А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приживется ли демократия в России" (страница 52)

   Второй раунд
   При варианте модернизации «сверху» во втором раунде вероятна утрата инициативы федеральной властью: предел политико-административного контроля достигнут, но в экономике ситуация начинает ухудшаться. Растут недовольство и недоверие населения. Его настроения подхватывает интеллектуальная элита, усиливается политическая оппозиция, теперь уже скорее на либерально-демократическом фланге.
   Региональные и местные власти, вынужденные в какой-то мере считаться с положением в своих регионах и городах, предъявляют к центру все больше требований и стремятся повысить свою самостоятельность.
   Госсектор демонстрирует низкую эффективность.
   Частный бизнес, вероятнее всего, избегает повышения деловой активности и стремится уйти в тень, если бюрократическое давление усиливается; либо, если оно ослабевает, начинает оказывать сопротивление, перехватывает инициативу и увеличивает поддержку политической оппозиции и НКО.
   Федеральная власть, а точнее, обслуживающая ее бюрократия, все более оказываются в изоляции. Недоверие к элитам может вызвать новое закручивание гаек, волну репрессий и чисток, стремление удержаться у власти любой ценой. В этом случае агония режима может затянуться, хотя всем будет ясно, что проект модернизации «сверху» не состоялся. Также возможен раскол в правящей элите – в случае, если снизится авторитет первого лица и у части этой элиты возникнут соблазны уступить оппозиции. А в подобной ситуации уступки ведут к поражению и смене режима. Тогда события будут развиваться быстрее. Бесславный конец представляется неизбежным. Это только вопрос времени, которого у страны, правда, очень мало.
   Отсутствие демократических механизмов и необходимости считаться с намерениями оппозиции грозят привести к потере равновесия, политической нестабильности и угрозе потрясений при неизбежной смене правящей элиты и проводившейся ею политики.
   Я старался избежать предвзятых оценок и прогнозов. Боюсь, в полной мере мне это не удалось. Но все же надо иметь в виду, что приведенный выше сценарий модернизации «сверху» вполне реален.

   14. 4. Игра вторая: демократическая модернизация «снизу»

   На рисунке 14. 3 показана схема основных взаимодействий во второй игре. Этой схемой я попытался подчеркнуть главное отличие от первого варианта: это не иерархия, не подчинение, а сеть взаимодействий равноправных партнеров, каждый из которых выполняет определенные роли, действуя в рамках закона. Приспособление к этому порядку происходит трудно. Властные органы – федеральные, региональные, муниципальные (местное самоуправление) – поначалу нередко пополняются не теми людьми. Какое-то время сохраняется риск избрания персон, способных вывести из равновесия всю систему. Сказывается некомпетентность, культурная отсталость, политическая безответственность. Иначе говоря, на первых этапах в руках авторитаризма, управляемой демократии весьма сильные аргументы – в таком варианте развитие экономики и продвижение реформ сначала может идти медленнее.

   Рисунок 14. 3. Модернизация «снизу»: схема основных взаимодействий.


   Очевидные недостатки демократии, особенно заметные при низкой готовности элиты и граждан к последовательному применению демократических принципов, изживаются и сводятся к приемлемому минимуму, к сожалению, только посредством социальной практики. Политическая конкуренция и свобода печати, пусть с подъемами и падениями, шаг за шагом формируют механизм поддержания равновесия интересов, о котором мы говорили выше (в главе 2) как об основном достоинстве демократии, делающем ее лучшим из способов управления государством. В начале пути у нас, видимо, возможна только элитарная демократия. Отсюда важность консолидации элиты, национального, базового консенсуса в отношении основных принципов демократии при гарантированном праве всех партий и движений отстаивать свои взгляды и бороться за власть в пределах этих принципов. Любое поощрение активного участия граждан в общественных делах, особенно на уровне местного самоуправления, с увеличением возможностей продвижения наверх так же необходимо, как способ легального проявления инициативы, позволяющего избежать экстремизма.
   Первый раунд
   Проанализируем возможные действия основных игроков. Первые шаги так или иначе должны быть связаны с демократизацией. Это может происходить по инициативе федеральной власти, при ее персональной смене после выборов или под давлением снизу, на волне противодействия властям. В любом случае демократизация, видимо, должна быть исходным пунктом модернизации «снизу». Собственно, она будет открывать источники инициативы для различных слоев общества.
   Лучшим вариантом была бы активная реформаторская политика авторитарного режима до начала демократизации, тогда наиболее непопулярные экономические меры были бы проведены заблаговременно. За ними могут следовать меры властей по восстановлению доверия бизнеса: прекращение преследования предпринимателей с применением незаконных методов (типа ситуации с ЮКОСом), снижение срока давности разбирательств по делам о приватизации 90-х годов, налоговая амнистия. Эти меры должны быть достаточно энергичны – чтобы бизнес снова почувствовал уверенность в будущем. Хотя, как и в первой игре, начальные шаги здесь – за федеральной властью, демократизация спускает инициативу вниз, и все игроки получают возможность активно действовать.
   Поэтапный переход к конкурентному бюджетному федерализму повысит самостоятельность и ответственность региональных властей, но поначалу их инициатива часто будет малоэффективна и даже вредна. Чтобы функционирование новых институтов стабилизировалось, нужно терпеливо использовать передовой опыт, лучшие практики.
   Муниципальные власти также повысят свою самостоятельность. Для них самым трудным моментом во взаимоотношениях с населением будет усиление ответственности перед ним, реальное утверждение принципов местного самоуправления. Привычная пассивность избирателей вкупе с произволом чиновников столкнется с необходимостью самоорганизации граждан для решения собственных проблем. Возможно, это критическая точка успеха всей модернизации «снизу». Вопрос в том, кто пересилит: новые условия, позволяющие населению (и принуждающие) его активно участвовать в установлении налогов и сборов, в формировании программ улучшения публичных услуг, или протекционизм и сетования против коррупции, как прежде?
   Не исключено, что в данном случае потребуются специальные меры по преодолению барьера большинства: активная пропаганда, эксперименты, обучение и тому подобное.
   Частный бизнес – главный агент модернизации «снизу». Его доверие, его активность и в то же время законопослушность – основная забота властей. Бизнес, безусловно, откликнется на шаги государства навстречу ему, если действия последнего вызовут доверие. Будут попытки и лоббирования частных интересов, и подкупа чиновников, но в борьбе с этими неискоренимыми пороками бизнеса надо исходить из того, что укрепление законности и здоровая конкуренция – в его объективных интересах. Поэтому спрос на законность и прозрачность будет расти, а масштабы злоупотреблений – сокращаться.
   Демократизацию позитивно встретит бóльшая часть интеллектуальной элиты и СМИ, все НКО. Они смогут внести свой вклад в модернизацию, в выращивание новых институтов и ценностей. Более того, они, вероятнее всего, смогут стать активным началом в консолидации элиты, в выработке национального консенсуса по соблюдению принципов демократии.
   Политическая оппозиция и вообще политическая жизнь – более сложный вопрос. Укорененность в России феодальной традиции распоряжения властью и неразборчивости в методах ее достижения и впредь, видимо, будет серьезным тормозом. Демократизация ослабит позиции партии власти. Как уже отмечалось, возможно усиление левых, консервативных и националистических партий, которые никогда не были сторонниками демократии, а только стремились использовать ее в своих целях. Эта тенденция, по-видимому, будет проявляться в любом варианте развития событий. В таких условиях залогом успешного продвижения к демократии и модернизации станет сильное и достаточно сплоченное демократическое движение. Разброд в среде российских сторонников либеральной демократии, когда-то допустимый, теперь, в случае модернизации «снизу», делается трагедией, способной привести к провалу. Но в первом раунде эта ситуация, видимо, еще будет сохраняться: разногласия и борьба амбиций вспыхнут при любом обострении, при необходимости принятия важных общих решений.
   На этом этапе каждый из игроков нередко будет продолжать действовать по принципу «пан или пропал», «победа или смерть», в духе феодально-тоталитарных традиций. И здесь тоже придется преодолеть барьер «распространенности нормы», и в этом деле власть не помощник. Поможет только договор, национальный и социальный пакт наподобие испанского «пакта Монклоа».
   Население в целом к новому циклу перемен, скорее всего, отнесется настороженно, а порой и негативно, особенно в том, что касается экономических новаций, которые до сих пор почти всегда (в этом уверено большинство) наносили ущерб простым людям. Но будут и немалые различия в реакции разных слоев населения.
   Общий итог первого раунда. Сначала население поддержит перемены, особенно демократизацию. Затем возможно замедление темпов роста экономики, поскольку структурные реформы потребуют времени, а повышение доверия не сразу повлияет на активность бизнеса и не сразу позитивно отразится на экономической динамике. Но со временем бизнес будет наращивать деловую активность и показатели инвестиций, производительности пойдут вверх.
   Второй раунд
   У властей, у бизнеса, да и у всех игроков, будет много поводов для того, чтобы отступить, вернуться вспять к привычным нормам жизни. Но в этом варианте стратегии всякий раз, когда будут возникать подобные искушения, активные игроки начнут задумываться о ценностях и вероятностях успеха при соблюдении новых норм или при их нарушении. Механизмы поддержания равновесия на основе экономической и политической конкуренции должны со временем действовать все более слаженно, все более эффективно. А по мере повышения их эффективности с накоплением позитивных прецедентов в социальной практике будет все активнее усваиваться новая, более продуктивная система институтов и ценностей. Россияне, может быть, наконец почувствуют на своем опыте достоинства независимого суда и поверят в возможность его существования. В этой обстановке должен проявиться эффект роста доверия – главный ресурс «русского чуда», которое возможно в ХХI веке; прежде всего доверия к собственным публичным институтам, а также к бизнесу, к согражданам, к самим себе. Следом пойдет рост деловой и социальной активности, частной инициативы, открывающий России путь в высшую лигу развитых стран. Я не могу сейчас предугадать проблемы, могущие возникнуть в то время, – думаю, это будут те же проблемы, с которыми сталкиваются и другие развитые страны. Подчеркну только одно: я пытался не фантазировать, а показать те механизмы, которые в случае стратегии демократической модернизации будут успешно работать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 [52] 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация