А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лучшее место на Земле" (страница 35)

   15

   Москва – Орин
   Разлуки и встречи

   Три катера шли по Пахре, под пасмурным осенним небом. Начался листопад, и красота стояла вокруг такая, что сердце замирало от восторга, щемящей грусти и нежности. Бронза, огонь, всполохи алого – и темная, неспешная река, по которой плывут золотые монеты небесной чеканки и отражается кружевная сеть неспешно светлеющих облаков. Внезапно впереди возникла солнечная промоина и начала расти, вбирая в себя облака, становясь все больше. Темная вода впереди засверкала серебром, заискрилась – и пришедшая было печаль стала исчезать, растворяться в сиянии…
   – Ири? – полуутвердительно спросила Ольшанская. – Это он сделал?
   Скрипач пожал плечами.
   – Вполне может быть, – ответил он. – А может, и нет. Не знаю.
   Барда с собой не взяли – решили не рисковать. Мальчишка все-таки еще не в форме для такого путешествия. Лучше самим, а потом, если все получится… Ит не додумал эту мысль, было незачем. Теперь уже не имеет значения.
   Причалили, разгрузили аппаратуру. По большей части регистрационную, необходимо было снять данные с площадки в тот момент, когда она заработает. Активаторы Ит вынес последними, и они со Скрипачом не спеша отправились следом за группой.
   Час устанавливали аппаратуру. Им обоим делать было уже совершенно нечего, поэтому отправились в больницу… вернее, в здание больницы – две недели назад ее расформировали окончательно, и теперь в здание въезжал филиал отдела комиссий НИИ БВФЖ. То есть уже даже не отдел, а практически самостоятельный институт – сейчас его регистрировали. «ИВК им. Конаша» – «Институт внеземных контактов им. А. Конаша»…
   В здании стало чисто, в нем спешно делался ремонт. Пахло масляной краской, побелкой. Томанов уже начал завозить оборудование, поэтому то тут, то там стояли деревянные ящики с приклеенными к ним сопроводительными бумагами. Ит быстро нашел палату, в которой лежал, – постояли, посмотрели задумчиво на маленькое помещение с подслеповатым окном.
   – Странно. Наверное, я должен что-то чувствовать, но я не чувствую ровным счетом ничего, – пробормотал Ит. – Это неправильно?
   – Ну почему? – возразил Скрипач. – С чего ты взял, что ты это должен?
   Ит замялся.
   – Обычно в книжках герои в такие моменты ну просто обязаны переживать что-то глубокое и возвышенное, – вздохнул он. – А мне как-то по фигу. Вот домой хочется, если честно. Хотя… пожалуй, по этому миру я все-таки буду скучать.
   – А что нам с тобой мешает возвращаться сюда потом с группами и работать в свое удовольствие? – справедливо возразил Скрипач. – Васильич, между прочим, обещал нашу квартиру никому не отдавать еще как минимум год.
   – Почему я всегда обо всем узнаю последним? – риторически спросил Ит.
   – Не знаю. – Скрипач ткнул его в бок кулаком. – Ладно, пошли. Нам пора.
* * *
   Полтора десятка рук, которые надо пожать.
   Полтора десятка людей, которым нужно улыбнуться.
   Полтора десятка просьб, которые непременно нужно выполнить.
   И одна главная просьба, она же пожелание, она же напутствие – вернитесь. Потом обязательно вернитесь. Мы будем очень вас ждать.
   Активатор включили с упреждением на три минуты, вошли на площадку, глядя на людей, стоящих у ее края. Скрипач ободряюще помахал рукой – все, мол, будет хорошо, не сомневайтесь.
   Вышли на центр, положили активатор рядом, глядя, как помаргивает на его корпусе зеленая лампочка. Во время включения загорится красная…
   – Не боишься? – спросил Скрипач.
   – Нет, – улыбнулся Ит.
   – Почему?
   – Просто не боюсь.
   Последний взгляд на замерших людей, гаснущая зеленая лампочка.
   И – в мгновение ока – ослепительное сияние вокруг и мажорный, торжествующий аккорд, в котором растворяется окружающее пространство, и меркнущий мир, и тающие лица, и…
   Тишина.
* * *
   – Это еще что?!
   Они стояли по пояс в мелком, светло-сером песке, а вокруг…
   – Получилось, – удовлетворенно констатировал Скрипач. – Вот только песок здесь откуда?
   – А где стекло, о котором ты говорил? – удивился Ит. – Подожди-ка… Может, вибрация? Вибрация в момент перехода. Эта площадка, она просто рассыпалась.
   – Умный ты какой… – проворчал Скрипач.
   Цепляясь друг за друга, они кое-как выбрались из идеально круглой песчаной ямы.
   – Все, надо заводить ребенка, – решительно сказал Скрипач. – Такая песочница пропадает. А еще ты хотел дорожки в саду сделать, вот и материал…
   Ит, не отвечая, пошел вдоль края новой площадки перехода (он уже чувствовал, что это, по сути, именно она) к могилам. Скрипач последовал за ним.
   Оба камня, по счастью, были в целости и сохранности. Они, не сговариваясь, опустились на колени и положили ладони на камень с надписью «Фэб». Помолчали.
   – Знаешь, я подумал… – несмело начал Ит. – Если разобраться, это ведь он – не случись этого всего… Ведь по сути это Фэб спас и нас с тобой, и всех Контролирующих, которые попадают туда. Не будь его…
   – Согласен. – Скрипач погладил камень. – Все именно так и есть. Смотри, а это что такое?
   В нескольких метрах от могил кто-то поставил удивительную конструкцию – каменное дерево. Вот только вместо листьев на этом дереве были приделаны бесчисленные маленькие блюдечки, до краев наполненные семенами. Под «деревом» росла густая, низкая, ярко-зеленая трава.
   – Это что, кормушка для птиц? – растерянно спросил Ит.
   – Видимо, да, – не менее растерянно отозвался Скрипач. – Интересно, кто же это постарался?
   – Может, Атон? – В голосе Ита звучало сомнение. Он справедливо полагал, что Эрсай вполне мог найти себе более продуктивное занятие.
   – Вряд ли. Скорее всего, младший…
   Они еще раз погладили камень и пошли через сад к дому.
* * *
   Дверь оказалась открытой. Они переглянулись, Ит нахмурился, а Скрипач, секунду помедлив, позвал:
   – Эй! Выходите, захватчики! Хозяева вернулись!
   В доме раздались торопливые шаги, и на порог выскочила… Орбели-Син. Полминуты длилась немая сцена.
   – Эээ… привет, – робко произнес Ит.
   – Ну, привет, – процедила жена. – Больше ничего сказать не хочешь?
   – А надо? – с подозрением спросил Скрипач.
   Орбели спустилась с крыльца и медленно пошла на них. Они попятились.
   – Син, ну, это… – Скрипач отступил на шаг, Ит тоже.
   – Что – это?! – рявкнула жена.
   – Да так…
   – Что – да так?!
   – Ни… ничего… – Скрипач и Ит уже догадались, что сейчас будет – воздух вокруг аж звенел от напряжения.
   – Вы… да вы… два проклятых идиота! – Орбели стояла напротив, уперев руки в бока, ноздри ее раздувались от гнева, глаза метали молнии. – Я продаю дом, хватаю ребенка, собираюсь мчаться сюда, а вы!!!
   Она всхлипнула, осеклась.
   – У вас совсем совести нет, дряни! Я… а вы тут в это время вон что затеяли!.. Я чуть с ума не сошла! Вы…
   – Кого ты хватаешь? – первым опомнился Ит. Хватать Фэба-младшего, насколько он знал, было несколько поздновато.
   – Ах, кого я хватаю?! – взвилась Орбели. – Фэб!!! Иди сюда! – крикнула она так, что Скрипач невольно присел.
   Из дома вышел сын, который нес на руках…
   – Это кто? – севшим враз голосом спросил Ит.
   – Ах, это кто?! – завопила жена так, что из ближайших кустов порскнули перепуганные птицы. – Ну, познакомьтесь! Это – ваша дочь!!! Маден-Син, прошу любить и жаловать!..
   Ит ощутил, что дыхание привычно и стремительно перехватывает, земля поплыла под ногами, и он осел на траву, чувствуя, как на лицо наползает помимо воли совершенно идиотская улыбка.
   – Син, предупреждать надо! – рявкнул Скрипач.
   – Пап, ты чего?! – испугался Фэб. – Мама, подержи…
   Три пары испуганных глаз и одна пара любопытных и маленьких, травянисто-зеленых – напротив, бесконечное небо над головой и чуть ближе, чем небо, – каменная стена дома, родного дома, увитая плющом, и совсем рядом… деревья, птицы, облака и самое настоящее лето…
   – Пап, ты чего, тебе плохо? Врача вызвать? – встревоженный Фэб-младший, так похожий на отца, сидит на корточках рядом…
   – Вызови, – слабым голосом согласился Ит. – И группу вызови, мы проход открыли, там срочно нужна помощь…
   – Так, группу я сам вызову. – Скрипач стремительно переходил на деловой тон. – Фэб, давай оттащим это тело в дом.
   – Да что случилось?!
   – Ничего, потом расскажем.
   – Ит, милый, ну не надо, я не хотела. – Орбели, испуганная, растерянная, сидит на коленях рядом и…
   «Боже, как же я по ней скучал, придурок, и как же хорошо – вот это, то, что сейчас: тонкие пальцы в волосах, зеленые глаза, в которых вместо недавнего гнева – уходящий страх и раскаяние».
   – Син, все нормально. Девочка моя, ну прости двух идиотов… – Говорить было трудно, но дыхание уже выравнивалось.
   – Ит, не смей умирать, я не хочу быть вдовой, мне это совершенно не понравилось!!!
   – И не надейся, вдовой мы тебя не оставим. – Скрипач уже улыбается, он-то знает – она не умеет долго сердиться, и теперь все хорошо, и дальше все тоже будет хорошо…
   – …Фэб, не надо было вызывать Эдри! Мало тебе, что у него с головой плохо?! Ты хочешь, чтобы ему голову вообще оторвали, что ли?!

   Эпилог

   – Эдри, отпуск. – Ит был непреклонен. – Отправим туда три группы, и – отпуск. И пошло оно все куда подальше.
   – Полгода, – неохотно ответила куратор.
   – Год, – решительно отрезал Ит. – Год, Эдри. Никак не меньше.
   – И для чего он вам нужен, этот год?
   – Ах, для чего? – Он прищурился. – Знаешь, если ты не в курсе, у нас дочь. Она маленькая. И мы очень хотим, чтобы хотя бы один ребенок в семье произнес слова «мама» и «папа» одновременно, а не с интервалом в несколько месяцев.
   Сидящий рядом Фэб-младший беззвучно засмеялся.
   – Это замечательно, – неприязненно ответила куратор. – Хорошо. Думаю, следующим пунктом будет просьба о деньгах.
   – Будет, – с улыбкой заверил ее Ит. – Обязательно. Знаешь, мы с семьей давно хотели попутешествовать, да все никак времени не было.
   – И куда намылились? – ехидно поинтересовалась Эдри.
   – В первые полгода – никуда. Потом как минимум в пять мест, не меньше. В Орден, в Санкт-Рену, к Ри – они с Марией давно звали, к родителям Син, конечно же…
   – А еще?
   – Мы пока не решили, – безмятежно заявил Ит. – Куда захочется. Вселенная, она большая, знаешь ли. Что-нибудь придумаем.
   – Да, вы горазды придумывать, – проворчала куратор, явно сдаваясь.
   Из дома доносились звонкий детский смех и голос Скрипача, который явно наладил с малышкой контакт, а теперь сам же от этого пострадал:
   – Отпусти, хулиганка!.. Ай! Ай-яй-яй, это были мои волосы!!! Были… Син, отпусти! Да отпусти, кому говорю!..
   – Ладно. – Куратор улыбнулась. – Будь по-вашему. Кстати, с женой вам двоим очень повезло, легко отделались. Я бы на ее месте вас убила.
   – Эдри, а можно, папу хоть вылечат сначала? – невинным голосом попросил Фэб. – А то с его головой убить – дело нехитрое…
   – Кстати! – Ит поднял палец. – У нас тут еще одно событие намечается. Фэб?
   – Ну… Эдри, я через месяц женюсь, – улыбнулся тот. – Мы вас приглашаем. Придете?
   – Придем, конечно, святое семейство, – махнула рукой куратор. – Ладно, до связи. Ит, завтра на операцию, не забудь, пожалуйста.
   – Не забуду. Знаешь, как достало? – Ит помрачнел. – Ты пытаешься дело делать, а тебя, как только что не так, чуть не наизнанку выворачивает…
   – Да уже в курсе. И Скрипачу напомни, что спину надо сделать. Незачем такое «украшение» на себе таскать, это просто неприлично. Все, дорогие мои. Завтра свяжемся.
   – Пап, ну вы, конечно, даете, – с упреком говорил Фэб полчаса спустя. – Мать чуть с ума не сошла, на самом деле. Они же еще больше года назад это все с Фэбом придумали. Он же знал… ну, знал, что умирает. Вот они и решили – про ребенка. Фэб говорил, что это будет как дар, как утешение. Чтобы и я, и вы лучше поняли – жизнь продолжается.
   – Родной, я все понимаю, – успокаивающе сказал Ит. – Это была случайность. Действительно случайность, а не так, как написано у Линца. Но, знаешь, эта случайность способна очень многому научить.
   – Чему, например?
   – Самым простым вещам, которые можно понять, только почувствовав, – объяснил он. – Например, что можно физически умереть от душевной боли. Что можно любить так, что ни для чего, кроме этой любви, не остается места. И что весь этот мир – он, по сути своей, создан из любви и является ею. Не войной, не дрязгами, не переделом жизненного пространства – нет. В глубине, в сути своей все, что нас окружает, – любовь. Об этих вещах сказаны миллионы слов во всех вселенных, но что слова, когда вещи эти – неотъемлемая часть каждой живущей души?
   Фэб молчал, подперев голову рукой, задумавшись.
   – Я понимаю, что это звучит, наверное, очень глупо и слишком просто. – Ит усмехнулся. – Но поверь, родной, я теперь знаю самую главную тайну в этом мире.
   Сын удивленно поднял брови.
   – Я знаю, где находится лучшее место на земле. Оно всегда там, где твое сердце. А сердце всегда там, где тебя любят. Просто?
   – Да, пап. Действительно просто. Даже слишком, – с легким сомнением произнес Фэб.
   – А главный фокус заключается в том, что каждый, мой дорогой, каждый должен понять это сам. – Ит решительно встал. – Только сам. И никак иначе. Потому что для того, кто не пропустил это через свою душу, слова так и останутся словами.
   Фэб кивнул, соглашаясь, и пошел в дом.
   Ит остался стоять на площадке, вымощенной диким камнем.
   Он стоял и слушал, как поет какая-то птица в кроне ближайшего дерева, как шумят листья, как смеются Маден-Син и Скрипач и как Фэб о чем-то разговаривает с Орбели…
   Сердце было здесь.
   Оно никуда никогда и не исчезало, понял Ит.
   Еще несколько секунд он простоял на теплых камнях, а потом вошел в дом, где его ждали.
   Оно было там, за деревянной старой дверью.
   Ит улыбнулся и потянул за ручку.
   Осталось только переступить порог, чтобы попасть туда…
   В лучшее место на земле.

   P. S.
   Отрывки из докладных и переписки мобильного отделения Официальной службы (Орин, локация – галактика Трех спиралей, кластер в межгалактическом реестре 1024)

   …задержать любым способом этих двух ненормальных, которые через трое суток после возвращения поперлись обратно, потому что им якобы надо срочно спасти какого-то Барда, который там остался. Эдри, я требую, понимаешь, требую, чтобы они были ДОМА, а не незнамо где. И очень прошу принять меры – все, проходящие через портал, который находится в нашем саду, считают своим святым долгом заглянуть к нам, причем в любое время дня и ночи.
   Орбели-Син
   – …Таенн, тебе, кстати, ученик не нужен?
   – Опять?! Где вы их только находите?! Это уже четвертый за последние десять лет! Вы их что, притягиваете, что ли?!
   – Неизвестно, кто кого притягивает. Зато твоя песня про Раису теперь чуть ли не гимн у русских водителей на Терре-ноль, первом мире петли Ольшанской-Торка-Ройе. Гордись.
   – Скрипач, я об тебя когда-нибудь сломаю гитару…
   – А еще он играет на виолончели.
   – На чем?!
   Скрипач/Таенн, из трансивер-разговора,
   кластерная станция № 19

   …и я совсем не уверен, что вы его долечили, потому что эта великолепная четверка, включая неуемную малявку Маден, приперлась к нам домой и долго недоумевала, почему меня нет, а я в это время работал на Терре-ноль, на которую они же меня и перенаправили. Мариа, конечно, обрадовалась, но…
   Ри Нар ки Торк

   …требует скорейшего досконального изучения. Согласно расчетам, в «петле» должно существовать еще пять миров, доступных для изучения. Противофаза для разработки недосягаема, но в оставшихся пяти мирах «петли», по нашему общему мнению, могут идти те же процессы, что и на Терре-ноль. Существующий пример доказал, какую опасность могут представлять такие планеты – поэтому мы требуем срочного увеличения финансирования проекта и созыва групп поиска. Дело не терпит отлагательств, счет может пойти на мириады жизней, как простых людей, так и Контролирующих. Официальная Служба Орина уже включилась в проект, на очереди – транспортники. Мы требуем созыва кураторов как минимум ста локаций. Имеющимися в данный момент силами настолько объемный проект поднять просто невозможно.
   Роберта Ольшанская-Ройе
   Григорий Ольшанский-Ройе
   Ри Нар ки Торк

   …а также срочный перевод нашего подразделения в группу поиска. Эдри, мы уже давным-давно долечились, имей совесть. И не надо нас соблазнять переводом в первый класс, минуя второй. Мы все равно на это не согласимся, потому что хотим работать «в поле», а не сидеть, как ты, зарывшись с головой в чужие отчеты.
   Биэнн Соградо Файри (Скрипач)
   Биэнн Соградо Ит

   …можете запросто упрекнуть меня в наглости, разумеется. Сейчас я беру на себя смелость оспаривать выводы Линца и хочу подчеркнуть – да, существует еще один фактор, который у Линца действительно не рассматривается. Это фактор личности агента, который ведет дело. У Линца он отсутствует. Но уверяю вас – субъективизм в рассмотрении некоторых рабочих ситуаций бывает необходим. Порой невозможно осмыслить происходящее, не примерив это происходящее на себя, – отработка Терры-ноль это доказала. Если что-то причиняет боль тебе, самому тебе, то существует вероятность, что этот же фактор действует так же на кого-то еще. Конечно, это будет действенным не для всех рабочих ситуаций, но в части – сработает и поможет решить задачу быстрее и качественнее.
   Ит
   (из лекции для стажеров подразделения
   мобильных агентов, Орин)
   …если кто-нибудь при мне скажет что-то подобное про рауф, про гермо, а тем более – про этих двоих гермо, я его тресну виолончелью, и плевать мне, сколько будет стоить новая. Более чистых, основанных на духовном родстве отношений, чем в этой семье, я никогда раньше не встречал и, наверное, больше не встречу. От одного их присутствия мне делалось легче, потому что, глядя на них, я понимал то, о чем сейчас говорю со всей уверенностью, – настоящая любовь мало что существует, она одним фактом своего существования способна растопить любой лед, решить любую проблему и построить мост между тем, что в принципе считается недостижимым. Между пространством и временем. Между жизнью и смертью. Между одной вечностью и другой.

И я хочу еще раз сказать им спасибо.
За то, что я видел.
За то, что узнал.
За то, что они просто есть.
Сон Дэ Ири
Безумный Бард, стажер

ГЛОССАРИЙ
   Аарн, Орден – межрасовое объединение разумных, основанное великим ментатом Иларом Ран Даром. Было создано несколько тысяч лет назад. После развоплощения основателя разделилась на несколько различных подструктур. Главная отличительная особенность Ордена Аарн – полное эмпатическое взаимопроникновение разумных существ, прошедших так называемое Посвящение (Иар Эльтеррус, «Отзвуки серебряного ветра»).

   Аарн Сарт – мир Ордена Аанр.

   Безумные Барды – система Контроля Индиго-сети. Использует для работы с Сетью звуковую модель восприятия. Работает по двум специфическим схемам входа в Сеть (кратковременный и долговременный), оперирует двумя основными схемами понятий – созвучные и несозвучные мелодические построения.
   Основной функцией Безумных Бардов является контроль и стабилизация взаимодействий между мирами своей зоны.

   Белая Зона – миры в начальной стадии развития, молодые миры, не прошедшие зонирование, но являющиеся частью цикличной системы миров. Образование сиуров (см.) в Белой Зоне спонтанно, они самоорганизующиеся, а не моделированные (в отличие от выстраиваемых системами Контроля).
   Согласно Теории параллелей мир, выходящий на следующую стадию своего развития, автоматически исключается из зоны Контроля и ожидает зонирования. Характер зонирования определяется исключительно внутренним мировым порядком и не предопределен заранее.

   Встречающие – одна из сетевых структур, работающая с экипажами Сэфес (см.) (до стадии Сихес). В задачи Встречающих входит подготовка экипажей к рейсам, возвращение экипажей, поддержка Сети в пассивном состоянии, частично – решение официальных вопросов, связанных с деятельностью экипажей.

   Зона Контроля – см. Системы Контроля

   Индиго-зона, Индиго-сеть – территориальное построение, находящееся в юрисдикции Индиго-формаций Контроля. Структурирование такой зоны происходит по территориальному признаку – объединяются миры, максимально приближенные друг к другу физически. Классический сиур низшего порядка в Индиго – это шесть миров, расстояние между которыми меньше 100 световых лет.

   Индиго-маяки, Маджента-маяки – работники Транспортной Сети, осуществляющие точную настройку при проходах из мира в мир с использованием транспортных машин.

   Индиго-монада – объединение индиго-эмпатов, созданное для Контроля. По сути дела – создаваемый на время коллективный разум-организм. Существование монад в Индиго-сети является общепризнанным фактом, но само явление изучено мало, т. к. не представляет интереса для систем Контроля Маджента. Считается, что монады – это центрированные структуры, использующие эмпатию для объединения разумных в монолитную группу, с каскадным нарастанием мощности системы. Количество разумных, составляющее монаду, постоянно (либо увеличивается), однако периодически происходит замена тех, кто монаду составляет. Обычно Индиго-монада, состоящая из 100–150 разумных, держит в зоне контроля 1500–2000 миров.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация