А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Sans toucher (Не касаясь)" (страница 13)

   Февраль 1942. Зажопинка

   Как всегда в конце февраля припечатало до морозного скрипа под ногами. Солнце слепило, пытаясь согреть. Запряженный в сани Копчик (а как еще можно назвать коня, которому возница постоянно смотрит именно в эту точку?) попеременно подставлял то одно ухо, то другое под источник скупого тепла. Вышедший из дома хозяин ловко доковылял до саней. Дал коню маленький кусочек вкусного хлеба, отвязал от забора уздечку и уселся на сено, служившее и матрасом для возницы, и дежурным обедом для двигателя в одну лошадиную силу, если приходилось где-нибудь задерживаться. Положил в сани костыль, сбил под собой сено, чтобы было удобней сидеть, и дернул вожжами: «Но, миленькАй, пошел!»
   Деревня дымила трубами, пытаясь восполнить тепло, которого мало давал скудный запас еды. Нужно было растянуть до мая. Проезжая мимо дома Леньчиков, уполномоченный остановил Копчика: дым из трубы не шел. Слетев с саней, насколько позволял протез и костыль, он влетел в дом многодетной семьи. Все семейство лежало в зале рядом с остывшей печкой. «МиленькАИ, да что же вы так». Куча тел начала слабо шевелиться. На выдохе инвалид произнес: «Лежите, сейчас печку растоплю». Привычный Копчик стоял и наблюдал за суетящимся хозяином, то колющим дрова, то ищущим бересту для розжига. В ноздри коня ударило дымом, правое ухо замерзло, пришлось неудобно выкручивать голову, подставляя его солнцу. Через несколько минут разгоряченный инвалид влетел в сани и погнал обратно домой. С порога крикнул: «Мать, готовь кисель, Леньчики с голоду помирают, я сейчас в контору, потом за жмыхом поеду, ты с киселем бегом к ним. Ничего другого им нельзя».

   2008. Банкет в Зажопинке

   Отпрысков наказали, запретив появляться на банкете. Дамы блистали нарядами. Кто-то безмерно утягивал целлюлит, кто-то подчеркивал молодость тела. Светлана, незаметная в толпе, потрясала на более близком расстоянии. Ей не нужны были десятки поклонников, нужен был только один. Опасный и интересный, пьянящий. Волков после обязательной официальной части с награждениями подсел к ней. Игра в принцессу не удавалась. Вроде держала незримую дистанцию, когда осанка и жесты чертят грань между богиней и валяющимся у ее ног. Можно сидеть рядом, но все равно, богиня будет на мраморном пьедестале, а недостойный будет валяться в грязи. Ее взгляд может поднять до небес, а может пройтись катком безразличия, делая тревогу неизвестности безнадежностью. Такому не научат в пансионе для благородных девиц. Гены передают опыт предков, шлифующийся поколениями. Но босс трепался об устройстве «Колизея» и не настраивался на романтический лад. Ди-джей включил Scorpions[83]. За расшторенными окнами светили звезды. Ильич, сдавшийся под напором фигуристой поклонницы и гормонов, исчез. Светлана попыталась прервать поток технических терминов.
   – Семен Алексеевич, разрешите Вас пригласить.
   – Авек плезир.[84].
   Во время танца «француженка» начала допрос.
   – Почему вы с Зильберманом сыновьям своим позволяете, ну, как бы сказать...
   – Проказничать?
   – Да. Кажется, вы их специально подталкиваете к этому.
   – Причин много. Первое, просто корпоративный выезд – поставили дежурную галочку и все – скучно. А проказы – уже традиция. Все ждут этого представления. Второе, хотя, наверное, это и есть главное – воспитательный процесс, стараемся детей держать рядом с собой. Посмотрите, у скольких известных людей дети, мягко сказать, неудачниками выросли. Бизнес-бизнесом, карьера-карьерой. Но не стоит забывать, для чего все делается. Третье, коллектив молодой, после «Колизея» вечером не редки сценки «дети до шестнадцати». Бережем детскую психику с помощью домашнего ареста.
   – А Вы не можете мне открыть главный архитектурный секрет отеля?
   – Пообещайте никому не рассказывать.
   – Обещаю.
   – На что похожа раскраска отеля?
   – На сказочный городок.
   – Семь подземных королей – сказка моего однофамильца Волкова, – среди пар Светлана увидела Зильбермана, показывающего боссу, где правильно надо держать руки при танце. «Как подростки». Волков запнулся и наступил переводчице на ногу.
   – Извините, уже давно на дискотеках не был. – Словно не замечая, француженка продолжила:
   – В честь однофамильца раскрасили?
   – Нет, в честь неправильно поставленной задачи. Константин Петрович подсказал.
   – Повар?
   – Да. Он в Чехии служил в Рокитнице в каких-то горах. Рок – год по ихнему. Примерный перевод – «ссылка» или «вечные выселки». Можно сказать, тезки местных Горельских Выселок, почему и запомнил. Так вот, командир части сумничал и дал задание покрасить каждому подразделению казарму в палевый цвет. Вы имеете представление об этом оттенке?
   – На французском Pale – бледный, а вариантов бледного очень много.
   – Вот и там каждый комбат был уверен, что разбирается в колеровке. В армии подобные задания обычно выполняются ночью. Теперь представьте расцветку полка утром.
   – Семь подземных королей умерли от зависти!
   – Так и было. Мы решили в Носково придать цветам небольшой смысл. Время работы развлекательных комплексов совпадет с цветом сектора, на который показывает тень от кнута Носкова. Правда, стопроцентного попадания удалось добиться только со временем работы ресторана.
   – Вот это да! – искренно вырвалось у Светланы – солнечно-цветовые часы!
   Медленный танец закончился. Волков распрощался и исчез.

   2008. Связь с центром

   – Добрый вечер, – пожелал бархатистый голос Иванова. – Говорить можете?
   – Одна, – ответила Светлана с интонацией «так и в девках недолго остаться», разглядывая себя в зеркале. Возмущенный голос в «Нокии» продолжил: «Все в твоих руках, красавица. Такого кавалера ей подогнали, легенду разработали, можно сказать, весь коллектив ФСБ сутками не спит, выискивая слабые места потенциального жениха, за которые можно ухватить и… в ЗАГС. Просто черная неблагодарность.
   – Ага, а потом сидеть и ждать его 20 лет из тюрьмы, увядая? – перехватила инициативу Светлана, перемещаясь из коридора на кухню.
   – Ну, с миллиардом-другим быстро не завянешь, – парировал полковник, переключая голос на официальный тон.
   – Посмотри, что мы накопали. Примерно три года назад в прессе прошла мощная компания, обсуждающая радиоактивный след чернобыльского облака. В газетах и в Интернете насчитали более 30 публикаций. Угадай, с чем совпал след облака?
   – Неужели с нашим коридором? – открывая холодильник, удивилась разведчица.
   – Корпоративный выезд тебе мозги не отбил, уже радует. В почте лежат все материалы. Советую изучить все от корки до корки, может, сможешь уловить почерк. Сам посмотрел мельком. Все поставили с ног на голову. Самое интересное, они смогли задействовать настоящих экспертов, занимающихся проблемами радиации.
   – Это как? – Светлана достала йогурт и села за стол.
   – Напоминаю, но в «школе» вам должны были это преподавать. Нужно озвучить проблему с требуемой стороны. Например, дедовщину в армии. У любого явления всегда есть сторонники и есть противники, которые стоят на своем. Чем крупнее проблема, тем больше лагерь тех и других. Можно выбрать персоны, которые будут озвучивать нашу позицию. Например, нужно, чтобы общество положительно относилось к армии. Выбираем авторитетных штатских с хорошо подвешенным языком, которые доказывают, что дедовщина – метод воспитания настоящего защитника Родины и гражданина, приводят исторические справки, статистику, что в армии за год гибнет 100 человек, в то время как от наркомании гибнут 20 тысяч «откосивших» ровесников, и так далее. С противоположной стороны выпускаем неуравновешенных дамочек, у которых один аргумент: не хотят отпускать в армию своих чад. Колода может состоять из множества людей, но качество одних представителей всегда должно быть на голову выше других. Полгода дебатов, и мы имеем очередь на Угрешке[85], причем можно будет организовать бизнес по продаже очередей в десант, танкисты и так далее.
   – А почему этого до сих пор не сделали? – принялась за ужин потенциальная невеста миллиардера.
   – Приятного аппетита. Это я тебе напомнил, чтобы ты материалы под нужным углом посмотрела. Тебе еще не делали сомнительных предложений?
   – Дома одна йогуртом фигуру оттачиваю, а не ращу целлюлит деликатесами в ресторане, – поменяла обиженный тон. – О Носкове, пожалуйста, соберите информацию. Не зря же ему Волков памятник поставил…

   Апрель 1942. Горелки

   В ленинской комнате шло собрание «Все для фронта – все для победы». Провалившиеся, уставшие глаза смотрели на трибуну. Шла середина голодной весны. Нужно было продержаться до первых весенних ростков. В ушах шумело. Голос с трибуны доносился как издалека: «… операция наступления под Москвой завершилась освобождением Московской и Тульской областей. Товарищи, я предлагаю сдать в фонд обороны излишки продуктов, чтобы поддержать нашу доблестную Красную Армию…». К шуму в ушах добавились бурные аплодисменты…
   На следующий день после собрания Семена Николаевича вызвали и поставили задачу по сбору излишков продовольствия. Неделю он думал, как выполнить задание. В пятницу вечером приковылял на протезе в сельсовет и, матерясь, сказал, что если сегодня собрать излишки, то завтра пахать будет некому.
   С рассветом за ним приехал участковый.
   – Собирайся, Семен. Попрощайся с женой и дочкой. Путь дальний, продуктов возьми, и одежду теплую. Понял за что?
   – Понял.
   Жена, стоявшая вдоль стенки, начала суетиться, собирать продукты. Потом бросилась собирать одежду. Из рук все валилось. Кинулась к продуктам.
   – Аннушка, не суетись, собери вначале поесть. Оденусь я сам как-нибудь. Не голоси, дочку разбудишь. Все будет хорошо. Иди жить к матери. Скотинку береги. Копчика под пахоту давай в обмен на сено и продукты, деньгами не бери. Я уже договорился, на нем огороды через неделю пахать начнут. За это сено тебе помогут заготовить летом.
   – Сеня, ну как же я без тебя!?
   – Успокойся, все будет хорошо. От отделения Васильич мерина назад пригонит.
   Еще полчаса собирались, запрягали, пытаясь осознать, как поменялась жизнь. Уверенность мужа, что ничего страшного не происходит, перешла к жене. Расставание было будничным, как будто Семен уезжал к сестре в гости в Скуратово на пару деньков, помочь с хозяйством. Тронулись неспешным шагом, телега гремела колесами, холодное апрельское солнце не грело. Когда отъехали от деревни и стали двигаться вдоль кустиков, участковый начал говорить.
   – Семен, если ты на следствии покажешь, что налог специально не собрал, то тебе светит 58 статья, и все твои родственники будут родственниками «врага народа». Налог в этом случае соберут и в первую очередь с твоей родни.
   – Что делать-то, Васильич?
   – Покажи, что налог собрал и пропил все.
   – А кому я все продал, это же не одна телега?
   – Вот ты удивительный человек, а цыгане разве тебе не предлагали хлеба им продать?
   – Они всегда предлагают. Так их спросят на следствии.
   – Цыган? Пришлых? Найдут? Запомни, ты не местным с Комсомольского продал, а пришлым. Водку на рынке в городе купил. Сейчас такие толпы народа туда-сюда шастают, что несколько телег продуктов по карманам распихать могут. Главное, стой на своем. Тогда статья тебе уголовная – за растрату.
   – Вот тебе и судьба, «деньги есть – здравствуйте Семен Николаевич, денег нет – что приперся, черт хромой».
   Оба замолчали. Телега, громыхая железными ободьями, миновала «кустики», еще не задерживающие солнечный свет лысыми кронами. Левую сторону грело солнце, справа бодрили заморозки. Так и доехали до здания, служившего и отделением милиции, и судом.
   Суд состоялся на следующий день. Несмотря на призрак 37-го года и прочие катаклизмы, каким-то образом количество сволочных людей в Туле было всегда на порядок меньше, чем в столицах. К удивлению пришлого парторга, дело ловко переквалифицировали из политического в уголовное, подтвердив поговорку: «Ростов – папа, Одесса – мама, а Тула – дочка». Своих не выдаем. Семену впаяли два года за растрату, несмотря на военное время, дали практически минимум, по году за каждую «пропитую» тысячу рублей, сохранив единственного в округе мужчину восемнадцатого года рождения. Остальные не вернулись с войны.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация