А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Корона Всевластия" (страница 1)

   Татьяна Форш
   Корона Всевластия

   Всем жителям Красного мира и Лазури посвящается

Добро и зло, как свет и тьма,
На разных полюсах ожившего магнита.
Соединение их – лезвие ножа,
И грань различий временем размыта.


Ад или рай. Их пропасть держит цепко,
Но это если посмотреть вблизи.
Два разных мира спаяны так крепко
Не мягким оловом, а гранями Земли.

Ольга Истомина

   Пролог

   Каменная зала была заполнена рогатыми силуэтами. Обряд коронации со времен сотворения этого мира обязывал всех, кто присутствует на ней, быть в броне, указывающей на принадлежность к роду.
   В расколотой надвое огромной каменной чаше бурлил огонь, а над ним парила черная, круглая площадка с возвышающимся на ней троном.
   В центре залы закружился пыльный смерч, оповестив всех о начале церемонии. Два демона из рода Сапфир в броне рыцарей смерти вели под руки демоницу – избранницу короны Всевластия, капризной игрушки Лучезарного.
   Одно незаметное движение, и узорные каменные плиты, лежавшие по краям бурлящего огнем бассейна, взлетели и выстроились ступенями, приглашая избранницу взойти на пьедестал властителей Красного мира.
   С каждым шагом воцарившееся молчание оглушало ее громче восторженного рева. Наконец ступив на черные камни площадки, она нерешительно огляделась. Да, она знала, что избранна этой короной. Она знала, что ей предстоит стать той королевой, которая прекратит войны, вернет стабильность и процветание этому миру. Да! Она сделает все, чтобы крылатые научились уважать ее народ, но…
   Эллеайз замерла на площадке, глядя на искрившуюся драгоценными камнями корону. Ее корону! Что-то заставляло ее медлить… Даже не страх – мгновение на то, чтобы осознать, смириться…
   Еще один взгляд на будто окаменевших подданных… взгляд на избранного ею, чьи глаза жгли, заставляя торопиться и принять наконец неизбежное.
   И она решилась. Протянув руки, она взяла корону, позволяя истинной силе этого мира проникнуть в нее, стать ею, и тут… Единый вздох пронесся над собравшимися в зале, когда корона выскользнула из рук Эллеайз и упала на черный трон.

   Часть первая
   Опасное задание

   Лайла

   Маленький коридор закончился, приведя меня к массивной двери. Я подняла руку, чтобы постучать, и в нерешительности замерла. Мало того что опоздала на целых две Славы, так не куда-нибудь, а на распределение! Конечно, все лучшие места уже разобрали, но, возможно, и мне перепадет беспроблемная душа на ма-а-аленький срок?
   Глубоко вздохнув, я решительно стукнула в дверь.
   – Входи, дитя мое. – Голос учителя заставил меня шумно выдохнуть и решительно распахнуть дверь.
   – Господин Гаврилий, я…
   Он отвлекся от изучения бумаг.
   – Здравствуй, Лайла. Как всегда, самая последняя! Скажи на милость, где на этот раз тебя ангелы носили?
   – Э-э-э, не то чтобы ангелы и не то чтобы носили… – Я шагнула в его кабинет и виновато принялась разглядывать пол. Тьма, и откуда он все знает? – В мою келью новенькую подселили. А у нее свой шестикрыл имеется, вот они с ним меня и подбросили…
   – Понятно! – Учитель, изо всех, стараясь оставаться серьезным, нахмурился. – Как можно доверять свое бесценное время этой глупой животине? Не удивлюсь, если вы летели через Инквизель, попутно заскочив проведать стадо этого шестикрыла, пасущееся где-нибудь на берегу Святых вод.
   Я кашлянула, изобразив глубочайшую вину и раскаяние. Ну не признаваться же ему, что примерно так все и было, только попутно мы еще останавливались во всех райских забегаловках, чтобы утихомирить капризную тварь: то манна ей подгорела, то в росе градусов мало!
   – Сожалею, учитель. Я с шестикрылами раньше так тесно не общалась, а тут случай и все такое…
   – Любознательная ты наша! – Архангел не удержался от ухмылки и тут же посерьезнел. – Что мне с тобой делать? Вся твоя группа уже распределена, а пока ты летала на этой зверюге, последний подопечный, который тебе достался, решил с земной жизнью повременить.
   – Как повременить? – Только не это! Еще целый год слушать его занудные лекции? Я не выдержу повторного курса! Знала бы, что из-за этого шестикрыла лишусь практики, я пришла бы сюда еще вчера и переночевала у дверей, чтобы быть первой! – И что мне теперь делать? Мне просто необходимо для духовного роста о ком-то заботиться!
   – Я понимаю! – Учитель пригладил белоснежные локоны и задумчиво прошелся по комнате. – Заботиться? Ну а в чем проблема? Вот возьми хотя бы на перевоспитание какого-нибудь шестикрыла!
   Я поморгала, разглядывая его долговязую фигуру.
   – Вы шутите?
   – На этот раз да! – Он остановился напротив меня. – Но, будь моя воля, я бы отправил тебя на повторный курс, потому что тебе даже этих зверюг доверить страшно! Ладно, не буду тебя мучить. – В его руке словно из воздуха появился исписанный лист. – Вот. Комитет по душам прислал это за мгновение до твоего прихода. Одно скажу сразу: довольно странная судьба. Никаких роковых событий у этой души не прописано, кроме одного. По исполнении двадцати семи лет – этот человек умрет. Хотя это тоже не факт, так как все будет зависеть от тебя.
   – Как это – от меня? – Стараясь скрыть радость, я нахмурилась. Свобода. Свобода!!! Через двадцать семь земных лет я стану полноправным ангелом!!! У меня будут собственные крылья! – Если по судьбе идет эта дата…
   – …значит, ангел-хранитель должен сделать все, чтобы ее отодвинуть! Хотя бы на день! Может, смерть наступит в результате аварии? Или отравления? Предотвратив эти несчастья, ты можешь отсрочить смерть своего подопечного на очень долгий срок.
   Только этого не хватало!
   Чтобы он не догадался о моих мыслях, я состроила невинные, полные рвения глаза.
   – Конечно, я сделаю все, чтобы эта душа не страдала. А… мм… когда она должна родиться?
   Учитель заглянул в исписанный лист и недоуменно нахмурился.
   – Я, возможно, чего-то не понимаю… – Он поднял на меня круглые от изумления глаза. – Но тут указано, что она уже родилась! Быстро! Немедленно к ней!!!
   Возле архангела, открываясь, рассыпался серой пылью переход.
   – Что? Как? Сейчас? Но я не готова!
   О Вседержитель, за что ты так меня не любишь?! Теперь, в шаге перед неизвестностью, я неожиданно с тоской вспомнила о нудных, скучных, а главное, спокойных годах прозябания в школе ангелов.
   Учитель сунул мне в руку листок с вдруг засеребрившимися буквами и потащил меня к серому смерчу.
   – Ничего не бойся! Я тебя всему научил, если будут вопросы, просто открой переход в Лазурь. Для практикантов он бесплатный!
   И комната исчезла.

   Тар

   Машина летела по темной ленте дороги мимо белоснежных, запорошенных первым снегом деревьев. Тихая музыка, мирные голоса. Никто не заметил, как возникшая ниоткуда на пустой дороге огромная тень слепилась в грузовик. И реальность разлетелась истошным криком, визгом тормозов и…
   Вздрогнув, я распахнул глаза. Долго смотрел в светлеющее окно, пытаясь унять колотящееся где-то в горле сердце.
   Один из мерзких снов, время от времени напоминающих мне о том, что я все еще жив.
   Рядом сонно всхрапнули и заворочались. На грудь упала горячая рука и по-хозяйски приобняла.
   Хм, если вечером этот жест намекал на продолжение, то утром напоминал, что пора и честь знать.
   Я осторожно повернул голову и скосил глаза, пытаясь разглядеть в утренних сумерках обладательницу этой лапки.
   А ничего… Тоненькое личико с недовольно оттопыренной губкой, брюнетка. Если без косметики, то лет двадцати, не больше.
   Приподняв руку незнакомки, я осторожно перекатился, спасаясь из западни, и сел на тихо скрипнувшей кровати.
   Черт, где я, а главное – как меня сюда занесло?
   Вещи и кроссовки нашлись в углу под креслом. Торопливо одеваясь, я с все большим подозрением косился на облепленные яркими постерами стены крохотной квадратной комнаты. Давно не просыпался с незнакомкой в общаге, а в том, что это именно общага, сомнений не было.
   Застегнув ремень и натянув майку, я хлопнул по карманам, с облегчением выуживая на свет бумажник. Ого, даже с наличкой. Хотя после вчерашнего обмывания зарплаты от нее мало что осталось. Выудив пару купюр, я бросил их на подушку.
   За ночлег.
   Дверь выпустила меня в длинный коридор, выкрашенный синей, от времени облупившейся краской. Миновав его, я оказался на лестничной площадке и заторопился вниз, откуда раздавались дикие звуки. Я даже на мгновение замер, пытаясь понять их источник, но заработал лишь головную боль. Загадка оказалась проста. В фойе за стеклом, уютно вытянувшись на диване, спала вахтер этого милого заведения и храпела так, что звук, усиленный стеклянной коробкой, был похож на рык льва.
   У дверей я замешкался, снимая с ручек загнутый дугой железный прут, выполнявший функцию замка, и шагнул в прохладную свежесть утра. Свобода!
   Сбежав по ступенькам, я огляделся. Знать бы еще, где моя машина.
   Рука непроизвольно дернулась к брюкам. Брелока и ключей не было. Черт! Узнать бы хоть, где я нахожусь, и, как назло, ни души!
   Выйдя на пустынную дорогу, я огляделся и зашагал к манившему впереди скопищу многоэтажек.
   Неожиданно раздалось слишком громкое в этой утренней тишине пиликанье. Сотовый. Выудив трубку, я, хмурясь, полюбовался на пляшущие цифры и поднес телефон к уху.
   – Да? – Боже! Сказал и сам испугался. Этот хрип даже голосом-то назвать сложно, но меня поняли и, что больше всего радовало, узнали.
   – Тар, ты куда делся? – Голос Макса тоже не радовал изящными тонами. Усталый, злой.
   – Без понятия, – прохрипел я, постепенно узнавая свой голос.
   – Ты не дома?
   – Мне вначале вообще показалось, что я в другом городе. И машины нет.
   – Машину ты оставил у «Трех семерок». – Он помолчал. – Деньги есть?
   Я зачем-то кивнул:
   – Осталось немного.
   – Тогда лови такси и дуй к нам. – Его голос повеселел.
   – Куда к вам? – Я нахмурился, пытаясь уловить звуки, доносящиеся сквозь голос друга. Музыка, голоса…
   – В «Три семерки». Клуб закрывается, а мы тут немного задолжали.
   Я чуть не расхохотался. Вот теперь точно прощай зарплата. Интересно, почему ее хватает в лучшем случае на неделю? Наверное, поэтому девушки поддерживают со мной знакомство именно на этот срок. Неделя! А потом мне становится скучно, им тем более, и я вновь оказываюсь свободным.
   В таких отношениях есть определенный плюс – видишь только достоинства. На то, чтобы разглядеть недостатки, нужно гораздо больше времени.
   – Тар?
   – Да слышу я, слышу.
   – Уже едешь?
   – Ага, на своих двоих. Ты на часы смотрел? На дороге ни одной машины!
   – Тар, это серьезно! – Голос Макса пропал, а потом он приглушенно выдал: – Тебя ждут через сорок минут!
   – Кто?
   – Те… кому я должен.
   – К чему такая срочность? В клубе скажи, что я заплачу. Не сейчас, так вечером.
   – Нет. Сейчас!
   Хм, в голосе друга паника? Что-то случилось?
   – Угу. Я понял. Постараюсь успеть, вот только я даже не знаю, в какую сторону идти!
   – Давай. Жду, – отрезал он и отключился.
   Еще через десять минут сзади послышалось урчание мотора и на дороге появилось облезлое нечто. Боже, как такое еще ездит?
   На мою вскинутую руку водитель охотно притормозил у обочины. Ну конечно – самоубийц прокатиться на этом экспонате, да еще в пять утра, явно было немного.
   – Куда?
   – В центр подбросишь? – Я заглянул в открытое окно и не удержался от улыбки.
   Водила, молодящийся старик с белоснежными кудрявыми волосами и такой же обрамляющей круглое улыбчивое лицо бородой, мне невероятно напомнил одуванчик.
   – За ваши деньги хоть на тот свет, – пробасил он и подмигнул, толкая дверцу.
   Раза с третьего она, тяжело скрипнув, распахнулась. Я отшатнулся.
   – Садись. Только дверцей не хлопай. Она от этого и отвалиться может.
   Люблю пенсионеров с юмором.
   Запрыгнув на пыльное сиденье, я последовал его совету, совершенно не веря в успех, но дверца на удивление плавно и легко закрылась. Машина чихнула, вздрогнула, и мы покатили в сторону высоток.
   Отсутствие машин в столь ранний час дало нам фору. Я молчал, разглядывая стелющуюся под колеса машины серую ленту дороги. Думать не хотелось, говорить тем более. Старик уверенно крутил баранку, время от времени поглядывая на меня из-под густых бровей, чем нервировал безумно. Интересно, на мне что, звездочки бисером вышиты?
   Наконец из-за поворота показалась знакомая, украшенная блестящей вывеской клуба «Трех семерок» пятиэтажка.
   – У того здания тормозни. Сколько с меня?
   – Сколько не жалко.
   – Столько хватит? – Я протянул ему сотню, встретился с его странным всезнающим взглядом и вдруг смутился. Конечно, если бы не он, вряд ли бы я так быстро оказался здесь, но… больше позволить себе я не мог. Еще неизвестно, сколько задолжал Макс. – Спасибо, что подбросил.
   – А если я скажу «мало»? – На его лице заиграла хитрая улыбка.
   Я пожал плечами и решительно взялся за ручку дверцы.
   – Значит, мне придется уйти с чувством сожаления о том, что такой хороший человек оказался жмотом.
   – Уел. – Старик усмехнулся, буркнул что-то еще, но я его уже не услышал.
   Торопливо вышел из машины и заспешил к зданию. У самых дверей клуба, тонированных настолько, что они казались зеркальными, я почувствовал неладное и обернулся, с удивлением разглядывая пустынную дорогу. Машины не было.
   Странно, что-то я не услышал, как эта развалюха отъезжала… Не улетела же она?
   Решив не ломать голову из-за такой мелочи, я толкнулся в двери и шагнул в душную темноту. Разноцветные огни уже были потушены, и полумрак разбавляли несколько неярких светильников, развешанных на стенах.
   – Клуб закрыт! – преградил мне дорогу кряжистый охранник.
   – Знаю. Меня ждут. – Я посмотрел ему в глаза.
   Тот занервничал и отступил, пропуская. Почему-то редко кто мог выдержать мой взгляд в упор.
   – Тар?
   – Он самый.
   – Иди к барной стойке. – Охранник махнул рукой куда-то вбок, но мне не нужно было объяснять.
   В этот клуб я ходил с тех пор, как устроился на работу в пожарную часть, находившуюся поблизости. Недорогой, но довольно хороший. Мужики любили отдыхать здесь после дежурства.
   – Тар! Ну наконец-то! – Макс заметил меня первым, спрыгнул с облюбованного стула и нетвердым шагом направился ко мне. – Я уже думал, что ты не придешь.
   – Сколько? – Я достал бумажник.
   – Вообще-то пятнадцать. – Он с трудом выдержал мой взгляд и виновато развел руками. – Увлеклись. Сцепился с одним на бильярде и немного проиграл.
   – Так это только твой долг? – Я огляделся. – А где все?
   Макс криво улыбнулся:
   – Ну-у… вообще-то мужики ушли сразу вскоре после того, как тебя увела та девчонка. А я остался…
   – А всего сколько ты должен? – Я достал разноцветные бумажки.
   – Пятнадцать! – зло выпалил он и отвел глаза. – Ну и за выпивку еще около пяти. Тар, одолжи, а? Я отдам. Понимаешь, они…
   – Макс, ты что-то недоговариваешь!
   – Я сказал тебе все! – неожиданно вскинулся друг.
   – Где те, кому ты задолжал?
   – Вот их телефон. – Макс протянул мне смятый листок бумаги. – Тебя не дождались. Решили пересечься здесь же, сегодня в десять вечера.
   – Лады. – Я выгреб наличные и подошел к устало шушукающимся за соседним столом работающим здесь девчонкам. – Красавицы, сколько этот транжира вам задолжал?
   – Ну наконец-то! – поднялась Юлечка, кажется, администратор зала. Во всяком случае, за те несколько встреч, что неожиданно познакомили нас поближе, у меня просто не было времени выяснять этот вопрос. – Уже заждались.
   – Солнышко, если бы я узнал раньше, что меня ждешь ты…
   – Ой, Тар! – Она смущенно усмехнулась. – Давай не будем! Не ты ли объяснил мне не так давно, что такой красавице, как я, совершенно не подходит такой неудачник, как ты? Так что плати за своего «транжиру» эту сумму, – она протянула мне чек, – и до новых встреч.
   Не сдержав улыбки, я отсчитал деньги и, подмигнув ей, направился к Максу.
   – Пойдем, я отвезу тебя домой.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация