А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Крылатый" (страница 4)

   Я мрачно посмотрел на брата, даже не пытаясь подняться.
   – Чего тебе от меня надо?
   – Мне? – Шон сделал удивленные глаза. – Ничего. Мама просила разбудить. Обед ты уже пропустил.
   Врет и не краснеет. Когда маме требуется меня разбудить, Шона она точно о помощи не просит! Обед пропустил? Тоже мне напугал! У меня еще кремовые пирожные в сумке лежат, с голоду не помру.
   Поняв, что сам вставать я все равно не собираюсь (а что, мне и на полу неплохо лежится!), старший братишка поднял меня как пушинку и поставил перед собой. Я ответил ему мрачным взглядом и пообещал припомнить сегодняшнюю побудку.
   – Ой, напугал, грозный воробей, боевая килька! – громоподобно хохотнул Шон.
   – И хватит меня глушить своим ржачем! – Я вывернулся из крепкой хватки и откинул за спину растрепавшиеся волосы.
   – Ха-ха-ха! – демонстративно ответил мне этот наглый мордоворот.
   Я фыркнул, выходя из комнаты первым и в срочном порядке обдумывая план мести. Ничего достаточно гадкого на ум после сна не приходило. Передернув плечами, на автомате сотворил ритуальный жест, приводивший в порядок одежду и волосы. На меня словно дунуло морозным зимним ветром. Брат догнал меня на лестнице, и спускались мы вместе вполне цивильно – ни мне, ни ему не хотелось получить нагоняй от мамы.
   Мама стояла на первом этаже, явно ожидая нас. Я удивился, с чего это она переоделась в одно из своих самых красивых вечерних платьев и вообще выглядела, как безупречная фарфоровая кукла. Даже коротко стриженные черные волосы аккуратно убраны под золотую сеточку.
   – Мам, ты куда собралась?
   – Нас пригласили на корабль, состоится собрание представителей высшего света, мы идем с папой, – пояснила мама. – Мальчики, хотите с нами?
   Мы с Шоном переглянулись и дружно замотали головами.
   – Я там со скуки помру! – А безнаказанно развлечься по полной мне там никто не позволит.
   – А я мелкого одного не оставлю.
   Придушу! Ночью! Удавкой!
   – Свяжу. Ночью. К батарее прикую цепями, – еле слышно пообещал брат. – На этот раз прочными.
   Я что, опять вслух?! Да вроде нет…
   – На лице все написано! – хмыкнул Шон.
   На лице, говоришь, написано? Хе-хе, я придумал, как тебе отомстить, мой дражайший братик.
   Папа, выглядящий столь же безупречно, как и мама, спустился вниз в своем самом лучшем костюме из черного шелка. Вообще-то он не любил весь этот шик, предпочитая всяким изыскам моды футболку и старые, порядком затасканные джинсы, но ему приходилось соблюдать рамки приличия на официальных приемах и прочих мероприятиях. Шон пошел в отца – такой же здоровенный и повадки точь-в-точь его. Только папа значительно умнее, но это, возможно, приходит с возрастом. А я пошел в мать и сложением, и лицом, и характером. То есть – небольшой рост, узкая кость, смазливая морда лица, разве что глаза непонятно в кого фиолетовые, а не темно-синие. Я даже свое детское имя получил именно за цвет глаз. Когда я был совсем мелкий, мама звала меня Ирисом, а не Ирдесом. Это я уже потом (года четыре назад) взбунтовался, мол, хватит меня цветочным именем звать, я давно взрослый! И ужасным характером, как говорит мама, пошел в дедушку – тому тоже ни минуты спокойно не сиделось в молодости и до сих пор не сидится. Ну-ну, врет и не краснеет. В нее я, в нее! Дед мне все рассказал про буйное родительское детство! И вообще, как можно сидеть на месте, когда вокруг столько интересного?!
   Прежде чем родители ушли, я выпросил разрешение гулять где мне вздумается без показушных мордоворотов, следующих по пятам. Пока я буду их дожидаться, ничего не успею сделать, а дел на сегодня намечено великое множество!
   – Але, Киса! Ну и когда я тебя увижу?.. Только вечером?! Так долго?! Куда я дену такую прорву времени?.. Ладно, ладно! Но могу я хотя бы за тобой зайти?.. Не, я тебя на руках понесу – так интереснее… Ну, это как получится! Будешь крепко держаться – не уроню… Все, договорились, буду в половине восьмого как штык!
   Врубив музыку повеселее, я стал собираться. Где моя самая стильная шелковая рубашка черного цвета?.. Вещи из шкафа полетели на пол, на выбор одежды ушло около получаса.
   Опустив пониже отвороты изрядно укороченных ботфорт, расправив кожаные штаны, поправив ремень с пряжкой в виде гербового щита и расстегнув три верхних клепки на рубашке, я посмотрел в зеркало и весело улыбнулся сам себе, надевая тонкий черный венец. Я бы и рад его не надевать, но мама предупредила, что, если посмею выйти без венца, она мне крылья по перышку выдергает. Ну, мамы поблизости нет, а наложенную невидимость, доработанную мною именно для сокрытия таких вот знаков отличия, пока никто не отменял. Прошептав три слова и сотворив ритуальный жест, я проверил наличие невидимого венца на ощупь.
   – Ох и намылит тебе мама шею, – изрек не замеченный мною стоящий в дверях брат.
   – А ты ей не говори, – предложил я.
   – А что я за это получу? – хитро оскалился Шон.
   Ну вот почему у него нет клыков в человеческом обличье, а у меня есть?! Стоит улыбнуться, как сразу понятно – темный! Несправедливо, вся маскировка к демонам!
   – Я тебе не буду мстить за сегодняшнюю побудку, – с сожалением вздохнул я. – И молниями не буду кидаться неделю… э-э… ну три дня – точно! Хотя, может, только два…
   Куда бы еще сумку приспособить? Не хочется ее с собой на плече таскать – неудобно. А если ее вот в этот браслетик с пространственным карманом? Я им редко пользуюсь, потому что уж очень маленькая в браслете пространственная складка, но спортивная сумка должна влезть. Ну-ка, попробуем. Только бы не глюкануло сопряжение пространственно-временных континуумов…
   – Хм… – Брат сделал вид, что задумался. – Все, что ты перечислил, и еще кое-что, дорогой младший братишка. – Он ядовито усмехнулся. – Ключ от папиного суперсекретного хода.
   Я поперхнулся и чуть не выронил сумку.
   – А ты откуда знаешь?!
   – Слухами замок полнится.
   – Ну ладно… – вздохнул я, доставая из потайного кармашка сумки длинный легкий стилет и передавая брату. – В верхний третий разъем до половины лезвия и трижды по часовой, один раз против. Потом надавливаешь, считаешь до трех и резко вынимаешь, а то дверь намертво заклинит. Только ход ведет всего лишь в город. Есть ответвление к папиному «двенадцатому аду», но я тебе туда даже соваться не советую. Если выживешь, отец тебя потом сам убьет.
   Ничего не сказав, Шон хитро улыбнулся, забирая стилет. Он что, и про папину гоночную машину в тайном гараже знает?!
   – Если папа тебя поймает, тебе хана, – предупредил я.
   – Ну, ты же меня не сдашь.
   – Ну, если ты не сдашь меня.
   – Договорились, – весело ответил брат, выходя из комнаты.
   Сумка поместилась в карман, и я замкнул браслет на запястье. Так-с, что по плану дальше?
   Я сел на диван, вытянул ноги и опять подумал о старшем брате. Отказ от такого приятного и гениального плана мести не означает, что я не должен доставлять братцу неприятности! Хм… что бы такое придумать…
   Телефон запел знакомой мелодией, и я поднял трубку.
   – Ясного неба, Ван!
   – Выспался?
   – Ага, немного. До сих пор спал бы, да братец не дал. Побудку мне устроил такую, что еще не скоро забуду.
   – Месть придумал?
   – Угу, но пообещал не мстить. Что очень обидно…
   Мы одновременно с сожалением вздохнули.
   – Жаль, жаль… – протянул Апокалипсис. – Я тут подумал и решил, что завтра приеду.
   – Правда?! – обрадованно подскочил я. – Хо-хо, это будет весело! Остановишься у меня? Отец купил здесь дом, он еще полупустой, но, кажется, нескучный.
   – Обязательно! – расхохотался друг. – Раз уж решился вопрос с жильем, то и задержусь подольше.
   Я рад, что Ван приедет. Рад! А ужас, сковавший все внутри, сгинь без следа! Что с того, что я принц и Апокалипсис о том не знает?! Плевать, демоны дери… Убеди себя, Ирдес, побрали бы тебя твари Хаоса, прежде чем друг, обладающий частью твоей собственной души, почувствует твой страх через тонкую нить незримой связи. Рад, счастлив просто! Лыбу до ушей и радости в голос побольше!
   – Я добровольно приобрел на свою больную голову второго старшего брата!
   – Верно подмечено! Теперь за свои выходки будешь получать по полной!
   – Если догонишь, – весело хихикнул я.
   – Вот уж с чем проблем не будет, – хмыкнул Ван. – Жди, обалдуй, я явлюсь и припомню тебе весь твой идиотизм за последние годы!
   – Ура! – От избытка чувств я завертелся на месте. – Я буду тебе напоминать сам каждый конкретный случай, но ты меня достать не сможешь. И я буду смотреть, как ты бесишься от невозможности удушить такого хорошего меня!
   – Ну сама наивность, – восхитился Апокалипсис. – Отбой, братец, жди основательную трепку завтра.
   – Отбой, жду наинтереснейшую картину твоей злющей морды!
   Хо-хо, сам Апокалипсис явится по мою душу! Выбей из своей головы глупые и опасные мысли, Крылатый! Первое правило в кодексе рыцарей звучит так: «Будь всегда честен с самим собой». Не заключай сделок со своей совестью, не иди на компромиссы с бесчестьем, не забывай о долге и никогда, никогда себя не обманывай! Других – сколько влезет. Но не себя. Я рад. И мне страшно. Но об этом жизненно необходимо немедленно забыть! Займемся более насущными вещами, чем самокопание.
   Минут пять я прыгал по комнате, попутно заталкивая вещи обратно в шкаф, и даже успел придумать мелкую пакость Шону.
   Есть у моего старшего брата одна ненормальная страсть – старый проигрыватель и виниловые пластинки. Куда бы ни ехал, он всюду тащит этот раритет с собой. Есть у него пара любимых пластинок, которыми он особо дорожит. Вот их-то я и утащу к себе на время, пока буду гулять один и почти что без венца. Так, маленький дополнительный рычажок шантажа. И пусть только попробует хоть что-то вякнуть маме!
   Убедившись, что брат в подвале, более того, зашел в перегороженную часть, я прокрался в его комнату. Проигрыватель стоял на видном месте, рядом в коробке лежали пластинки. Я аккуратно вытащил их и стал перебирать. Не то, не то, все не то… Сложив виниловые диски обратно, я внимательно осмотрелся. Ага, одна – в самом проигрывателе! Сняв прозрачную крышку, поднял иголку и вытащил обожаемый братом раритет. Осторожно держа, поискал глазами упаковку.
   Когда дверь резко распахнулась, я вздрогнул и выронил пластинку из рук. Поймать не успел, и она хряснулась об пол, разбившись на две части.
   – Ирдес! – Глаза братца быстро и опасно наливались багровым цветом.
   Ой-ой! Я ведь в курсе, что глаза у Шона светятся только в состоянии крайней ярости!
   – Шон, я не хотел! Я просто собирался послушать! – заорал я в ответ.
   Брат зарычал и начал неконтролируемую трансформацию. Я труп, я труп, я труп! Разорванный на кровавые неопознаваемые ошметки! Мамочка!
   Бросившись в сторону, я понял, что через окно не уйти. Расправляя крылья, я сделал вид, что все-таки собираюсь прорваться к окошку, и когда брат, пребывая уже на второй стадии трансформации, дернулся вслед за моим обманным прыжком, я ввинтился между ним и стеной, рискуя попасться в лапы или врезаться в косяк, прыгнул в дверь и полетел по лестнице вниз. Входная дверь оказалась заперта, и я, чтобы не тратить время, бросился в подвал и запер ненадежную дверку, которой хватит на пару ударов братца. Понимая, что мне совсем конец, я воспользовался единственным доступным выходом – форточкой под потолком. Мое телосложение спасло меня уже не в первый раз, и я оказался на улице, едва успев улизнуть от сунувшейся следом когтистой чешуйчатой руки Шона. Гораздо более крупный брат не протиснулся бы в эту форточку при всем желании. Да я и сам не понимаю, как пролез…
   Не смея больше испытывать судьбу, я взмыл в воздух и на полной скорости полетел в сторону города. Даже если брат вздумает осуществить преследование по воздуху, то догнать меня ему не светит – я гораздо быстрее.
   Опустившись на одну из крыш, я почистил запачканную во время судорожного бегства одежду и привел в порядок волосы. Даже собственное семейство не перестает удивляться, как я умудряюсь летать с распущенными волосами. Да я и сам навряд ли объясню. Нет, я, конечно, могу развести демагогию на эту тему, пуститься в метафизические рассуждения на два часа, но растолковывать все это долго, нудно, а главное – все равно не поймут. Скажу только, что волосы не лезут мне в глаза, каким бы это ни казалось нереальным. Я их «приучил» не мешать в полете. Здесь мне помогает все – от движения кончика пера в крыле до наклона головы и чего-то большего, неуловимого. Вот когда ситуация не экстренная, волосы постоянно попадаются под руки и вообще жутко мешают! Но в полете или в бою – никогда.
   Вид с крыши открывался изумительный. О Небо, какой красивый город!.. Интересно, какой он ночью? Наверное, еще лучше.
   Море, запах которого доносит нестихающий ветер, очень своеобразный ветер, какой-то особенный, лазурное небо, зелень среди домов… Ммм… определенно, я влюбился в этот город с первого вдоха и намертво!
   – Полетаем?.. – позвал меня этот необычный ветер.
   И что-то до боли знакомое иглой впилось в сердце чувством радости, свободы, дыханием неземной выси. Знакомые черты лица, голос, поющий мне на незнакомом языке… в памяти что-то слегка шевельнулось…
   – Да… – выдохнул я в ответ, поддавшись зову.
   Стоя на самом краешке крыши, спиной к земле, я раскинул руки, завороженно слушая ветер, тот ветер, что раньше не знал, а может, просто забыл, и легко упал спиной в бездну, доверившись судьбе. Когда ветер подхватил мои развернутые крылья и в диком танце мы полетели меж домов, то взмывая ввысь, то стопором уходя к самой земле и выворачиваясь в самый последний момент, самыми немыслимыми способами избегая встречи со стенами домов, землей, бетоном и асфальтом, я понял, что местный – такой же безрассудный псих, как и некий Ирдес по прозвищу Крылатый.
   Поднявшись в безумную высь и падая в свободном полете к земле, я был счастлив. Казалось, что я падаю в небо. О Небо! Как хорошо, что я здесь оказался!
   – Останешься?.. – прошептал ветер.
   – Да! – крик в ответ.
   И ветер рассмеялся. Тот, кто никогда не слышал голос ветра, не поймет меня. Не поймет этой пьянящей радости, неописуемого восторга и никогда не поймет, почему я хохотал как безумный, падая в небо…
   – Я останусь с тобой!
   Останусь, чтобы летать наперегонки с тобою в шторм…
   Будем пугать чаек над морем и нерасторопных растолстевших голубей, это же так весело!..
   А еще мы будем веселиться в городе, ведь летать в этих переплетениях бетона, стали и деревьев так забавно!..
   Да, еще выберем маршрут поинтересней!..
   Я уже не разбирал, где голос ветра, а где мой. Безумный восторг полета захватил целиком, раньше мне никогда не приходилось так летать!
   – Я нашел тебя!..
   Кто это крикнул? Я или ветер? Не знаю, да и неважно!
   «Мамочка моя, милая…» – запел телефон, хоть и не сразу, но возвращая меня к реальности.
   – Я должен ответить…
   – Иди… – с сожалением отпустил меня ветер.
   Крылья я развернул в самый последний момент, ловко опустившись на одну из крыш. А ветер был рядом, только позови… Вздохнув, я ответил на звонок:
   – Да, мамуля.
   – Ну, – со вселенской скорбью в голосе произнесла мама, – начинай объясняться.
   – Э-э-э… – выдал я в ответ и умолк.
   В чем именно объясняться? Чего такого страшного я натворил опять, о чем она узнала? Может, она видела меня в небе? Хм… вроде бы не забыл про «прозрачность».
   – Ну, я жду!
   – Мамуль, а что ты хочешь от меня услышать? – С другого боку подойдем к скользкой теме. А то еще ляпну что-нибудь не то, головной боли основательно прибавится.
   – Объясни, что у вас произошло с братом и почему Шон в истерике! – рыкнула мама.
   Я тяжко вздохнул и без лишних подробностей рассказал матери, как разбил его пластинку и как мне пришлось улепетывать, потому что брат себя не контролировал. Выслушав, мама вздохнула еще горестнее.
   – Понятно все с тобой, чадо мое, – сказала она. – А почему ты сам не принял боевую форму?
   О чем ты, мать моя императрица? Не скажу тебе истинных причин, но выдам ту версию, какую ты привыкла слышать.
   – Мам, да ты что?! Одно дело – какую-нибудь пакость воплотить: молнией там кинуть прицельно, или морду ему во сне несмываемой краской разукрасить, или подушкой побить, но в боевом облике против брата драться?! Вообще обратить против брата боевую ипостась?! Мам, я же не отморозок какой…
   Да и одежку, которая обязательно порвалась бы, жаль неимоверно. Я ведь не успел бы вызвать доспех второй ипостаси.
   – Ох, Ирдес… Лучше бы ты ему в лоб дал, клянусь Небом! Твой брат, когда понял, что натворил, чуть не поседел от ужаса. Носится в панике по окрестностям, разыскивает тебя, мне и папе уже три раза звонил. Отзвонись брату, родной, не доводи его до безумия.
   – Ни фига, пусть помучается! – возмутился я. – Не буду я ему звонить, мам, он себя не контролирует! И вообще домой сегодня не приду, останусь у ребят. Тем более что они меня ждут.
   Мама несколько мгновений посопела в трубку.
   – В ночной клуб собрался?
   А что, это идея!
   – Ну… а почему бы и нет? Тем более я Рыси обещал.
   – С девушкой пойдешь? – ехидно уточнила мама.
   – Рысь – навигатор! – тут же возмутился я. – Мамулечка, позвони Шону сама, только не говори, где я и куда иду, хорошо? Не хочу я сегодня этого дурака лицезреть. А пластинку я правда не хотел разбивать. Я бы склеил или нашел такую же, только не успел.
   Мать весело хихикнула и ответила:
   – Хорошо, малыш. Только будь умницей, не попади в неприятности.
   – Постараюсь, мамочка. Спасибо тебе!
   – Не за что, солнышко, – ответила она и отключилась.

   …Леди Илина, закрыв телефон-раскладушку, покачала головой. Младший опять выдал такое, что оставалось только вздыхать и разводить руками. Хотя сама она, честно признаться, в юности еще не такие финты выкидывала. Императрица, как и любая мать, любила обоих своих сыновей, но в младшем просто души не чаяла.
   Этот неугомонный дьяволенок не позволял родителям расслабиться ни на минуту с первого дня своего рождения и при этом так качественно строил невинные глазки, что злиться на него было невозможно. Ну разве это небесное создание с ангельской внешностью могло сотворить хоть что-то плохое?!
   Даже Илина не всегда могла противостоять обаянию младшего сына. Где-то глубоко внутри она чувствовала себя виноватой за его раннюю трансформацию, едва не убившую ребенка. Ни ее, ни Райдана не оказалось рядом, чтобы не допустить произошедшего кошмара, и в итоге малыш трансформировался сам, спасая еще не получившего боевую ипостась старшего брата. Шон едва не погиб, закрывая собой Ирдеса. Увидев, как брат умирает, девятилетний малыш не просто трансформировался, но и устроил сумасшедшую кровавую расправу над нападавшими, разорвав тех на куски. Хорошо хоть ничего толком не запомнил, иначе, наверное, сошел бы с ума.
   Виновных в том страшном покушении императорская чета казнила собственноручно с особой жестокостью. Райдан был в такой ярости…
   Старшего брата приобретенная раньше срока боевая ипостась убила бы. Младший не только выжил, но и до сих пор успешно пользуется странными дарами произошедшего обращения.
   Тяжко вздохнув, императрица набрала номер старшего сына…

   Усевшись на краю крыши, я поболтал ногами в воздухе, с интересом рассматривая небольшой дворик.
   На детской площадке играли пять пацанят хулиганского вида и одна не менее хулиганского вида девчонка. Мне было интересно смотреть, как они бегают по площадке, копаются в песочнице, строя из песка, ведерок, лопаток и граблей какое-то сложное сооружение.
   На скамейках во дворике сидели три благообразного вида бабушки в сарафанах в мелкий цветочек. А вот тип, сидящий на другой скамейке в тени деревьев, почему-то сразу заставил меня насторожиться. Приглядевшись, я нагнулся вперед, почти соскальзывая с края. Зрение у меня в несколько десятков раз лучше человеческого, и даже с высоты девяти этажей панельного дома мне не составляло труда разглядеть, какой формы мелкие цветочки на сарафанах бабушек. Этот же тип…
   В первую очередь лохматый мужик в черном кожаном прикиде привлекал размерами. Он был огромен, даже больше меня в боевой ипостаси. Это в человеческом облике я небольшого роста и вешу едва пятьдесят килограммов, а в конечной стадии трансформации – больше двух метров ростом и два центнера веса. Вот так все нерационально, и откуда, собственно, берется лишняя масса, понятия не имею. Вот ненормальный я темный, точно – мутация генетическая, никто из собратьев в массе столько не прибавляет! Тридцать процентов от основного веса – это максимум. Хотя все можно списать на неправильное первое обращение.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация