А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Крылатый" (страница 1)

   Анна Тьма
   Крылатый

   Всем младшим братьям и, в частности, моему брату Александру посвящается! Младшие братья – это те любимые личности, которых и убить жалко, и жить с ними невозможно.
Автор

Ты открывал ночь,
Все, что могли позволить!
Маски срывал прочь,
Душу держал в неволе.
Пусть на щеке кровь,
Ты свалишь на помаду.
К черту барьер слов!
Ангелу слов не надо…

Алексей Пономарев. «А мы не ангелы, парень…»

   Пролог

   Тени первой расы творцов, создателей всей множественной вселенной, зашевелились впервые за миллионы лет. Приход повелителя растревожил тех, из чьих снов рождались миры, но лишь некоторые очнулись в глубинах мироздания. Расправив кожистые крылья, шестеро призраков устремились к маленькому миру.
   Первый крик новорожденного показал им, где искать того, кого они ждали так бесконечно долго.
   – Какой крохотный… – тихо прошелестел первый призрак, склонившись над колыбелью, в которой посапывал малыш. Он осторожно взял крошечный сверток, качая в руках.
   – Какая сложная судьба у нашего владыки… – тихо вздохнул второй, разглядывая ребенка.
   – Но какой неунывающий характер! – восхитился третий. – И нрав! Видите?..
   – Мы дарим тебе удачу, маленький повелитель. – Четвертый легко дунул в личико младенца.
   – Раскрой свои крылья, наш владыка, – сказал пятый из призраков.
   – Пусть будет воля твоя сильна, малыш, – вздохнул последний, предчувствуя беды, ожидающие своего часа. – Пусть сердце останется чистым…
   – А я буду рядом…
   Тени расступились, давая дорогу новому участнику беседы. Он сильно отличался от шестерых – как холодное пламя от пепла. Если шестеро были призраками, то седьмой – почти реальным. От шестерых этих веяло пылью старых сундуков, но высокая, почти человеческая фигура седьмого дышала жизнью, скрытой мощью арктического ветра.
   – Час еще не настал. – Невольное тепло при взгляде на ребенка проскользнуло в голосе того, кто пришел последним.
   – Ты забудешь себя, если останешься, Феникс, – сказал первый призрак.
   – Потеряешься… – добавил другой.
   – И его тоже забудешь, – вступил третий.
   – У тебя даже физического тела нет, – печально качнул головой четвертый.
   – Давно ли родился последний повелитель и как долго он прожил? – задал риторический вопрос названный Фениксом, взяв на руки малыша. Призракам нечего было ответить, ведь последний владыка умер в незапамятные времена, прожив всего лет двадцать. – У вас нет даже имен и лиц, тени. Я же еще реален. Я останусь…
   Шестеро молчали, зная, что на ребенка ополчится половина сил мироздания, желая его смерти. Но он должен вырасти, чтобы стать настоящим повелителем и прервать вековечный сон первой расы. Младшему из расы творцов был уже не один миллиард лет, и в новое рождение представители угасающей расы давно не верили.
   Но чудо свершилось – он родился. И теперь кто-то должен помочь ему не потеряться, не погибнуть…
   Любопытствующие фиолетовые глазенки проснувшегося малыша с интересом рассматривали ночных визитеров. Он выпутал из пеленки ручки и теперь цеплялся за все, что попадалось под крохотные пальчики. Пару раз дернув застежку плаща призрачного гостя, малыш попытался добраться до его белоснежных волос.
   – Ох и неуемный же ты, – хмыкнул держащий мальчишку на руках. – С таким повелителем древним спать недолго осталось. И несладко придется. Не пожалеете ли?..
   – Нет. Мы ждали его.
   – Тогда идите. Я сберегу повелителя.
   – Удачи, собрат наш. И тебе, и маленькому владыке…
   Шестеро исчезли, Феникс же еще понянькался с ребенком, бережно качая и напевая древнейшую колыбельную на языке Творения.
   – Маленький шкодник, – улыбнулся хранитель новорожденного владыки, опуская его в колыбель. – Спи, сын Неба. И пусть тебе видятся интересные сны…
   Как только Феникс приблизился к окну, глазки мальчишки снова распахнулись во всю ширь и через миг раздался требовательный, недовольный рев…
   – Неугомонный мальчишка, – тяжко вздохнул хранитель, поднимая малыша на руки. – Ох и намучаюсь я с тобой…

   Часть первая
   Небо

   Я сидел за столом, грустно ковыряясь вилкой в тарелке и свободной рукой наматывая на палец прядь своих длинных темных волос. Мой брат всегда стригся очень коротко, я же, в отличие от него, носил волосы по пояс. Да, жутко неудобно и постоянно мешают, но демона лысого позволю себя обстричь!
   Покосившись в сторону, наткнулся на угрюмый взгляд старшего наследника и привычно состроил невинное выражение лица. Понятия не имею, в чем меня хотят обвинить, но я точно не виноват! Брат многообещающе сощурился. Не боюсь, не пугай! Даже незаметно продемонстрированный под столом кулак немалых размеров не внушил трепета. У тебя же рука не поднимется на такого хорошего и безобидного меня, брат! Шон старше на восемь лет, и мы с ним очень разные – как внутренне, так и внешне. Я едва достаю этому мордовороту до плеча.
   Скучно. Ничего интересного не происходит уже целых две недели. Прошло пять дней с того момента, как закончилась сессия в академии и начались каникулы. Даже в Сети затишье – кто-то отсыпается после адски трудных экзаменов, кто-то празднует наконец-то сданные зачеты, остальные друзья из темных и человеческих земель разъехались по отпускам. Теперь моя команда собирается всего дважды в неделю. Скучно. Скучно, скучно!
   – Мам, – позвал я, отвлекая мать от книги, которую она читала за едой.
   – Что, малыш? – Она подняла на меня ласковый взгляд темно-синих глаз.
   Я не малыш! Мне уже скоро (всего через полгода) пятнадцать лет! Ну когда она это запомнит?! Отец сочувственно улыбнулся, легко прочтя всю гамму возмущения на моем лице. Он-то знает, что я не маленький, но маму разве убедишь? До сих пор иногда зовет меня не только малышом, но и детским именем! Ох, мамочка моя… не доводи меня, такого хорошего и мирного.
   – Мам, лето за окном! Отпусти хоть в лагерь, а?
   – Разве что в концлагерь… – вроде как про себя сказал брат.
   Молния сама собой сорвалась с пальцев, честное слово! Ну и что с того, что она оказалась самонаводящаяся?! То, что попала она в… пониже спины брату – чистая случайность! Сама навелась, хи-хи. Отец неодобрительно качнул головой, но, как всегда в таких случаях, ничего не сказал. Ага, они с дядей и мамой еще повеселее нас с Шоном были в юности! Мне дед все про них рассказал. Сидящий сбоку ужаленный Шон наградил меня очередным многообещающим взглядом. Ответный взгляд удался на совесть – сама невинность!
   – Ирдес, неужели тебе скучно в столице? – мягко спросила мать.
   – Скучно! – Да излазил я уже вдоль и поперек эту столицу! Что я здесь не видел?! Фу! Надоело! Хочу обратно в академию, там скучать просто некогда. Хм… там даже спать и есть некогда!
   – Съезди на природу, подальше от города, – предложил отец.
   – О чем ты, пап? В тайге Сеть не ловит и ноут зарядить негде. – Ага, знаю я твою «природу». Дед меня опять пинком в лес закинет с кроссом на выживание, да еще и КПК отберет! Сам так развлекайся, отец мой. – Мне команда за такое спасибо не скажет. Ну отпустите меня, а?! Я слово волшебное знаю – пожалуйста!
   – Спасибо, – хором ответили родители, а брат попытался замаскировать смех кашлем.
   Так. Все. Я обиделся.
   – Сбегу, – мрачно заявил я, отставляя тарелку.
   – Далеко? – поинтересовался отец.
   – В ничейные земли! – выпалил я. – В Свободный город!
   Ну конечно, это же единственное место, где им будет сложно до меня добраться. К тому же в Свободном живет мой лучший друг, который прикроет, если что. Кстати, мне там еще ни разу не довелось побывать!
   – Ну что ж, как пожелаешь, – притворно вздохнула мама. – А мы только собрались отправиться в человеческие земли и взять тебя с собой… Но раз ты хочешь в ничейные…
   – Хочу в человеческие земли! – Я даже подпрыгнул от радости. – А в какой город поедем?! Когда?! Я пошел собираться!
   – Стой, малыш! Неужели тебе не интересно, куда мы едем?
   – Интересно! Стою, я весь – внимание! – И послушно замер в воздухе, бездвижно раскинув полупризрачные крылья и поддерживая себя левитацией.
   – Позер, – снова вроде как про себя сказал брат, на что я показал ему язык.
   Он просто завидует. У него ведь нет таких крыльев, и боевую ипостась Шон обрел как положено – после восемнадцати лет. Я получил ипостась в девять, и не по своей воле. Меня сорвало с тормозов от дикого ужаса, не помог даже внутренний блок, не позволяющий принять второй облик любому темному ребенку. Когда стало ясно, что моего брата убьют… Что убьют и меня – было плевать, но сама мысль о смерти брата напугала до такой степени, что все блоки развалились как карточный домик, если на него как следует дунуть.
   Мне повезло. Первая трансформация, если случается до срока, всегда вызывает болевой шок, а после неизбежна смерть. Где-то в промежутке от восемнадцати до двадцати одного наш организм перестраивается особым образом, появляются так называемые «предохранители». Только тогда темный может принять боевую ипостась и при этом остаться в живых. Да и то это возможно только при помощи взрослых наставников. Ведь изменения затрагивают не только физическую природу, сознание тоже выворачивает наизнанку.
   Я не умер от болевого шока. Даже смог сам трансформироваться обратно, хотя сделать это самому, без участия старших, практически нереально. Но я здорово испугался, когда тело покрылось столь непривычной чешуей, выросли когти… Что еще примечательно – мои крылья, в боевой ипостаси черные и перепончатые, как у летучей мыши, не исчезли и в человеческом облике. Они остались со мною навсегда, только сильно изменились, став практически невидимыми – прозрачно-белыми и с перьями. Когда в них нет необходимости, их можно легко скрывать, а воспользоваться ими в случае нужды не составляет труда. Одежда мне совершенно не мешает, видимо, потому, что ближе к спине крылья состоят из эфирной субстанции.
   – У нас на примете целых шесть мест, – сказала мама. – Париж, Лондон, Владивосток, Питер, Москва и Лос-Анджелес.
   – В Лос-Анджелес не поеду, там скучно, – тут же заявил я и задумался.
   Манил меня и Туманный Альбион, и самый большой город – Москва, и Питер… Париж? Ну если только ради мамы. Так-так, а теперь вспоминаем… Дрэйк живет в Москве. Кто еще москвичи в нашей команде? Дрэйк, Ксай, Вечно-Живой. Еще вроде бы Легенда. Нет, Легенда из Владивостока… Еще во Владивостоке живут Черная Рысь, Глюконавт, ЭйнШтейн и оба Маньяка. Дионис в Праге… Харон из Хабаровска… Апокалипсис вообще из Свободного города. Я понимаю, что лучший друг в Сети – это уже психическая болезнь, но тем не менее… Может, позвать Апокалипсиса с собой в это путешествие?!
   – Хочу во Владивосток! – заявил я.
   – Я как раз приобрел там отличный дом… – Отец закинул руки за голову. – Как знал. Завтра едем.
   Ну еще бы папа не знал! Я ведь не первый год туда рвусь!
   Без единого слова я сорвался с места и помчался в свою комнату, не касаясь пола.
   В течение получаса побросав в безразмерную сумку все, что могло мне пригодиться, я аккуратно упаковал свой навороченный ноут, а КПК пока оставил на тумбочке – карманный же, в карман и положу. Сумка у меня знатная – один из лучших декомпенсаторов. Такие продаются сейчас в любом спортивном магазине – внутри они в два-три раза больше, чем выглядят снаружи. Темные давно научились играть с пространством, хороший артефактор сделает такую сумку (рюкзак, чемодан, портмоне, кошелек) за полчаса. Мою мне подарил отец, и места внутри нее раз эдак в сто больше, чем может показаться при взгляде на эту небольшую аккуратного вида вещь.
   Ась? Почему самостоятельно в дорогу собираюсь? Я, конечно, слышал, что в Англии, Китае и Японии человеческие короли даже не одеваются сами и не знают, что такое заправлять по утрам постель, не говоря уже об уборке комнаты. Но здесь правила другие. Попробуй-ка не научись жить как простой смертный, если тебя с младенчества приучают к самостоятельности! Это летом я отрываюсь по полной безо всяких ограничений, а во время учебного года я всего лишь один из студентов учебного заведения. Уж не знаю, зачем мой дед утвердил этот закон: пока студент из знатной семьи учится в академии – денег и прочих материальных благ от родных он не получает.
   И если первые полгода родители меня все-таки поддерживали, то последние года полтора я вел интереснейшую жизнь простого смертного темного студента. Ну поступил в академию на четыре года раньше, чем должен был, сам виноват.
   Живя на мизерную стипендию, размер которой определяется успеваемостью, в одной комнате крохотных размеров с четырьмя такими же оболтусами, как ты сам, только постарше, поневоле научишься брыкаться в жизни на пределе сил и изобретательности. Научишься радоваться найденной в пустом холодильнике затерявшейся с прошлой недели сосиске сомнительного качества, закапывать в гречке котлету, чтобы меньше платить за еду в столовой (завтраком, обедом и ужином кормили бесплатно, но есть все равно хотелось зверски!), готовить любую еду в электрическом чайнике и множеству иных примочек, полезных полуголодному, к тому же вечно не выспавшемуся студенту. Штопать одежку, стирать в холодной воде, экономя кусок мыла, ну и, естественно, учиться на «отлично» и отчаянно экономить стипендию, растягивая более чем скромные средства на месяц.
   Никогда не забуду, как хохотал Ван, узнав, в каких условиях я оказался. И все это время именно Ван оплачивал мой телефон и Интернет, за что я ему очень благодарен.
   Нет, конечно, родители тайком помогали своим отпрыскам, если те просили, но я закатил отцу форменную истерику, когда однажды он попытался помочь мне деньгами. Больше родители столь опрометчивых шагов не предпринимали, но на каникулы непременно забирали меня домой, и уж тогда любой мой каприз исполнялся буквально с лету.
   Зато в академии были бесплатные дополнительные занятия по множеству дисциплин. Я и так с трехлетнего возраста обучался всему на свете, а тут у меня появилась еще уйма всяких интересов вроде той же танцшколы, музыки, уроков владения тяжелыми фламбергами и приемами обоерукого боя, лингвистики и прочего. В итоге не то что заскучать или элементарно выспаться, но даже спокойно поесть мне стало решительно некогда.
   Но все же учеба в академии – куда более простое занятие, нежели жизнь под чутким руководством деда. Если живешь со старшим родичем, то никогда не можешь быть уверен, что посреди ночи тебе в ухо не рявкнет знакомый голос свое громогласное: «Подъем!» – и ты как ошпаренный должен вскочить с кровати, одеться за несколько секунд и совершить марш-бросок под кодовым названием «Добро пожаловать в ад!» с предком на пару! И не дай Небо после этого не отчитаться четко и по-военному о выполненном задании, даже если на ногах еле стоишь, тебе только вчера исполнилось одиннадцать лет и вообще-то в данный момент ты являешься легкораненым бойцом. Рыцарей определяют не по возрасту, и если уж получил это обременительное звание – будь добр соответствовать ему в любых ситуациях! Дед и раньше меня не щадил, а с присуждением мне ступени вообще превратил мою жизнь в натуральный ад. Учитывая, что с ним я жил гораздо дольше, чем с родителями… Нет, я не жалуюсь. Это всегда было весело!
   Родители о таком «веселом» времяпрепровождении ничего не знали, что меня вполне устраивало.
   Лежа на кровати с телефоном в руке, я решал, кому звонить в первую очередь.
   А может, позвать с собой кого-то из своих? Родители, думаю, возражать не будут.
   Я взглянул на карту.
   Два века назад (без двадцати лет) этот мир выглядел совсем по-другому. Раньше эта планета называлась Земля, и жили на ней только люди (во всяком случае, они считали себя единственными разумными существами на планете). Сейчас она носит три имени: Терра – как когда-то в прошлом, Земля – как двести лет назад, или же Злата – как называли ее первые темные. Два века назад в пространстве произошел Большой Разрыв. Меня тогда еще и в помине не было, да и отца тоже, в эти дела давно минувших дней меня посвятил дедушка.
   Первые темные попали на эту прекрасную планету не по своей воле. Это была армия в шесть с половиной тысяч… человек? Нас называли демонами, да и до сих пор иногда так называют. Мы выглядим как люди, пока не принимаем боевой облик. И тогда даже слепой не спутает темного с человеком. Пусть не все, далеко не все способны принимать конечную стадию боевой ипостаси, но и, трансформировавшись на треть, мы уже не люди. Мы быстрее, сильнее людей и живем в три-четыре раза дольше. Так вот, несколько слов о том, что произошло в те далекие времена. Мой дед, средний сын верховного императора, как раз должен был совершить свой первый самостоятельный рейд в Дикие Земли, когда его выбросило в совершенно незнакомый чужой мир, который, как оказалось, назывался Индией и находился на планете Земля. Дедушка Дарий не растерялся и легко завоевал Индию – страна сдалась на милость сильнейшего без боя. Но он не ограничился маленьким кусочком территории и захватил почти весь Китай, часть России, о мелких странах и говорить нечего – цапнул и даже не заметил. Завоевал Африку, Австралию и кусочек Южной Америки. Ему все далось легко.
   Темные – сильные воины, а рыцари Тьмы древних родов просто непобедимы. С дедушкой в тот рейд отправились почти триста знатных рыцарей и леди из тех, что были младшими в семьях и не имели шансов получить крупное наследство. Дисциплинированная армия не зверствовала, мирное население не трогала, уважала противников и вполне лояльно относилась к военнопленным. Но с врагами не церемонились, и один убитый темный стоил людям нескольких сотен солдат. После всех этих событий общечеловеческим международным языком стал словенский, родной язык дедушки. Здесь его называли «русский». Кстати говоря, Россия (а тогда еще Русь) деду страшно понравилась, и он не стал ее завоевывать. Даже официально вернул хапнутые в пылу войны земли. Только все равно там живут темные, потому как местные жители однажды сказали о нас: «Свои люди!» А вот в Америке нас до сих пор боятся до мокрых штанов. Все, кроме индейцев. Для тех мы тоже «свои»… Хотя краснокожие – все же немного странный народ.
   От союза человека и темного всегда рождается темный. Или же обычный человек, но такое случается редко. Ни метисов-полукровок, ни расового вырождения. Во мне вообще ни капли человеческой крови – темный отец, темная мать из знатного рода, темный дед, который тоже был женат на темной… Хотя, как пару раз обмолвился дед, прабабка была светлой.
   О светлых эльфах отдельно – эти стукнутые головой попали на Землю во время второго, Малого Разрыва. Их было немного: всего тысяча лучников и лучниц и один несовершеннолетний княжич. На Землю попали не только эльфы – еще около трехсот орков, несколько сотен гномов и представители иных рас общим количеством в две с лишним тысячи особей. Малый Разрыв изменил также и карту планеты: из Индийского океана поднялся еще один континент, на треть меньше Австралии. Свободные земли.
   Дед великодушно, из солидарности к одномирянам (чтобы эти стукнутые не путались под ногами и не качали права), уступил эльфам половину Австралии. И свободные земли объявил навеки ничейными. Там не было даже централизованного правительства.
   Мой дядя, брат отца – первый император темных Дарий. В нашем семействе два Дария – дядя и дед, а вообще это родовое имя, так звали половину предков. Но если дядя носит его с гордостью, то деда собственное имя бесит. Он предпочитает обращение типа «ваше величество», «милорд», «император» и прочие титулы… Спокойно воспринимает свое прозвище – Завоеватель, на худой конец согласен и на «Дара». Так что слова «дедушка Дарий» верховный владыка слышал от меня исключительно в тех случаях, когда мне хотелось довести его до белого каления.
   Мой отец – второй император. Династия ар’Грах – бессменна. Наше родовое имя означает «владыка мира», и каждый рожденный – наследник и ответственный за мир, даже если ему того не хочется.
   Дед еще жив и очень даже здоров, но ему так надоела натирающая лоб корона, что он уже лет двадцать как передал дяде и отцу всю полноту власти, а сам наслаждается заслуженной пенсией и в политику не лезет. Ну а о том, что старшую корону передают только после смерти владельца, а пока повелитель жив, его власть неограниченна, забудем на время. Поскольку у дяди нет детей, второй претендент на трон после моего отца – Шон. Мама же участвует в правлении только на правах младшей императрицы, пока один из нас, урожденных ар’Грахов, не займет положенное ему место на троне. Ну а я, получается, третий наследник первого трона. Убью любого, кто попытается посадить меня в это холодное жесткое кресло! Сначала убью всех заговорщиков, потом найду в другом мире приста, воскрешу дядю и отца с братом, если, не дай Небо, их убьют. Ну в крайнем случае воспользуюсь услугами Дасгаха или другого некроманта.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация