А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наследник Магнитной горы" (страница 31)

   Свиток 33
   В котором проводится полная зачистка Сивира, а кузнец и шаман встречают девочку с голубыми волосами

   – Как вы его назвали? «Сила Храма»? «Смерть мэнквам»? Или все-таки – «Кровожадные дуры»? – безнадежно спросил Хакмар, разглядывая созданное в его родной горе оружие против мэнквов. Оружие, от которого, как он знал, на много верст окрест не останется ничего – не только мэнквов, но и тайги, дороги, ледяной крепости… и даже маленькой металлической будки – буровой геологов, которую заключенная в стальном шаре сила Голубого огня, соединенная с силой металла и слюной рудничных змеев, выворотит из земли. Вместе с поворотным механизмом и закрывающей проход в Нижний мир чугунной крышкой. А он был так уверен, что та никогда больше не сдвинется с места! В открывшуюся дыру снова полезут людоеды. Правда, добираться до добычи им теперь придется долго – по выжженной Голубым огнем пустыне. Ничего, зато к ближайшему городу какой аппетит нагуляют!
   – Неправильно говоришь, – толкнул его локтем Донгар и уставился на обеих жриц с видом старателя, у которого весь забой оказался из сплошного малахита. – Мы все сделали, большая начальница тетенька жрица и большая начальница девочка жрица! – кланяясь так, что чуть не стукнулся лбом об чугунную плиту, проорал он.
   Хакмар увидел, как при этих словах парящая за спиной у жрицы девчонка изумленно расширила глаза. Ему вдруг показалось, что он то ли видел ее когда-то, то ли похожа она на кого-то знакомого…
   – Проход из Нижнего мира запечатан, однако, – плоская физиономия Донгара аж лучилась от восторга, и без того узкие глазки счастливо щурились. – Можно мэнквов не бояться больше!
   – Можно, – невозмутимо согласилась жрица.
   За стенами Буровой послышалось нарастающее ворчание. Один из мэнквов подпрыгнул – на развороченной крыше мелькнул громадный темный силуэт, – неуловимо быстрым движением лапы пытаясь сгрести парящую в воздухе жрицу. Болтая кривыми толстыми ногами, свисающими из-под края короткой белой рубахи, жрица взлетела повыше. Выскочившая из ее пальца Голубая искра щелкнула мэнква по носу средней головы. Великан заскулил, хватаясь за пострадавшее место. По стаду немедленно прокатилось вовсе не испуганное, а грозное рычание.
   – Не бойся, – успокаивающим тоном сказал Донгар. – Храм нам поможет!
   Ага, аж два раза!
   – Только не бросайте эту штуку! – тем обманчиво спокойным, скрывающим напряжение тоном, каким в подгорных ауылах говорят с взбесившимися лошадьми, сказал Хакмар, неотрывно глядя на болтающуюся в небесах толстуху с начиненным смертью стальным мячом под мышкой.
   – Ты знаешь, что это такое, – слова толстенькой жрицы звучали скорее утверждением, чем вопросом. – Ты с юга, в руках у тебя меч… Ты тот мальчишка, что сбежал из Магнитной горы! – Ее толстые щеки затряслись от радости. – Ты – черный кузнец! Я тебя нашла!
   – Пали-стукали, – буркнул Хакмар, а девчонка за спиной у жрицы вдруг неожиданно хихикнула и тут же поспешила придать себе сурово-серьезный вид. – Неважно, кто я, но если вы взорвете этот мячик, мэнквы снова полезут из Нижней земли…
   – А ты… Ты камлал темной Ночью! – все так же захлебываясь восторгом, вскричала толстуха. – В это сложно поверить, но ты – черный шаман! Настоящий! И это я, я, я обнаружила тебя! Все мерзкие твари Средней земли разом! – и она ласковым движением погладила стальное яйцо с заточенным в нем Огнем.
   – Ничего я не тварь, – вдруг обиделся на нее Донгар. – Я как лучше хочу!
   – Да послушайте же! – Хакмар почувствовал, что он просто задыхается от отчаяния. – Мы здесь уже давно и успели кое в чем разобраться…
   – Я стану героиней Храма! – Маслянистые, как у мэнква, губы толстухи расплылись в упоенной улыбке.
   Болтающаяся у нее за плечом девчонка неожиданно откашлялась и пробормотала:
   – Со всей почтительностью, наставница Синяптук… Может, все же стоит выслушать эти порождения бездны – убить их сильномогучая наставница всегда успеет…
   Не оглядываясь, тетка коротко взмахнула рукой, влепив девчонке костяшками пальцев по губам. Девчонка схватилась за разбитый рот, а тетка небрежно обтерла испачканную кровью руку о подол белой рубахи.
   – Вернемся, передашь, что я велела тебя выпороть, – не спуская с губ маслянистой улыбочки, невозмутимо объявила она. – Вот так в Сивире всякая дрянь и заводится, – скорбно покачала головой, одним взглядом объединив в число «дряни» как великанов-мэнквов, так и обоих мальчишек. – От непослушания Храму и нарушения заветов! Ничего, сейчас с этим будет покончено! Я сама, одна, открыла страшную опасность, угрожающую Храму, и сама устранила ее! – восторженно взвизгнула толстуха – похоже, если бы не тяжесть стального шара, она бы плясала в воздухе. – Королева сделает меня не иначе как наместницей! Эй, ты! – через плечо бросила она девчонке. – Бери шар! Подождешь, пока я отлечу подальше, вывинтишь запал и бросишь шар вниз. Потом улетай быстрее – ты мне еще понадобишься! Подтвердишь, что я обнаружила здесь двух Черных, и расскажешь в Храме о моем беспримерном подвиге по их быстрому и тайному уничтожению! Если сделаешь все как следует, я, может быть, даже отменю твою порку!
   – Да ты оглохла, толстая ведьма! – потрясая мечом от ярости, заорал Хакмар. – Нельзя здесь взрывать, нельзя, слышите, Нижний мир снова откроется, вы что, тупые совсем – нельзя!
   – Однако, правда, большая начальница, взрывать тут никак нельзя, беда выйдет… – рядом испуганно закивал Донгар.
   Жрица расхохоталась, запрокидывая голову и широко разевая рот.
   – Подлые твари Ночи просят пощады! Об этом я тоже расскажу в Храме – как вы валялись у меня в ногах, умоляя оставить вам ваши черные жизни!
   – Ах ты ж гадина! – Хакмар подпрыгнул не хуже давешнего мэнква, норовя достать жрицу мечом по кривым ногам. Не достал, свалился обратно в будку, прямо на чугунную плиту. И Рыжим пламенем не дохнешь – внутри царила гулкая пустота. Выдохся. Перегорел. Хоть бы Донгар в нее колотушкой кинул, так ведь не кинет, жрицелюб…
   – Но я лишь смеялась вам в ответ, вот так – ха-ха-ха! Ну, что ты там за спиной у меня порхаешь? – снова рявкнула она на девчонку. – Тебе что сказано? Исполнять! – И она на вытянутых руках сунула шар девчонке.
   – А где тут запал, вы сказали, досточтимая наставница? – преданно пожирая глазами начальство, переспросила та.
   – Да вот же он, дура, или у тебя глаз нет! – руки у тетки заняты, она кивком указывает на торчащее кольцо…
   – Вот это? – наивно переспросила девчонка и протянула руку, будто хотела уточнить – то ли это самое…
   И правда, что ли, глупая?
   Движение руки изменилось молниеносно – так атакует змея! Со вскинутой ладони девчонки сорвался голубой шар – прямо толстой жрице в лоб. Громыхнула короткая вспышка…
   Глаза у тетки закатились под лоб – и начиненное Огнем литое стальное яйцо вывалилось из ослабевших рук, ухнуло вниз, чиркнув по внешней стороне будки, и свалилось на голову кого-то из мэнквов. Послышался короткий хруст, и стальной шар отскочил в сторону, плюхнувшись в золу. Жрица крутанулась в воздухе, как подшибленная камнем ворона, и рухнула из поднебесья прямо под ноги мэнквам.
   Еда с неба сыпется! Довольно заворчав, великан ухватил свалившуюся на него тетку поперек туловища и потащил ко рту. Его сосед негодующе взревел и обрушил удар на одну из шей удачливого собрата, требуя свой кусочек.
   – Тетеньку жрицу едят! – заслышав рев и вой за стенами, перепуганно завопил Донгар.
   – Приятного аппетита, – бездумно буркнул Хакмар.
   Выпучив глаза – аж чувствовал, как они повылезали! – он пялился на парящую в темных небесах девчонку. Пошла против своих? На тонком смуглом лице играла торжествующая злая улыбка, и снова Хакмар не мог отделаться от ощущения, что он где-то видел юную жрицу.
   – Эй, стой! Ты куда? – взвизгнула вдруг девчонка.
   Хакмар оглянулся…
   Донгар уже выскакивал за дверь Буровой.
   Этот придурок стойбищный кинулся жрицу спасать? Но он же не может больше камлать!
   Зато драться еще как может!
   Вылетевший следом за товарищем Хакмар увидел, как Донгар ахнул колотушкой по великаньей башке. Кракнув, оббитое мехом дерево сломалось, и мальчишка тут же всадил зазубренный обломок мэнкву в ноздрю. Чудовище завизжало. Донгар прыгнул и прямо в воздухе волчком крутанулся у мэнква перед глазами – на лету нога его впечаталась людоеду в левый глаз второй башки. Тварь разжала лапы, хватаясь за обе морды сразу. Бесчувственная жрица плюхнулась в золу. Кувырок – Донгар приземлился рядом и, ухватив толстуху под мышки, попытался оттащить ее под прикрытие Буровой.
   Тащилось плохо – жрица тушкой обвисала на руках у мальчишки, ее босые пятки скребли золу…
   Над Донгаром взметнулась ножища мэнква… Волоча за собой толстуху, Донгар попытался метнуться в сторону – запутался, упал…
   – Чуд безмозглый! – Задыхаясь от ярости, Хакмар прыгнул прямо под опускающуюся на Донгара ступню людоеда и коротко полоснул того по ноге… Прыжок в сторону – по второй… Хлынула кровь. Мэнкв с перерубленными сухожилиями рухнул так, что содрогнулась земля. Парочка его собратьев немедленно ринулась рвать тушу в клочки, зато остальные, громко и злобно рыча, бросились на мальчишек.
   Рассказанная чудской шаманкой Чикыш байка оказалась правдой – черный шаман и впрямь убил черного кузнеца из-за голубоволосой жрицы Храма! Толстой, старой и глупой! И сам пропал, чуд тупой!
   – Что вы делаете, полоумные! – донесся сверху визг летучей мыши, и на мэнквов рухнул Голубой огонь.
   Вопль горящих великанов заставил содрогнуться тайгу. Похожие на огромные голубые факелы, они заметались по выжженной поляне. Вытянувшись, как игла, прошивающая воздух, девчонка на бреющем полете пронеслась у самой земли, и вырывающиеся из ее рук голубые шары летели в гущу стада. Мэнквы хватались за грудь и падали, опрокидывая сородичей. Потрясенный Хакмар понял, что она не просто бьет – бьет прицельно, точно в сердце! На такой скорости?
   Окутанная ореолом Голубого огня девчонка круто ушла в высоту, заложила вираж и сияющим голубым метеором ринулась вниз. Пальцы на ее руках были растопырены – и с каждого один за другим срывались мелкие пылающие шарики!
   – Бах! Ба-бах-бах! – тяжелые, как капли раскаленного свинца, Огненные шарики молотили мэнквов по головам. Отчаянно зажимая уши, Хакмар оцепенело смотрел, как шарик врезается мэнкву в башку, проходит насквозь и с грохотом взрывается в груди. Выжженные изнутри тела тварей валились оземь. Ревя и визжа, сшибая друг друга и втаптывая упавших в золу, испуганное стадо рвануло к деревьям, пытаясь укрыться от этой бешеной, оказавшейся им не по зубам добычи. Самые сильные, самые шустрые не добежали совсем чуть-чуть.
   – А-а-а! – длинный протяжный вопль накрыл их сверху. Вертясь, как обезумевшее веретено, девчонка свалилась прямо в середину стаи. И, будто с веретена, с нее разматывались длинные голубые пылающие ленты. Разматывались, разматывались, разматывались, захлестывая разбегающихся людоедов волнами Голубого пламени. В треске пылающего Огня утонули рычание и вопли погибающих чудовищ.
   Хакмар съежился, зажмурился, прячась от нестерпимого полыхания Пламени, но даже перед закрытыми веками продолжало дрожать сине-белое раскаленное марево. А уж какое зарево небось над лесом стоит!
   Треск и вопли стихли. Болезненно моргая, Хакмар приоткрыл глаза.
   Клубы черного дыма медленно расползались, открывая маленькую тоненькую девичью фигурку, стоящую посреди громадной выгоревшей проплешины. В одиночестве.
   Девчонка пристально вглядывалась в глубину уцелевших деревьев, потом вдруг вскинула руку, прицельно замахнулась – и шар Голубого огня усвистел между обугленных стволов. Из глубины леса вякнуло на три глотки, и послышался тяжелый шум падающего тела. Девчонка демонстративно отряхнула руки. Ее коротенькое, выше колен, белое одеяние все было покрыто копотью и золой. А фигура получше, чем у Таньчулпан с Чусовой, невольно подумал Хакмар.
   Маленькая жрица повернулась и медленно пошла к ребятам, обходя догорающие Синим пламенем остовы людоедов.
   – Мы это сделали, однако, – не сводя с приближающейся девчонки восторженных глаз, прошептал Донгар, черный шаман, опуская висящую у него на руках бесчувственную толстуху-жрицу в золу. На лбу у тетки вызревал здоровенный волдырь. – Мы сделали это! – кажется, только сейчас поверив в неожиданное спасение, заорал вдруг Донгар. – Живые люди будут! Нет больше мэнквов в Средней земле!
   Хакмар охнул… Вздымая босыми ногами тучи золы, девчонка в мгновение ока пронеслась через всю проплешину и налетела на Донгара, схватив его обеими руками за парку.
   – Ах, вы сделали? Это я сделала! Зачем, ну зачем? – заорала она, и ее разъяренное личико, залитое горячим потом, как водой, нависло над растерянным мальчишкой нос к носу. – Зачем ты за ней кинулся? Ну сожрали бы ее – тебе хуже было бы, да, хуже?
   И добрая девочка, только что в одиночку истребившая всех оставшихся мэнквов Средней земли, с размаху пнула бесчувственное тело достопочтенной наставницы ногой в бок.
   – Спасай вас, полудурков! Теперь все узнают, что я так могу! Никто не может, а я могу! – Она снова замахнулась ногой… и не ударила. Вместо этого вдруг громко, взахлеб разрыдалась, сквозь слезы бессвязно выкрикивая: – Если узнают… если только узнают… если вы только расскажете! – Разбрызгивая щеки с грязных, измазанных золой щек, она яростно развернулась к мальчишкам. – Вот только попробуйте кому-то рассказать, я вам… я вас… – На кончиках ее пальцев заплясали синие искры.
   Хакмар смутился. Ему плевать на ее угрозы! Но… у девчонки явно беда. Очень большая, с которой непонятно, как и жить! Не то чтобы он сочувствовал, но… она перебила мэнквов, выходит, молодец, хоть и ведьма. Сколько народу спасла, и их с Донгаром заодно. И вообще он не выносил, когда девчонки плачут!
   – Ну-у… Не реви, ну… – неловко топчась рядом, пробормотал он. – Зачем было вообще нас спасать, если теперь так расстраиваешься?
   Девчонка длинно, вибрирующе всхлипнула, шмыгнула носом и утерла мокрую физиономию длинными темными патлами.
   – Наверное… потому, что вы мне очень нужны, ребята, – вздохнула она.
   Но Хакмар уже не слушал. Он пристально смотрел на ее мокрые от пота, будто вымоченные в воде волосы. В них теперь значительно чаще, чем вначале, проглядывала сплошная, густая синева.
   Он протянул руку, ухватил девчонку за прядь и поднес ее к глазам. Кап-кап-кап… капала с кончика черная сажа, оставляя сплошную синь. Она их красит – в черное, чтоб не видно было синевы?
   – Ты птица цвета ультрамарин… – выдохнул Хакмар, завороженно глядя в темно-синие глаза под такой же синей челкой. Сердце у него колотилось, словно неслось галопом. Потому что он вдруг вспомнил, где видел ее! В том видении, что накрыло его в пещере чудской шаманки, под рассказ о гибели Великого Черного Кузнеца от рук лучшего друга. Это была она, та самая, что стояла с ним в ледяном саду! И пусть та была девушка, взрослая – а эта девчонка, не старше его, и пусть у той глаза были полны нежности, а у этой злющие, как у земляной кошки или… как у Таньчулпан с Чусовой, когда Хакмар пытался ее поцеловать! Но все равно это она!
   – Чего уставился? – обтирая замурзанную гарью и кровью мордашку, вызверилась на него маленькая жрица. – Не видел раньше никогда?
   – Видел, – одними губами прошептал Хакмар. – В том-то и дело, что видел.
   – И я видел, – таким же несчастным голосом откликнулся Донгар. – Ты эта… ведьма-албасы, моя эта… небесная жена!
   – Жена-а? – протянула девчонка и коротко, без замаха, залепила мальчишке в челюсть маленьким, но крепким кулачком.
   Без единого звука Великий Черный Шаман Донгар Кайгал кувыркнулся в снег.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация