался пасмурным, небо затянули тяжелые облака. Бланш была уверена, что скоро пойдет дождь.
   Ей было не по себе. Она сомневалась, надо ли ей было рассказывать сэру Рексу о трагедии их семьи. Но она не хотела, чтобы этот человек считал ее истеричкой. Для нее теперь было очень важно, чтобы он ею восхищался. И его дружба была тоже очень важна для нее.
   Но почему она упала в обморок? Это же не случалось с тех пор, как ей было девять лет! Неужели она может вспомнить тот бунт, если постарается?
   Бланш была очень озадачена. Почему вообще у нее возник этот панический страх? И почему перед тем, как потерять сознание, она увидела – или вообразила, что увидела, – мужчин с вилами?
   Она не хотела вспоминать ничего о том дне, когда умерла ее мать. Если та толпа была вооружена вилами, Бланш не хотела знать об этом. Пусть чудовища, которые живут в глубине ее сознания, остаются там. Нужно похоронить их навсегда. Она не могла понять, почему потеряла контроль над собой, запаниковала и потеряла сознание. Но теперь она пришла в себя.
   И сэр Рекс не стал думать о ней хуже. Она всегда гордилась своей благовоспитанностью. Ей было бы невыносимо, если бы сэр Рекс считал ее истеричкой или легкомысленной женщиной.
   Взглянув направо, она могла увидеть часть береговой линии – изгиб берега, выдававшийся в океан. Черные утесы блестели от влаги. Их отвесные склоны мощно возносились вверх, а внизу океан пенился и тяжело ударялся о берег, создавая глубокие опасные потоки. В каком-то смысле сэр Рекс здесь на своем месте, подумала девушка. Он могучий, как океан, сильный, как скалы, и в его душе есть такие же скрытые глубины. Кто бы мог подумать, что он способен быть таким нежным и ласковым?
   «Столько всего случилось за то время, что я здесь, а я приехала совсем недавно», – подумала Бланш. Ее сердце больше не казалось ей похожим на гладкую ледяную поверхность замерзшего пруда. Оно билось быстро, подпрыгивало и вдруг замирало в груди от ожидания, растерянности, горя, испуга и даже от счастья и желания. Бланш улыбнулась окну и скрестила руки на груди. Ей было немного страшно быть такой неуравновешенной, чувствовать столько всего и так стремительно. Но вернуться назад, в тот безопасный мир, где она жила до сих пор, она тоже не хотела. Там, в том мире, было скучно. Она не знала в точности, как с ней произошло это чудо, но начинала думать, что это случилось благодаря сэру Рексу.
   Раздался стук в дверь.
   Бланш знала, кто постучал. Она повернулась на звук, улыбнулась и сказала:
   – Пожалуйста, входите.
   Сэр Рекс немного подождал на пороге спальни, пропуская вперед Мег с серебряным подносом. Но его взгляд сразу же слился со взглядом Бланш, и он улыбнулся. Но все же Бланш заметила в его темных глазах тревожный блеск.
   – Я узнал, что вы едите на завтрак всего один ломтик жареного хлеба. Анна собрала вам поднос с закусками. Вам станет лучше, если вы поедите.
   Бланш улыбнулась ему. Ее сердце было таким легким, что она бы не удивилась, если бы оно вылетело из ее груди и поднялось к потолку, как воздушный шарик.
   – Я не маленький ребенок, чтобы меня уговаривали поесть, – ответила она. Но в карете он держал ее за руку именно как маленького ребенка.
   Странно, но рядом с ним она чувствовала себя моложе своих лет.
   Пока Мег ставила поднос на стол около стула, Рекс улыбнулся ей, и стала видна ямка на его подбородке.
   – Вы, конечно, не маленький ребенок. Но вы едите как птичка – точнее, как воробей. – Улыбка исчезла с его лица. – Леди Бланш, я волнуюсь за вас. Пожалуйста, успокойте меня.
   – Может быть, вы поедите вместе со мной? – спросила Бланш, приподняв левую бровь. И она надеялась, что сэр Рекс примет ее приглашение.
   Он вздрогнул и медленно отвел взгляд в сторону.
   Бланш почувствовала, что ее пульс забился чаще. Она никогда, ни разу за всю свою жизнь, не кокетничала с мужчиной. Но сейчас это приглашение само собой сорвалось у нее с языка. Потом она услышала скрип пола под ножками стула и увидела, что сэр Рекс подвигает к столику стул от секретера.
   – Разумеется, да. Никому не хочется обедать одному, – ответил он вполголоса и движением руки указал на стул.
   Теперь ее сердце тяжело колотилось в груди. Он всегда обедал один, и, очевидно, так было самое меньшее лет десять. Она села на стул, удобно устроилась на нем и поблагодарила Мег за закуску. А он в это время занял соседний стул. Откусывая по маленькому кусочку от сэндвича с огурцом, Бланш вспоминала, как несколько часов назад сэр Рекс обнимал ее. Вчера ночью его объятие было мощным и очень мужским. В нем было столько желания, что она испугалась. В сегодняшнем объятии была поразительная, чудесная нежность. Он такой хороший человек. Он заслуживает большего, чем его теперешняя жизнь. Он не заслуживает одиночества.
   И она изменит его жизнь – хотя бы немного. Вот ее план действий на ближайшее время. И у нее еще никогда не было такого ясного плана.
   В этот момент Бланш заметила, что Рекс смотрит на нее, и улыбнулась ему.
   – По-моему, я еще не поблагодарила вас за то, что вы спасли меня сегодня, – сказала Бланш.
   Даже тон ее голоса изменился: в нем звучало счастье.
   Его взгляд затуманился.
   – Благодарить меня не за что, и вы уже поблагодарили меня.
   – Я должна поблагодарить вас за все.
   Он поднял взгляд.
   – Что вы хотите этим сказать? Вы думали, я могу оставить вас лежать без сознания на улице? – Он улыбнулся, но улыбка неожиданно дрогнула.
   Бланш рассмеялась:
   – Может быть, я поеду домой и исправлю то, что наговорили о вас сплетники.
   Он немного помолчал, потом тоже засмеялся:
   – Да, у вас достаточно мужества и отваги, чтобы это сделать.
   Бланш замерла на месте, забыв о своих сэндвичах. Она никогда не слышала, как смеется сэр Рекс, когда ему весело. Это был прекрасный смех, в нем было столько теплоты!
   Улыбка исчезла с его лица.
   – Разве у меня выросла вторая голова?
   Она поняла, что не может вздохнуть от изумления.
   – Я самая робкая женщина во всем мире.
   На его подбородке снова проявилась ямка.
   – Вы недооцениваете себя. Но вам не нужно защищать меня в свете, леди Бланш. Я уже давно перестал обращать внимание на его мнение.
   Но Бланш обращала внимание на мнение света. Она с презрением относилась к грубым сплетням. И первой сплетницей, которую ей придется поставить на место, будет ее дорогая подруга Фелисия.
   Оба молчали, и это молчание становилось тяжелым.
   – Вы ничего не едите, – заметил, наконец, сэр Рекс.
   – У меня никогда не было хорошего аппетита.
   – Это видно с первого взгляда. Вы умеете ездить верхом?
   Этот вопрос удивил Бланш.
   – Умею, и неплохо, хотя, разумеется, не так хорошо, как вы.
   На его лице появилась прекрасная, просто чарующая улыбка.
   – Приглашаю вас завтра поехать вместе со мной. Мы проедемся верхом по вересковым пустошам, я покажу вам развалины замка времен норманнского завоевания. В развалинах обитает привидение. Ну а когда мы вернемся, вы будете голодны как волк.
   Ее сердце подпрыгнуло, и ей вдруг стало жарко. Ей нравится этот человек. И даже очень нравится. Как только она останется одна, напишет Бесс и попросит у нее совета. Даже если Бесс решит поженить их сразу, возможно, Бланш все-таки посчитает ее идею хорошей.
   – Вы очень пристально смотрите на меня, – сказал сэр Рекс.
   Она покраснела и ответила:
   – Вы должны были привыкнуть к тому, что дамы смотрят на вас.
   Ответа не последовало. Бланш подняла глаза – и увидела, что сэр Рекс напряженно, не отрываясь смотрит на нее.
   – Это комплимент?
   – Конечно да!
   Неужели он подумал, будто она его оскорбляет? У нее мелькнуло в уме, что незнакомые люди могут пристально смотреть на него из-за его ноги.
   – Вы красивый мужчина, и женщины, я уверена, заглядываются на вас. Я знаю, что Фелисия одно время восхищалась вами, и я слышала то же самое от других дам.
   – Да, это правда.
   Бланш окончательно растерялась:
   – Я хотела польстить вам, сэр Рекс.
   Его рот странно изогнулся.
   – Но мне все равно, что думают светские дамы.
   Она пожала плечами.
   – Большинству мужчин такое было бы приятно.
   – Я не большинство мужчин. Мне важно, что думаете вы. Так что вы думаете?
   Бланш посмотрела Рексу в глаза. Она не могла поверить в то, что услышала. Он спрашивает ее, считает ли она его красивым? И если это так, что она должна сказать?
   Сэр Рекс слегка улыбался. Его взгляд был пристальным и неподвижным.
   – Вы провоцируете меня! – весело воскликнула она, но при этом занервничала.
   – Да, – подтвердил он, усаживаясь удобнее на стуле. – И вы хотите сказать, что это не очень благородно с моей стороны, так ведь?
   – Да нет, не очень.
   И оба улыбнулись. Ей показалось, что их близость достигла нового, еще более высокого уровня.
   – Мне бы очень понравилось скакать на коне по пустошам вместе с вами, – тихо сказала она.
   – Хорошо. Значит, это решено. Конечно, если позволит погода.
   Оба взглянули в окно на быстро темневшее небо. Бланш молилась, чтобы завтра был солнечный день.
   – Кстати, я познакомилась с вашими соседями, – сказала она.
   Его улыбка потускнела.
   – Точнее, я встретилась с одной вашей соседкой, миссис Ферроу из Торренс-Холл.
   Сказав это, Бланш почувствовала, что мирный покой их вечера нарушен: лицо сэра Рекса изменилось, и она не могла понять, что оно выражает. И что было еще хуже, он ничего не говорил.
   – Она очень приятная молодая леди. Мы немного поболтали, мне было интересно разговаривать с ней. Я не знала, что у вас есть соседи, до которых можно доехать в карете всего за полчаса. – Бланш помрачнела: было очевидно, что ее рассказ не интересует собеседника. – Сэр Рекс, вы можете что-нибудь сказать по этому поводу?
   – Пожалуй нет, – ответил он и встал, опираясь на костыль. – Что вы намерены сделать, леди Бланш?
   Она встревожилась и солгала:
   – Ничего.
   Он печально усмехнулся:
   – Боюсь, что она злоупотребила вашим вниманием.
   Не отступить ли сейчас же? – подумала Бланш. Но ему нужно хотя бы небольшое общество.
   – То, что она рассказала, просто удивительно. Она замужем уже пять лет и все это время живет в здешнем приходе, но ни разу не обедала в Боденике.
   – Конечно, не обедала! – резким тоном подтвердил он. – Разве вы забыли, что я живу затворником и предпочитаю бренди обществу приятных молодых леди?
   Бланш пришла в ужас, она встала, споткнувшись при этом, и спросила, пытаясь скрыть волнение:
   – Разве я не приятная? И разве я не леди? А вы очень решительно просили меня составить вам компанию!
   – Это нечестно! – заявил он, в протестующем жесте подняв руку.
   – В чем же я нечестна? Я просто хотела устроить для нас всех приятный вечер.
   Он с отвращением усмехнулся и ответил:
   – Понимаю.
   – По-моему, вы ничего не понимаете. Но я не предполагала, что простое упоминание о ваших соседях так рассердит вас.
   Он замер, услышав это, а потом сказал:
   – Оно меня не рассердило.
   Бланш почувствовала, что он отступает, и принялась развивать успех:
   – Если мне понравилась соседка, разве я не могла сказать об этом?
   – Конечно, могли.
   – Может быть, эти соседи и вам понравятся!
   – Я в этом сомневаюсь! – ответил сэр Рекс и пристально взглянул на нее. Его ноздри раздувались.
   Бланш хотелось взять его за плечи и встряхнуть, хотя это и было бы глупо. Ей хотелось сказать ему, что нельзя быть таким нелюдимым, что общество этого не прощает. Но ему это было безразлично, а ей причиняло боль оттого, что в него бросали камни.
   – И что теперь? – спросил он. – Вы глядите на меня так пристально. Я вызвал у вас недовольство?
   «Он очень заботится о том, чтобы его уважали», – подумала Бланш.
   – Да, я разочарована, – сказала она.
   Его глаза широко раскрылись.
   – Для вас важно, чтобы я познакомился со своими соседями?
   Бланш прикусила губу и, боясь надеяться на успех, ответила:
   – Да.
   – Почему?
   – Я думаю, что ваша жизнь может стать лучше, если вы хоть немного будете общаться с людьми.
   Рекс посмотрел на нее как на сумасшедшую.
   – Вы желаете улучшить мою жизнь?
   Бланш вздрогнула и ответила:
   – Да, желаю.
   – Почему? Вы только моя гостья. Почему вы беспокоитесь обо мне? Ради чего утруждаете себя? И почему именно сейчас?
   – Потому что мы стали друзьями! – воскликнула Бланш.
   Он глубоко вздохнул и пристально посмотрел на Бланш, она ответила ему таким же пристальным взглядом.
   – Отлично! Приглашайте их, – согласился сэр Рекс. Он уже не сердился и, похоже, покорился своей участи. Потом он наклонил голову в знак прощания и повернулся, чтобы уйти.
   Но Бланш преградила ему путь. Сэр Рекс резко остановился, и она инстинктивно схватила его за руку.
   – Я потерял равновесие, – сказал он тихо, и его взгляд окутала странная дымка. – Но это случилось не потому, что у меня нет половины ноги.
   Бланш сделала глубокий вдох.
   – Если вы намерены дуться как ребенок, я не приглашу на ужин супругов Ферроу.
   Его взгляд пытался проникнуть в глубину ее глаз.
   – Значит, теперь я должен пообещать вам, что буду с ними любезен?
   – Да.
   – Очень хорошо. Обещаю вам: я буду само очарование, – сказал он, и его пристальный взгляд скользнул по ее лицу.
   Бланш улыбнулась. Она дрожала от волнения и снова почувствовала уже знакомое покалывание.
   – Смею предположить, что этот вечер может вам даже понравиться.
   Его стиснутые челюсти разжались.
   – Ну поскольку за столом будете вы, вечер, по крайней мере, не будет для меня адской мукой.
   – Ах, какая драма! Теперь я пообещаю вам кое-что, сэр Рекс.
   – Я жду, – ответил он и замер неподвижно.
   – Если вам не будет весело за ужином, я больше никогда не стану вмешиваться в вашу жизнь.
   – В таком случае мне будет весело, – заверил он ее и вздернул подбородок. – Кстати, вы очень дерзкая женщина – и очень отважная, – добавил сэр Рекс, с достоинством поклонился и гордо вышел из комнаты, опираясь на свой костыль.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация