А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Роза прощальных ветров" (страница 23)

   Он вскочил и с размаху ударил бутылкой по стволу дерева. Звонко бахнуло стекло, и в руках Николая оказалась пресловутая «розочка». Но ему уже было не до эстетства.
   – Убью...
   – Да кого ты убьешь, дурак! – Неволин ударом ноги вышиб у него «розочку». Николаю даже показалось, что тот сломал ему запястье, но ярость была сильнее боли. Заорав уже совершенно что-то нечленораздельное, он бросился на Неволина. Они покатились по склону, приминая траву, изо всех сил мутузя друг друга.
   Николай брал яростью, Неволин – умением и расчетливостью.
   В какой-то момент Неволин ловко извернулся, вскочил на ноги и толкнул Николая – тот потерял равновесие и шлепнулся в воду.
   – Остынь!
   Холодная мерзкая вода действительно моментально привела Николая в чувство. Несколько мгновений он сидел в воде, чувствуя под собой жирный ил, потом медленно вылез на берег.
   – Псих... – сказал Неволин, осторожно промокая себе губу платком. – Ты самый настоящий псих, братец!
   – Ты у меня за все ответишь... – едва слышно произнес Николай. – Ты думаешь, тебе это все с рук сойдет, да?
   – Ничего я не думаю! – сказал тот и пошел по аллее назад, к выходу.
   Догонять его Николай не стал. Осторожно достал из кармана пиджака свой суперсовременный мобильник. Слава богу, тот работал, благо был ударопрочным и пылеводонепроницаемым (вот оно за что деньги плочены!). Раньше все эти особые свойства были совершенно не нужны Николаю, но если б кто сказал ему тогда, что он, избитый, будет валяться в прудовом иле, то он выбросил бы этот чудо-аппарат на свалку. К черту особые свойства, если они предназначены для таких вот ситуаций! К черту все! К черту жизнь, если всякое отродье начнет втаптывать тебя в грязь...
   – Чего уставился?!! – заорал Николай, увидев, как сторонний зритель – тот самый пропойца из кустов – продолжает за ним наблюдать с искренним интересом. – Пошел вон!!!
   Он набрал номер Бабенко.
   – Гоша, ты?.. Бросай все и приезжай ко мне. Я попал в очень скверную ситуацию...
   – Где вы находитесь, Николай Владиславович? – невозмутимо спросил тот.
   Николай объяснил.
   – Да, и не забудь прихватить мне во что переодеться! – напоследок крикнул он в телефон.
   Бабенко прибыл очень оперативно – Николай, мокрый с головы до пят, даже продрогнуть не успел. Впрочем, какое там «продрогнуть» – светило жаркое солнце, от костюма курился легкий парок с отвратительным душком прудового ила... «И за это ты у меня ответишь!» – мстительно подумал Николай, мысленно обращаясь к своему сопернику.
   – Напрасно вы не взяли меня с собой... – спокойно заметил Бабенко, глядя на своего шефа. – Кто это вас так разукрасил, Николай Владиславович?
   – Кто-кто... Розкин хахаль, вот кто! – Николай быстро, не чинясь, переоделся в одежду, которую привез ему помощник. Даже носки тот не забыл захватить!
   – Николай Владиславович, у вас кровь, – Бабенко протянул платок. – Погодите, дайте посмотреть... – Он осторожно, кончиками пальцев повернул Николаю голову. – Э, да тут у вас гематома... Надо срочно что-то холодное приложить.
   – Руку... Руку он мне, по-моему, сломал!
   – Нет, это не перелом, скорее – вывих... – констатировал Бабенко, пропальпировав у шефа и запястье. – Что делать будем, Николай Владиславович?
   – А ты как думаешь?
   – Я думаю, вам надо ко врачу. Зафиксировать все эти увечья, – спокойно сказал Бабенко. – И привлечь хулигана к ответственности. Тут и придумывать ничего не надо... Посадим голубчика, никуда он не денется!
   – Прекрасная мысль... – засмеялся Николай, не обращая внимания на то, что лицо во многих местах саднило. – Но он от меня тоже пострадал, надо сказать!
   – А какая разница! – усмехнулся тот. – У вас, Николай Владиславович, будет хорошая юридическая поддержка и куча свидетелей. Да, и если сумеем договориться с врачом, то травмы ваши окажутся тяжелее, чем на самом деле. В общем, тяжкие телесные повреждения... Он, этот ваш обидчик, несколько лет на небо в клеточку будет любоваться.
   – Гениально... – засмеялся Николай, приложив к лицу платок.
   – Я сейчас звоню своему знакомому – он у меня полковник, вашего обидчика поймают буквально через несколько минут. Поймают – и в кутузку...
   – А номер его машины?
   – Я запомнил. Еще в тот раз запомнил, – бесстрастно произнес Бабенко.
   – Гоша, тебе цены нет... Звони! Это ж как все просто... И придумывать ничего не надо! Он меня избил, он за это и ответит... А Роза? Что нам делать с моей женой?..
* * *
   «Розочка» – отбитое бутылочное горлышко, иногда используется как оружие.
   (Из криминальных сводок.)
* * *
   Роза несколько раз набрала номер Неволина, но тот не отвечал.
   «Может быть, что-то случилось? – с беспокойством подумала она. – Нет, нет, я запретила себе думать о плохом!»
   В этот момент в дверь позвонили. «А, вот и он!» – обрадовалась Роза и побежала открывать. На пороге стоял Бабенко.
   – Вы?.. – растерялась Роза, отступая назад. Не то чтобы она испугалась, но помощник мужа почему-то вызывал у нее странное, тревожное беспокойство – она всегда терялась в его присутствии.
   – Роза Витальевна, у вашего мужа проблемы, – сдержанно произнес Бабенко. – Могу я с вами переговорить?
   – С Николаем? Господи, что с ним?.. – еще больше забеспокоилась Роза. – Да, конечно, заходите!..
   – У Николая Владиславовича приступ, – ровным голосом произнес Бабенко, шагнув в комнату, и встал в дверях, сцепив руки внизу. – Возможно, открылась язва. Ну, или дело близко к тому...
   – Открылась? Он в больнице?..
   – В том-то все и дело, что Николай Владиславович отказывается от госпитализации, – все тем же ровным голосом продолжил помощник мужа.
   – Как – отказывается?! – опешила Роза. О Николае она почти не думала в последнее время – и вот, оказывается, тот болен... Она ощутила нечто вроде укола совести.
   – Категорически отказывается.
   – Георгий Семенович, но он может умереть! Надо было его силой... Нет, но – почему?.. Почему он отказывается? – расстроенно воскликнула она.
   – Он хочет видеть вас, – сухо ответствовал Бабенко, словно сам не понимал, почему Николаю Владиславовичу так срочно понадобилось видеть Розу Витальевну.
   – Меня? Но я... А если я не хочу его видеть? – забормотала она.
   – Вот потому-то он и отказывается от госпитализации, – сказал Бабенко, глядя на Розу невыразительными холодными глазами. – Сказал: если Роза не приедет, я умру... Вероятно, это у него нервное. Вы же его знаете!
   О, она его знала! Знала те приступы упрямства, которые время от времени нападали на Николая, когда он был готов на все, лишь бы отстоять свою точку зрения...
   – Ладно, я поеду, – тихо сказала Роза.
   – Очень разумное решение, – кивнул Бабенко. – Мы отвезем его в больницу, а потом вы сможете спокойно уехать.
   – Погодите секунду... – она вышла в соседнюю комнату, взяла листок бумаги. «Костя, с Николаем беда. Придется к нему ехать. Ничего, надеюсь скоро вернуться. И почему у тебя телефон не отвечает???» – написала она и положила листок на видное место. Потом, мгновение поколебавшись, осторожно приложила бумагу к губам, оставив на нем отпечаток губной помады. Этакий виртуальный поцелуй...
   И, уже уходя, подумала, что для Николая она бы так никогда не сделала. Тот считал подобные вещи сентиментальной чепухой, провинциальными замашками. Записки Николаю Роза никогда так не заканчивала.
   – Прошу, – открыл Бабенко дверцу машины. Роза села на заднее сиденье, положила на колени сумочку.
   Они ехали молча. Бабенко никогда не отличался разговорчивостью, а Розу продолжало снедать неясное беспокойство. «Это будет первый и последний раз, когда я поддалась на шантаж... – мелькнуло у нее в голове. – Я так и скажу: «Коля, в следующий раз я не приеду, можешь умирать сколько тебе угодно...»
   Бесконечно долгая эстакада... Машин было много, но ехали без остановок – час вечерних пробок уже закончился.
   И мысли Розы, мягко покачивающейся на кожаном сиденье, снова потекли в привычном направлении. Это были даже не мысли, а так, неясные образы, и все они касались будущего ребенка.
   Оцепенев и расслабившись, она представляла его – как будет держать его на руках, прижимать к груди. Чувствовать тепло его легкого тела. Целовать крошечные пухлые ладошки. Николай бы сказал о таких мечтах – банальные, примитивные, бабские...
   Роза взглянула на стриженый седой затылок водителя и с раздражением вздохнула. Она хотела только одного – быть рядом с Костей, потому что только с ним она становилась самой собой и желчь сомнений не разъедала ей душу.
   Она достала из сумочки сотовый и нажала несколько кнопок. Неволин упорно не отвечал... Роза снова положила телефон в сумочку и вдруг в зеркале поймала холодный, бесстрастный взгляд Бабенко. Он смотрел на нее, как на насекомое.
   ...Через сорок минут они уже заходили в городскую квартиру. Это было странное чувство – свое и уже не свое. Тапочки у дверей – словно Роза и не покидала этот дом!
   – Где он? – дрогнувшим голосом спросила она.
   – У себя. Сумочку давайте...
   Роза машинально сунула в руки Бабенко свою сумочку. «И чего он тут распоряжается?..» Она, из принципа не сменив туфли на тапочки, зашагала в кабинет Николая.
   Тот лежал на кожаном диване, спиной к двери, в своем лучшем летнем костюме фисташкового цвета. Неподвижный. Нечто вроде паники охватило ее. Неужели уже поздно?!.
   – Коля... – дрогнувшим голосом сказала Роза. – Коля, как ты?
   Тот неожиданно резво подскочил, и Роза вскрикнула, зажав себе ладонями рот. Таким она Николая еще не видела – багрово-малиновый фингал под одним глазом, опухший нос, заклеенная пластырем скула...
   – Коля, что с тобой?..
   Он посмотрел на нее такими неожиданно ясными, горящими глазами, что Роза сразу поняла – умирать тот никак не собирается.
   – Бабенко сказал, что у тебя, возможно, язва открылась... Почему ты не хочешь вызвать «Скорую»? И где ты умудрился разбить лицо? – забормотала она.
   – Нет у меня никакой язвы! – тихо ответил тот, поправляя бинт на запястье.
   – А что у тебя с рукой? Послушай, я ничего не понимаю...
   Он ничего не ответил, продолжая разглядывать ее все теми же горящими глазами. И Роза поняла наконец – ее вызвали сюда обманом.
   – Я пойду, – сказала она, отступая назад. – Ты ведь в порядке, да?
   – Гоша тебя не выпустит, – быстро произнес Николай.
   – Как это – не выпустит?
   – А вот так! Я дал ему инструкции. Ты что, всерьез думаешь, что можешь справиться с Гошей?
   – Что тебе надо? – рассердилась она.
   – Я хочу тебе кое-что рассказать. Будь человеком – сядь, послушай!
   Но Роза не стала садиться, она уперлась спиной в дверь, показывая, что не собирается тут задерживаться.
   – Твоего Костю ты потеряла...
   – Как? – ахнула она и невольно прижала ладони к животу.
   – Не перебивай меня, пожалуйста! Его посадят. Очень надолго посадят! И ты вряд ли сможешь ему помочь... Никто ему не поможет!
   – Где он?
   – Где-где! – засмеялся муж. – В ментовке, где ж еще! Сама видишь, как он меня разукрасил...
   – За это не сажают! – возмутилась Роза. – Ты сам, наверное, полез к нему...
   – Роза, не будь дурой! Я сделаю все, чтобы этого человека посадили – всерьез и надолго! – закричал Николай так громко, словно она была глухой.
   Роза была испугана, но главное она теперь знала – Костя жив. Все остальное было не важно. Угрозам Николая она не то чтобы не верила, скорее – надеялась, что все непременно образуется. С Костей ничего не случится, равно как и с их ребенком...
   – Сам ты дурак! – разозлилась она. – На что ты надеешься? Зачем тебе все это, а?
   – Роза, ты моя жена. Я не собираюсь с тобой разводиться, можешь мне хоть каждый день эти бумажки слать... Ты порядочная, разумная женщина! Ты должна вернуться ко мне, понимаешь?
   – Нет. То есть я не вернусь...
   – Роза! Я виноват, но ты должна простить меня! Там– все давным-давно кончено... У тебя больше нет повода ревновать меня!
   – Я не ревную... – пробормотала она, нашарив за спиной дверную ручку. Потянула ее вниз. – Я просто не люблю тебя.
   Она выскочила из кабинета, но в гостиной ее перехватил Бабенко – видимо, тот все время был где-то рядом.
   – Роза Витальевна... – Он сцепил вокруг нее руки и потащил назад.
   – Пусти! – завизжала Роза что было сил. – Пусти меня...
   Все то, что происходило с ней сейчас, было невероятно, возмутительно. Она брыкалась, пытаясь вырваться из цепких объятий Бабенко.
   – Гоша – в Светкину комнату ее... Роза, тихо! – вопил Николай, бегая вокруг. – Никто тебе ничего... Посиди там и образумься!
   Роза мало что соображала, в данный момент она хотела только одного – чтобы ненавистные чужие руки не прикасались к ней. Извернувшись, она зубами вцепилась Бабенко в предплечье.
   Тот не стал кричать, но стиснул ее так сильно, что Роза на миг словно потеряла сознание. Она испугалась – не за себя – и перестала сопротивляться.
   – Свинья... – прошептала она, ненавидя Бабенко всей душой. – Ты знаешь кто? Ты – раб! Ты – прислуга...
   – Тише, Роза Витальевна, – выдохнул тот с глухим бешенством, продолжая тащить ее.
   – Ты никто! Ты просто тупая машина, созданная для того, чтобы выполнять прихоти своего хозяина! – Роза прекрасно понимала, что выбирает самые обидные для Бабенко слова, но не могла остановиться.
   – Роза, перестань! – закричал Николай. – Это для твоего же блага, в конце концов...
   Бабенко втолкнул Розу в комнату, принадлежавшую Свете. Щелкнул замок в двери. Они заперли ее. Господи, как нелепо это все...
   Она скользнула вниз, на пол, прижалась виском к косяку.
   Не надо было садиться в машину к Бабенко – с самого начала это был обман... Только ничего они не добьются!
   – Роза... – сказал Николай с той стороны, тоже прислонившись к двери. – Роза, я понимаю, что ты на меня сейчас злишься... Да, я виноват! Но все пройдет, все забудется...
   – Коля, ты не понял – я люблю его.
   – Кого? Это жалкого человечишку?
   – Он не жалкий... – Роза вдруг улыбнулась. – Жалкий бы не смог тебя так разукрасить!
   Николай некоторое время молчал, Роза слышала только его тяжелое, со свистом, дыхание за дверью. Наконец, произнес с трудом:
   – Чем он лучше меня, а? Ну чем?
   – Не знаю, – мрачно ответила она. – А только лучше – и все тут.
   – Не знаешь! – подхватил он раздраженно. – Вот видишь – значит, это просто наваждение... Рано или поздно оно пройдет!
   – Он настоящий, Коля. Он... он во всем настоящий. Например, он служил в армии...
   – Оно и видно! – злорадно засмеялся Николай.
   – Он сам, добровольно пошел! Он хотел – и пошел... Вон у него до сих пор друзья оттуда. Лужин, например. И это такой честный, мужской мир...
   – Роза, перестань! А то ты не знаешь, что там в этой армии творится!.. Ни одна нормальная мать туда своего сына не отдаст. Ты хотела, чтобы я тоже служил в армии? Чтобы превратился в идиота?..
   – Не в армии дело! – закричала Роза. – Я просто о Косте говорю – какой он... Ты всего боишься, ты деньгами и связями от всего откупаешься, ты во всем гадость и грязь видишь, а он...
   – Роза, ты сошла с ума.
   – Вот если бы случилась война, ты спрятался бы, ты придумал бы целый план, как избежать... А он...
   – Роза, ты бредишь! – с раздражением закричал он. – Ну что за детский сад...
   – Я просто пытаюсь объяснить, какой он, каким я его чувствую! – упрямо сказала она, сидя на полу. – Впрочем, его не мобилизовали бы, если б случилась война, – внезапно возразила она самой себе. – Он же военные самолеты строит...
   – Вот-вот, его истребители и бомбардировщики живых людей убивать будут! – злорадно закричал Николай. – Он убийца, если следовать твоей логике.
   – Нет, он защитник!
   – Роза, я не ожидал, что ты так поглупеешь за это время... – застонал тот. – Ты говоришь такую чушь!
   – Это не чушь! – упрямо возразила Роза. – Костя – настоящий. Ты думаешь, мужчина – это тот, кто носит костюм и запонки? Ты думаешь, мужчина – это только тот, кто способен быстро заработать кучу денег? Тоже мне, вторичные половые признаки...
   – Ага, а морить семью голодом – очень достойно настоящего мужчины! – язвительно заметил Николай.
   – Да кто тебе сказал, что Костя – нищий? – возмутилась Роза. – Он прилично зарабатывает! Он... а ты знаешь, что он не уехал на Запад, когда была возможность – ну, в те времена, когда все бежали отсюда, как крысы с тонущего корабля?! Он хороший специалист, ему предлагали очень выгодные контракты... А он никуда не поехал! Он не из тех, кто предает – вот он какой...
   Николай за дверью снова издал нечто вроде стона.
   – В нем нет ни гордыни, ни тщеславия, – с азартом продолжила Роза. – Вот ты... кто ты такой, в сущности? Ты не жнешь и не сеешь, ты ничего не делаешь своими руками... Ты просто продаешь обувь! А сколько гонора...
   – Тогда ходи босиком! – вдруг заорал Николай совершенно не своим голосом. – Ходи босиком, если тебе не нужна обувь!!!
   – Я не говорю, что мне не нужна обувь! – засмеялась Роза, чувствуя, что тоже перестает владеть собой. – Я говорю о другом – не надо так задирать нос! Не надо с такой ненавистью и презрением относиться к другим людям! Ты просто торговец, вот и веди себя как торговец... Если у тебя денег немного больше, чем у других, это еще не значит, что ты лучше всех!
   Николай в ярости затряс дверь, словно на ней пытаясь выместить свою злость.
   – Я тебе даже больше скажу – ты даже не самый лучший бизнесмен. Ты ничего не делаешь сам, за тебя стараются другие люди... Да, тебе очень повезло, что ты нашел себе хороших помощников, которые отдуваются за тебя, а ты ходишь, как индюк... Чего стоят твои инспекции! Ты являешься в один из своих магазинов и наводишь ужас на продавщиц... «О, я хозяин, в моей воле казнить и миловать вас, жалкие людишки!» Да это же смешно... Рано или поздно твоя обувная империя развалится – вот что я тебе предрекаю!
   – Роза, не смей...
   – Почему? – удивилась она. – Хоть раз в жизни мне хочется сказать тебе те слова, которых ты заслуживаешь... Взять, например, твоего Бабенко – он же у тебя вместо няньки. Да-да! Ты без него шагу ступить не можешь. И ты его боишься... – шепотом произнесла она в дверную щель. – Он сильный мужик, он себе на уме. А кто знает, какие у него там, в голове, копошатся мысли? Думал ли ты о том, что он тебя презирает? А, Коля?..
   – Роза, перестань. Я за себя не отвечаю...
   – Конечно, он тебя презирает, – сама себе убежденно ответила Роза. – Ты ведь даже с собственной женой разобраться не можешь. Тебе пришлось хитростью заманить меня к себе и запереть...
   Николай уже не стонал, он рычал, там, в другой комнате... Неожиданно рычание перешло во всхлипы.
   – Ро... за... Как... как ты можешь? – с трудом выдавил Николай из себя. – Ты неблагодарная... Я же столько для тебя сделал!
   – Ты очень мало для меня сделал, – сказала она в ответ. – Ты был добр со мной только до определенной черты. Минимум из возможного! Да и то потому, что существует общественное мнение, а ты очень щепетилен в этом плане! Как только ты чувствовал, что я угрожаю твоим финансам и твоей личной свободе, ты моментально ставил меня на место. Я была у тебя вместо коврика, потому что об меня было очень удобно вытирать ноги. Я была такой жалкой, что на моем фоне ты чувствовал себя настоящим королем. Но теперь все кончено. Я уже другая. Я не вернусь.
   Всхлипы моментально утихли.
   – Роза... Роза, я тебя не отпущу. Это уже... это уже дело принципа!
   – Отпустишь. Хотя бы потому, что я жду ребенка. И это не твой ребенок, – мрачно сказала Роза. Она знала, она понимала – не стоит открывать этой тайны, но остановиться уже не могла.
   – Ты врешь! – удивленно воскликнул он. – Ты же не можешь иметь детей!
   – Тем не менее...
   – Ты врешь! Ты это придумала специально, чтобы сделать мне больно!
   – Это правда! – коротко засмеялась она.
   Прислушалась – за дверью стояла тишина. «Поверил... – догадалась она. – Он ведь знает – такими вещами не шутят... Он поверил!»
   И только сейчас ей стало страшно. В своем желании как можно сильнее уязвить Николая она зашла слишком далеко.
   – Убью, – вдруг сказал он – там, за дверью. – Придушу, словно тварь...
   Роза похолодела.
   – Николай Владиславович, не стоит, – где-то там раздался голос Бабенко.
   – Убью!!!
   – Николай Владиславович, будьте благоразумны, – с натугой говорил Бабенко, словно силой удерживая своего шефа. – Давайте не будем поддаваться эмоциям... Давайте придумаем что-то более изящное...
   – Гоша, пусти! Она меня довела... Гоша, ты понимаешь – этого уже нельзя терпеть!..
   Они пыхтели там и тяжко топали по полу. Роза с содроганием прислушивалась к этим звукам. «Господи, что я наделала... Зачем сказала ему?!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация