А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Крылатый" (страница 17)

   Вывод: я в… том самом неудобопроизносимом месте. Полный абзац.
   Утомленный тяжелым мыслительным процессом, я снова незаметно для себя скользнул в ласковые объятия тьмы…
   Следующее пробуждение было столь же безрадостным. Хотя на смену головной боли пришло головокружение, а золотые лужи перед глазами обрели зеленоватый оттенок. Мерзость…
   А разбудил меня, собственно, скрип открывающейся двери. Почти ничего перед собой не видя и с трудом подавляя подступившую тошноту, я поднялся и мутным взором окинул своих гостей.
   Их было трое, и я невольно скривился от злости. Морган, его мать, а третий был мне не знаком. Высокий черноволосый человек в камзоле из черного бархата с надменным лицом аристократа. Взгляд темно-карих глаз был пронзительным.
   – Смотри-ка, уже очнулся, – восхищенно цокнул языком Морган.
   – Он точно подходит? – поинтересовался незнакомец. Он говорил с легким акцентом.
   – Мелани можно доверять в таких делах, – томно произнесла мать Майи, изящно кивнув.
   Заставив себя распрямить спину, я с презрением оглядел троих, особо задержавшись на новом персонаже этой трагикомедии.
   – Вы хоть знаете, кого взяли?! – прошипел я в лучших традициях злобных темных чешуйчатых тварей. – По-вашему, я какой-то безызвестный ненаследный лорд?! Идиоты! Мое имя – Ирдес Райдан Дарий ар’Грах!
   Рыжеволосая женщина посмотрела на меня с новым, каким-то плотоядным интересом. Я невкусный! Честное слово, невкусный! Худой, костлявый и жилистый! Правда-правда!
   – Наследник императора? – слегка помолчав, уточнил надменный тип в камзоле.
   – В империи только владыки носят фамилию ар’Грах, – презрительно бросил я, вспомнив о чувстве собственного достоинства истинного принца и рыцаря. – Пора бы вам, жалкие короткоживущие, это запомнить.
   – Что ж, это осложняет дело. – Человек снова оглядел мое бледно-зеленое, едва стоящее на ногах высочество и опустил вниз небольшой железный рычаг возле двери.
   Цепи тут же медленно и неумолимо начали втягиваться в стену, пока меня не впечатало спиной в холодные камни. Я оказался полностью обездвижен. Гадство! Не стошнило бы…
   Черноволосый мужчина и рыжая женщина подошли ко мне вплотную. Мать моей бывшей девушки одним движением расстегнула все клепки моей рубашки, и оба внимательно рассмотрели черные шрамы.
   – Все совпадает, Джонатан, – сказала своему спутнику женщина. – Метка, черты характера. Наивен, как дитя, чист сердцем и душой, благороден и отважен. А то, что он еще и наследник… Что ж, это судьба.
   – Это он, Джоан, – кивнул этот урод, которого назвали Джонатаном. – Будем готовить к церемонии…
   – Так это что – из-за моей метки?! – прохрипел я, стараясь ослабить давление ошейника на горло.
   Все сказанное мною далее было глубоко нецензурного содержания, но очень точно описывало мое мнение о происходящем. Когда я дошел до упоминания Майи, я отхватил от ее матери звонкую пощечину и прикусил язык. Взгляд, которым удалось одарить женщину в ответ, вышел в лучших традициях светлых эльфов – цистерна холодного презрения и столько же надменности. Ван может мною гордиться.
   Джоан развернулась и ушла, не теряя королевского достоинства, за ней вышли остальные. И никто даже не подумал ослабить цепи. Слабость все еще сковывала, но я всеми силами начал вырываться. Правда, слишком сильно ободрать кожу на руках и шее мне не позволили вернувшийся Морган и пришедшая с ним Майя.
   Я смерил рыжеволосую красавицу взглядом, беззвучно поклявшись себе не убивать ее… своими руками.
   – Объясни свои поступки, дочь человеческой расы, – надменно процедил я сквозь зубы, распрямившись и вскинув подбородок, насколько позволяли кандалы.
   – О, ну ты прямо король в изгнании, – усмехнулась она.
   – Обращайся уважительно, когда разговариваешь с наследником престола, с будущим темным императором, дочь человеческой расы. – Не злимся, не теряем самоконтроль, говорим четко и размеренно.
   – Ах, простите великодушно, милорд! – Девушка изобразила реверанс. – Мы собираемся принести ваше темное высочество в жертву. Ваша жизнь, милорд, даст возможность одному божеству воплотиться и вытурить вашу расу захватчиков с нашей Земли.
   Вот тут я просто потерял дар речи. Даже челюсть отпала. Некоторое время молча хватал ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, потом поинтересовался:
   – Да сама-то веришь в то, что говоришь?!
   И ее ответный взгляд дал мне понять – да, верит. Более чем. И тут меня прорвало:
   – Идиотка!!!
   «Не срывайся на крик, принц», – приказал я себе.
   – Всю вашу семейку в психиатрическую больницу следует сдать на принудительное лечение! Ты думаешь, хоть один темный выжил бы, попади мы на Терру случайно?! Мир бы не позволил, не будь мы ему нужны! Согласно закону демиургов темные бы все умерли еще вначале, ослабли бы, отравились, подхватили смертельную эпидемию, если бы мир нас не принял! Если бы мы не были нужны!..
   – Захватчики! – резко оборвала меня девушка. – Ты забываешь, темный, что у нас нет демиурга, а Бог не вмешивался, потому что мир был благополучен. И ваше вторжение было слишком быстрым, чтобы люди и Бог успели хоть как-то противостоять. Теперь пришло время вернуть нашу планету человечеству. Уж извини, что за твой счет, мой дорогой рыцарь, но метка четко указала жертву. Твоей вины тут нет… Только вина твоих предков…
   Она умолкла, я мрачно ее разглядывал.
   – Мне следовало догадаться. Как я мог быть таким слепцом?! Я еще слишком… молод… Девушки всегда вешались только на моих братьев, а я был чем-то вроде бесплатного приложения, плюшевого медведя или ручного дракончика… «Ах, Ван, какой у тебя хороший младший брат!», «Ах, Шон, твой младший брат такой милый…» – передразнил я частенько вешавшихся на моих братьев девчонок.
   Майя подошла поближе, остановилась, почти касаясь меня, хрупкая ладошка легла на мое лицо.
   – Ты прав, дорогой. Рядом с братом ты действительно как котенок… но такой, что трудно пройти мимо такого красивого…
   Она привстала на цыпочки и потянулась, собираясь поцеловать меня, но я резко отстранился, отвернув голову. Девушка вздохнула, в следующий миг к моей шее прижалось что-то холодное, последовал короткий укол и боль. Майя убрала пневмошприц, улыбнулась и подошла к брату. В глазах поплыло не сразу, и я успел увидеть, как этот паскудник провел ладонью по лицу и шее родной сестры. Сквозь поплывшие золотые с болотной зеленью лужи в моем сознании наконец-то все разложилось по полочкам.
   – Это называется инцест. – Немеющий язык слушался уже с трудом, но все-таки я сказал то, что хотел сказать выходящим из камеры брату и сестре.
   Морган остановился вполоборота и посмотрел. Меня пробрала нервная дрожь от того, что я смог прочесть в этой ухмылке и глазах.
   – А то, о чем ты сейчас думаешь, в империи карается смертной казнью без права помилования, и любой уважающий себя темный просто обязан тебя прикончить. Суд Линча без участия рыцарей с правом на убийство тоже признается правомерным.
   Он хмыкнул, но рычаг все же поднял, и цепи поползли в обратную сторону, позволяя мне отлипнуть от холодных камней.
   Забыв о гордости, я на четвереньках дополз до раковины, где меня скрутило в судорогах. Желудок был пустой, но сухой кашель рвотных позывов и заполнившая рот горечь изрядно вымотали. Ледяная вода не слишком-то помогла прийти в себя, но чистым себя чувствовать было как-то спокойнее, что ли. В обратный путь тоже пришлось отправиться на четвереньках, но конечности так и норовили разъехаться или подломиться, так что мордой лица повстречался с полом раз пять за два метра обратного пути.
   Последние силы ушли на то, чтобы закинуть себя на лежанку.
   Итак, я умудрился попасть в лапы фанатиков. Да еще и сектантов, практикующих личностную распущенность. Как отвратительно, о Небо! Меня передергивает от одной мысли о всем том… противоестественном, что я четко прочел на лице этого человеческого ублюдка! Вот уж что темные выжигают каленым железом среди представителей других рас, которые принимают наше подданство, так это подобную дрянь. Я даже слов, которыми называют эти извращения, произнести не смогу, одно слово – гадость! Ни один темный просто не способен на такие отвратительные действия и поступки! Это какое-то генетическое отклонение, несформированность разумного сознания. Мерзость какая, спаси меня Небо!..
   В империи тоже, скажем так, не все гладко, но это потому, что темных значительно меньше, чем людей. Люди! Какая мерзкая раса!
   Мамочка, забери меня домой! Папа, я тебя больше никогда не подведу…

   Не знаю, сколько я пробыл без сознания, но когда очнулся и разлепил глаза в третий раз, то обнаружил на столике еду. Мм… они меня собрались этим накормить? Ничего не имею против фруктов, когда к ним прилагается что-то посущественней! А это что? Шоколадка? Уже лучше.
   Сжевав плитку горького шоколада, я поостерегся есть фрукты, помня о бунтующем желудке.
   Картина перед моим затуманенным взором все та же: каменный мешок, нары, железная дверь, цепи. Ноги по-прежнему едва держат, ватное тело отказывается повиноваться, сил еле-еле хватает для минимальной жизнедеятельности. Даже мышление перестраивается по типу мышления Призрака, чтобы не отнимать силы. Единственное, чего хочется, это снова забыться, но надо искать выход. Поэтому все лишнее, даже основное сознание, отключаем и начинаем обшаривать то, до чего дотягиваются мои загребущие ручки.
   Н-да… негусто. Единственной внятной идеей оказалось задушиться собственной цепью. Голые стены, пол, полка прикручена к стене так же намертво, как столик к полу. Санузел тоже ничем новым не порадовал, разве что холодной водой с привкусом пыли из крана. Цепи заклинить в стене, чтоб не втягивались, нечем. Надо расковырять эти хитромудрые замки на кандалах… Браслетом, что ли, попробовать? И еще обнаружился чуть поблескивающий глазок камеры под потолком у двери, куда цепи не дотягивались. Я еще и под наблюдением. Ну, это ненадолго.
   Выбрав из корзины с фруктами персик помягче и побольше, я прямой наводкой запулил его в глазок мини-камеры. Ага, знай наших! Попал, несмотря на то что руки едва слушаются! Мякоть размазалась по стене и залепила мини-объектив.
   Ватное тело начинало повиноваться несколько лучше, и золотисто-зеленые лужи немного рассеялись. Тогда я снова встал на ноги и принялся нарезать круги по моим «роскошным апартаментам». Мутить стало поменьше, и я ослабил «призрачную блокаду». Мысли опять потекли в голове привычным бардаком.
   Интересно, сколько я здесь уже сижу? Что-то у моих внутренних часов настройка сбилась!
   Странное дело, но мою влюбленность как рукой сняло. У меня, конечно, стойкая нервная система, не в первый раз предали те, кому я поверил, но если в прошлый раз было горько, то сейчас ничего внутри даже не трепыхнулось. Да и была ли та влюбленность? Прихожу к выводу, что нет, а были последствия сотрясения головы. Интересно, что у меня там вместо мозга? Опилки напополам с тараканами?
   Я поймал себя на том, что напеваю под нос песенку из детского мультика. «В голове моей опилки – не беда!» – ну, это кому как… Мне так ничего, а окружающим придется несладко!
   Дверь с едва слышным скрипом выдвинулась из комнаты наружу и отъехала в сторону. Странный у них способ открывания дверей. Вошел Морган, зыркнул на меня исподлобья и попытался тряпкой стереть мякоть с глазка камеры. Эй, я так не играю!
   – Эй, рожа паскудная! – Зеленое яблоко (все равно их не люблю, они невкусные) смачно врезалось в лоб обернувшегося на мой окрик врага. В десятку! – Личная жизнь Крылатого священна и запрещена к подглядыванию!
   Морган, чертыхнувшись, с досадой потер лоб с набухающей шишкой и взглянул на меня так, что возникло двоякое желание – придушить эту тварь на месте и срочно забиться в самый дальний темный угол, где он не смог бы до меня дотянуться. Но я буду не я, если не запущу в него еще одним яблоком! Вот бы сейчас обратиться, порвать цепи да посмотреть, как наделает в штаны это человеческое отродье! Эх, где моя боевая ипостась?! Даже клыки удлинить не удается, как ни пытаюсь. Чем же они меня отравили, а?
   Парень сделал шаг в сторону, резко опустил рычаг, укорачивавший мои цепи. Я так не согласен! Быстро намотав толстую цепь на шею выше ошейника, рявкнул:
   – Только попробуй! Я нужен вам живым! Цепь меня задушит, и до ритуала я не доживу! – Что, съел, сволочь?!
   Но этот мерзкий тип остановил цепь только тогда, когда мой затылок треснулся о стену. И заклинил рычаг так, чтобы цепь и не втягивалась больше, и не разматывалась обратно. С-скотина! Протерев глазок камеры, он вышел, так и не сказав мне ни слова. Еще и основной свет вырубил, оставив только тускло-красную лампу возле двери. Эй! А меня отпустить?! Ах, ты ж!..
   Кое-как освободив от лишних оков шею, я долго и обстоятельно высказывал не только словами, но и жестами все, что думаю. Дери тебя твари Хаоса, даже руки вместе не свести! Пятьдесят сантиметров от стены, и куда ни рыпнись, ни докуда не дойдешь, и не сесть толком! Я тебе лично кадык вырву голыми руками, Морган!
   Боль была такая резкая, словно меня огрели по башке кувалдой. Дернувшись, я сполз по стене, повиснув на своих оковах. Привычные уже золотые лужи поплыли перед глазами, перекрывая закружившуюся комнату, меня опять затошнило. Ну уж нет! Шоколадку не отдам! Желудок, не бунтовать! Закрыв глаза и сжав зубы, я в отчаянии подумал о светлом моем брате, прежде чем скользнуть в спасительную ласковую тьму…
   …Теплые ладошки ловко пробрались под расстегнутую рубашку, чьи-то мягкие волосы скользнули по моему лицу, я почувствовал, как губы целуют мою шею…
   – Мр-р-р… какой беззащитный… – Тихий шепот в темноте. – Не могу удержаться…
   Тьма! Какого демона?!
   Резко дернуться не получилось, тело успело изрядно занеметь. Открыв глаза, я разглядел незнакомую темноволосую девушку.
   А… ы… Что это она делает?! Она меня что… соблазнить пытается?! Хм… девушка, остановитесь, что вы делаете?! Нет, пожалуйста, не надо так делать… и так тоже… и во-от та-а-ак… Демоны меня раздери!!!
   Мам!.. Нет, пожалуй, маме о таком не стоит знать!
   П-папа! Дедушка! Че-чего?! Какая еще «мужская солидарность»?! Да засуньте ее себе!..
   Б-братья! Шон! Ван!!! Что за ржач, гады?! Что значит: «Сам спасайся, совершеннолетний»?! Ах, вы ж!..
   К-киса! Киса!!! Кисуня, я тебя обожаю!
   – У меня девушка есть! – выпалил я на одном дыхании.
   Незнакомка обиженно надула пухлые губки, но ладошки убирать не спешила.
   – Да? И как ее зовут?
   – Киса! – не раздумывая ответил я. – То есть Юля, но она все равно Киса…
   – А ты в этом точно уверен?.. – жарко выдохнула девушка и…
   Великое Небо меня спаси!.. Не-а… Н-не надо та-а-ак… П-проклятье, какие же у нее горячие губы!.. Того и гляди ожоги оставят…
   – Уверен!.. – сумел кое-как выдавить я.
   – И не сдашься? – вкрадчиво поинтересовалась она, и я отчаянно замотал головой. – Уверен, сладкий?
   – Уверен, уверен!
   – Жаль.
   Она разочарованно вздохнула, прекратила свои действия, и не успел я перевести дух, как к шее прижался пневмошприц. Чтоб тебя демоны растерзали!..
   Перед уходом девушка подняла рычаг, разматывая мои цепи. Я тут же пополз обниматься с унитазом. Тошнило еще хуже, чем в первый раз. Вырубиться рядом с «белым другом» почему-то совершенно не хотелось, и я заставил себя встать. Больше всего сейчас хотелось стереть с себя эти ласки и поцелуи.
   Мыться немеющими руками холодной водой над раковиной, едва стоя на ватных ногах, было жутко неудобно. Но даже после ледяной воды все еще чувствовался жар везде, где незнакомка ко мне прикасалась. Сил на то, чтобы застегнуть накинутую на плечи рубашку, уже не осталось. Добираясь до лежанки, я упал два раза. Но терять сознание на ледяном полу не стоило, и я упрямо дополз туда, куда хотел.
   …От удара по лицу золотые лужи окрасились красным, во рту четко образовался привкус крови.
   Пока я был в очередной отключке, успели смениться декорации. Куда делись цепи с кандалами? Я к ним уже так привык! Быть жестко привязанным к какому-то железному подобию резного трона что-то мне совсем не нравится!
   Новый удар по лицу заставил меня приподнять тяжелую голову и злобно оскалиться, зарычав. По-моему, вышло довольно жалко, а никак не грозно. По подбородку текла кровь.
   – Я тебе кадык вырву, – прохрипел я в ухмыляющуюся морду Моргана.
   – Я прямо боюсь, – издевательски ответил мне этот подонок.
   Меня окружали человек двадцать. Никак не удавалось их толком разглядеть, в глазах плыло и мутилось.
   – Открывайте, – послышался чей-то резкий приказ.
   Метрах в трех впереди отодвинули плотную черную штору и открыли то ли стеклянную дверь, то ли широкое окно до самого пола. Лунный свет осветил всего меня, к самому распахнутому окну подходила лунная дорожка на черной воде. Когда ко мне потянулось что-то эфемерное туманно-белое, я подумал, что в глазах опять поплыла муть. И понял, что это не так, только когда гадость коснулась моих ног, обдавая запахом прелых водорослей.
   – Тот ли это, кого ты искал, великий бог? – Произнесший эти слова голос резанул слух знакомыми интонациями. – Достойна ли тебя эта жертва, великий?
   Осторожно, чтобы не закружилась, повернув голову на голос, я увидел его обладателя и обалдел. В черной мантии с откинутым капюшоном стоял… седоусый ублюдок!!! Тот самый, который резал меня «скальпелем Информатория», когда я был Призраком! А где же тогда дангах?!
   – Эй, седоусый! – изо всех сил весело окликнул я. – А где ты потерял своего дружка, а?! Того самого предвысшего жреца со сломанным посохом, а, старый урод?!
   Я не успел в полной мере повеселиться над его изумленной мордой, как почувствовал липкие прикосновения тумана. Повернувшись, встретился взглядом с пустыми глазницами безликой маски, сплетенной из тумана и лунного света.
   И в тот же миг пришло отчетливое понимание – это конец. Никто не поможет, а самому мне не выбраться. Туман резко подался вперед, накрыл меня с головой, от неожиданности я вдохнул и… Никогда в жизни так не кричал…
   Когда туман оставил меня, перестав пожирать заживо, непроизвольные слезы катились по лицу. Какую угодно смерть, но только не такую! Великий бог?! Мерзкий демон! Отродье междумирья… Ты меня не сожрешь!
   Глянув вслед неторопливо уходящему в море туману, я прорычал на грани смертельного отчаяния:
   – Иллтэ’тх эр раттах Тхарр… Нотэх! Иллэтэ таэр!!!
   Крылья Принца не будут принадлежать Проклятому… Никогда! Крылатый свободен!!!
   Простите меня, мама и папа!..
   Далеким эхом отдался в голове крик Вана: «Не смей!» Ван… ты же понимаешь меня как никто другой. Я не могу иначе.
   Шон, я больше не буду издеваться… Да и не хотел никогда тебя всерьез задевать, мой старший брат.
   Время замедлилось. Когда-то я, в самом начале бытности своей Призраком, увлекся тотальным самоконтролем и, на случай, если попадусь, создал ключ от смерти внутри собственного тела. Чтобы не выдать остальных, я мог убить себя. Для этого достаточно испытать такое отчаяние, что чувствую сейчас, и произнести эти слова на языке демиурга и демона. Иллэтэ таэр! Крылатый свободен! Сердце еще пару раз гулко бухнуло и затихло…
   – Не позволяйте ему умереть!.. – услышал я панический вопль прежде, чем уйти во тьму.
   Прими меня, Небо…

   …Шедший впереди небольшой группы по коридору Управления ФСБ Ван дернулся и упал на колени, обхватив себя руками. Вскочил, метнулся из стороны в сторону, со всей силы ударил плечом в стену, снова оказался на коленях, задыхаясь.
   – Ван, что с тобой?! – Райдан с тревогой шагнул к эльфу.
   Тот поднял на императора переполненные диким, невыразимым ужасом синие глаза и закричал, забившись в судорогах.
   – Вот демоны! – Райдан схватил эльфа, чтобы тот не падал. – Отец! Шон! Быстрее сюда!
   Трое темных едва смогли удержать одного светлого. Через несколько минут он затих.
   – Что они с ним сделали?! – Столько черного отчаяния было в этих словах, что темные тревожно переглянулись, подозревая самое худшее.
   Семья знала, как намертво спаяло кровное братство темного и светлого. Если что-то серьезное случится с Ирдесом, Ван узнает об этом первым.
   – О, Небо великое, какие паскуды!..
   – Он жив? – мертвым голосом спросил Шон.
   – Пока еще… – ответил эльф и замолк. И вдруг рванулся вперед, снова вскрикнув: – Не смей!!! Не смей, дурак малолетний! Иллэтэ тэар, но не такой ценой! Не смей себя убивать!!!
   Вырвавшись из рук темных, эльф шагнул вперед и замер на месте. Тихий стон боли и тоски вырвался из его груди, и он потерял сознание. Третьи бессонные сутки, крайнее нервное напряжение и пережитое только что сделали свое дело.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация