А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Корона Всевластия" (страница 24)

   Тар

   Тем временем страсти накалялись. Розовощекие официанты вновь уставили стол тарелками с манной, выполняя заказ шестикрыла, на что старик отреагировал мгновенно. Сцапав одну из тарелочек, он превратил вату в самый настоящий, насыпанный горкой плов и, ничуть не стесняясь укоризненных взглядов зверя, с аппетитом принялся его уничтожать.
   – Нет, ну мы что, похожи на благотворительный фонд в пользу недоедающих манны небожителей?! – обиженно возопил Ферзель, когда пенсионер, разделавшись с пловом, с довольным видом подтянул к себе сразу два стакана с росой.
   – Ой, помолчал бы! – парировал тот. – Вряд ли ты тут пируешь на собственные средства!
   – Согласен, за все платит мой хозяин, но я, как верный друг, обязан оберегать его от неразумных трат!
   – Неразумные траты – это ты и все, что с тобой связано!
   – Ну все, мое терпение лопнуло! Не нравится – не звали!
   – Так, стоп! – До меня стало доходить. – Что значит – платит хозяин? У меня денег нет!
   – Как нет? – Ферзель покосился на последнюю тарелку с «облачком» и с невинным видом отодвинул ее от себя. – А какого же… ты столько заказал?
   – Я заказал?! – Ну теперь и мое терпение лопнуло с громким треском. – Да тем количеством еды, что ты сожрал, можно было бы слона накормить!
   – А тебе что, жалко? – Зверь обиженно прижал уши к голове.
   – Не жалко. Просто в следующий раз не забудь предупредить, за чей счет обедаем.
   Словно в ответ на это у стола материализовался один из тех улыбчивых небожителей, что все это время усердно исполняли прихоти шестикрыла.
   – Вы желаете покинуть нас?
   Я покосился на Ферзеля и с улыбкой кивнул:
   – Да. Все было очень вкусно! Хорошо, что друг затащил меня именно к вам! К слову сказать, – я мстительно взглянул на изобразившего ангельское недоумение зверя, – он за все и заплатит.
   – А… ваш друг, он… – Толстяк запнулся. Озадаченно оглядел шестикрыла, затем перевел взгляд на попивающего молоко старика. – Он, наверное, к вам еще присоединится?
   – Да ты че, братан? Я про этого зверя! Знает, падла, толк в таких забегаловках!
   – Что-о-о-о?! – Рев, вырвавшийся сразу из двух глоток, был мне наградой. Кажется, мне удалось удивить и шестикрыла, не ожидавшего от меня такой подлости, и толстячка.
   – За падлу – ответишь!
   – Для шестикрылов есть отдельные закусочные… к тому же у нас не забегаловка! У нас самое элитное заведение. К слову сказать, к нам часто заходят даже архангелы Правления!
   – Так вот откуда дыры в бюджете… – Старик глубокомысленно пожевал губами.
   – При чем тут бюджет? – В улыбчивого небожителя словно черт вселился. – Чихал я на бюджет! Вы двое съели манны на пять золотых, а мне ее еще у айрлов покупать!
   – Ну, к слову сказать, с воздушными элементалями еще два столетия назад подписан договор о росте цен на манну – не больше чем на золотой в полвека, и то при наличии инфляции. Но… – Старик поднялся и ссыпал на стол непонятно откуда взявшиеся в его руке желтые кругляши. – Любая работа стоит оплаты, а уж такая неблагодарная, как ваша, тем более.
   – Почему же неблагодарная? – успокоенно заулыбался толстяк, сгребая монетки. – Очень даже, я бы сказал…
   Он подал знак, и возле нашего стола захлопотали официанты, в мгновение ока убрав опустевшую посуду.
   – Может, желаете что-нибудь еще? – Пересчитав деньги, круглощекий с обожанием взглянул на нашего неожиданного спасителя.
   – Хочу забрать своих гостей. – Старик махнул нам. Мы с Ферзелем не сговариваясь рванули к нему. – Надеюсь, вы не будете против предложения воспользоваться моим домом в качестве ночлега? Заметьте, совершенно бесплатно! В конце концов, здесь Лазурь. Возможно, кто-то за века жизни позабыл главное правило, а оно гласит: «Истинные ценности – милосердие и любовь!»
   – Угу. – Шестикрыл взглянул через плечо на уже суетящихся у другого стола толстячков. – Готов поспорить, что эти небожители даже для этих ценностей найдут свою оплату.
   – Что ж, минусы есть везде, – развел руками старик, уверенно направляясь к золотящемуся закатным солнцем просвету между деревьями.
   – Кстати, э-э-э… не знаю, как вас зовут, но не могли бы мы по пути зайти в Храм вашего самого главного Правления? – Все это время я ждал, что возле нас вот-вот появится Лайла, но так и не дождался.
   – Зачем тебе туда? – Старик бросил на меня удивленный взгляд.
   – Туда направилась моя… подруга. И просила дождаться ее в этом парке.
   – Твоя ангелесса? – прищурился тот.
   Я кивнул.
   – Тогда не бойся. Она тебя найдет.
   Найдет? Ох, не нравится мне все это!
   – И все же предлагаю ее немного подождать. – Я остановился.
   Старик вздохнул:
   – Упрямый, но знаешь, чего хочешь. Не самое плохое качество. Ладно, упрямство лечится неизбежностью. – Старик сделал незаметное движение, и я с изумлением увидел, как все вокруг вдруг стало таять и нас окутал густой серый туман.
   – Э-э, мужик, да согласные мы на твою конюшню, – Ферзель в панике завертел головой, опасно перебирая копытами в миллиметрах от моих ног, – только верни все как было!
   – Даже во внешних мирах время – единственное, что невозможно вернуть, а посему это можно долго обсуждать, но, даже если я верну вас в тот парк, как было – уже не будет. – Старик усмехнулся, видимо оценив выражение крайнего изумления, вырисовавшегося на морде шестикрыла в ответ на его тираду.
   Меня же больше озадачило то, что я увидел, когда рассеялся туман.
   – Прошу в мою конюшню.
   Двухэтажный, белеющий даже в сумерках дом на берегу небольшого, заросшего лилиями озера окружали высоченные деревья. Конечно, для собственного спокойствия я бы обозвал этот частокол парком, но не привык потакать собственным иллюзиям. Нас занесло в самый настоящий лес, и к тому же здесь уже наступила самая настоящая ночь! Черт, как же меня отыщет Лайла?
   – Луны не хватает.
   – Такая устроит? – Странный старик ткнул пальцем в единственное облачко.
   Словно по команде, оно медленно уплыло в сторону, открыв желтый бок почти круглой луны.
   – Вполне, – кивнул я и, еще раз оглядевшись, направился вслед за ним к дому. На пороге я остановился. – Ферзель? Ты идешь?
   – Угу. Скоро, – прочавкал зверь, с трудом отрываясь от травы. – Ты иди. Я сейчас.
   – А я думал, что ты только мясо уважаешь, – осклабился я, поглядывая на это недоразумение.
   – Мясо уважаю. Но здоровая пища должна быть разнообразной. И вообще, не мешай мне выправлять дисбаланс клетчаткой!
   – Ах вот как это теперь называется! – кашлянул старик, открывая дверь.
   – Ладно уж, иди пасись. Если увидишь Лайлу, просвети ее, где меня можно найти. – Не дожидаясь ответа, я шагнул вслед за стариком в уютную темноту.
   Впрочем, темнотой встретивший нас полумрак назвать было трудно. Дорожки лунного света, разлинованные крестами рам, уютно золотились на гладко выструганных досках. Я вдохнул упоительный запах свежеспиленной древесины. Ощущение, что дом был построен совсем недавно, усилилось.
   Тем временем старик зажег камин, и жадные язычки пламени с радостью пожрали не успевший спрятаться по углам сумрак. Я с интересом огляделся. Скромно, уютно. Два кресла у камина сторожили спрятавшийся между ними маленький столик. У стены комод и лестница наверх.
   – Вы здесь живете? – Я с наслаждением опустился в уютное кресло.
   – Давай на «ты»? – Дед подкинул дров. Поднялся. И по мере того как он поднимался, менялась его фигура, лицо стало моложе, исчез смешной нос картошкой и белоснежные усы. Я озадаченно поморгал, разглядывая вдруг решившего измениться старика. – Тем более мы уже фактически знакомы. Зови меня Люберий.
   Ну точно!
   Я вдруг ясно вспомнил нашу встречу, там, у полной огня ямы. Кажется, он тогда тоже представился? Или… нет, не помню. Но то, что этот гад меня туда столкнул, помню прекрасно!
   – Угу, можно и на «ты». К тому же не привык раскланиваться с теми, кому впоследствии бью морду! – Я сжал подлокотники кресла так, что на пол посыпались щепки.
   – Забавно. Оскорбление – вот плата за хорошо проделанную работу. Так, кажется, говорил кто-то из мудрых? – Преобразившийся хозяин подвинул другое кресло так, чтобы оно находилось напротив моего, и сел. – А если без обид? Достаточно предположить, что захоти я тебя развоплотить, и мы бы сейчас не наслаждались этим вечером. А это значит что?
   Я выжидающе промолчал.
   – Что я оказал тебе услугу. К тебе вернулась сила и потихоньку возвращается память, скрытая перерождением.
   – Зачем все это?
   Люберий печально усмехнулся. Помолчал, разглядывая пол.
   – Представь, что у тебя есть старший брат и ты совершенно случайно узнаешь, что он создал нечто прекрасное. Что ты сделаешь?
   – Порадуюсь.
   – Достойный ответ. – Люберий взглянул на меня. – А еще? Неужели ты не захочешь создать нечто более совершенное? Чтобы если не ему, так себе доказать, что из вас двоих именно ты – лучший!
   – Нет. Не люблю тупые эстафеты. – Я отвел взгляд. – К тому же как можно сравнивать? Для каждого создателя его творение лучшее.
   – Допустим. Но все-таки нет предела совершенству, и… ты создаешь нечто более идеальное. С твоей точки зрения. И возникает спор. Игра! Стремление быть лучше. И… ты уже не можешь остановиться. Единственно правильное решение – прекратить игру, но каждый стремится выйти из нее победителем. К тому же сотворенные миры уже стали живыми. Как оставить их? Но тут в игру вмешивается случай, и брат выбывает из игры. Точнее, он не выбывает, но становится менее опасен. А после ты видишь, как творение твоего брата постепенно начинает разрушаться из-за возникших без его правления войн. Ты можешь все исправить, но… зачем? Так удобнее. К тому же игра, соперничество не дает тебе право быть милосердным. Проходит время. Миры начинают жить самостоятельно, и ты считаешь себя полноправным их властителем, но тут твой брат находит способ, как вернуться в игру. – Люберий вздохнул, не мигая глядя в огонь. – Поверь, если он вернется, и на Земле, и в Лазури – везде начнется хаос.
   – Ладно. Я почти все понял. За исключением одного. Я-то тут при чем? Какого… мне не дают спокойно жить? Почему, вместо того чтобы ездить с друзьями на пожары, пить пиво и встречаться с девчонками, я должен вариться во всем этом?
   – Потому, что ты и есть тот самый способ, который нашел мой брат. Чтобы вернуть себе облик и мощь властителя Красного мира, он должен вселиться в того, в ком течет его не измененная проклятием кровь, прожить в этом теле отпущенный ему земной срок и пройти через врата смерти. Если он просто вселится в твое тело, то в момент смерти дозор ангелов увидит самозванца. Не-э-эт, чтобы вернуться, ему нужно быть единственным хозяином тела.
   – Так. Поправь меня, если я ошибаюсь. Твой брат – тот самый Лучезарный, о котором мне до дыр протерла уши родня?
   – Увы. Надеюсь, не нужно объяснять, кто я?
   Ха, всего лишь… бог? Я помолчал, прислушиваясь к себе. Странно, ни волнения, ни экстаза. Вот только спать хочется. И есть. И чтобы нас быстрее нашла Лайла.
   – Догадался. – Я от души зевнул. – Бывает. Не самая благодарная работа, но нужно же кому-то и миры создавать!
   – Тьфу! – Люберий в сердцах сплюнул в камин, заставляя пламя с удвоенной силой накинуться на обгоревшие полешки. – Ему существовать осталось всего ничего, а он паясничает!
   – А что, рыдать прикажешь? Или побороться с твоим братцем? – Небо из серовато-синего сделалось фиолетовым, раскрасившись крупными звездами. Где же Лайла? – Кстати, а в принципе – есть шанс, что мне удастся уцелеть?
   – Есть. Поэтому я тебя сюда и привел. – Он задумчиво почесал висок. – Во-первых, мой брат по-настоящему силен лишь тогда, когда он в теле своей второй ипостаси, но в этом облике его никто не пропустит в мир смертных. Значит, ты должен быть на Земле весь свой двадцать седьмой день рождения. Желательно тебе закрыться в своей квартире и никого к себе не впускать. Вообще никого! Если он не сможет сделать задуманное в этот день, то тогда ты сможешь жить, ничего не опасаясь, еще девять лет. До своего тридцатишестилетия. Ибо до конца твоей жизни тебе придется опасаться девятку.
   – А почему именно девятка?
   – В этот день братец сможет открыть дверь во внешние миры, чтобы отправить туда твою душу и получить второй шанс.
   – А почему тогда он не воспользовался этим шансом, когда мне было девять или восемнадцать?
   – В столь юные годы, когда связь между сущностью и телом слишком велика, это было бы очень опасно. Смертное тело могло не пережить твоего развоплощения.
   – Угу. Хоть что-то прояснилось.
   – Конечно, если ты воспользуешься моим советом и просидишь весь свой день рождения дома, тебе ничто не будет угрожать. Обещаю. Но есть нечто, над чем не властен даже я. Называй это как хочешь: случай… судьба… В конце концов, я всего лишь создатель. Так вот, именно на такой случай запомни: скорее всего, братец или его рабы попробуют подобраться к тебе через тех, кому ты доверяешь. А если учитывать, что у Лучезарного нет своего тела, он попытается в кого-нибудь вселиться. Но не бойся! Чтобы вновь вернуть братца в Красный мир, нужно всего лишь убить того, кого он изберет.
   – Убить человека? За то, что в него вселится какая-то хрень? Я не смогу.
   – Убить, чтобы выиграть время. К тому же ты просто убьешь плоть, а вот если тебя развоплотит Лучезарный, ты не воскреснешь ни в одном из миров. Кстати, вот. – Он протянул мне раскрытую ладонь, на которой поблескивало простое колечко. – Мой тебе подарок на день рождения.
   Я сцапал неожиданный презент. Ух ты, тяжелое!
   – Зачем оно мне?
   – Это генератор иллюзий. Надень его, если тебе понадобится убежище, и посмотри, что будет. И последнее – самое главное. Тебя признал перстень рода, подаренный отцом. Когда-то он принадлежал Лучезарному, но сейчас братец не сможет преодолеть его защиту. Поэтому ни за что не снимай это кольцо.
   От обилия совершенно нереальной информации голова распухла, но все-таки стало проще ждать завтрашний день. Кто предупрежден – тот вооружен.
   – Хорошо. Я понял.
   – И еще. – Мой собеседник поднялся. – Сейчас я покину тебя. Вы переночуйте здесь и утром уходите. На комоде я оставил два межмировых перехода. Скажи Лайле, что не нужно идти к Храму Правления. Можешь рассказать ей то, что сочтешь нужным.
   – В смысле, инфа не секретная?
   – Кое-что ты рассказать не сможешь. Не дело это – марионеткам знать все о своих кукловодах.
   – Но я ведь тоже марионетка. Такая же, как и все. – Я тоже встал. Странно, обычное деревянное кресло, а отдохнул так, словно сутки отсыпался!
   – К сожалению, не такая, если на тебя пал выбор моего брата.
   – Кстати, почему я почти не помню годы жизни в Красном мире? Только какие-то однообразные отрывки о том, как я жил один на острове.
   – Вспомнишь. А сейчас мне пора. – Он бросил быстрый взгляд в окно.
   – Дела? – Если бы я не знал, кто он такой, подумал бы, что он нервничает.
   – Не совсем. Хочу спасти свою шкуру от лапок твоего разгневанного ангела. Я же ее все время, пока мы здесь разговаривали, по городу кружил.
   – Лайла здесь? – Я подскочил к распахнутой двери.
   – Угу, иди встречай. Как выйдешь из дома, сверни по тропинке налево. Только бы ее не угораздило нарваться на стража этой иллюзии!
   Кажется, он сказал что-то еще, но я его уже не слышал. Выскочив на улицу, я бросился к лесу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация