А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наследник Магнитной горы" (страница 5)

   Свиток 4
   Лишний раз доказывающий, что игрушки с Огнем – опасная штука даже для голубоволосых ведьм

   Спотыкаясь на ходу, Хакмар торопился за отцом. «Жрица-ждет, жрица-ждет» – в такт шагам билось у него в голове. Зачем она вызвала отца? Почему такая спешка? Неужели она… узнала? Ему стало по-настоящему страшно.
   – Успокойся, – на ходу бросил ему отец. – Это не из-за того… Ну, о чем ты думаешь… Скорее всего – из-за Храмового заказа…
   Хакмар почувствовал невероятное облегчение и почти сразу же нерассуждающую злость:
   – Благородные мастера клана Магнитной горы со всех ног бегут выполнять приказы какой-то стойбищной тетки, которая небось еще с десяток Дней назад на своем севере крайнем прогорклый жир хлебала!
   – К твоему сведению, сын, на севере, кроме жриц, еще много приличных людей живет, – неодобрительно сказал отец.
   – Вот и пускай, – мрачно откликнулся Хакмар. – Они – у себя, а мы – у себя, и нам свои северные проблемы не навязывают.
   Отец резко остановился и посмотрел на Хакмара тем специальным взглядом, каким взрослые смотрят на очень маленьких детей. Хакмар этот взгляд просто ненавидел!
   – Ты нынче решил перечудить сам себя, сынок, – устало сказал Никтоман. – Ты бы хоть подумал – не будет жриц, кто станет разжигать Огонь в наших горнах? А ведь они каждый раз, как возжигают Пламя, жизнью рискуют. Хватанет однажды жрица чуть больше Огня, чем сможет удержать, – тут-то ей и конец! Они об этом знают и все равно свое дело делают! Неужели это не вызывает у тебя даже самого малого уважения – хотя бы к мужеству? Нет? – Отец передернул плечом и устало добавил: – Похоже, что нет. С тобой говорить бесполезно – как вот с этой стенкой! – и он ритмично постучал в стену. Казавшийся сплошным монолит дрогнул. Сперва в нем появилась трещинка не толще волоска, потом она стала расширяться, расширяться… и гигантская цельнокаменная дверь легко повернулась вокруг своей оси. Оттуда хлынул свет… и Хакмар вслед за отцом ступил в тщательно изолированные от остальной горы испытательные пещеры.
   По комнате, залитой режущим глаза белесым светом, металась голубоволосая женщина.
   – Чтоб от тебя – ни звука, как в заброшенном забое! – сквозь зубы прошипел отец Хакмару. – Иначе я за себя не ручаюсь. – И тут же на его губах расцвела любезная и даже слегка заискивающая улыбка: – Енге жрица, драгоценная моя! Мы провели самое тщательное расследование недавнего чудацкого происшествия и выяснили…
   – Меня сейчас это совершенно не интересует, мастер Никтоман! – резким жестом пресекла его слова жрица. – Северный ветер принес послание из Зимнего дворца! – она нервно взмахнула скомканным в кулаке свитком отлично выделанной берестяной коры. – Снежная Королева обеспокоена… Весьма обеспокоена!
   Судя по ее взгляду, в переводе с дворцового языка это означало, что их Снежная Баба напугана, как рудничные под обвалом.
   – Положение Югрской земли становится катастрофическим! – Не останавливаясь, жрица продолжала мерить пещеру шагами, мелькая перед глазами мужчин пышным хвостом голубых волос.
   А интересно все-таки – крашеные или натуральные?
   – В тундре мамонты и древние великаны, но даже это пустяки по сравнению с тем, что творится в тайге! Откуда-то вылезло невероятное количество многоголовых мэнквов-людоедов…
   – Насколько я знаю, мэнквы в тайге водились всегда, – осторожно перебил ее отец.
   – Но не в таких же количествах! Будто их сам Куль-отыр… Эрлик-хан по-вашему… из ладоней подсыпает! Эти твари сбиваются в стаи! И нападают даже на крепости! А уж обычные стойбища просто жрут в три горла! А то и в четыре! – В ее голосе прозвучало настоящее отчаяние.
   – У вас там родичи остались? – тихо и неожиданно сочувственно спросил отец.
   Жрица остановилась в своих метаниях. Горячечный ужас в ее глазах медленно леденел, сменяясь привычно твердым и равнодушным взглядом храмовницы.
   – Мои родичи – сестры Храма! Храм поставил белым кузнецам задачу – создать оружие против заполонивших север тварей! – раздельно выговорила она. – И я желаю знать, что сделано Магнитной горой для выполнения Храмового заказа первостепенной важности!
   – Вы дали нам слишком мало времени, – защищаясь, пробормотал отец.
   – Меня не интересуют ваши отговорки! Если Храм не получит оружие против многоголовых мэнквов – вы сами и весь ваш клан ответите своими единственными головами, вам ясно?
   Отец выпрямился и бросил на жрицу полный скрытого неодобрения взгляд:
   – Не стоит так кричать в испытательных пещерах, драгоценная енге жрица! Тут все образцы пробные, недоделанные – кто знает, на что могут сработать? Вот этот, например… – и он нажал на рычаг в стене.
   Заставив жрицу по-заячьи подпрыгнуть, металлический пол зашевелился, как живой, и с шелестом пополз в сторону, открывая прячущееся под ним прозрачное окно из полированного горного хрусталя. Жрица поглядела вниз одновременно с любопытством и каким-то веселым раздражением. Несложно было догадаться, о чем она думает – гора мастеров, как всегда, преподнесла очередной сюрприз. Хакмару вдруг показалось, что жрице это нравится. Мальчишка передернул плечами – не его дело разбираться в сложных душевных движениях голубоволосых! – и уставился сквозь защитное стекло.
   Стены пещеры внизу были испещрены выбоинами от бесчисленных взрывов и покрыты застарелыми слоями черной сажи от частых экспериментальных пожаров, бушевавших внутри. На выщербленном и покрытом трещинами каменном постаменте торчком стояло небольшое – с мяч величиной – рифленое металлическое яйцо. Верхушка яйца была заткнута чем-то вроде пробки с кольцом. Вокруг постамента в несколько слоев были навалены мешки с песком.
   – Согласно переданным нам характеристикам, – очень официальным тоном начал отец, – мэнквы-людоеды обладают шкурой и костями более крепкими, чем человеческие…
   – Их убивать – все равно что убивать гору. Которая к тому же быстро бегает и норовит тебя сожрать, – мрачно буркнула жрица. – И с каждым днем этих гор становится все больше!
   Отец поглядел на жрицу со снисходительной улыбкой:
   – Значит, нам нужно оружие такой разрушительной силы, что способна убить гору! – Отец отодвинул панель в стене пещеры и вынул оттуда три пары очков с закопченными стеклами. Вроде бы небрежно поинтересовался: – Силы Голубого огня на это ведь не хватает?
   – Сила Голубого огня беспредельна, – с заученной быстротой отозвалась жрица. – Жрицы уничтожают мамонтов – местные называют их Вэс – и отмораживающихся изо льда эрыг отыров. Мы в состоянии справиться с одним-двумя мэнквами. За некоторое время…
   «Только остальные мэнквы вам этого времени не дают», – с легким злорадством подумал Хакмар.
   – Следовательно, надо убивать много и быстро, – сделал вывод отец. – А на это не способна ни сила Огня, ни сила металла. Но может быть, они справятся вместе?
   Хакмар вздрогнул – это что-то совсем новенькое! Голубой огонь соединить с металлом – как это возможно? Огонь пылает в горнах, плавя металл и придавая ему форму – и это все! В словах отца было что-то… почти кощунственное!
   – Если вы помните, недавно мы просили драгоценную енге жрицу закачать нам резервуар Голубого огня…
   – Еще бы не помнить! Хватило бы День небольшое селение отапливать, – буркнула жрица, кажется, твердо решившая не поддаваться на отцовский торжественно-интригующий тон.
   – Ну а нам хватило только заполнить вот это, – и отец величественным жестом указал на стальной мяч в нижней пещере.
   Вот теперь жрицу проняло!
   – Но… Столько Огня не могло поместиться в такой маленькой штучке! – протестующе воскликнула она. – Ему же там тесно!
   – Еще теснее, чем вы думаете, – хмыкнул отец. – Нам пришлось найти немного местечка для слюны рудничных змеев… Посмотрим, что будет, когда все это вырвется на волю? – и он протянул жрице защитные очки.
   Женщина неуверенно нацепила их на нос – похоже, больше всего ей сейчас хотелось смыться. Но она только решительно стиснула губы и уставилась сквозь полированный хрусталь.
   – Единственное, что у нас не очень получается, это пауза между выдергиванием предохранителя и взрывом, – сознался отец, вертя рычаг манипулятора. Внизу, в комнате, закрепленная на шарнирах длинная суставчатая палка разложилась и, двигаясь неуверенными рывками, попыталась подцепить торчащее над железным яйцом колечко. Кончик палки все время промахивался, проходя от кольца то справа, то слева.
   – Странно, что вы не пользуетесь для этого летучими мышами, – вдруг невинным тоном сказала жрица. – Или мыши – это новейшее изобретение? – и она пристально поглядела на Хакмара.
   – Стоит только вытащить колечко запала, как сразу шарахнет, так что убежать из зоны взрыва не удастся, – словно не слыша ее последних слов, торопливо сообщил отец. – Мы рассчитываем на способность жриц к полету – тогда можно просто сбросить начиненный Огнем шар сверху…
   Жрица вдруг помрачнела.
   – Только старшие жрицы умеют летать, – явно не испытывая большого желания давать объяснения, процедила она. – Знаний и умений недостаточно, нужно, чтобы пары Голубого огня пропитали душу и тело, давая легкость и силу подняться над землей…
   «Ну да, а наша все знает, только не летает! Но скоро, наверное, полетит», – мысленно усмехнулся Хакмар. Что летать их жрица не умеет, он понял и раньше – иначе зачем бы ей так удирать от «черного кузнеца»? – но только теперь узнал, почему.
   – А нас не достанет? Этот хрусталь не выглядит прочным, – стремясь уйти подальше от неприятного разговора, жрица указала на отделяющее их от пещеры-полигона окно.
   – Укреплен свинцовой сетью, – продолжая крутить рычаг в попытках выдернуть запал, пробормотал отец. – Придумка моего сына.
   – Говорю же – изобретательный, – хмыкнула жрица и снова уставилась на Хакмара таким насмешливым взглядом, что у того аж внутри жарко стало. Она не просто догадывалась – она точно знала, что за историей с «черным кузнецом» стоит именно он!
   В это мгновение манипулятор, наконец, подцепил кольцо – и выдернутый запал упал на мешки с песком.
   Грянувший следом взрыв был так силен, что Хакмар даже не смог его услышать. Ему просто показалось, что оглушительная тишина острой иглой воткнулась ему в уши. В этом полнейшем беззвучии внизу, в пещере-полигоне, на каменном постаменте вспыхнул шар Голубого огня – в тысячу тысяч раз больше и сильнее тех, которыми швырялась жрица. Постамент зашипел и растаял под ним, как снег в горне. Шар расплескался волнами яростной синевы, нестерпимой для глаз даже сквозь закопченные стекла очков. Огонь расходящимися кругами побежал по нижней пещере, растворяя в себе мешки с песком. Неудержимым приливом взметнулся вдоль стен… Надежный, укрепленный свинцом хрусталь защитного стекла вздулся пузырем и лопнул, разлетаясь раскаленными брызгами.
   Хакмара с силой толкнули в спину – он упал. Очки свалились. Он закричал, не слыша собственного крика, – пол пещеры оказался неимоверно горячим, будто на сковородку швырнули. Вскочить ему не дали – отец навалился сверху, прикрывая собственным телом. Стены покрылись выбоинами. С ревом горного обвала Пламя ринулось прямо на них. Весь мир заполонили убийственный жар и разрывающее мозг сияние… Навстречу метнулась хрупкая женская фигура. Будто обнимая прущее на них Пламя, жрица широко раскинула руки – и струя Огня хлынула внутрь нее. Жрица вбирала в себя бушующее Пламя, не давая ему подобраться к Хакмару и отцу. Ее волосы встали дыбом – натянутый, как стальная струна, каждый волосок дрожал и потрескивал, а вокруг него, как нитка на веретене, извивались длинные голубые ленты Пламени. От наполнившего ее изнутри сияния жрица сама светилась. Мгновение мальчишке казалось, что сейчас она просто втянет все неистовство взрыва в себя. Но Пламени было слишком много. Голубой огонь выплеснулся из переполненного тела жрицы – потоки Пламени вырвались из глазниц, рта, сквозь волосы и кончики пальцев… Да ее же сейчас разорвет в клочья! Женщина закричала – ее подхватило ударной волной и швырнуло о стену.
   От нестерпимого жара одежда вспыхнула. Стены испытательной пещеры вспучились и заплакали каменными слезами. Каменный пол вокруг Хакмара застонал, покрываясь трещинами, и вздыбился. Прямо из-под земли выросли сотканные из густого, как расплавленный металл, и алого, как Закат, жидкого Пламени фигуры великанов – голову самого огромного венчала трехрогая корона. Хакмар никогда не видел их, но они показались ему близкими, как кровные братья, о которых он никогда не знал, но которые всегда были частью рода, семьи и его самого.
   Великаны встали плечом к плечу, прикрывая Хакмара и отца от Голубого пламени. Волна Огня ударила, разбилась о них, рассыпалась брызгами искр, хлынула поверх их голов и откатилась назад, ухнув обратно в нижнюю пещеру. Коронованный Великан успокаивающе махнул Хакмару пылающей ладонью… и все восемь огненных фигур жидким Пламенем ушли обратно под землю.
   Еще мгновение вокруг гудело, словно они все оказались внутри деревянного барабана, а потом наступила тишина. Настоящая тишина, а не та, что бывает в оглохших от взрыва ушах.
   Отец скатился с Хакмара, приподнялся на локтях, опираясь на остывающий пол.
   – Еще одно ограничение, – хрипло сказал он. – Новое оружие можно использовать только в полностью безлюдной местности.
   Лежащая у стены жрица глухо застонала, приоткрыла глаза и попыталась подняться.
   Хоть о стенку этих голубоволосых бей, ничто их не берет!
   Разбегающиеся глаза жрицы сфокусировались на магнито-горцах.
   – Почему… вы живы? – сплевывая розовую от крови слюну, с трудом выдохнула она.
   – А вы и не рады? – буркнул в ответ Хакмар.
   Жрица мотнула голубыми волосами и чуть от этого не свалилась на пол.
   – Ра… рада. Но… как вы уцелели? Что… тут было?
   – Да тут такое было, такое было, что даже и не знаешь, как сказать! – с неожиданной суетливостью пробормотал отец, оглядывая испытательную пещеру, где пол, потолок и стены превратились в сплошные потеки спекшегося в черно-красную массу камня. – Все взрывалось, Пламя горело, вы, драгоценная моя, аж полыхали, стены плавились! Нам-то, горнякам, что, мы привычные, а на нового человека, вот как енге жрица, нехорошо могло подействовать. Давайте-ка мы енге к шаману проводим, шаман посмотрит, травок даст… – И неожиданно для пялящегося на него с открытым ртом Хакмара отец подхватил жрицу под локоток и чуть не как родную дочь повел к выходу.
   Та покорно шла, едва перебирая ногами и почти повиснув на отце. Только у самого выхода она вдруг стремительно обернулась. Лицо ее изменилось – взгляд остановился, как у мертвой, и враз побелевшими губами она прошептала:
   – Кто… кто это? – Ее дрожащая рука поднялась, указывая на стену, под которой еще недавно укрывались Хакмар с отцом.
   – Никто, никто, совсем никого! – зачастил отец.
   Обведенные черным спекшимся камнем, будто угольным карандашом, на стене красовались четкие силуэты восьми гигантов. Самый огромный из них был увенчан трехрогой короной.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация