А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лучшее место на Земле" (страница 12)

   – Не ту страну назвали Гондурасом, – проворчал Скрипач напоследок. – Знаешь, сколько народу гибнет из-за этого дебилизма? Тьма-тьмущая! И всем все по фигу…
   – Да уж, – кивнул Ит. – Ладно, это мы потом попробуем как-то…
   Он не договорил. Скрипач поднял на него глаза, они переглянулись. Первое ключевое слово было сказано – попробуем. Обычно любое их дело, большое или маленькое, начиналось с этого осторожного «попробуем» – оба не любили давать пустых обещаний, оба всегда терпеть не могли безапелляционность, оба остерегались опрометчивых заявлений. И в то же время «попробуем» было звонком, сигналом, маркером. «Попробуем» – означало «действуем».
   Ит едва заметно усмехнулся уголками губ, Скрипач чуть прищурился. Это был разговор без слов, годами отработанный, совершенно не заметный окружающим и состоящий, по сути, из отрицаний и утверждений.
   – Ммм?
   – Угу.
   – И?
   – Нет.
   – Тогда…
   – Конечно.
   – Отлично.
   – Договорились.
   Ит улыбнулся. А ведь этого тоже не хватало, ужасно не хватало…
   – Что, по адреналину стосковался? – проницательно спросил Скрипач.
   – Видимо, да, – подтвердил Ит.
   – Вот пойдем обратно, будет тебе адреналин. – Если бы Скрипач знал, насколько он окажется прав, он, возможно, уже возомнил бы себя пророком.
   – Лучше не надо, – покачал головой Ит.
   – Ну, это уж как получится. Все зависит от «санди», – заметил Скрипач.
* * *
   Таможня промурыжила их двенадцать часов, и колонна встала наконец под разгрузку. Американские склады выгодно отличались от российских чистотой и порядком, но Коля предупредил, чтобы вещи забрали с собой, а кабины закрыли получше – а то порядок порядком, а воруют тут еще похлеще, чем дома.
   Иту и Скрипачу брать было особенно нечего, все их невеликое имущество уместилось в один рюкзак. Добрый Скрипач повесил на дверцу кабины бумажку, на которой по-английски написал, что брать тут нечего, но если очень хочется пописать – туалет открыт. Ит погрозил ему пальцем, в ответ на это Скрипач скорчил презрительную гримасу, но бумажку убирать не стал.
   Разместились в гостинице рядом со складами. Крошечные, чистенькие номера, но при каждом обязательно – маленькая личная душевая кабина. Столовая, в которую, впрочем, почти никто не ходил, с вполне пристойной и недорогой едой. По вечерам в гостинице крутили кино, направляя проектор на белую стену – но смотрели это кино единицы, все остальные в это время шлялись по городу.
   Времени хватало. Как выяснилось, за гостиницу платить было не нужно, Ространс проплачивал колонне две недели, а если колонна задерживалась, всегда доплачивал еще за недельку.
   Первые сутки все дружно отсыпались. Утром следующего дня первым делом проверили машины, а после – отправились в город. Коля, конечно, тут же умотал к своей ненаглядной Глорис, оставив Ванечку грустить в одиночестве, остальные шоферы разбрелись кто куда.
   Ит и Скрипач тоже отправились в город. Федор Васильевич дал им большой список того, что можно было купить в Йорке для лаборатории, и они полдня убили на то, чтобы отыскать хотя бы часть заказанного.
   – Ну, Васильич, ну подлец, – ворчал Скрипач, пока они бродили в поисках магазина, торгующего химическими реактивами. – Самый прикол будет, если англичане это барахло откажутся пропускать и все отберут.
   – Спрячем, – отозвался Ит. – Тоже мне, проблема.
   – Вот нам с тобой больше заняться нечем.
   – А чем нам заниматься? – спросил Ит в ответ. – Особенно и нечем, в самом деле.
   – Ты так думаешь? – Скрипач остановился, огляделся. – У меня на этот счет другое мнение.
   – Рыжий, ты говоришь ерунду, перестань, – отмахнулся Ит. – Найдем укромное место и запихнем эти реактивы куда-нибудь, тоже мне большое дело.
   – Ладно, – сдался Скрипач. – Но учти, это только потому, что Васильич тебя, идиота, спас.
   – Ты очень практичный, – серьезно произнес Ит. – Только слишком много прикалываешься.
   – Пошли, что ли. Практичный… Ит, мне просто лень искать реактивы, ты не понял? Я вообще-то на небоскреб хотел, в Москве их нет. А тут сплошная романтика – видишь, какая дура стоит, и ни защиты наверху, ничего! – Скрипач явно воодушевился. – Вот бы туда попасть.
   Как выяснилось, попасть туда, куда Скрипач хотел, невозможно – здание оказалось частным. Его занимала компания «Глобал транзит», а на самых верхних этажах, по слухам, жил сам владелец, поэтому посетить здание, конечно, не светило. Побродили вокруг, посмотрели, прошлись по окрестным барам, играя в «я говорю, ты смотришь» (Ит с удовольствием ощутил, как постепенно возвращается рабочее ощущение – игра была одной из практик, которые они использовали довольно часто), напились кофе, перекусили, а затем как-то неожиданно вышли к Центральному парку.
   – Я понял, чего мне в этом городе очень не хватало, – вдруг сказал Скрипач.
   – И чего же?
   – Деревьев, травы… Тут один сплошной камень, глаз остановить не на чем, – признался Скрипач. – Неприятное ощущение. В море – и то было лучше.
   – Согласен, – кивнул Ит. – Погоди… что это там такое?
   Впереди, неподалеку от пруда, они заметили большой тент, натянутый на шесты, и маленькую цветастую будочку рядом с ним. Тент имел потрепанный, изношенный вид, судя по всему, он висел тут уже не первый год. Будочка, напротив, радовала глаз свежей краской – она оказалась разрисована, причем совсем недавно.
   Скрипач и Ит подошли поближе, присмотрелись.
   Странно…
   Рисунки изображали какое-то подобие космической битвы – уродливые, похожие на перевернутые кастрюли, летающие тарелки, поливающие планету внизу желтыми лучами и превращавшие схематичный, плохо прорисованный город в руины.
   – Фигня какая-то, – пробормотал Ит. – Рыжий, я что-то такое видел в городе. Кажется, это была афиша.
   – Точно, – подтвердил Скрипач. – Но та была на кинотеатре. А это почему… здесь? Странно.
   Ит оглянулся.
   – Пойду, обойду это дело, – предложил он, кивнув на тент. – А ты…
   – Я говорю, ты смотришь. – Скрипач кинул взгляд за будочку, и Ит понял – рыжий приметил, что рядом с будочкой сидит на лавочке пожилой местный и читает газету.
   Ит кивнул и не спеша направился в сторону пруда.
   Скрипач подсел к местному, тоже вытащил сложенную вчетверо газету (разжился по дороге, но просмотреть еще не успел), и несколько минут спокойно читал. Потом откинулся на лавку и принялся обмахиваться. Местный последовал его примеру – день и в самом деле выдался теплый.
   – I’m grilled… – проговорил Скрипач.
   – For me, better hot than cold, – отозвался местный.
   Скрипач сунул газету обратно в карман и, указав на площадку, продолжил разговор:
   – What is this place?
   – Landing for visitors from Mars. You can bet – if the guest crawl to the edge of the spot or not.
   – And who usually wins?
   – Most attentive. See you blood traces there? Noone of them reaches the edge.
   – Thank you, I’ve got this. And what happens with the guests then?
   – Nobody knows what’s really going on. Rumors’re running that guests can be bought, have you money enough. One guest was bought by the Institute of Oakland, but what they brought to the place was just a corpse. The guest was dead on arrival. Another one was aquired by a Coca-Cola wanting to recover him and make an ad, but he died too. As to the rest, nothing is known.
   – And how often they arrive?
   – This year schedule hangs on the ticket booth.
   – Thank you… Oh, tha’s tomorrow!
   – Come to have a look?
   – If I’d be free. Have not seen it ever, just read in newspapers.
   – Come, it’s worth the money. By the way, people’re saying that Russia contrived to save a guest. Baloney, I’d say. A fake to praise Russian lifestyle. They allegedly have water – cleaner, cars – faster, good people, and guests are alive… Rubbish!
   – Yes, really, this is ridiculous. But haven’t you ever think that the guests are real – real people – and this is a bit cruel?
   – Dunno… Activists tried to protest, but the place is a private property. The owner is who decides what is cruel and what is not{ —Что это за место?
   – Место посадки гостей с Марса. Можно делать ставки – сумеет гость доползти до края площадки или нет.
   – И кто обычно выигрывает?
   – Более наблюдательный. Видите следы крови? Ни один не доходит до края.
   – Спасибо, я это запомню. А что происходит с гостями потом?
   – Никто не знает, что происходит на самом деле. Ходят слухи, что гостя можно купить, если хватит денег. Одного гостя купил институт из Окленда, но привезли в институт только труп. Гость умер в дороге. Еще одного купила «Кока-кола», хотели вылечить и сделать рекламу, но он тоже умер. Про остальных никто ничего не знает.
   – Спасибо… о, так это же завтра!
   – Придете посмотреть?
   – Если буду свободен. Я не видел этого никогда, только читал в газетах.
   – Приходите, это стоит своих денег. Кстати, говорят, что в России сумели спасти одного гостя. Мне кажется, ложь. Это реклама русского образа жизни. Вода у них чище, машины быстрее, люди добрее, а гости остаются жить.
   – Да, действительно, это смешно. Но вы не думали, что гости – живые люди… и вам не кажется, что это жестоко?
   – Не знаю. Активисты пытались протестовать, но у места есть хозяин. Он решает, что жестоко, а что нет.}.
   Пока они говорили, Ит успел вернуться, но, заметив, что разговор до сих пор продолжается, снова ушел. Возвратился он только тогда, когда местный наконец встал и неторопливо направился к выходу из парка.
   – О чем вы говорили столько времени? – недоуменно спросил Ит.
   – Ммм… Если бы ты вышел здесь, то в лучшем случае рекламировал бы газированную воду, – неприязненно ответил Скрипач. Снова вытащил газету, открыл на третьей странице и впился глазами в текст.
   – А в худшем? – с подозрением спросил Ит.
   – Попробуем выяснить это завтра. Что-то мне совсем это все не нравится. – Скрипач мрачнел с каждой минутой. – У меня странное ощущение…
   – И с каких это пор тривиальный щелчок для тебя стал странным? – прищурился Ит. – Рыжий, ау. Мы в новой отработке. По самые уши. Ты только сейчас это заметил?
   – Равно как и ты, – отозвался Скрипач. – Можно подумать, что ты до этого момента…
   – Погоди, не торопись, – попросил Ит. – Что ты там читаешь, кстати?
   – Сейчас покажу… Это про караван, с которым мы ругались тогда, помнишь?
   Ит кивнул.
   – «Хаммеры»? – спросил он.
   – Они самые. Ит, тут написано, что колонну атаковали и она была полностью разграблена, но…
   «В третьей машине находился груз для Германии – полтора десятка заспиртованных тел так называемых «гостей», – прочел Ит. – Их отправили в институт Хайдельберга в порядке обмена, но повреждения, полученные во время нападения на колонну, сделали материал непригодным для дальнейших исследований…»
   – О, боже, – прошептал он. – Где были мои глаза в Домодедове?
   – Я бы тебе объяснил, но ты же обидчивый, – проворчал Скрипач. – Могу повторить только одно: тебе сказочно повезло, что ты вышел в России. Да, безалаберность, да, все через одно место, да, тетка с макаронами… но тебя спасли. А тут…
   Ит успокаивающе положил ему руку на плечо.
   – Будем считать, что нам везет, – негромко сказал он. – Давай, рассказывай, что успел узнать.
* * *
   Водить проституток в гостиницу было, разумеется, запрещено, но этот запрет никого не останавливал. Стосковавшиеся без женской ласки шоферы оттягивались по полной программе, а скудное знание английского языка они щедро компенсировали выпивкой и привезенной из России красной икрой (случались девушки, которых можно было сговорить за баночку).
   К одиннадцати вечера гостиница гуляла вовсю. Ит предложил Скрипачу пойти поспать в машину, потому что там как-то потише, но выяснилось досадное обстоятельство – стоянка на ночь закрывалась, и попасть на ее территорию не представлялось возможным.
   – Кошмар, – ворчал Ит, поневоле прислушиваясь к звукам, доносившимся из соседних номеров. – Рыжий, куда мы попали, а?
   – В бордель, – с отвращением произнес Скрипач. Он сидел за столом и чистил «терьер». – Русско-американский. Причем в бордель с отвратительной звукоизоляцией.
   – Да, в высотке было потише, – мрачно заметил Ит. – Ребята там бухали не хуже и девок тоже водили почти каждый день, но можно было хотя бы удрать куда-то, чтобы этого не слышать.
   – Завтра снимем что-нибудь, – резюмировал Скрипач. – Как в Стамбуле. Комнатку найдем, может, Коля посоветует. Они же до утра так орать станут, проверено.
   – Грузчики тоже до утра резвились, если перед выходными, – вздохнул Ит. – Но в другие дни расползались где-то к двенадцати, не позже.
   – Понятно. – Скрипач щелкнул затвором пистолета, удовлетворенно хмыкнул. – До чего же все-таки приятная машинка. Ты свой почистил?
   – Забыл, что ли? Перед ужином еще, – отозвался Ит.
   – Давай тогда сюда, пойду в сейф отнесу, – предложил Скрипач.
   В город с оружием ходить запрещалось, поэтому хранилось оно в общем сейфе, закрепленном за колонной. Чистить оружие не возбранялось, чем оба и воспользовались. Привычки, привычки… Благое дело, если вдуматься. И чем себя занять есть, и воспоминания приятные – самое начало учебы, основы обращения с огнестрельным оружием, почему-то волнующие запахи пороха, смазки, горячего металла, понимающая улыбка тогда еще не старого Фэба… жив в каждом мужчине мальчишка, всегда жив, а к оружию, да еще такому ладному, как «терьер», рука поневоле сама тянется. Почему? Сложно сказать. Почему-то. Но тянется, факт.
   Скрипач взял обе кобуры и вышел в коридор. Вернулся он спустя несколько минут, на лице появилось выражение озабоченности, и, кажется, Скрипач почему-то сердился.
   – Чего такое? – спросил Ит. Он уже переоделся и лег.
   – Ванька бродит, ребята сказали, – ответил Скрипач, поспешно стаскивая футболку и столь же поспешно влезая в точно такую же, как у Ита, белую майку-борцовку – несколько таких маек они купили еще в Москве, в них было очень удобно спать.
   – Ты хочешь сказать…
   – Я хочу сказать, чтобы ты на всякий случай штаны на поясе шнурком завязал, и покрепче, – проворчал Скрипач. – Черт-те что!.. Он же хороший человек, но ведь больной на всю голову, а как выпьет, у него тормоза вообще на хрен срывает. Колька у Глорис, ясное дело, ему не до Ваньки. А снять он никого не успел…
   В дверь робко постучали.
   – Кто там? – обреченно спросил Ит.
   – Ребят, пустите, а, – жалобно сказали из-за двери.
   – Ваня, птица ты наша синяя, мы уже спим, – строго произнес Скрипач. – Отвали.
   – Если спите, чего тогда отвечаете? – резонно спросил Ваня.
   – Потому что ты разбудил! – рявкнул Скрипач.
   – Ну пустите… Я просто посижу. – Ванька снова поскребся в дверь. – Честно. Я не буду приставать.
   – Точно не будешь? – с угрозой спросил Ит.
   – Точно! Ребят, клянусь, не буду!.. Я ж обещал… Ну рыжий, ну пожалуйста… Я ж правда…
   – «Чистый» уже небось? – с подозрением спросил Скрипач.
   – Ну, «чистый», – недовольно ответил Ванька. – Но я ж не знал, что он откажется.
   – Вот что. Иди сначала пообщай Дуню Кулакову, а потом приходи, – приказал Скрипач. – И только таким порядком.
   – А может…
   – Если не сделаешь, как сказал, не пущу, – пригрозил Скрипач. Ит тяжело вздохнул. – А так – посидишь, потреплемся, ладно уж.
   Скрипач вопросительно посмотрел на Ита. Ит молча кивнул. Жалко. Очень жалко, и поделать ничего нельзя – ну, разве что действительно послушать Ванькины откровения. В этот раз все было тривиально: Ванька в отсутствие Коли пошел в город поискать приключений, нашел где-то подходящего кандидата, спешно прокололся универсальной вакциной (в просторечии это и называлось «чистый»), а партнер дал ему от ворот поворот.
   – Самое поганое, что дома его любой врач за полчаса бы вылечил, – проворчал Скрипач, вслушиваясь в удаляющиеся по коридору шаги, перекрываемые смехом и музыкой. – А тут ничего не поделаешь. Хороший же парень, а вон как мучается.
   – Ну, про полчаса ты, положим, преуменьшаешь, – ответил Ит, – но что быстро – это да. По сути дела, ничего особенного. Гормоны в порядок привести, еще кое-что по мелочи поправить… Может быть, ориентацию он бы и не сменил, но, по крайней мере, не бросался бы на всех подряд.
   Минут через десять Ванька вернулся. Скрипач открыл ему дверь и сел на кровать рядом с Итом.
   – Ну, чего случилось? – обреченно спросил он. – Давай, рассказывай.
   – Не буду я ничего рассказывать. – Ванька плюхнулся на стул возле стола и опустил голову на руки. – Чего рассказывать-то… Издеваются, суки. Это ты, говорят, в море за Маньку сойдешь, а на суше нам Ваньки не нужны, когда Манек батальоны шастают. – Он горестно вздохнул. – Ребят, у вас выпить чего есть?
   – Только оранжад, мы же не пьем. – Скрипач кивнул на стол, показывая на большую стеклянную бутылку.
   – А… к черту… – простонал Ванька. – Давайте ваш оранжад… – Голос его звучал так, словно предлагали ему не воду, а неразбавленный медицинский спирт.
   – Тут не бар, сам наливай, – беззлобно сказал Ит. – Что-то ты совсем расклеился.
   – Ты не поймешь. – Ванька поднял голову и уставился на них несчастными серыми глазищами. – Вообще никто не понимает. Лишь бы ржать, уроды. Или гадости говорить.
   – Вань, мы все понимаем, вот только помочь ничем не можем, – развел руками Скрипач. – Сам знаешь, мы не по этому делу.
   – Когда тебе было надо, так как раз по этому и спрашивал…
   – Я для нужного спрашивал. И потом, Вань, я тебе благодарен, конечно, за консультацию, но консультация – это не значит, что я по этому делу. – Скрипач нахмурился.
   – Да понимаю я. – Ванька налил себе оранжада, залпом опростал полстакана и снова опустил голову на руки. – Чертова жизнь. Хоть бы я вообще не рождался…
   – Слушай, давай, мы тебя в Москве к Васильичу сведем, – предложил Скрипач. – Может, врача какого подскажет дельного. Ну чего ты мучаешься-то? Такой, понимаешь, хороший человек, водишь отлично, движки знаешь, а из-за фигни страдаешь почем зря.
   – Да ходил я уже, – отмахнулся Ванька. Допил оранжад, снова жалобно посмотрел на Скрипача, потом – на Ита. Ит едва заметно отрицательно покачал головой. – Ладно, ребята, пойду я, что ли. Может, уговорю кого…
   Он вышел, аккуратно притворив за собой дверь. Скрипач тут же встал и закрыл дверь на защелку.
   – Ужас, – констатировал Ит, глядя на дверь. – И знаешь, почему ужас? Потому что это – нормальный человек. Не дерьмо, которое на отработках встречается и кайф от подобного ловит, а простой нормальный человек, который себя контролировать не способен.
   – Контролировать-то он может, но до определенного предела, – возразил Скрипач. – Вот только грош цена этому, потому что он… Ит, он рассказывал. Если он хотя бы пару раз в сутки с кем-то не переспит, у него все подряд начинается – от депрессии до болей, от которых повеситься хочется.
   – Вот даже как?.. – Ит помрачнел. – Слушай, давай про него как-нибудь в другой раз? – попросил он. – Спать охота. Да, парня жалко, но меня, честное слово, сейчас совершенно не тянет говорить на эту тему.
* * *
   На Манхэттен отправились днем. Утром, когда веселье наконец стихло, решили поспать еще пару часов, потом перекусили в столовой и только после этого поехали в город. День обещал стать дождливым, поэтому предусмотрительный Ит кинул в общий рюкзак пару штормовок.
   – Слушай, я не понимаю… Мы что с тобой, оба чокнулись? Мы были в Домодедове, мы долго общались с Васильичем, и до этого момента ни одному из нас не пришло в голову даже поинтересоваться, что такое вообще эти самые гости? – недоуменно сказал Скрипач. Они стояли на остановке и ждали, когда подойдет нужный автобус. – Складывается впечатление, что у нас коллективное помешательство.
   – Рыжий, я думал. По-моему, это просто люди, которые сюда попадают по какой-то причине, – рассеянно ответил Ит.
   – Просто люди? – ехидно прищурился Скрипач. – Хрена с два! Ты забыл, как ты сам сюда попал?
   – Да тише ты, – шикнул на него Ит. – Нет, не забыл. Такое, пожалуй, забудешь…
   – А теперь подумай, какой вывод напрашивается.
   – Никакой, – серьезно ответил Ит. – Для выводов слишком мало данных.
   – Ой, ну я тебя умоляю, – поморщился Скрипач. – Сам подумай, кто может таким образом, через Сеть, попадать сюда.
   – Контроль? – нахмурился Ит, ему очень не понравились следующие из этих слов выводы. – Возможно, ты прав. Но при этом – я не Контролирующий, но я оказался здесь. Ты – тоже не Контролирующий и стоишь сейчас рядом со мной. Алькор, который перебросил тебя сюда, не имеет отношения к Контролю, но тем не менее он сумел открыть сюда дорогу. Выводы?
   Скрипач отмахнулся.
   – Алькор – Мастер Путей. Они используют Сеть не так, как Контроль, но все-таки, – с сомнением заметил он.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация