А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Царица без трона" (страница 23)

   Да, он угадал верно: это был Петр Басманов. А если приехал Басманов, то можно было считать, что путь на Москву Димитрию открыт.
   Бог все-таки внял его мольбам!

   Апрель 1606 года, Россия, Смоленск

   В дверь покоев панны Марианны постучали ближе к ночи.
   Стефка, которая после свидания со своим рыжим поклонником воротилась чуть жива, с трудом сползла с топчана, на котором должна была спать.
   Ох, Матка Боска, да этот русский просто сумасшедший какой-то! Разве можно было так мучить бедную девушку?
   Самое смешное, что во время этих мучений бедная девушка ничего против них не имела, а сейчас чуть не плакала от боли. Впрочем, стоило кое-что вспомнить, как Стефка начинала мурлыкать от удовольствия. Вот так, стеная и мурлыча попеременно, она доковыляла до двери и пробормотала:
   – Кто там? Панна Марианна уже спит!
   – Панна Стефания, отвори! – прошелестел за дверью голос пана Тадека Желякачского, одного из шляхтичей, состоявших в свите Станислава Мнишка, брата Марианны, и нынче стоявшего на карауле у дверей государевой невесты. – Есть неотложное дело до нашей госпожи. Пришла женщина, которая уверяет, что ее хотела видеть панна Марианна!
   – Что за женщина? – Стефка чуть до потолка не подскочила, так внезапно раздался за спиной голос гофмейстерины. – Кто такая? А ну, отопри, Стефания.
   Стефка взялась за щеколду, а когда дверь распахнулась, невольно отпрянула: в нос ударило крепким духом лесных трав. Этот терпкий, дурманный аромат источала высокая, статная женщина. В свете факела, который держал пан Тадек, видно было, что у нее длинные распущенные волосы, молодое красивое лицо и необычайно яркие зеленые глаза. Тени так и плясали по этому лицу, потому что факел в руках Тадека ходуном ходил. Шляхтич то ли был до смерти напуган, то ли просто не в меру возбужден. Да уж, какие взгляды бросал он на грудь молодой женщины, почти не прикрытую лохмотьями!..
   – Ты с ума сошла, бродяжка! – взвизгнула пани Барбара. – Да как ты смела явиться сюда? И как ты прошла сквозь охрану?!
   – Что мне охрана! – небрежно хмыкнула незваная гостья. – А пришла я потому, что панна Марианна хотела меня видеть.
   – Тебя?! – Пани Барбара не поверила ушам. – Когда? Зачем? Откуда ты это взяла?!
   – Услышала, – спокойно ответила девушка. – Услышала ваш с ней разговор о том, что… Ты правда хочешь, чтобы я слово в слово повторила его при этих людях? Не довольно ли упомянуть, что вы хотели найти знахарку?
   Пани Барбара даже отпрянула и схватилась за крест, висевший на ее шее.
   – Но ведь это чудо… – пробормотала она. – Истинное чудо!
   «Нашли чудо! – едва не фыркнула Стефка. – Просто-напросто я рассказала обо всем этому русскому, а он сказал, что поможет горю государевой невесты. Так что чудо – это я. Но если я скажу обо всем пани Барбаре, вряд ли она примется благодарить меня. Нет уж, лучше промолчу!»
   – Панна Марианна хотела видеть знахарку?! – фальшиво удивилась она. – В жизни такому не поверю! Зачем ей?
   – У нее… болят зубы, – мгновенно отовралась Барбара. – Ты умеешь заговаривать зубы? – обратилась она к зеленоглазой незнакомке.
   – О да! – с непостижимой улыбкой ответила та. – И еще как!
   – Ну, тогда пошли, – решительно сказала Казановская. – А вы оба… – Она повернулась к Стефке и Тадеку. – Молчите! Поняли? Молчите, не то…
   Оба молча кивнули. Шляхтич исчез в коридоре, и Стефка заперла за ним дверь.
   Дверь в спальню панны Марианны тоже закрылась. Стефка прислушалась к чуть слышному гудению голосов. Невыносимо хотелось услышать, о чем они говорят! Но только она сделала шаг, как дверь снова распахнулась и на пороге встала Барбара.
   – Смотри мне! – прошипела она, грозя Стефке пальцем. – Если узнаю, что подслушивала, уговорю воеводу утопить тебя в первой же реке, через которую будем переправляться, поняла?!
   Стефка, не дослушав, кинулась в каморку, которую делила с пани Хмелевской, и, упав на топчан подле почтенной Ванды, зажала ладонями уши. Не хочет она больше ничего слышать!

   – Нужен ключ – небольшой, чтобы его можно было потом носить на шее или прятать в лиф платья, – говорила между тем знахарка, скромно стоя перед панной Марианной, которая не без чисто женской зависти поглядывала на высокую упругую грудь знахарки и ее огромные глаза. – Такой, как ключик от вашей шкатулки с драгоценностями, – кивнула она на стол. – И еще нужны две свечи. Одна красная, другая черная. В одну из ночей на убывающей луне, ровно в полночь, вы садитесь за стол, ставите перед собой свечи, между ними кладете ключ и, глядя в пространство меж двух огней, призываете к себе человека, коего хотите причаровать. Когда вы вполне ощутите его присутствие, возьмите ключ, поднесите отверстие к губам и выдохните в него имя этого мужчины. И тотчас залейте это отверстие растопленным воском. Носите ключ, не снимая, на груди, и сердце этого человека будет заперто на замок от всех других женщин!
   – Где же мы возьмем красную и черную свечи? – рассердилась Барбара.
   – Самую обычную свечу можно смазать кровью, а другую – сажей, – усмехнулась знахарка.
   – Что ты еще можешь посоветовать? – уловив нетерпеливое движение панны Марианны, спросила гофмейстерина.
   – Можно вылить из воска изображение мужчины и проткнуть ему сердце раскаленной иглой, – сказала знахарка. – Можно сплести две красные нити, обвить вокруг запястья и носить так. Две красные нити будут означать слияние потоков вашей страсти.
   Марианна слушала знахарку как зачарованная, а Барбара с каждым словом все больше беспокоилась.
   «Она говорит как по писаному. Судя по одежде, самая последняя рвань, однако речь изобличает ее. Так не говорят дикие крестьянки. Либо ее кто-то подучил, либо она не та, за кого себя выдает. Никакая она не знахарка! Советы ее известны любой куртизанке, которая хочет удержать около себя богатого поклонника. Однако же остается необъяснимое чудо – как, если не посредством волшебной силы, она могла узнать о нашем разговоре?!»
   – Есть ли у вас изображение мужчины, сердце коего вы хотите привлечь? – допытывалась меж тем знахарка. – Если есть, могу дать вам самый действенный совет. Надо поставить перед портретом красную свечу и, пока она горит, ласкать себя, глядя на его лицо.
   – Ласкать себя? – растерянно повторила Марианна. – Что это значит?
   – Разве прекрасная панна не знает, как можно доставить себе удовольствие? – удивилась знахарка.
   – Все, довольно! – резко сказала Барбара. – Твои советы больше не нужны!
   – Ну что же, – с неожиданной покладистостью кивнула знахарка, – я уйду! Но если вы будете щедры к бедной девушке, я расскажу вам, как навеки причаровать к себе сердце мужчины.
   – Как? – в один голос спросили Марианна и Барбара, и по губам знахарки пробежала ехидная ухмылка.
   – Очень просто! После того как его семя извергнется в ваше лоно, надобно намазать им лоб. И он будет после этого ваш навеки, никогда и смотреть не захочет на другую. Чем чаще вы будете проделывать сие, тем вернее будет причарован к вам мужчина.
   – Для этого сначала нужно заманить его в постель, – буркнула Барбара, доставая дублон. – Вот тебе, иди.
   – Храни вас Бог, – почему-то с усмешкой пробормотала знахарка. – Храни вас Бог, милостивые госпожи!
   И она поспешно выскочила в открытую Барбарой дверь.
   – Выпроводи ее прочь, – велела гофмейстерина пану Тадеку, с трудом поймав на кончике языка слова: «А лучше всего приколи копьем к стене, словно муху!»
   Она и сама не понимала, отчего дрожала. Неужели испугалась этой девки? Но ведь та не сказала ничего ужасного. Однако липкий пот ужаса вдруг начал копиться под мышками у Барбары. Змея, которая скользнет мимо вас по лесной траве, тоже вроде бы не причиняет вам вреда, однако кто знает… кто знает!
   – Я вся дрожу, – призналась и Марианна, которая в это время уже бросилась в постель и куталась в кучу одеял и платков. – Она напугала меня, эта девка. И мне кажется, что я не решусь исполнить эти бесовские ритуалы. Зачем только ты позвала ее, Барбара!
   – Я ее не звала, – замахала руками гофмейстерина. – Она сама пришла!
   – Да, мы ее сами накликали своим разговором, – кивнула Марианна. – Знаешь что? Давай лучше спать, Барбара. Помолимся Господу – и будем спать. Утро уносит ночные страхи.
   – Вы правы, госпожа, – смиренно кивнула Барбара. – Чтобы я еще хоть раз обратилась к темным силам… да никогда в жизни! Никогда! Да простит меня Бог, что я решилась на это и заставила вас натерпеться страху.
   Наконец улеглись. Панна Марианна скоро заснула, однако Барбаре не спалось. Наконец она подошла к окну, выходившему в сад. Голые ветви деревьев, едва-едва тронутые зеленым пухом, в лунном свете казались белесыми, словно покрытыми паутиной.
   «Полнолуние, – подумала Барбара. – Скоро луна пойдет на ущерб, и можно будет исполнить обряды, которые посоветовала эта ведьма… Тьфу, чтоб ты пропала! Прости меня, Господь!»
   Она с ожесточением осенила себя крестным знамением – и вдруг замерла, пригнувшись к окну. В саду мелькнула женская фигура… лохмотья, распущенные волосы…
   Она! Знахарка!
   Но ведь она ушла из покоев Марианны чуть ли не час назад. Где была? Что делала в это время во дворце?!
   И тут Барбара увидела еще одну фигуру – мужскую. Какой-то человек догнал знахарку, схватил в объятия и принялся целовать. Девушка оттолкнула его так, что мужчина полетел наземь, – и Барбара узнала Желякачского.
   Вот и ответ на ее вопрос. Все это время знахарка небось сношалась с паном Тадеком. Так-то он исполняет приказ! Ну, помянет он завтра эту зеленоглазую искусительницу добрым словом, Барбара ему в этом охотно поможет!
   Она мстительно усмехнулась – и вдруг насторожилась, словно охотничья собака, сделавшая стойку. Откуда-то потянуло дымом!
   Барбара выскочила в сени и ахнула: дым полз по полу серой мутной рекой!
   – Пожар! – завопила она истошным голосом. – Горим! Проснитесь, панна Марианна! Спасайтесь, во имя Господа Бога!
   В ту же минуту в сенях появился Янек Осмольский. Он держался за голову и покачивался. Меж растопыренных пальцев сочилась кровь.
   – Скажите госпоже, надо спасаться! – простонал он. – Пожар! Надо гасить пожар! Уведите панну Марианну!
   Постепенно просыпался народ. Сначала поднялась страшная суматоха, но вскоре воевода сендомирский и его сын Станислав утихомирили перепуганных людей и приказали тащить воду отовсюду, где она есть. От криков проснулись слуги, стоявшие в службах, смекнули беду и тоже прибежали с водой. Загоревшаяся кухня была вскоре погашена. Сначала вытащили было из постели и повели на расправу главного повара панны Марианны, однако вскоре поняли, что его небрежность тут ни при чем. Пожар был явно учинен с умыслом. Дрова в кухне разбросаны по полу, а по всем переходам вблизи опочивальни панны Марианны натрушено на полу сено. Это был злонамеренный поджог, сомнений в сем не было и быть не могло.
   Когда начали разбираться, Барбара Казановская немедля выложила правду о визите знахарки, которая незваная пришла лечить больной зуб государевой невесте, а потом непотребно долго задержалась при попустительстве охранника, пана Желякачского. Только приступили к Желякачскому с расспросами, как прибежала дворовая стража: знахарку схватили в конюшнях при попытке поджога!
   Пан Тадек пал в ноги воеводе. Его связали и оставили решение его судьбы до утра. Связанную знахарку посадили в другой каморе, приставив к обоим изрядную стражу.
   Насчет участи этой девки сомнений не было: повесить негодницу на первом же дереве!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация