А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Иероглиф смерти" (страница 6)

   3

   Стас Данилов взял чашку Марии, отхлебнул глоток и сморщился:
   – Ну и гадость. Марусь, у тебя глаза от такого крепкого кофе не вылезают?
   – Сам скажи, тебе со стороны виднее. – Маша забрала у него чашку.
   – Переходи на зеленый чай, – посоветовал Стас. – Он прекрасно тонизирует и не портит цвет лица. И кофеина в нем мало.
   – Помешался ты на своем зеленом чае, – проворчал Волохов. – Скоро у тебя от этих восточных дел разрез глаз изменится.
   – Наш мир – всего лишь иллюзия, Толя, – философски изрек Данилов. – Когда-нибудь ты тоже это осознаешь.
   – Вот интересно: если я тебя сейчас кулаком по лбу стукну – это тоже будет иллюзия?
   – Не будь здесь дамы, я бы тебе ответил.
   – Не будь здесь дамы, я бы тебе стукнул.
   – Мальчики, я не дама, я мент, – возразила Маша, поднося к губам чашку. – А мент – всегда мент, какую форму на него ни натяни.
   – Глубокомысленное изречение, – заметил Стас. – И что за мудрец тебе такое сказал?
   – Один продавец бутербродов, который стал художником.
   Данилов ухмыльнулся:
   – Ну, продавцу бутербродов сам бог велел. Сколько труда и таланта надо вложить в то, чтобы украсить бутерброд. Намазать на него творожный сыр, выложить сверху мозаику из рубленой зелени. А потом еще разложить розочки из соленой семги.
   – Точно, – подтвердил Волохов. – Шекспир отдыхает!
   Данилов посмотрел на него насмешливым взглядом и сказал:
   – Толя, Шекспир был поэтом, а не художником.
   – Да ну? А поэт – это, по-твоему, кто?
   – Кто?
   Волохов задрал указательный палец и назидательно произнес:
   – Художник слова – вот кто!
   Мария глянула на циферблат наручных часов.
   – Толя, опроси, пожалуйста, коллег Ирины Романенко по ее последнему месту работы.
   Волохов посмотрел на нее серьезным взглядом и кивнул:
   – Сделаю.
   – И на прежней работе тоже.
   – Это уже смахивает на безжалостную эксплуатацию. Пусть Стасик этим займется.
   – Я не могу, – сказал Данилов. – У меня через два дня истекает срок предварительного следствия по делу о поджигателях автомобилей. Работы невпроворот.
   Волохов вздохнул:
   – Так я и думал, что отмажется. Буддисты все хитрые. Потому что они совесть вместе с реальностью отменили. Ладно, так и быть, съезжу. Надеюсь, вуз, в котором она училась, ты на меня не повесишь?
   – Нет, этим я займусь сама.
   У Стаса пискнул мобильник. Он взял трубку со стола, посмотрел на дисплей и вздохнул:
   – Мне пора.
   – Я тоже поеду, – сказал Толя Волохов. – Маш, ты с нами?
   Любимова покачала головой:
   – Нет, я выпью еще чашку.
   – Как знаешь. Удачи, истребительница кофеина!
   Распрощавшись с мужчинами и дождавшись, пока они выйдут из кофейни, Маша достала из сумочки мобильный телефон. Нашла номер дилера Макса и нажала на кнопку вызова.
   Гудок… Второй… А затем:
   – Добрый вечер, Мария Александровна!
   – Здравствуй, Макс. Я сейчас в кафе «Асторикс». Это на Бульварном кольце. Мы можем встретиться здесь?
   – Да. Я бывал в этом месте.
   – Когда тебя ждать?
   – Минут через двадцать – двадцать пять.
   – Хорошо. Мой столик в нише, за стеной.
   Маша убрала телефон в сумку. Затем подозвала официантку и заказала еще одну чашку кофе, а к ней – два эклера с шоколадной начинкой. Иногда вкусная еда помогала отвлечься от боли в плече. Маша надеялась, что это сработает и сейчас.
   Поедая эклер и запивая его кофе, Мария размышляла о мужчинах, с которыми сводила ее судьба. Первый был самовлюбленным и хвастливым кретином, который, едва выпрыгнув из постели, тут же рассказал всему курсу про их связь. Со всеми красноречивыми подробностями. Мария тогда прилюдно влепила болтуну пощечину и с удовольствием наблюдала, как его физиономия сделалась малиновой, губы затряслись, а в глазах появились боль, страх и испуг вперемешку.
   Второй парень Маши променял ее на студентку театрального института.
   Третий изматывал ее своей ревностью, а сам, считая себя, по-видимому, настоящим мачо, беспрерывно крутил романы на стороне. Четвертый был слишком влюбчив, трижды уходил от Маши, но все три раза возвращался к ней, становился на колени и вымаливал прощение. В четвертый раз привычный сценарий не сработал. Маше надоела эта комедия, и она положила ей конец.
   А потом случился муж…
   При мысли о муже Мария тяжело вздохнула. Затем доела последний кусочек пирожного и тут заметила высокую, крепкую фигуру дилера. Этот парень был настоящим красавчиком.
   Подойдя к столику, дилер улыбнулся и сказал:
   – А вы, я вижу, сластена. Приятного аппетита, Мария Александровна!
   Маша отодвинула от себя блюдце с шоколадными крошками. Макс, не дожидаясь приглашения, сел напротив, затем сунул руку в карман модной синей куртки, достал флакон, туго завернутый в плотную бумагу, и поставил его на стол перед Марией.
   «Даже не посмотрел по сторонам, – подумала она. – Уверен в себе. Совсем не похож на других поставщиков. Настоящий король улиц».
   Любимова хмыкнула.
   – Ваш заказ, – сказал Макс, глядя на нее спокойными, ироничными глазами.
   Мария, не отвечая, достала из сумочки конверт и протянула его дилеру. Тот взял, свернул конверт пополам и опустил в карман куртки.
   Сделка была совершена, но дилер продолжал сидеть.
   – Что-то еще? – спросила Мария.
   – Хочу предложить вам новый товар – на основе оксикодона. Он гораздо сильнее, чем прежний, и стоит всего на двадцать процентов дороже.
   – Меня это не интересует.
   – Уверены? С каждым месяцем вы покупаете все больше. Стоит ли переплачивать?
   – Вам лучше уйти, – сказала Мария.
   Макс молчал, выжидательно глядя на нее своими спокойными, лукавыми глазами. Аккуратно выбритый, вкусно пахнущий, красиво причесанный шатен в модной, дорогой одежде.
   – Вы уйдете или нет? – поинтересовалась Маша, начиная терять терпение.
   – Я был бы не прочь выпить чашку кофе и что-нибудь съесть, – сказал дилер.
   – Что ж, это ваше право. А мне пора.
   Маша Любимова окликнула официанта и полезла в сумочку за бумажником, чтобы расплатиться по счету.
   – А вы красивая женщина, – сказал вдруг Макс, с легкой полуулыбкой разглядывая Марию.
   Она бросила на него быстрый, удивленный взгляд и снова перевела его на сумочку.
   – Как вы стали полицейским? – спросил Макс.
   – Много будешь знать – скоро состаришься.
   Дилер усмехнулся.
   – Ну, разумеется. Послушайте, Мария, а почему бы нам с вами, вместе…
   Он наткнулся на ее взгляд и осекся. Пожал плечом:
   – Ладно, проехали. Какой кофе вы посоветуете? Я не любитель этого напитка, но сейчас что-то захотелось.
   Маша смерила парня долгим, пристальным взглядом.
   Наглый, самоуверенный, спокойный. Никаких бегающих глазок, никакого жаргона. Пожалуй, слишком привлекательный и вежливый для распространителя «дури». Любимова с удивлением осознала, что почти восхищается этим человеком, как можно восхищаться хищником, который идеально приспособлен для выживания.
   На этот раз дилер не смутился под ее взглядом. Мария чуть прищурила карие глаза.
   – Сколько тебе лет? – спросила она.
   – Двадцать четыре, – ответил парень.
   – Почему ты этим занимаешься?
   – Чем «этим»?
   – Толкаешь «дурь».
   Он улыбнулся:
   – Это приносит немалый доход. Глупо отказываться от того, что само идет тебе в руки, правда?
   – Когда-нибудь ты попадешься. Тебя возьмут за шиворот и бросят в тюремную камеру.
   – Надеюсь, это будете не вы.
   – Как знать.
   Макс чуть склонил набок свою красивую, ухоженную голову и сказал:
   – То, чем занимаетесь вы, ничуть не менее рискованно. К тому же рано или поздно всем нам придет конец. Стоит ли трястись заранее?
   Маша продолжала внимательно разглядывать парня. И с каждой секундой он вызывал у нее все больше любопытства. Доктор Козинцев (врач, занимающийся ее психологической реабилитацией) был прав: у нее и впрямь слишком давно не было мужчины. С чисто физиологической точки зрения это, конечно, не катастрофа. Но что, если все ее беды и тревоги последних месяцев, весь страх, который тяжелой взвесью клубился в ее душе, – что, если все это обусловлено простым сексуальным голодом или, как остроумно выразился доктор, «телесною тоскою»?
   У Маши всегда были высокие требования к мужчинам, но с точки зрения экстерьера и манер Макс был великолепным образцом. Красивый, высокий, уверенный в себе. Злым он тоже не казался. Ну да, молод, но ведь это хорошо. Зрелость, ум и опыт ценишь лишь в тех мужчинах, к которым испытываешь искренний интерес. Если хочешь найти мужчину для удовлетворения плотских потребностей, то такие, как Макс, – практически идеальный вариант.
   – Почему вы на меня так смотрите? – поинтересовался дилер.
   Маша насмешливо прищурилась:
   – Да вот думаю – не съесть ли мне тебя?
   – Лучше съесть, чем арестовать, – засмеялся Макс.
   – У тебя есть свое жилье?
   – Да.
   – Поедем к тебе?
   На лице дилера застыло удивление, но, к чести парня, он быстро соображал. Макс широко улыбнулся, блеснув безукоризненно белыми зубами, и произнес голосом, дающим понять, что он вошел в тему:
   – Хорошо. Если вы не против, я расплачусь с официантом.
   Мария не возражала.
* * *
   – Нет! Я не хочу.
   Маша оттолкнула его от себя, рывком села на кровати, накинула на себя одеяло и опустила ноги на пол. Потянулась за пачкой коричневых ароматизированных сигарет.
   – Я что-то не так сделал? – спросил у нее за спиной Макс.
   – Нет. Просто… это не для меня.
   – Что не для тебя?
   – Обращайся ко мне на «вы».
   – Но это глупо.
   – Возможно. Но иначе ты рискуешь потерять не только клиентку, но и свободу.
   Она щелкнула зажигалкой, и на мгновение пламя отразилось в крошечных капельках пота, выступивших у нее на лбу.
   Макс нахмурился.
   – Я думал, мы подходим друг другу.
   – Как выяснилось, нет.
   – Но почему?
   Она пожала плечами:
   – Не знаю. Вероятно, потому, что я полицейский, а ты – преступник.
   – В этом есть своя изюминка. Разве нет?
   Он привстал на кровати и хотел поцеловать Марию в шею. Она отстранилась и сухо произнесла:
   – Я сказала: нет.
   Сделав несколько затяжек, Мария затушила сигарету в пепельнице. Потом потянулась за сумочкой, лежавшей на стуле, достала флакон с кодеином, вытряхнула таблетку и бросила ее в рот. Запила глотком вина, который остался у нее в бокале.
   Дура… О чем она думала? Вообразила себе, что секс с молодым красавцем расцветит ее жизнь яркими красками. Вернет ей уверенность в себе. Ерунда! Пуститься во все тяжкие в тридцать четыре года… Это ж надо до такого додуматься!
   Любимова покосилась на Макса, растянувшегося на кровати. Прекрасный мускулистый зверь, получивший от ворот поворот. Можно себе представить, как он сейчас злится.
   – Будем считать, что ничего этого не было, – сказала Маша более мягким голосом. – Ты ни в чем не виноват. Все дело во мне.
   – Мария, я думал…
   – Не продолжай, – сказала Маша. – Я совершила глупость, приехав сюда. Очередную глупость в своей жизни.
   Мария встала с кровати и принялась одеваться. Она чувствовала, что Макс смотрит на нее, и от этого взгляда ей было не по себе.
   Когда она оделась, Макс протянул ей что-то:
   – Держите!
   Маша взглянула – это был флакон с таблетками.
   – Зачем это? – спросила она.
   – Подарок, – объяснил Макс. – Просто так. Все равно я собирался его вам отдать.
   Мария внимательно посмотрела парню в глаза, потом пожала плечами и забрала флакон. Макс усмехнулся и качнул головой:
   – Не думал, что вы возьмете.
   – Глупо отказываться от того, что само идет тебе в руки, правда?
   – Запомнили! Интересная вы девушка, Мария Александровна. Неординарная. Жаль, что у нас ничего не получилось.
   – Ничего и не могло получиться. Надеюсь, я не сильно испоганила тебе этот вечер.
   – Бывало и хуже, – сказал Макс. – Мы останемся друзьями?
   – Мы никогда не были друзьями. Ты продавец, я покупатель. Остановимся на этом. Можешь меня не провожать.
   Маша взяла со стула сумочку и направилась в прихожую.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация