А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Корона Всевластия" (страница 38)

   Тар

   Боль и страх исчезли, едва я провалился в темное нечто. Было ощущение, что я снова попал в утробу матери. Какой-то невероятный покой и блаженство охватили меня, заставляя забыть все, и хорошее и плохое. Кажется, я уснул.
   – …Я знал это и не стал вмешиваться, потому что наша игра слишком затянулась.
   – Когда ты понял?
   – Когда ты начал готовить все для открытия врат: перстень, воины Ортехра – восемь штук и призванный.
   – Ты знал о призванном?
   – Мальчик, рожденный твоей дочерью сразу вскоре после того, как ты затеял игру с развоплощением, его коронация и остров, на котором за время его жизни появились селения бесов, стали пастись табуны фершехров и даже вырос каменный сад? Действительно – догадаться очень сложно. Особенно если не брать во внимание, что у него такая же вторая ипостась, как и у нас с тобой.
   – Я всегда знал, что ты играл нечестно!
   – Это если судить об игре по твоим правилам. Хм… а все же чего ты добился, забрав у своих детей власть? Уверен ли ты, что они усвоили урок?
   – Более чем. Сам посуди: каждый из них рисковал всем из-за Шайтаара. Они станут ему преданными слугами!
   – Скорее всего, они станут ему друзьями, по крайней мере, твои сыновья. Что ж, новый противник, новые партии.
   – Новые правила.
   – Да без проблем! Правила ведь и создаются, чтобы их нарушать?
   – Не забудь сказать об этом Тару и пометь, что это и есть самое главное правило!
   – Тебе пора идти. Врата скоро закроются.
   – Ты так легко дал мне свободу… Почему?
   – Если честно, свобода – самое худшее из всех наказаний, но для того, чтобы это понять, ты должен это почувствовать. Ты вернешься.
   – И не надейся!
   – На что спорим?

   Голоса исчезли, и чья-то рука бесцеремонно затормошила меня.
   – Тар! Просыпайся!
   – Ты дома, мальчик!
   Я с трудом открыл глаза и снова закрыл, пытаясь осознать то, что увидел: багровое небо, большое окно и двое мужчин у кровати… Я вновь распахнул глаза.
   – Па? Дед?! А разве ты меня не того… Или это сделал кто-то другой… – Я сел и старательно подержался за виски, спасаясь от обилия новых и таких незнакомых воспоминаний! Я даже помнил все города этого мира. В голове роились тысячи заклинаний: как вызвать дождь, как призвать фершехра, как поменять цвет неба…
   – Неважно, кто это сделал, главное, что ты теперь здесь! С нами! А самое главное знаешь что? – Глаза отца просто сияли. – Корона Всевластия сегодня впервые проснулась и заявила Эллеайз, что она должна короновать того, кому она всегда принадлежала!
   – И что это значит?
   – Ой, не прикидывайся простачком! – Берфеллаг поднялся и, заложив руки за спину, размашисто прошелся по комнате. – Просто удивительно! Как у тебя получилось изгнать Лучезарного? Что там вообще произошло?
   Я помолчал. Воспоминания этого вечера теперь казались такими далекими…
   – Ты ничего не помнишь?
   Берфеллаг развел руками.
   Отец бросил на него быстрый взгляд и принялся объяснять:
   – Мы, точнее, Эллеайз нашла князя Сапфир в пещерах. Естественно, он не помнит ничего из того, что с ним было с того момента, как в него вселился глубинный дьявол. – Он помолчал, не сводя с меня пристального взгляда. – Так, может, расскажешь, что произошло?
   Я ухмыльнулся, разглядывая изнывающих от любопытства родственничков.
   – Ничего особенного. Просто мы с Лучезарным оказали друг другу услугу. Я освободил его, а он… – Я замолчал. Отчего-то резко сдавило горло. – Ему даже не нужна была моя жизнь…
   – Да… того, кто ему помог отправить тебя сюда, мы знаем. – Берфеллаг остановился рядом.
   – Угу. Васиэль рассказал. – Отец поспешно отвел взгляд. – Лайлу сегодня судит Правление Лазури. Мы сами только недавно оттуда вернулись.
   Сердце заколотилось в горле.
   – Что они с ней сделают?
   – Хотели развоплотить. Но решили этого не делать.
   – Ха! – хохотнул Берфеллаг. – Еще бы! После того как за нее пришли просить все ныне правящие Красного мира. Скорее всего, отправят в мир смертных.
   – Ее можно будет найти? – Я невольно сжал кулаки.
   Они переглянулись.
   – Можно. – Отец равнодушно пожал плечами. – Только девчонка тебя уже не вспомнит.
   – Точнее, вспомнит, но только после смерти, когда к ней вернется память перерождений, – кивнул Берфеллаг и посоветовал: – Забудь ее. Готовься лучше к коронации. Кстати, это произойдет сегодня. Теперь тебе предстоит править этим миром, Лучезарный Шайтаар.
   Я фыркнул. Уж как-то слишком напыщенно и нелепо прозвучало мое имя.
   – Или можешь придумать себе иное звание. – Дедуля ухмыльнулся и вышел из комнаты.
   Я сосредоточенно потер лоб и взглянул на отца.
   – Па, мне бы хоть немного попривыкнуть. А тут вдруг какая-то коронация. К тому же я не умею править!
   – Это не проблема. Во всяком случае, есть у кого поучиться.
   – Да уж… Знал бы, что мне светит, ни за что не отпустил бы Лучезарного. Кстати, если мне не изменяет память, «во сколько у нас назначена война»? Кажется, с Рубинами?
   – Схватываешь все на лету! – Отец сел рядом. – Вот только никакой войны нет. Ортехр и его приближенные, считающие себя наследниками князя Рубин, куда-то исчезли, к тому же вчера в Красном мире появился сам Сайдарг, но, вместо того чтобы продолжить войну, он освободил наши города и направился вместе со своим народом в свои земли.
   – Значит, его не будет на коронации?
   – Ну почему же? Переходы еще никто не отменял. – Отец поднялся и поторопил: – А теперь вставай. Тебя ждут на растерзание две Бриллиантовые королевы!
   – Ой. – Я нервно усмехнулся. – Звучит устрашающе!
   – Уже ничего с тобой не случится! – отмахнулся тот. – Ответишь на вопросы матери и Эллеайз, а потом они напомнят тебе ритуал.

   Время до коронации промелькнуло словно вздох. Сначала я попал в цепкие лапки матери и ее сумасшедшей красавицы подруги. Раз пятьсот рассказал им вкратце то, что произошло, и еще столько же раз выслушал то ли сон, то ли пророчество, снившееся когда-то Эллеайз, выучил наизусть то, что должен буду сделать на коронации, и наконец, сославшись на усталость, сбежал от них на поиски отца. Оказалось, что я отлично знал дворец, а точнее, Башню Наказаний. По совету какой-то страшной жабы, назвавшейся Самуайгром, я очень быстро нашел пропажу в зале Совета и все оставшиеся часы, отделяющие меня от коронации, провел с ним. Даже успел прокатиться на фершехре. Конечно, этот огненный зверь вызвал у меня уважение, но я тоскливо вздохнул, вспоминая Ферзеля. Ведь обещал же освободить его от клятвы и не успел.
   – Па… – Я взглянул на отца. Мы уже направлялись по бесконечному коридору в Тронную залу Шеррахха. – А в Лазурь у вас туристические маршруты бывают?
   – В Лазурь? – Он бросил на меня быстрый взгляд. – Зачем тебе в Лазурь?
   – Да просто я кое-что пообещал Ферзелю. Давно… вот и захотелось его увидеть. Да, в общем, неважно. – Я отмахнулся, злясь на себя за то, что устроил этот разговор. Все, что было со мной еще вчера, – было в другой жизни, и нужно учиться туда не возвращаться.
   – Объясню тебе несколько правил, сын. Правило первое: не можешь сделать – не обещай. Правило второе: ты теперь демон, а небожители очень не любят демонов.
   – Глупые правила! – Я шагнул в открытые массивные двери, немного замешкался, увидев огромное море затаивших дыхание гостей, и принялся спускаться по винтовой лестнице, у подножия которой стоял черный трон. Кажется, он был занят.
   Оказавшись внизу, я развернулся к трону, на котором сидела закованная в броню демоница. Эллеайз.
   – Верни то, что принадлежит мне по праву. – Мой голос показался мне чужим. Низким и гулким. Хотя в отличие от всех находившихся в Тронной зале на мне не было брони для усиления звукового эффекта.
   Она поднялась. Подошла ближе, глядя мне прямо в глаза, и протянула мне корону.
   – Повинуюсь, мой повелитель.
   Я сжал ее блестящие бока. Теперь бы еще вспомнить, что я должен сказать или сделать. Черт, все вылетело из головы. Свет, идущий из заполненного жидким огнем бассейна, слепил глаза, и казалось, что, кроме меня и стоявшей рядом демоницы, в зале никого нет.
   Корона стала чуть теплее, и в голове послышался шепот. Даже не шепот, просто мысли…
   «Разве ты должен что-то говорить? Все и без того знают, что в мир снова пришел властитель. Создатель. Просто возьми силу. Просто стань тем, кто ты есть…»
   Я вскинул руки, коронуя сам себя. Корона Всевластия обожгла лоб, окутывая меня жаром, даруя какое-то безграничное могущество. Мне вдруг показалось, что трон, демоница и огненный бассейн стали какими-то маленькими. Каменный свод приблизился, готовый расступиться. Золотистое сияние пропитало кожу. Абсолютная власть.
   Нет. Что-то мешало пенящейся внутри меня силе с радостью поработить мою душу. Что-то сопротивлялось ей. И снова пришли мысли.
   «Создатель вернулся. Мир защищен. Ты получил нашу защиту и наше могущество».
   Я на мгновение закрыл глаза и все равно видел все, что происходило в зале. Так вот как Лучезарный мог следить за всем, что творилось в его мире.
   – Шайтаар. – Голос матери заставил меня очнуться.
   Открыв глаза, я несколько мгновений таращился на окружившие меня коленопреклоненные силуэты и, безошибочно угадав в одной из демонических фигур маму, бросился к ней.
   – Ма! Вставай! Что ты делаешь? – Я помог ей подняться и огляделся. – Встаньте! Все встаньте! Я принимаю ваше подданство!
   – Ты действительно стал Лучезарным! Сон Эллеайз оказался пророческим, я… – Ее голос заглушил поднявшийся в зале рокот.
   На плечо легла рука.
   – Наконец-то это случилось! – Рядом стоял отец. Я видел его улыбку даже сквозь броню. – Ну, властитель, пойдем. Хочу тебя кое-кому представить.
   – Па, а давай без этих вые… гм… вычурных названий и определений? Мне кажется, ничего не изменилось.
   – За исключением того, что мой сын оказался Лучезарным!
   – Я не Лучезарный! У меня другое имя!
   – Тар, Лучезарный – это не имя. Это… мм… если хочешь, это твоя новая должность.
   Я привычно коснулся висков и удивленно замер. Корона по-прежнему сдавливала голову, но я ее не чувствовал.
   – Па, корона… она…
   – В своем самом надежном хранилище. – Берфеллаг и Эллеайз тоже не смогли остаться в стороне. – Корона в тебе, мальчик. Она – это твоя сила, твоя защита. Знаешь, что узнал Сайдарг в той книге в пещерах под Шерраххом? Он узнал, что такое корона Всевластия и что заполучить корону можно, только развоплотив тело избранного ею.
   – Вот только, к сожалению, там ничего не было сказано о том, что развоплотить Создателя невозможно. – Макс, точнее, Сайдарг незаметно тоже оказался рядом и сжал меня в объятиях. – Живой! Я до последнего не верил, что твоя девчонка успеет.
   – О! Ты не знаешь Лайлу. – Хотелось схохмить, но в голос прокралась непривычная нотка гордости.
   – Теперь узнал. – Сайдарг вдруг вспыхнул спичкой, скидывая броню. Я даже улыбнулся, разглядывая одетого в привычную одежду друга. Сунув руку за пазуху, он протянул мне завернутую в тряпицу книгу. – На. Полистай на досуге. Дневник моего… мм… – он покосился на Берфеллага и усмехнулся, – нашего отца. Если, конечно, что-нибудь поймешь в его путаных мыслях.
   – Спасибо, Макс.
   – Не за что, Тар. Осваивайся, а завтра думаю утащить тебя на разведку. Уж если мы дружно переехали в этот мир, надо найти здесь какое-нибудь местечко, где вдали от дел… гм… от власти можно вдвоем попить пивка.
   – Знаешь, мне кажется, когда-нибудь вся наша часть переедет сюда на ПМЖ. Ведь недаром мы все так любим огонь. – Я взял книгу.
   – Тар, сегодня будет много даров и подношений, но я бы хотел представить тебе еще один. – Рука отца требовательно сжала мое плечо. Уже сняв броню, он стоял рядом, одетый в черный с иголочки костюм. Ну надо же, какое здесь разнообразие в одежде. Я огляделся. Заполонившие зал рогатые силуэты незаметно превратились в нарядно одетых мужчин и женщин. – Думаю, ты будешь рад этому подарку, тем более что его хочет преподнести тебе в знак дружбы и доверия сам хранитель Справедливости и правая рука Высшего архангела…
   – Па, я помню крестного, – недоуменно перебил я его.
   – Крестным он был в другой жизни, а теперь он архангел Васиэль! – Мы прошли сквозь расступившуюся толпу и остановились за спиной беседующего с каким-то странным зверем блондина. – Хотя можно по-простому – Васисуалий, или Базивлевс.
   Васиэль возмущенно обернулся, но, увидев нас, быстро опомнился и склонился в невероятном реверансе.
   – Ох, Лучезарный Шайтаар!
   Вот блин, они что, сговорились?!
   – Ха! Держите меня семеро, ща лопну! Лучезарный?! Ха! А че не сияющий? Или блестящий! О! Мерцающий! Ну ты, Тар, замаскировался! Будем тебя в чувство приводить! Ведь так и знал – только отвернись, как вляпаешься ты, братишка, по самые бакенбарды!
   От раздавшегося не то ржания, не то гогота я замер, во все глаза разглядывая это создание. Нет, я никогда не видел огненного тигра с угольно-черными полосками и двумя черными кожистыми крыльями. Не видел! Но вот голос… голос слышал, и не раз. Такое рычание хрен забудешь!
   – Ну и чего вылупился? Думал, спрячешься от меня в преисподней? Ничего! У нас лапы в шерсти! Где хочешь тебя найдем! А то наобещал гору мусора, а как отвечать, так нет его! Тоже мне переливающийся выискался!
   – Ферзель?!
   – Нет, твоя покойная соседка! – ворчливо фыркнуло это создание. Вдруг мягко прыгнув ко мне, Ферзель уютно устроил башку у меня на плече и тихо мурлыкнул в ухо: – В Лазури без тебя не жисть!
   Я обнял его за шею:
   – А здесь – без тебя.
   – Так, ну все! Еще нацепляешься от этой зверюги огненных блох! – Отец шутливо отпихнул рыкнувшего ему в лицо Ферзеля. – Завтра налетаетесь. А пока, – он нежно поворошил шерсть на его загривке, – придумай байку, которую ты расскажешь фершехрам, чтобы стать их вожаком, так как с сегодняшнего дня ты становишься единственным летным средством Лучезарного. – Отец как-то странно переглянулся с Васиэлем и, не объясняясь перед гостями, повел меня прочь из зала.
   – Куда мы идем? – не выдержал я, когда коридор сменился лестницей, а та вновь сменилась коридором.
   – Знаешь, сын, – начал он издалека, – у каждого властителя в этом мире должна быть женщина, достойная его. Та, кто будет знать и ждать его, помогать и любить, у каких бы высот он ни стоял и в какие бездны ни падал. Поэтому…
   – Угу. Я понял! – грубо прервал я его. – Отложим этот разговор. Мне пока не нужна женщина.
   – Все может измениться!
   – Отец, не надо! Я хочу побыть один!
   – Но…
   – Никаких «но»!
   – Ты скучаешь по той ангелессе?
   Я молчал, разглядывая под ногами черные плиты, и он продолжил:
   – Ее больше нет. Об этом мне сообщил сейчас Васиэль. Он лично присутствовал на суде и слышал приговор. Ангелессы по имени Лайла нет, но есть демоница с таким же именем. Я думаю, тебе нужно на нее взглянуть.
   – Па, при чем тут имя? – Хотелось выругаться так, как могут только смертные, живущие в России. – Что я буду делать с именем, если та, которая его носит, мне не нужна?
   – И все же я настаиваю. – Пальцы отца сильно сдавили предплечье. На мгновение мне даже показалось, что он волнуется. С чего бы это? – Это подарок Высшего тебе на коронацию. Уж если эта женщина тебе не нужна, так иди и скажи ей это сам. К тому же мы пришли. Во-он та дверь.
   – Королевская спальня?
   – Ну а чего мелочиться?
   – А почему бы Васиэлю не привести ее знакомиться в Тронную залу?
   – Возможно, он предчувствовал, что будет все именно так, и, как всегда, отправил меня делать всю самую неблагодарную работу! – Он посмотрел мне в глаза и толкнул дверь. – Иди. И сам ей все скажи.
   Я выдохнул, смерил отца мрачным взглядом и, войдя внутрь, так шарахнул дверью, что на мгновение показалось, будто она отвалится.
   Нет, ну неужели нужно было все так банально испортить? Если честно, почувствовал себя девицей на выданье! Черт. Черт! Черт!!!
   В небольшой комнате с каменными креслами и столом никого не было, зато была призывно приоткрыта створка дальней двери. Ну конечно! Ловко придумали. За рога и в стойло?
   Чувствуя, как в груди заворочалось бешенство, я, злорадно вслушиваясь в свои гулкие шаги, прошел в покои. Девица стояла у окна, кутаясь в длинную кремовую шаль. Довольно высокая, тоненькая. Русые кудри с яркими рыжими прядями ниспадали на плечи.
   На меня вдруг напал ступор. Гнев куда-то улетучился, а вместо него во мне поселилась досада на весь этот мир и в первую очередь на Высшего. Подарок он, видите ли, сделал! А меня он спросил? Или ее?
   Девушка прекрасно знала, что в комнате не одна, но продолжала упрямо разглядывать багровую ночь. А может, она боится? И вообще, с чего я решил, что она жаждет оказаться моей? Она меня и в глаза-то не видела.
   Подойдя к ней, я вздохнул и, набравшись решимости, заговорил:
   – Мне жаль, что так получилось. Я не хочу вас обидеть, но должен предупредить сразу: мне нужна другая женщина, поэтому…
   Она обернулась, и слова застряли у меня в глотке.
   – Знаешь, Тар, ты меня не удивил! Каким ты был, таким и остался: врун, болтун и…
   Я не дал ей договорить и сгреб на руки.
   – Лайла!
...
НовосибирскАпрель 2010
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация