А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Крылатый" (страница 26)

   – Идите.
   Взяв из кучки все оружие до последнего патрона, мои спутники тенями выскользнули в незакрытую дверь. То есть она-то как раз смотрелась закрытой, да и была бы таковой, не поколдуй с ней Маня.
   – Разойдитесь и не мешайте, – потребовал я, и уже никто не посмел мне отказать.
   Даже не знаю, что их больше вдохновило – мой решительный вид или мой же до жути злой, вооруженный до зубов «охранник», которому только повод дай – разнесет все по камешку?..
   Автоматная очередь бронебойными пулями разбила стекло второй клетки. Богатырский пинок Вана довершил дело, и пол засыпало мелкими осколками.
   Хорошо, что Серые Призраки не явились. Я ведь наплюю на все, лишь бы вытащить Ветра. Всей душой я потянулся к нему. Усталость… смертельная усталость… от меня уже мало осталось… опять кидаетесь, твари!.. Нет, не путать себя с ним. Найти очаг синего света. И втянуть в себя всю боль. Моя вера будет тебе щитом.
   Когда меня окутал синий огонь, я не закричал – подготовился. Только крылья за спиной были уже настоящие и тоже горели. Фламберг в руках полыхал не хуже меня самого.
   – Меч Господень! – вскрикнул кто-то из людей.
   Если ад существует, то сейчас я в нем. Держаться из последних сил. Принять поддержку от брата, разделившего со мной непомерный груз. Молчать. Два шага вперед. Два шага в ад. Не упасть, не позволить себе даже лишнего вдоха. Сосредоточиться. Всю силу моей Тьмы слить с ледяным огнем страданий бога, принятых мною. И Свет за спиной молча поддержит. Все силы до капли вложить в удар!
   Убрав клинок из слабеющих пальцев обратно в личное пространство, смотреть, как с визгом разлетаются и горят мелкие бесформенные комки когтей, острых зубов, слепых глаз. Воронка в том месте, куда пришелся удар, распадалась клочьями и таяла.
   Феникс, с трудом шагая, шел мне навстречу. Мой бог, мой друг, мой Ветер. Но что с ним стало!.. Полуптица-получеловек, видоизмененный до неузнаваемости, местами материальный, а кое-где только колышущийся полог из снежинок…
   Я протянул руки и едва успел поймать скользившую сквозь пальцы материю… просто воздух… Алые глаза, подернутые мутной пленкой, искали несуществующих противников.
   – Дети, – то ли шепот, то ли просто вздох, – уходите… здесь слишком опасно…
   – Ветер, держись. Мы вытащим тебя.
   – Уходите сами… я сильнее, чем кажусь…
   – Оно и видно! – огрызнулся Ван, помогая мне поднять то, что осталось от бога.
   Моя принятая «ангельская» маска держалась уже чисто автоматически. Рука-крыло Ветра, висевшая на моем плече, то и дело грозила утратить остатки материальности. Когда дверь открылась и вошел новый участник спектакля, я забыл про свою маску. Мгновение мы не отрывали уничтожающих взглядов друг от друга, и следующая фраза получилась в голос:
   – Опять ты?!
   Ворвавшимся следом вооруженным охранникам седоусый ублюдок скомандовал:
   – Убить их!
   Сразу несколько очередей протрещали в мою сторону. Сильным ударом меня отбросило к стене, а по лицу, по одежде стекал алый свет. Кровь бога. Боль в плече обожгла, внутри всё свело от нахлынувшего безумного страха.
   – Опять от пули… – услышал я тихий вздох. – Уходи, малыш… и помни о том, что боги бессмертны…
   – Нет! Не покидай нас, держись, прошу тебя!
   Феникс растворялся, скользил сквозь пальцы, таял легкой наледью и разлетался снегом. Его кровь смешивалась с моей. И я до последнего, чувствуя, как сердце разрывается от боли, старался удержать своего бога.
   А потом я услышал крик. Дикий крик отчаяния и безумной ярости. Ван трансформировался в несколько мгновений, но мне казалось, что прошла вечность. Золотые нити оплели его коконом, меняя очертания эльфийского тела. Теперь мой брат мало чем напоминал антропоморфное существо, передо мной был древний демон, совершенная машина для убийства, живущая только чужой смертью. Шесть рук с острыми, как бритвы, когтями кромсали врагов в кровавые лоскутки, гибкий хвост с ядовитым жалом, вместо волос – золотые змеи длиной почти по колено. Он на миг обернулся, и я увидел лицо – золотая маска с золотыми глазами, в которых отчетливо виднелись крестообразные зрачки, и рот, полный острых зубов.
   Кто-то бросил в Вана гранату, но тот лишь дико расхохотался, не замечая языков пламени и ударной волны.
   – Господи, что же мы пленили?!..
   У той же стены полусидели женщина и тощий паренек.
   – Живой конец света… – ответил я. – Апокалипсис во плоти. Чем вы думали, когда брали в плен существо, вырвавшееся из воронки Хаоса?!
   Меня услышали. Женщина подобралась поближе, оторвала кусок своего халата и попыталась зажать мою рану. Глупо, пуля же навылет прошла… Осязаемый алый свет – кровь бога – попал в рану и заставил светиться мою собственную кровь. Еще немного – и поверю в собственную святость. Драный полудохлый ангел!..
   – Не надо, – отстранился я. – Это не поможет, пуля-то прошла навылет.
   Древний монстр из неведомой бездны стоял посреди зала, и узкие щелки крестообразных зрачков шарили в поисках живых врагов. Он не тронул забившихся в углы ученых и пристегнутых наручниками охранников. Но от остальных остались ошметки, не было целых тел. У наиболее сохранившегося не хватало половины ноги, руки и головы. Сколько здесь вообще тел? Штук двадцать, не меньше… Я смотрел на брата, и мою душу сковал черный ужас. Это не было боевой формой эльфов. Я знаю все стадии и формы боевой ипостаси светлых, но такого вообще никогда не видел.
   – Послушай, – отчаянно и решительно прошептал тощий паренек, подползая ко мне. – Уходи отсюда! Здесь есть запасной выход в старые штольни. Уходи, прошу тебя!..
   Я отрицательно качнул головой, не отрывая взгляда от светлого… светлого ли?.. Что же ты делаешь, брат?.. Зачем, зачем столько смертей?! Бессмысленных смертей…
   – Уходи, ангел, – сказала женщина, сидевшая рядом. – Тебе нельзя погибнуть от рук демона…
   Ох, тетя, как же ты неправа!
   – Я не могу уйти без него.
   Его прыжок был похож на перетекание из одной формы в другую. Секунду назад там стояло чудовище, и вот уже в метре от меня снова стоит… все еще человек. В чужой крови с головы до ног. Он качнулся вперед и отшатнулся, глядя мне в глаза. Закрыл лицо руками. Послышался то ли всхлип, то ли стон, брат упал на колено, снова поглядел на меня.
   – Малыш… малыш, я не хотел!.. Хочешь, убей меня, но только не бойся! Не бойся меня!.. Не надо…
   – Придурок! – взорвался я. – С чего бы мне тебя бояться?! Я за тебя испугался, а не тебя! Какого демона… что ты с собой вытворяешь, Апокалипсис?!
   – Какого демона ты под пули подставляешься, идиот?! – тут же ответил мне яростным воплем брат. – Я за тебя перепугался до смерти!
   – Только не до своей, – ядовито ответил я.
   Брат проглотил ответную колкость и деловито поинтересовался:
   – Ты серьезно ранен?
   – Ходить могу, летать, наверное, тоже. Если не подохну от потери крови, то до выхода дотяну. Если тебя тащить не придется. – Я невольно оглядел это месиво плоти, бывшей когда-то человеческими телами… живыми людьми… – Зачем ты убил их всех, Апокалипсис? Зачем столько… столько смертей? Неужели нельзя было обойтись без этой крови?
   – Я не мог им позволить убить тебя, малыш, – качнул головой брат. – И не жалей этих тварей, каждый из них заслуживал смерти! Я читал в душах. Только одного, – Ван поморщился, – зря убил. Остальным прямая дорога в ад. Хватит, не смотри больше! Идем.
   – Вам не уйти, – снова обратился ко мне лаборант. – Одной из стен наша лаборатория примыкает к выходу в старые штольни. Оттуда можно выбраться.
   Он отдал мне магнитно-молекулярный ключ, такой же, каким я отпер стеклянную клетку.
   – С чего бы тебе помогать нам? – Паранойя зашевелилась…
   – Создания неба, дети Господа, не должны погибать от руки человеческой, – серьезно ответил мне человек. – Если я не сделаю все что могу, это будет смертным грехом.
   Небо! Мне попались религиозные ученые!!! Убиться об стену, кому расскажу, не поверят!
   Схватившись за протянутую руку Вана, я встал и поблагодарил людей. Играть, так до конца.
   – Как твое имя, ангел? – спросила женщина.
   – Иллэтэ, – вырвалось само собой. – Меня зовут Иллэтэ[6].
   И только через миг понял, что это действительно мое имя.
   – Замолви за нас словечко перед Господом, – криво улыбнулся парень. – А мы постараемся замолить грехи и исправить все, что натворили.
   Ы-ы… Что ж я, гад темный, наделал-то?!

   Если я еще раз за что-нибудь зацеплюсь – постригусь! Сделаю себе «ежик», как у Шона! Бегая… вернее, ползая по этим подвалам и собирая весь мусор и паутину, ориентировались мы кое-как. Вел Ван, я уже соображал через раз, и рана болела зверски. От перевязки наотрез отказался – времени и так слишком мало.
   Лодка уже отплыла, и мы догоняли своих по воздуху. Тащить Вана все же пришлось. Буквально рухнув на дно лодки, я придавил светлого. Тот выругался и чуть не выкинул меня в море при попытке подняться.
   – Серьезно ранены? – тут же осведомился дядя.
   – Не слишком, – поморщился я, заработав от брата взгляд, способный плавить металл.
   На самом деле болело просто зверски, рану жгло раскаленным железом, и только чувство долга помогало держаться на ногах. Надо будет – еще сутки пробегаю в том же темпе. И неделю потом просплю.
   Воронка втянулась сама в себя, и остров сотряс взрыв. Призраки подоспели…
   – Абзац, – культурно высказался дядя, глядя на поднимающийся к ночному небу столп дыма необычного синего цвета.
   – …! – не очень культурно согласился Ван.
   Хм… ночь уже.
   Ну так о чем я? А, вспомнил. Больно было так, что даже на стоны сил не хватало. И еще моя долбаная кровь светилась уже сама по себе! Я сейчас сам поверю, что ангел Господень, и остаток дней своих проведу в доме с мягкими стенами и заботливыми тетями в белых халатах, среди всяческих «владык», «завоевателей» и «посланников высших сил»! Демон бы тебя побрал, Феникс, что ж ты сделал?!
   Так демон ведь и побрал… Но того демона еще найду, уж это я тебе обещаю! Ты бессмертен… просто снова потерялся.
   Как добирались до яхты, я почти не запомнил. Подняться самостоятельно сил еще хватило. С трудом удалось запомнить, как провели дезинфекцию раны и перевязку. Снова было больно. Рядом так же шипели сквозь сжатые зубы Маньяк и Апокалипсис. Им было хуже, потому что пришлось сдирать корку запекшейся кожи и мяса с воспалившихся ожогов. Маня и Даня, вцепившись друг в друга, как утопающие в последнюю надежду, то и дело хохотали будто ненормальные. Хотя с чего это им быть нормальными?! И плакали в обнимку они так же взахлеб, как смеялись… Потом друзья и брат пожелали мне спокойной ночи: «Какого демона ты уже завалился на боковую, упырь? Мы с тобой еще не закончили!» – и я ответил тем же: «Чтоб вы скончались в корчах, отвалите и дайте поспать!» После чего пришли дядя и капитан, разогнали сборище по койкам, и наступил блаженный покой.
   Проснулся я ранним утром, как часто бывало – от кошмара. Сполз потихоньку с кровати, в виде исключения не рухнув с грохотом на пол. Стараясь не разбудить расположившегося на соседней койке Вана и Даньку с Маней на полу, вышел на палубу. Утро встретило меня прохладой морского ветра, разгоняя липкий, черный ужас. Я глубоко вдохнул, чуть поморщившись от боли.
   Снова снился Шон. События пятилетней давности… Я тогда опять удрал (шило и сто иголок в некоем месте), брат побежал за мной. Не помню, сколько мы петляли по лесу, я обстреливал его чем попало (от желудей до шишек), устраивал засады на деревьях, он грозился меня выпороть. Потом выбежали на поляну неподалеку от дороги. Брат меня поймал, но наказывать, конечно, не стал, а решил замучить щекоткой. Пока я хохотал и отбивался, обещая страшно отомстить, у края дороги остановилась машина.
   Обычно старший печется о младшем и всячески его оберегает, а младший изводит старшего всеми доступными способами. Откуда я это взял? Да так заведено! Но когда мне было пять, Шон сломал ногу в шести местах, упав со скалы, а я, спустившись по почти отвесной стене, его вытаскивал, наугад пользуясь всеми доступными резервами и возможностями. С тех пор стало все по-другому. Я был сильнее брата. Может, я хуже дерусь, меньшей комплекции и вообще… но тем не менее. И я стал с диким рвением учиться всему, чему только мог, чтобы быть лучшим, чтобы незримо оберегать старшего. Обязанности младшего брата я выполнял и даже перевыполнял, но притом всегда незаметно оберегал Шона. И это я должен был быть внимательнее, когда эта клятая машина подъехала так близко!
   Потом – удар и металлический привкус во рту. И стекленеющие глаза закрывшего меня собой Шона… Я никогда не смогу забыть белое как мел лицо, струйку черной крови, стекавшей из уголка рта, зрачки, заполнившие радужку, и тихий хрип: «Беги, малыш…» Я не побежал. И никогда не побегу! А Шону было только семнадцать лет, и получить боевую ипостась он еще не успел…
   Ужас, который я тогда испытал, был милосердно вычеркнут из памяти, наглухо блокирован. Я не помню, как трансформировался, как убивал все, что движется, одержимый безумным желанием защитить брата. По мнению врачей, я не должен помнить ничего, кроме обрывочных фактов. Но это ложь, которой утешили родителей, а я, конечно, уникум такой, не стал ничего опровергать, чтобы они все отстали и не лезли больше в мою уникальную по своей глупости голову. Все эти умные тети и дяди не учли одного факта – я вижу кошмары. И если я что-то забыл, кошмары освежат мне память. Они всегда к моим услугам…
   Уникум. Скорее уж генетическая ошибка. Гордость рода… Бедный род, так и пресечься недолго с такой «гордостью»!
   Я готов был цепляться за любые мысли, лишь бы не думать о брате. Посмотри правде в глаза, Ирдес! Все это время тебя сковывает ужас при одной только мысли о том, что Шон… Киса… Глюк и Сказочник…
   Нет, забыть, забыть, только не думать об этом!
   Мне нужно вернуться. Чем скорее, тем лучше. Иначе я просто не выдержу.
   – Успокойся. – Ван беззвучно встал рядом. – Дядя Дарий вчера договорился, к вечеру нас заберет яхта деда.
   Я тут же загнал всю тревогу и отчаяние подальше на задворки души и запер на замок. Хватит с брата и собственных проблем. Только справившись с собой, я поглядел на Вана.
   – Ну? – поинтересовался тоном а-ля «мое высочество внемлет». – Ты обещал объясниться.
   – И когда это было? – сделал большие удивленные глаза светлый. – Ладно, слушай. Твой отец сделал для меня один артефакт… который при активации скрыл бы мой облик, внешне превратив в человека. Сам знаешь, я им не пользовался, хотя и был соблазн побыть менее заметным. Но с собой, на свою голову, таскал. А когда этот косой телепорт перетащил меня в ту дыру, артефакт самопроизвольно активизировался да еще и вплавился…
   Я удивленно моргнул. Что? Как это – вплавился? Эльф оттянул ворот футболки. Под ключицей красовался белый выпуклый шрам в форме полумесяца. Как от сильного, но давно зажившего ожога.
   – Какие побочные эффекты? – холодея, спросил я.
   – А что, не видно? – криво усмехнулся брат. – Я не могу летать, у меня нет мечей. Был светлым дураком, не ценящим свое происхождение, стал жалким человеком…
   – Заткнись! – прорычал я, чувствуя, что еще слово – и от сдержанности моей не останется даже следа. – Окажемся дома, там и будешь психовать!
   – Да я спокоен…
   – Прекрати самоуничтожение, – раздельно произнес я. – От этого хуже не только тебе.
   А я не могу себе позволить сходить с ума из-за того, что убит Ветер.
   Ван, склонив голову набок, как-то по-новому на меня взглянул и, кивнув, молча ушел.
   Я опять что-то делаю не так.
   Следующим, не дав мне уйти в состояние «ушел в себя, вернусь не скоро», явился дядя. Помолчал, стоя рядом, понаблюдал рассвет.
   – Ты будешь лучшим императором, – выдал без всякого «доброго утра» дражайший родственничек.
   – Женись, обзаведись детьми и не тащи меня на свой трон! – вспылил я. – Ты же уже взрослый вроде, дядя Дарий, сто десять лет! Пора бы подумать о прямых наследниках и постоянной спутнице жизни, а не только о политических играх и дворцовых интригах!
   – Как это?! – в притворном ужасе схватился за сердце император. – Бросить любимую игрушку?! Ради мегеры-жены и пары спиногрызов?!
   Выдавив из себя что-то типа: «Да, дядя, ты безусловно прав!», я позорно сполз на пол, задыхаясь от смеха. Нет, в теории я тоже собираюсь когда-нибудь жениться и утихомириться. Когда-нибудь. Лет через двести-триста. В теории. Если доживу.
   В общем, тихо забиться в угол потемнее и хорошенько все обдумать мне не дали. Целый день, прямо с утра пораньше, я требовался всем. В оборот взяли так основательно, что я сделал один правильный вывод – это дядя уловил начало серьезной депрессии и просто не дал мне возможности в нее впасть. Ближе к вечеру все-таки удалось прижать первого императора к стенке.
   – Хватит! Я взрослый, совершеннолетний и самостоятельный рыцарь, способный сам решить свои проблемы!
   – Взрослый, – согласился дядя, а смешинки в глазах так и прыгали. – Самостоятельный. Четырнадцатилетний малыш.
   – При-ду-шу.
   – Это будет государственная измена!
   – Это будет дворцовый переворот!
   – Власть меняется, а меня не позвали?! – возмутился незаметно подошедший Ван с ухмылкой от уха до уха.
   Список претендентов на немедленное удушение возрос на одну персону.
   – Так! Или ты оставляешь меня в покое, или я обещаю страшно отомстить! – не позволил я родственничкам уйти от темы. И, не выдержав, взвыл, как залетная баньши: – Мстя моя будет страшна и ужасна!.. Трепещите и бойтесь гнева темного владыки мира, смертные!..
   – Трепещем, – выдавил ржущий, как конь, Ван.
   – Боимся, – согласно всхлипнул задыхающийся от хохота дядя.
   Всем своим видом выразив недовольство, я заворчал:
   – Никакого проку от этих смертных! Им говоришь: «Сгинь, нечисть!», а они только прибавляются в количестве; говоришь: «Трепещи!», а они ржут…
   Проглядев, как дражайшие родственнички валяются по полу, я махнул рукой и присоединился к веселью.

   Дед перехватил нас через два часа. Прощание с японцами было теплым и немного грустным.
   Хоть бы мне никогда не пришлось убивать этих людей и их потомков. В идеале приняли бы все они темное подданство, я нашел бы чем отблагодарить их за спасение моей жизни и помощь. А так с ними остается дядя, который, безусловно, найдет способ выразить признательность. И люди даже не скрывают, что только из-за меня поддержат дядину легенду о том, как он угодил в море по вине неисправного телепорта и был подобран ими. Потому что я – какой-то там мифический чтец душ и вообще чудо-мальчик. Всех остальных событий вообще не было.
   Кеншин на прощание произнес «страшную самурайскую клятву», пообещав доказать мне, что он достойный воин. А у меня уже не было сил даже поиздеваться над ним в ответ.
   Все это я обдумывал, забившись в темный угол на дедовской яхте, а тот в каюте лечил воспалившиеся и незаживающие ожоги Маньяка и Вана. То и дело доносились дедово: «Сиди смирно, рыбий корм!» – и Ваново: «Ты – старый демонов садист!» Хорошо хоть я сумел отказаться от осмотра, выдержав спор на тему моего здоровья.
   – Отставить возражения императору! – снова дедушкин возглас.
   – Да в белых тапках я твое величество видел!
   Нет, меня бы прародитель за такое уже прибил. А Вану все нипочем. Благоволит ему дед.
   Основательно заняться самокопанием мне так и не дали. Отправив остальных спать, дедушка каким-то непостижимым чудом отыскал меня и затащил в рубку. Там, закутав в плед, силком усадил в кресло и налил горячего чая.
   – Как твоя рана? – спросил он, сидя в кресле рядом.
   – Пуля прошла навылет, кость не задета, артерии целы, ничего важного не повреждено, – отбарабанил я. – Через недельку заживет. Если «заживлялка» будет.
   – Да я не об этом! – досадливо воскликнул дед, заработав мой недоуменный взгляд. – Что с тобой творится, ребенок?
   – Спасибо, что напомнил мне о моем физическом возрасте, – предельно холодно ответил я.
   Да-да, мой возраст при статусе совершеннолетнего с полной самостоятельностью порой изрядно мешает взаимоотношениям хотя бы даже и с ближайшими родственниками. Ну кто серьезно воспримет ребенка, маленького обаятельного мальчика? И плевать, что я только выгляжу безобидным.
   Дед коротко, но красочно ругнулся, вскочил, забегал по рубке, пиная все, что попадалось под ноги, потом снова сел и спросил:
   – Что, разговор у нас с тобой не получится, дорогой внук?
   Покосившись на бывшего единоличного правителя империи и по-прежнему старшего императора, я тяжко вздохнул. Что он мне такого сделал, чтобы я так к нему относился?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация