А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пропавший в раю" (страница 1)

   Мэри Блейни
   Пропавший в раю

   1

   Лето 2009 г.
   Исла Пердида[1],
   Малые Антильские острова
   – Нам не следовало даже пытаться попасть туда. Это проклятие никогда не утратит свою силу. – Отец Жубэ осенил себя крестным знамением.
   – Проклятие? Какое проклятие? – «Почему он вдруг об этом заговорил?» – с удивлением подумала Изабель. День выдался великолепный. Катер с пыхтением двигался по спокойной, прозрачной воде, в которой плавали рыбы и колыхались водоросли.
   Небо над головой было ослепительно-синим – таким ярким, каким только может быть небо; видневшийся впереди остров, целиком покрытый буйной растительностью, выглядел именно так, как, по всеобщему мнению, и должен выглядеть остров в Карибском море. В воздухе было разлито тепло. Нависавший над заливом старый форт был тем немногим, что отличало представшую перед путниками картину от той, которую обычно изображают на стандартной почтовой открытке с надписью «С приветом из тропического рая!». Полноправным хозяином острова был Себастьян Дюшейн – властный, привыкший к роскоши красавец, о котором на материке никто ничего не знал.
   Когда Изабель повернулась, чтобы спросить отца Жубэ, что тот имел в виду, то увидела, что он, словно завороженный, не отрывает взгляда от чего-то, находящегося сзади.
   Посмотрев на корму, Изабель потрясенно ахнула. Небо на горизонте стремительно темнело. Быстро формирующиеся облака прямо на глазах затмевали дневной свет.
   – Разве может шторм прийти сюда с запада? – Изабель сложила перед собой руки. – Это, должно быть, всего лишь шквал.
   Катер внезапно заходил ходуном. Двигатель по-прежнему работал ровно, но усиливавшиеся волны создавали все большую тряску.
   – Шквалы быстро проходят. Помоги, Господи! – Изабель шептала слова молитвы, а волны вокруг вздымались все выше и выше.
   – Мы его опередим! – обернувшись, крикнул капитан.
   Маленький катер заметно прибавил ход. Штормовые облака озарила вспышка молнии, протянувшая к судну с десяток своих зубцов.
   – Мы не сможем это опередить, – сказал отец Жубэ, и Изабель с ним мысленно согласилась. Конечно, они не были синоптиками, но в любом случае оставались реалистами.
   Изабель отвернулась и, схватившись за стойку, которая поддерживала навес над машинным отделением, посмотрела на берег.
   Волны сильно увеличились в размерах. Было не только трудно стоять – волны стали настолько высокими, что Изабель уже не видела ни береговой линии, ни деревьев – лишь возвышающийся над гаванью форт. Несмотря на мерцавшие в темноте огни, вид его скорее внушал страх, чем ободрял и успокаивал.
   Начался дождь, под давлением ветра его струи жалили путников, словно иглы. Изабель и отец Жубэ переместились под ненадежную защиту лишенной окон кабины и прижались к деревянным стенам, все же дававшим некоторое укрытие.
   «Есть ли здесь спасательные жилеты?» – подумала Изабель.
   – Спасательные жилеты в ящике с крышкой! – крикнул им капитан.
   Изабель нашла только два. Оранжевый – с набивкой из капока[2] – был, вероятно, старше ее самой и кишел насекомыми, но все же это было лучше, чем ничего. – Возьмите их. Вы и капитан. Я-то умею плавать.
   – Нет! – крикнул Жубэ и оттолкнул от себя жилет с таким видом, словно тот был сделан из раскаленного металла. – На сей раз я сделаю правильный выбор. – Второй жилет отец Жубэ бросил капитану, но тот не обратил на это никакого внимания.
   Сильная волна окатила их водой и отбросила на другую сторону убежища. Отец Жубэ упал на палубу, и Изабель, соскользнув вниз, уселась рядом с ним.
   – Вы не ранены?
   – Нет-нет, Изабель! – Он потянулся за своей шляпой, но вода унесла ее прочь. – Да поможет тебе Бог, дитя. Что касается меня, я готов принять смерть, но от всей души молюсь за то, чтобы ты выжила, даже если этот остров в самом деле проклят.
   – О чем вы говорите? – снова спросила она. – Отец, вы же знаете, что подобных вещей не существует.
   – Дорогая, неужели ты думаешь, что только Бог может творить чудеса? На это способен и дьявол – отсюда и проклятие. Чудо, сотворенное нечистой силой.
   Изабель не видела страха в его глазах, хотя дождь и ветер становились все сильнее, а белые барашки на гребнях волн вздымались уже выше самого катера.
   – Скажите же, что вы имеете в виду! – настаивала она, изо всех сил пытаясь преодолеть страх. Она должна верить в мудрость Господа и свою собственную находчивость.
   – Рано или поздно ты об этом узнаешь, Изабель. А сейчас у нас нет времени.
   Она встала, чтобы оценить, сможет ли катер добраться до берега, прежде чем развалится на части, но не смогла ничего разглядеть. Волны и дождь – вот все, что сейчас осталось в их мире.
   Катер внезапно взлетел вверх, и, прежде чем он опять рухнул в воду, Изабель увидела впереди огни. Они стали гораздо ближе, но все-таки недостаточно для того, чтобы катер успел достичь берега, прежде чем сильнейший шторм их погубит.
   Деревянный траулер то вздымался вверх, то падал вниз, содрогаясь и грохоча, меж разошедшихся досок просачивалась вода. Изабель с трудом поднялась на ноги и помогла встать отцу Жубэ, плескавшаяся вокруг вода доходила уже почти до колен.
   Катер снова содрогнулся, крыша кабины отлетела прочь. Когда шторм разломит судно на части, они смогут зацепиться за какой-нибудь крупный обломок. Вода достаточно теплая, чтобы можно было продержаться несколько часов.
   – Послушай, Изабель! – крикнул отец Жубэ. Схватив за руку, он притянул ее вниз, под защиту рулевой рубки – так, чтобы Изабель могла его слышать. – Себастьян Дюшейн ведь разрешил нам в течение года оказывать на своем острове медицинскую и миссионерскую помощь?
   – Ну да. – «Скорее, – подумала она. – У нас мало времени».
   – Есть два момента, о которых ты должна знать, Изабель. Один из них довольно странный.
   – Странный? – эхом отозвалась она, беспокоясь, что он не успеет закончить до того, как волны поглотят катер.
   – Во-первых, живущая на острове знахарка, скорее всего, не захочет сотрудничать с тобой, а во-вторых, Дюшейн настаивал на том, что я должен привезти врача, который умеет петь.
   – Петь? Врача, который умеет петь? Но это же абсурд! А кроме того… Я не умею петь, к тому же я медсестра, а не врач.
   – Ты не хуже врача, Изабель, и у тебя приятный голос.
   – Но я пою только в церкви. Я ничего не знаю, кроме псалмов.
   Он ожесточенно замотал головой, словно волны уже контролировали его движения.
   – Себастьян любит музыку, особенно музыку, которая сопровождается пением! – крикнул он. – Мне показалось неуместным задавать лишние вопросы. К тому же я был уверен, что если суждено, то человек, отвечающий его требованиям, обязательно появится. Так и случилось – я встретил тебя. Впрочем, не думаю, что сейчас это имеет значение. Преклоним колени.
   Отец Жубэ положил руку на голову Изабель и начал молиться о ее спасении.
   – Да сохранит тебя Бог, Изабель! Докажи Ему, что твоя любовь истинная, чистая и бескорыстная.
   Мысли Изабель отчаянно путались: «Докажи Ему, что твоя любовь истинная». Отец Жубэ действительно так сказал? Один Бог знает, что у него на сердце.
   Катер вновь погрузился в волны, но вместо того, чтобы затем вскарабкаться на водяную гору, увяз в котловине.
   Вой ветра уже не давал им возможности разговаривать. Губы отца Жубэ шевелились, но Изабель не слышала слов. Скорее всего, он молился. Они обнялись, и, когда катер захлестнула гигантская волна, Изабель прошептала:
   – Благослови вас Бог, отец!

   Шторм был таким мощным, что Себастьян Дюшейн едва смог удержаться на ногах. Стоя у открытого окна, он смотрел на гавань. Дождь хлестал ему в лицо, но Себастьян лишь немного прищурил глаза, не желая уступать стихии.
   Внутри у него все содрогалось от гнева, по силе не уступавшего бушующему вокруг шторму. То, что катер утонет, Себастьян понял, едва только на солнце стали набегать тучи, а слуги принялись зажигать свечи.
   Проклятие не позволит находящимся на борту траулера добраться до берега. Жубэ и врач умрут вместе с идиотом, за большие деньги позволившим убедить себя в том, что его судно сможет преодолеть проклятие.
   Шторм принес с собой ранние сумерки, но Себастьян все же мог видеть, как катер отчаянно борется с волнами.
   В отличие от Жубэ, Себастьян и не думал молиться, прекрасно осознавая тщетность подобных попыток. Здесь нет места Богу – это владения дьявола. Свидетельством тому служили веселые крики, доносившиеся из соседней комнаты. Слуги Господа здесь не приветствуются, да они и остаются таковыми лишь до тех пор, пока не соблазнятся мирскими удовольствиями.
   Судно исчезло из вида, и в памяти Себастьяна вдруг всплыли слова проклятия – так ясно, словно это было вчера: «Жубэ, поскольку ты любишь этот остров, я изгоняю тебя. Если же ты посмеешь вернуться, то примешь смерть».
   Даже если Жубэ возвращался сюда, зная, как одолеть проклятие, эта тайна умрет вместе с ним. «Как же можно было хотя бы на секунду поверить в то, что я смогу вырваться с этого острова, из этой своей тюрьмы?» – думал Себастьян. Он по-прежнему смотрел на помутневшую гавань. Внезапно его окружила тишина – словно стена молчания встала между его реальностью и внешним миром.
   Из воды поднялись два эфемерных силуэта, окутанных пеленой дождя и вздымавшихся все выше и выше под звуки песни, которую исполнял приятный голос – что-то среднее между контральто и сопрано: «Я всегда буду с тобой, в свете и любви. Мой свет льется на тебя сверху». Песня закончилась, и ветер задул с новой силой.
   Черт побери! Себастьян закрыл ставни, налегая на них со всей силой, пытаясь противостоять хлеставшему в окно восточному ветру.
   После этого он вернулся в большую гостиную, где тем временем продолжалось празднество, все участники которого не подозревали о том, что кто-то умирает едва ли не у них на глазах. Ни к чему им об этом знать, подумал он. Это всего лишь туристы, приехавшие сюда в поисках развлечений, желающие почувствовать атмосферу другой эпохи – словно в 1810 году у людей была более радостная, полная событиями жизнь.
   Если бы он рассказал этой группе, что здесь происходит, все были бы шокированы, и от их нынешнего радостного настроения не осталось бы и следа.
   Себастьян уже столько раз видел, как умирают люди, что почти успел к этому привыкнуть. Сейчас ему достаточно было уложить к себе в постель какую-нибудь женщину, чтобы отвлечься от увиденного.
   Самая хорошенькая из веселящейся группы – Себастьян был совершенно уверен, что ее зовут Жанетта, – потянулась к последнему пирожному с кремом и с пьяной жадностью допила последнее шампанское.
   Никто не высказал недовольства. Туристам уже наскучила созданная для их развлечения иллюзия жизни в девятнадцатом веке, им хотелось обыкновенных плотских удовольствий.
   Жанетта соблазнительно улыбнулась, и Себастьян кивнул ей в ответ. Пожалуй, она подойдет. Золотистые волосы, хорошенькая фигурка, стройные ноги. Тем не менее Себастьян уже заранее знал, каким будет секс с ней.
   Она не доставит ему особого удовольствия. Нет, она совсем не порочная, но пустая и самовлюбленная. И не очень изобретательная.
   Пообещав принести еще шампанского, Себастьян покинул гостиную и прошел в открытый внутренний дворик, некогда являвшийся частью крепости.
   К тому времени буря уже полностью миновала, а дождь больше походил на легкий туман.
   Открыв калитку в огромных железных воротах, преграждавших путь к морю, Себастьян увидел плавающие обломки кораблекрушения – какие-то куски дерева, корабельный штурвал – и среди них фигуру в черном с раскинутыми в стороны руками.
   Себастьян Дюшейн уже давно жил под властью проклятия, в котором сам же и был повинен. Он не сомневался, что оно будет длиться вечно, но все, что он мог сделать, – это послать в деревню распоряжение подготовить достойные похороны.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация