А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лучшее место на Земле" (страница 13)

   – Рыжий, я просто ввожу дополнительную информацию в структуру, которую ты создаешь, – пояснил Ит. – Мне кажется, что ты прав, но в таком случае наше с тобой здесь присутствие опровергает твою же теорию.
   – Ммм… – Скрипач задумался. – Вообще да… А ты не узнавал у Васильича, почему гости погибают все до единого?
   – Он сам рассказывал. Глобальный сбой в организме, в частности – в работе мозга. – Ит повернулся к нему. – Мы с ним говорили об этом, пока ты бегал по городу и добывал катер. Собственно, с ними происходит то же, что произошло со мной. Большое количество травм, чаще всего не совместимых с жизнью… и чертовщина в голове, которая добивает тело за считаные дни.
   – У тебя чертовщины в голове не было, – подсказал Скрипач. – Не считая, конечно, общего идиотизма. Мне он сказал, что ты выжил только потому, что…
   – О, это наш, кажется. – Ит, вытянув шею, пытался разглядеть номер автобуса. – Рыжий, пойми, мы с тобой все равно сейчас ничего не определим. Давай для начала посмотрим.
   – Посмотрим, посмотрим, – покивал Скрипач. – Ты то, что положено, взял?
   Ит кивнул и похлопал рукой по нагрудному карману. На всякий случай он теперь носил с собой три ампулы с нашатырем, каждая ампула была обернута в кусок бинта – если потребуется, можно раздавить ее прямо через бинт, и пальцы не порежешь, и не испарится быстрее, чем нужно. Предосторожность была в некоторой степени излишняя, приступов днем не случалось, но, как известно, в некоторых случаях лучше перебдеть, чем недобдеть.
   – Рыжий, вот что. – Ит посерьезнел. – Мне кажется… словом, я тебя прошу, давай сейчас договоримся.
   – О чем? – с подозрением спросил Скрипач.
   – Мы – смотрим, – просто сказал Ит. – У меня нехорошее предчувствие, поэтому я прошу заранее. Мы – смотрим, и все.
   – Ладно, – согласился Скрипач. Он все еще не понимал, но в интуицию напарника верил на сто процентов – Ита она почти никогда не подводила.
   Тот кивнул и отвернулся. Автобус подошел к остановке, они сели и больше не разговаривали – просто молча глядели на чужой город.
* * *
   Уже на входе в Центральный парк оба поняли – событие, которое сегодня должно тут произойти, ожидаемое, интересно многим и сулит хороший барыш тем, кто к нему тем или иным образом причастен.
   У входа в парк сновали туда и сюда мальчишки, выкрикивающие речевки: «Сегодня! Только сегодня! Марс атакует Землю!», «Нашествие начинается, не пропустите!», «Марсианская атака! Марсианская атака! Настоящий инопланетянин хочет поработить Нью-Йорк! Покупайте билеты!»
   Возле ярко раскрашенной будочки клубилась небольшая толпа. Скрипач тут же смешался с ней и скоро вернулся с двумя билетами – яркими картонными прямоугольниками.
   – Ничего себе, цены, – проворчал он. – По десять долларов за штуку. Зато в третьем ряду.
   – В первом не было? – спросил Ит.
   – В первом еще утром раскупили. – Скрипач сунул билеты в карман. – Пошли пока что, пошляемся вокруг. До времени еще почти час.
   – Подожди. Тебе объяснили, как это происходит?
   – Угу. В четыре пятнадцать все занимают места, контрольное время – десять минут, с половины пятого до без двадцати.
   – То есть гость точно появится в это время? – уточнил Ит с сомнением в голосе.
   – Точно. Говорят, осечек не было уже лет… сказали, что пятьдесят, но на самом деле, видимо, больше. Много больше.
   Ит ничего не ответил. Они не спеша обошли площадку, проталкиваясь сквозь толпу, отметив про себя, что «хозяин этого места» явно знает, что делает, – за прошедшую ночь площадку успели огородить от любопытных фанерными щитами двухметровой высоты.
   – За шоу надо платить, – пробормотал Скрипач. – Не фиг пялиться задаром.
   Ит хмыкнул.
   – Я уже заметил, спасибо, – невесело ухмыльнулся он. – Ладно, пошли…
   Деревянные складные стулья, снабженные номерами, оказались заняты – Скрипач согнал безбилетников. Народ активно подтягивался, и вскоре вокруг не осталось ни одного свободного места. Прошел билетер, пробил билеты дыроколом. Затем появились три букмекера.
   – Делайте ставки, дамы и господа! – зазывали они. – Делайте ставки! Доползет ли марсианин до края площадки! Три к одному!.. Небывалый выигрыш!.. Только сегодня!
   Ит и Скрипач переглянулись.
   – Знаешь, чем дальше это заходит, тем больше я жалею, что мы сюда пришли, – одними губами произнес Скрипач.
   – Я тоже, – столь же тихо ответил Ит. Вытащил из кармана одну из ампул, повертел в руках, снова спрятал обратно. – Ладно…
   Букмекеры разошлись в стороны, и на небольшую полоску земли между первым рядом стульев и началом каменного поля вышел толстый человечек, одетый в ярко-малиновый костюм с блестками. Он поднял руки, призывая к тишине, и гул голосов постепенно стал стихать.
   – Уважаемые дамы и господа! – Голос у человечка оказался на удивление громким и хорошо поставленным. – Сегодня вам предстоит насладиться незабываемым зрелищем! Буквально через несколько минут вы увидите настоящего марсианина!.. Планета Марс присылает к нам своих космических разведчиков, но наше земное супероружие расправляется с ними до того, как они успевают приземлиться…
   – Что за белиберда? – возмущенно прошептал Скрипач. – Какое оружие?!
   – Мы установили рядом с площадкой пушку, стреляющую невидимыми лучами, которые опасны только для марсиан и совершенно безопасны для землян, – продолжал вещать человечек. – Вот она!
   Он указал рукой куда-то в сторону, и Скрипач с Итом увидели, как двое рабочих в зеленых комбинезонах выкатили на небольшой помост какой-то агрегат, выкрашенный серебрянкой. Ит поневоле зажал себе рот рукой, чтобы не расхохотаться, – агрегат явно собрали из деталей, найденных на ближайшей помойке, и для солидности и зрелищности покрасили в серебряный «космический» цвет.
   – Вы находитесь в полной безопасности, господа! – улыбнулся человечек. – Теперь я напомню вам, как надо себя вести. Ни в коем случае не покидайте своих мест! Не приближайтесь к марсианину! Через десять минут после приземления тело марсианина заберут сотрудники специальной службы, вот они. – На помост к «пушке» вышли два человека, одетые столь нелепо, что Ит сразу подумал: на кого это вообще рассчитано? Противогазы, покрашенные все той же серебрянкой, серебряные же строительные каски, мотоциклетные перчатки до локтя и портупеи, из которых торчали рукоятки явно бутафорских пистолетов. – Итак, господа, внимание!
   Человечек поклонился и поспешно отошел в сторону, поближе к помосту с «пушкой».
   – Так… – Ит напрягся, подался вперед. – Ты слышишь?
   – Сколько герц давали на площадке в Домодедове? – шепотом спросил Скрипач.
   – Пятнадцать, поэтому слышно не было. Тут… – Ит не договорил.
   Низкое гудение, которое он услышал первым, стало нарастать. Воздух над камнями словно сгустился и завибрировал. Частота звука постепенно повышалась. Двадцать, тридцать, пятьдесят герц… Ит почувствовал, что голова начинает болеть, а окружающий мир – расплываться. Воздух над площадкой потемнел, гудение резко усилилось, а потом словно бы лопнула где-то в неизвестности огромная басовая струна. Гул пропал, а на площадку из ниоткуда мягко опустилось человеческое тело. Именно опустилось, а не упало, как ожидали они оба.
   Женщины завизжали. Кто-то в толпе зааплодировал.
   – О, боже… – помертвевшими губами прошептал Скрипач. Ит схватил его за локоть, чувствуя под пальцами напряженные, как камень, мышцы и понимая, что с ним происходит то же самое – пальцы сводило судорогой.
   Не узнать было невозможно. Эту форму – невозможно, тем более если ты сам почти семьсот лет носил ее. Человек, лежащий сейчас в центре площадки, был Сэфес, это они поняли сразу, мгновенно, в ту же секунду, как его увидели. Из-под разбитой головы на светлые камни медленно вытекала густая, почти черная кровь, темно-синяя форма, в которую он был одет, местами оказалась разорвана, из прорехи в рукаве торчала кость сломанной руки…
   – Вставай! – заорал кто-то. – Подъем, марсианин! Вставай! Я на тебя пять баксов поставил!
   К первому голосу присоединились новые. Толпа орала и визжала, люди повскакивали с мест, и хор голосов разделился – одни кричали «ползи», другие – «стой», кто-то улюлюкал, кто-то надсадно вопил…
   Ит и Скрипач вскочили вместе со всеми.
   – Эй, парень, ползи на голос! – орал изо всех сил мужчина рядом с ними. – Ползи, скотина!.. Ну?!
   Сэфес на площадке дернулся, с трудом поднял голову. Кровь заливала его лицо, и было не разобрать, видит он что-то или нет. С трудом опираясь на одну руку, он попробовал сесть, но рука подломилась, и он упал на камни. Опять попробовал подняться и снова рухнул.
   – Дохлый какой-то, – неприязненно сказал кто-то сзади. – Бывают и порезвее…
   Ит стоял неподвижно, вцепившись в Скрипача и с ужасом чувствуя, что дыхание перехватывает. Сунул руку в карман, не глядя вытащил ампулу, раздавил, вдохнул – чуть отпустило. Скрипач дернулся вперед, но Ит держал крепко.
   – Нельзя, – сказал он на русском. – Рыжий…
   – Знаю…
   Сэфес, опираясь на здоровую руку, снова поднялся. С трудом подтянул к телу правую ногу, затем левую. И пополз, все-таки пополз к краю площадки, в сторону голосов. За ним тянулся по камням кровавый след. Толпа орала, приветствуя каждое его движение новыми, одобрительными или гневными, криками.
   Ит опомнился первым. Продолжая держать Скрипача за локоть, он начал проталкиваться сквозь толпу к выходу.
   – Куда? – отрывисто спросил Скрипач.
   – Надо посмотреть, – ответил Ит.
   – На что?!
   – Очнись! – рявкнул Ит. – Надо посмотреть, куда его дальше…
   – Прости. – Скрипач высвободил руку. – Обойдем справа.
   Они ввинтились в толпу и, расталкивая людей, стали пробираться к краю площадки. Это заняло минуты три, не меньше, и все эти три минуты каждый взрыв криков вокруг свидетельствовал о том, что происходило там… куда они, не сговариваясь, больше не смотрели. Смотреть было нельзя – либо ты работаешь, либо смотришь. Думать и сопереживать тоже стало нельзя. Это все – потом. Сейчас главное – другое.
   За щитами тоже стояли люди, по всей видимости, те, кому или не хватило билетов, или не на что было их купить. Они тоже вопили вместе со всеми. Ит и Скрипач стали лихорадочно озираться, через секунду Скрипач мотнул головой куда-то в сторону – и Ит увидел. Около деревьев, метрах в ста от площадки, стоял небольшой закрытый грузовик с работающим двигателем.
   – Приготовься, – беззвучно произнес Ит.
   – Ты не сможешь, – жестко ответил Скрипач. – Жди здесь.
   Ит кивнул – да, на тот рывок, о котором они говорили, его сейчас явно бы не хватило. Только бы рыжий не подставился, этого еще недоставало…
   – Смотреть, – приказал он. – Рыжий, смотреть!!!
   – Рюкзак. – Ит подхватил и забросил рюкзак за спину. Скрипач поднял голову, напряженно вслушиваясь.
   – Я пошел. – Он кинул на Ита быстрый взгляд и направился в сторону деревьев. Не к самому грузовику, нет, просто примерно в том же направлении. Ит знал, что будет дальше, – подобные вещи он умел делать и сам. И сейчас бы сделал, если бы был здоров.
   От площадки к грузовику спешно шли три человека – распорядитель с своем нелепом малиновом пиджаке и сотрудники «специальной службы», без труда несущие носилки, на которых лежало тело, наспех завернутое в брезент, который, впрочем, уже успел пропитаться кровью. «Сотрудники» втащили носилки в машину, сели в кузов сами, малиновый толстяк влез в кабину, и грузовик тут же тронулся – никто не заметил, как к машине метнулась на огромной скорости человеческая тень. Никто, кроме Ита, который знал, что сейчас грузовик повезет под днищем еще одного пассажира. Классика жанра, подсадка – между прочим, срабатывает и в гораздо более продвинутых мирах, с гораздо более сложной техникой… только технике желательно сказать, что никого нет. Ну, за этим дело не станет. Впрочем, тут и говорить ничего не надо, все слишком просто.
   Ит проводил грузовик взглядом, потом медленно пошел обратно. Люди расходились, подсобные рабочие складывали в тележки стулья. Начал накрапывать дождь, сначала совсем слабый, но вскоре набравший силу.
   Ит подошел к площадке, посмотрел на свежий кровавый след. Оглянулся. Рабочие стояли поодаль и на него никакого внимания не обращали. Ит невозмутимо пошел вперед, переступил через границу каменного поля и направился прямо к следу. Он шел уверенно, без поспешности, поэтому заметили, что он ходит там, где не положено, уже после того, как измазанный кровью небольшой камень лег в его карман.
   – Эй, вали оттуда! – Ит, впрочем, уже и сам шел обратно. – Тут нельзя ходить! Частная собственность!..
   – Простите, я не знал, – спокойно ответил Ит. – Можно посидеть с краю, под тентом? Дождь сильный.
   – Ааа… Ну посиди, – смилостивился говоривший – пожилой мужчина, накрывающий чехлом бутафорскую «пушку». – Представление-то смотрел?
   – Смотрел, – кивнул Ит.
   – Ну и как тебе?..
   – Не знаю. – Ит пожал плечами.
   – А по мне, так та еще пакость, – поморщился старик.
   – Почему? – живо спросил Ит.
   – Эх, парень… Гости, они ж всегда помирают. Разве ж это хорошо – гонки устраивать? – наставительно сказал тот. – Придумали, черти, марсиан каких-то… нет бы просто подойти да придушить, чтоб не мучился лишнего.
   Ит внимательно посмотрел на него, чуть склонив к плечу голову.
   – А откуда вы знаете? – поинтересовался он.
   – Так я тут, почитай, двадцать пять лет работаю, – вздохнул старик. – Раньше тут не так было. Ну, пока место это «Глобал» не купил.
   – Кто купил? – не понял Ит.
   – Да нынешний хозяин. Хитрые они, черти… но хоть платят ничего так, нормально. «Глобал транзит» его купил, точнее, его хозяин, Пол Эрменхильдо Теодуло. – Старик закашлялся и прибавил вполголоса, чтобы не слышали грузчики: – Теодуло этот, испанец проклятый, все и затеял.
   – Ничего себе, – протянул Ит. – И пушку тоже он придумал?
   – Да ну тебя, тупой ты, что ли? Пушка эта – видимость одна, – хихикнул старик. Поправил чехол и принялся застегивать на нем латунные пряжки.
   – А она что, не работает? – решил прикинуться дураком Ит.
   – И правда тупой. Говорю ж тебе, видимость это. Нечему тут работать, просто железяки всякие вместе свинчены. Ты сам откуда приехал?
   – Из Рио-Ранчо, – ответил Ит.
   – То-то я и смотрю, загорелый какой… и дурак. Потому что деревня этот ваш Рио-Ранчо, – проворчал старик. – У вас чего, гостей не бывает, что ли?
   – Не-а, – покачал головой Ит. – У нас не бывает. Тихо у нас.
   – Ну, тогда понятно. – Старик уже терял к собеседнику всякий интерес.
   – А вы не знаете… – Ит замялся. – Если эти гости не с Марса, то откуда же они тогда?
   – Откуда? – Старик пожевал губами. – Кто ж их знает. Откуда-нибудь со звезд, наверное. Или вообще из другой вселенной.
   – Это как? – удивился Ит.
   – Ну, читал я где-то, что Вселенная наша не одна, а много их. Вот гости, видать, откуда-то из другой и вываливаются. – Старик с сожалением посмотрел на собеседника. – Ладно, парень, пойду я. Извини, дела.
   – А можно посидеть, пока дождь? – Ит прижал к груди потасканный рюкзак. – Боюсь, вещи промокнут, а брат придет и ругаться будет.
   – Ладно, сиди, – смилостивился старик. – Только с краю, не ходи на центр. Это я такой добрый, а другие запросто за это взгреют.
   – Спасибо. Конечно, – забормотал, униженно кивая, Ит. Заискивающе улыбнулся…
   …и на долю секунды перешел в ускоренный режим, снимая со старика личину – просто так, на всякий случай. Фред Джонсон, семьдесят пять лет, живет тут же, на Манхэттене, неподалеку, имеет дочь, двух внуков, работает сторожем в парке, по совместительству подвизался к работе на этой площадке. Нуждается. Ветеран войны, произошедшей тридцать четыре года назад с Санди Маунтан, лишен пенсии и пособия по причине несогласия с политикой правительства, отказался от наград. Из еды предпочитает мясное рагу, индейку и молочное суфле. Жена умерла двадцать лет назад, попала под машину. Очень любит внуков и сильно сердит на дочь, которую считает законченной бездельницей…
   Время пошло с нормальной скоростью.
   – Да не за что, – улыбнулся старик. – Расскажешь потом друзьям в своем Рио-Ранчо, что живого марсианина видел.
   – Расскажу, – подтвердил Ит. Проводил удаляющегося старика взглядом, быстро перебросил новую личину в архив к уже имеющимся, сел поудобнее и попробовал привести в порядок разбегающиеся мысли.
   Итак, что получается…
   О чем, для начала, говорят законы Линца? Ит наморщил лоб. Сейчас. В памяти услужливо всплыло то, что требовалось. Курс, который читал сначала Фэб, а затем (их пятерке тогда несказанно повезло) непосредственно сам Линц, философ, социолог, теоретик – один из создателей алгоритмов поведения работников Официальной Службы в нештатных ситуациях.
Законы Линца
   1. Случайностей не бывает
   2. Каждое явление – часть системы
   3. Каждое явление может принадлежать неограниченному числу систем
   4. Явления не статичны. Каждое явление может выполнять в системе предикативную функцию, являясь при этом одновременно главным элементом другой системы
   5. Задача исследователя заключается в определении систем принадлежности явления
   6. Следовательно, любое явление обязано быть рассмотрено со следующих позиций
   – статичность (прогресс, регресс, стазис)
   – динамика (нисходящее или восходящее движение – конструкция, деструкция, и т. д.)
   – математическая составляющая (общие характеристики, закономерности)
   – логическая составляющая (для групп социума, мотивация, приведение идеи к абсурду)
   – этическая составляющая (для групп социума, конструкция, деструкция)
   – социальная составляющая (для метагрупп социума, предварительный прогноз, основанный на данных анализа)
Замечание Линца:
   «Некоторые явления не стоит пробовать на вкус, особенно если говорить о всех видах революций, войнах… или о червях, способных разрушить изнутри любое благое дело» (с)

   Хорошо. Ит прикрыл глаза, сосредоточился.
   Первое – мы тут оказались все-таки не случайно. И происходящее тут – тоже не случайно. Допускаем? Видимо, да.
   Второе – уже сложнее. Частью какой именно системы может являться происходящее? Контроль?.. То, что я видел Сэфес, ничего не доказывает. То есть доказывает только одно – я видел Сэфес. То есть то, что мы наблюдаем, может иметь отношение к Контролирующим.
   Поехали дальше.
   С третьим еще предстоит разобраться, потому что функция этого явления пока выглядит только как переброска объекта (Ит поморщился) из одной точки в другую. Ладно, это оставим на потом. К каким еще системам оно принадлежит, понять навскидку не получится.
   Четвертое. Гости – элемент системы. Только элемент. И явно не ключевой. Побочный. Почему? Потому что главный элемент – такие вот площадки, а не гости. То есть гости – предикат. И я сам тоже точно такой же предикат, а вовсе не субъект, что бы я сам о себе ни думал. Вернее, предикат они, вероятно, только для этой системы. Для какой-то другой они, конечно, главные элементы.
   Определять системы принадлежности рано, но можно для начала сопоставить факты – например, то, что эта площадка, на которой я сейчас сижу, работает во вполне определенном ритме и население устраивает из появления гостя настоящее шоу. А площадка в Домодедове работает неритмично. Но в то же время и одна, и вторая площадка идентичны по своим функциям. Хорошо, это мы обдумаем позднее, и лучше вместе.
   Остается шестое.
   Статичность? Определенно, это статика. Ни от Васильича, ни от кого-то другого они ни разу не слышали, что где-то появилась новая площадка. Площадки просто есть. В количестве. То есть явление существует уже давно (насколько давно?) и не развивается. Но и не деградирует, потому что об исчезновении площадок тоже никто не говорил.
   Динамика? Судя по сегодняшнему шоу, она минимально деструктивная. То есть ее практически нет.
   Математика. Полный провал, нет данных. По возвращении в Москву этим вопросом нужно будет заняться вплотную – Васильич упомянул о смежном институте, значит, нам туда.
   Логика для мини-групп?.. Влияние болтается где-то вокруг нуля. Тот же Фред Джонсон, например, имеет с гостей приработок в виде дополнительной платы за растаскивание стульев и приведения в порядок площадки. Шофер, который увез тело, тоже имеет за это какую-то плату. А потной толстухе Васильич подарил триста рублей… Нет, это просто смешно. Если группы и есть, то я сейчас ищу их явно не там, и стоит пока что оставить это занятие. Тоже вместе и тоже потом.
   Этика? Опять то же самое. Тут из появления гостя устроили шоу, а в Домодедове с него снимут шмотки и сбегут. Еще где-то гостя попробуют лечить, а в другом месте – сунут в банку со спиртом и отправят в Германию для изучения, в обмен на что-то более полезное, чем мертвое тело.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация