А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наследник Магнитной горы" (страница 27)

   – Разворачивай его! Разворачивай! – заорал дедок-шаман, колотя мэнква палкой по шее. – Влево давай, влево!
   Растерянный Донгар поднял кулак и, шепча что-то, изо всех сил саданул мэнква по той шее, на которой сидел. Ездовой великан пошатнулся, но продолжал упорно переть в сторону дыры. Зато дед заорал:
   – Я тебе куда сказал поворачивать? Влево!
   – Может, у вас это лево, а у нас это право!
   – А я виноватый, что у вас все наоборот?
   Мэнкв продрался между двумя елками, оставляя на стальных колючках клочья своей шкуры. Отсюда уже видны были даже физиономии исчезающих в дыре великанов – и на каждой было написано жадное предвкушение.
   – Нас сейчас всех утянет! – заорал дед-шаман.
   А там сразу и слопают, мысленно добавил Хакмар. Он, кажется, догадывался, куда и зачем усвистывали в дырку мэнквы, но додумать мысль толком не получалось – охвативший голову жар и грохот закипающей крови в ушах лишали сил, соображения, желаний… Горячий пот тек по телу, а вокруг пальцев вспыхнул оранжевый ореол. Хакмар несколько мгновений тупо глядел на свою пылающую ладонь… И вдруг с размаху шлепнул ею по мэнквовой шее. Из горла мэнква вырвался дикий вопль – и великан встал. Попытался снова двинуться к дыре – Хакмар немедленно обхватил его шею обеими руками. Скуля от боли, великан завертелся на месте – сидящие на соседних шеях Донгар и дед, вопя, вцепились мэнкву в волосы. Как только перед носом… носами великана оказалась пробитая им же самим просека, Хакмар торопливо отдернул руки. Подвывая, мэнкв ринулся обратно по своим следам. Хакмар обессиленно поник на держащих его веревках.
   Дед-шаман даже не обрадовался.
   – Быстрее надо! – заорал он, озабоченно косясь на Хакмара и снова подгоняя трехголового палкой. – Ежели ты весь жечься начнешь, мэнкв нас вовсе скинет!
   – Что это было? – прокричал ему Донгар.
   – А, Голубой храм его знает! – рявкнул в ответ дед, все подгоняя и подгоняя мэнква. – Не было, не было – появилось! Небось вы, средние, проковыряли, наших мэнквов воровать! Как одурели – лезут туда и лезут, наш лес почти опустел, теперь из соседних потянулись. Даже домашних, ездовых, и тех цепями привязывать приходится, чтоб тоже не удрали! Как медом им намазано!
   Не медом – а мясом, тем самым, что не водится в железных лесах и от которого мэнквы дуреют! Мясом зверей и птиц и сладкой, сладкой человечинкой.
   – Не нужны нам ваши мэнквы! – подпрыгивая у мэнква на шее, проорал в ответ Донгар. – И чего это вы нашим Храмом ругаетесь – он вам ничего плохого не сделал!
   – Много ты знаешь! – фыркнул в ответ дедок. – Ты давай вон, дружка своего спасай, а то поздно будет, а я виноват окажусь!
   Ездовой мэнкв вырвался из леса и снова понесся по широкой каменистой равнине. У мальчишек разом вырвался вздох, полный восторженного ужаса.
   Впереди возвышался дворец – возносились к своду пещеры тонкие башни и округлые купола, гостеприимно распахнуты были ажурные ворота… И все – и стены, и башни, и вся другая красота – были сотканы из Рыжего пламени. Дворец пылал, трепетал и переливался, дыша нестерпимым жаром, играл всеми оттенками Пламени…
   – Вот Куль-отыр! – ахнул Донгар.
   – Чего, припоминать стал, где что? – перекрикивая мэнквов топот, спросил старик. – Все верно, там-то он и обретается, повелитель Куль-отыр! А к Хожировой кузне сюда, правее, – резко сворачивая влево, объявил он.
   Они миновали нагромождение оплавленных валунов… Как Хакмар ни был плох, он едва не задохнулся от восхищения. Может, кому Хожирова кузня и не казалась такой прекрасной, как ему, но он бы за нее отдал и Зимний дворец Снежной Королевы, и Огненный – Эрлик-хана, и, наверное, даже палаты Тенгри – Высокого Неба на девятых небесах! Это действительно была Первая из Кузниц – огромная и беспорядочная, будто ее все время расширяли и надстраивали, добавляя то одно, то другое. И она была лучше всех кузнечных, плавильных и шлифовальных цехов его родной горы, вместе взятых! У самого ее входа, гордо подняв голову в трехрогой стальной короне, стоял гигант в кузнечном фартуке, с небрежно закинутым на плечо молотом – сам Хожир. Позади, плечом к плечу, выстроились семеро его сыновей.
   – Доехал! – выдохнул Хакмар – и вместе с выдохом у него изо рта вырвался клуб Алого пламени. Захлебнувшись криком, мальчишка скорчился в удерживающих его веревках, но тут же приподнялся и ткнул пальцем в какую-то хитрую штуковину под навесом у входа: – А этот механизм – он для чего?
   Гигантские кузнецы переглянулись и захохотали так, что отозвались окружающие скалы.
   – Наш парень! – Хожир мимоходом приветственно кивнул Донгару. – Здорово, Черный! – и бережно снял Хакмара с мэнквовой шеи. – Ты не думай, – прогудел он. – Нам не все равно было, что ты мучаешься! Не могли мы тебе наверху помочь! Горн для перековки людей есть только здесь!
   – А олень нам нужен, чтоб запасы крови восстановить, – добавил его сын – похоже, старший, Сар хара, – забирая из лап мэнква жертвенного оленя.
   Несмотря на боль и изнеможение, Хакмар отчаянно покраснел. Они знают, что он про подземных кузнецов думал! И не извинишься-то теперь толком… Вместо этого он простонал:
   – Какой крови?
   – Которую мы в тебя вольем, – бросил Первый Кузнец, внося мальчишку в кузницу.
   Хакмар отчаянно крутил головой, пытаясь на ходу понять устройсто вон того горна. И тех тисков… И… Хожир стремительно пронес его через всю кузню и поставил у пустого плавильного котла. Рядом возвышалась наковальня, а на ней – отливочная форма, очертаниями похожая на человеческое тело. Тут же Хакмар обнаружил, что вся его одежда исчезла – он был совершенно голый! В панике он прикрылся горстью… Хожир звонко шлепнул его по руке:
   – А ну, убери! Хочешь, чтоб именно это место у тебя потом прогорело? – проворчал он. – Стой ровно!
   Сар хара поднял руку и коротко полоснул себя по предплечью длинным черным ножом:
   – Пусть Огонь, который тебя измучил, будет тебе покорен! – Кровь подземного кузнеца плеснула на Хакмара, окатив его с головы до ног.
   – Пусть покоряются тебе и металл, и дерево, и камень, и звезды, и вода, и свет, и все, чем богаты три Сивир-земли! – Нож перешел в руки второго сына, Бок шара, и новый поток крови накрыл мальчишку.
   – Пусть кует твой молот что угодно! – заливая Хакмара своей кровью, сказал носитель молота Худэрэ.
   – Пусть всегда пылает твой горн! – молвил Нухур, и снова солоноватая алая струя ударила в лицо Хакмару.
   – Ты не успел закончить обучение – так пусть же древние знания черных кузнецов придут к тебе! – принимая черный нож, сказал Абтай.
   – И пусть послушные мне тринадцать волшебных кузнечных чар будут твоими! – орошая мальчишку своей кровью, добавил его брат Альгандаа.
   Красавчик Аляа ху-бун забрал нож последним и весело улыбнулся Хакмару:
   – Понравилась мне кукла, что ты отлил, ох понравилась! – Он прицокнул языком. – Пусть ты всегда и всюду сможешь творить красоту! – и последние капли крови упали на шатающегося мальчишку.
   – Все пожелали? – прогудел их отец Хожир. – Ну тогда… Пусть из Искры возгорится Пламя! – И перехватив свой молот, он… с маху шарахнул им Хакмара.
   Почему-то Хакмар думал, что перековка – это что-то такое… вроде шаманских представлений на Новозим. Но это был самый натуральный, страшный удар молотом по физиономии, от которого нос Хакмара вбило внутрь черепа, а самого залитого своей и чужой кровью мальчишку унесло прямо в плавильный котел. Таящийся в его теле Рыжий огонь полыхнул во всю мощь. Хакмар чувствовал, как кипит кровь, тают кости и плавятся мозги, и вот он уже раскаленной жижей забулькал в котле. Братья-кузнецы крюком подхватили котел, опрокинули его над формой, и Хакмар стек кипящей Огненной струей. Его встряхнули, перевернули, и тут же восемь гигантских молотов начали бить по нему – сминая, выпрямляя и проковывая.
   Боль, боль, боль… Огонь, Огонь, Огонь… И безмолвный крик корчащегося под ударами тела. Ох, лучше б он просто сгорел! Взошел на храмовый костер! Лучше! Милосердней! Он больше не может! Нет! Боль и ужас достигли оглушающей силы. У пылающей алым светом болванки на наковальне, некогда носившей имя Хакмар из клана Магнитной горы, не осталось ничего – ни имени, ни памяти, ни сил!
   В стуке кузнечных молотов вдруг стал прорисовываться ритм, невероятно похожий на рокот Минькиных барабанов! Грохот кузницы отступил, растворяясь вдали, а то резкие, то мягкие удары ладоней по туго натянутой коже зазвенели у Хакмара в ушах в истинном ритме rock, и чуть глуховатый Минькин голос тихо запел:

Все отболит, и мудрый говорит –
Каждый костер когда-то догорит,
Ветер золу развеет без следа.
Но до тех пор, пока Огонь горит,
Каждый его по-своему хранит,
Если беда и если холода!

   – Готово! – крикнули где-то высоко-высоко.
   Над ним нависло красивое лицо Аляа. Вместо огромного молота младший из кузнецов был вооружен молоточком, которым быстро постукивал по телу Хакмара – поправляя там, ровняя тут. Улыбнулся ободряюще…
   – Взяли! – послышалась новая команда, и над мальчишкой нависли огромные клещи, хватая его за ноги и плечи.
   – И-и раз!
   Хакмар рухнул в купель с обжигающе ледяной водой. Сперва его охватило тепло, потом оно сменилось блаженным холодом – к потолку Первой из Кузниц взвились пышные белые султаны пара. И вместе с этим паром Хакмар – звонкий, как струна, легкий, как пушинка, – тоже понесся вверх, вверх, вверх…

   Свиток 30
   О том, как Черного кузнеца и шамана изгоняют из крепости

   Хакмар резко сел на лавке и уставился на собственные руки. Руки как руки, обычные для любого горского мальчишки – с очень коротко обрезанными ногтями, твердым валиком мозолей от меча на правой ладони и мелкими порезами да ожогами во всех остальных местах. Вот именно – руки как руки! Нормальные, не пылающие Огнем и не обугленные до костей! И все тело – легкое, гибкое, сильное. Высокое Небо, да ведь он уже и забыл, каково это – когда у тебя ничего не болит, не кидает в жар, не горит голова!
   – Получилось, – все еще неверяще прошептал Хакмар. – Неужели получилось?!
   – Да получилось, получилось, – ворчливо откликнулся мальчишка-шаман и заворочался на полу, где он лежал в чем-то вроде гнезда из шкур. Сел, держась обеими ладонями за виски, будто боялся, что голова сейчас скатится у него с плеч и запрыгает по полу из неоструганных досок. – Почему, однако, у тебя голова не болит? – завистливо косясь на Хакмара, пробормотал он. – В Нижнем мире молотом били, в Среднем мире со стенки падал – правду, видать, говорят: у вас, в горах, головы каменные. Ежели южанин лбом в дерево стукнется – дерево сломается.
   – Кто б говорил! Сам своей клювастой башкой в дерево воткнулся, – отбрил Хакмар. Хлопнул себя ладонью по лбу (и ничего не каменный!): – Стена! Мэнквы! Надо на стену! – Он попытался вскочить…
   – Не надо никуда, – тихий голос воеводы остановил его.
   Хакмар оглянулся. Прислонившиь к завешанной оружием стене, стоял старый воевода. Рядом, тяжело обвиснув на лавке – видно, что и сидеть ему еще тяжко, – пристроился белый шаман крепости. Двери караулил воеводин племянник. И все трое пристально, с каким-то болезненным интересом разглядывали мальчишек.
   – Мэнквов мы отогнали, – продолжая водить глазами с Хакмара на Донгара и обратно, сказал воевода. – Да они не очень и лезли – большая часть у трещины застряла, что молодой шаман проломил, – он кивнул на Донгара. – Им сородичей, которых они в драке прибили, хватило – сожрали да в лес убрели. А кто к крепости все ж таки перескочил, тех мы, как молодой мастер велел, горящими кольями погнали, – последовал новый кивок – на этот раз на Хакмара.
   Парни переглянулись и тут же торопливо отвели глаза. Им бы сейчас от гордости лопаться – как же, «молодой шаман» да «молодой мастер» – победители мэнквов! Но уж больно странно звучал голос воеводы. Будто они не крепость спасли, а… нашкодничали так, что теперь непонятно, как из учиненного ими безобразия выбираться.
   – Тогда я это… В кузницу пойду, – спуская ноги с лавки, торопливо предложил Хакмар. – Луки починю, оружие подровняю. – Давний и лучший способ отвратить гнев отца. Что ни натворишь, но если обозленный отец застанет тебя за работой – такого занятого-занятого! – грядущая кара немедленно уменьшается вдвое. И тут же Хакмар опомнился – во-первых, он уже не ребенок, чтоб выволочки от взрослых бояться! Хоть ему и тринадцать Дней, а он настоящий мастер, с посвящением! А во-вторых… они же ничего плохого не сделали! Или сделали?
   – Куда тебе надо идти – так это за ворота, и быстро-быстро.
   И прежде чем Хакмар успел спросить, что случилось с воротами – мэнквы проломили или еще что, – воевода добавил:
   – Бежать вам из крепости нужно, ребятки.
   – П-почему? – заикаясь от неожиданности, спросил Хакмар. То сам не отпускал, теперь гонит – этих взрослых не поймешь! Да и куда они сейчас пойдут? – Там же полный лес мэнквов! Они нас сожрут!
   – Вы парни не простые – подавятся, – рассудительно сказал воевода. – А здесь вам точно конец.
   – Люди видели-слышали, как вот он камлал… В Ночи… – тихо, будто говорить ему все еще трудно, прошептал белый шаман. – Люди думают – вы во всем виноваты. Вы чэк-наи из-под земли подняли, вы мэнквов в наши леса призвали. Говорят, – пристально глядя на съежившегося в шкурах Донгара, продолжил он, – черный шаман молнии накликал – стены крепости растопить, чтоб не мешали мэнквам до нас добраться.
   Донгар молча опустил голову – будто и правда подкармливание голодающих мэнквов человечиной было заветной целью его жизни.
   – Эрлик! А ваши чудные люди не думают, зачем мы тогда с мэнквами сражаемся? – рявкнул Хакмар. – Или у нас такое развлечение особенное – сперва мэнквов вызвать, а потом отбиваться от них с риском для жизни? – Он гневно шагнул к воеводе… и тут же стоящий у двери молодой воин резко вскинул натянутый лук, целясь Хакмару в сердце.
   – Ты чего? – невольно отступая, пробормотал Хакмар. – Ты же… Мы же с тобой… – Он хотел сказать, что они почти подружились, но… промолчал. Дружбы не бывает «почти», и в друга не целят стрелой, глядя при этом такими глазами, будто ты мэнкв, умудрившийся спрятать куда-то три четверти своего роста.
   – А люди вообще не очень умные, – укоризненно прогудел воевода, кладя руку на племянников лук и опуская его стрелой вниз. – Недаром все-таки жрицы Огня говорят, что за людей они думать будут. И правда, сам видишь, как люди думать берутся, неладно у них выходит. Но если уж чего надумали – обратно у них эту глупость и колом не выбьешь.
   – Воины кучками собираются, шушукаются. И обозники с ними, – глухо сказал племянник воеводы, стараясь не смотреть на Хакмара. – Говорят, ежели вас двоих жрицам отдать, может, те сумеют бедствие остановить. – По его лицу видно было, что и сам он задумывается – а не так ли это? Тем более что Хакмара жрицы и раньше искали…
   – В общем, пока они еще только додумались, а не договорились, надо, чтоб вас здесь не было! – припечатал воевода.
   – Но… – Хакмар растерялся. – Это же… несправедливо! Мы вам помогли!
   – Так и мы вам помогаем, – добродушно объявил воевода. – Оленей самых сильных подобрали, припасы, оружие. Шаман травок всяких собрал, даже бубен свой малый отдал!
   Хакмар перевел потерянный взгляд на белого шамана:
   – Ну хоть вы им скажите – вы же видели, что Донгар на самом деле духов болезней гонял!
   – Оставь, Хакмар, – тихо и безнадежно сказал Донгар, выпутываясь из шкур и поднимаясь на ноги. – Без толку это, однако все одно, даже шаману не поверят! Я их понимаю… – еще тише добавил он. – Чэк-наи Огненные поднимаются, людей жгут, селенья жгут – а тут ты, а от тебя Рыжим огнем так и пышет. Из Нижнего мира дрянь всякая лезет – а тут я, и в Нижний мир камлаю. Жить люди хотят, спасения ищут, причину беды ищут – а тут мы с тобой!
   – Ты мудр не по Дням, брат мой из Ночи, – наклонив голову, почтительно сказал белый шаман.
   – Не мудр я! – раздраженно возразил Донгар. – Просто ежели бы я сам не был Черным, то так бы и думал! Уходить надо, – закончил он и шепотом добавил: – Или уж оставаться да жрицам сдаться – может, так и лучше.
   – Ну уж нет, – яростно замотал головой Хакмар, затягивая на поясе перевязь со своим бесценным мечом. – Храмовый костер и без меня обойдется – я за последнее время нагорелся, хватит! Где там ваши олени?
   – Так за воротами, – торопливо сказал воевода и без дальнейших разговоров распахнул дверь. Держась плотной группой – мальчишки в середине, воевода с племянником по бокам, хрипло дышащий Белый поспешает сзади, – они торопливо пошли через крепость. Толпящиеся в узких проулках люди замолкали при их приближении и провожали их долгими недобрыми взглядами. Донгар под этими взглядами опускал голову все ниже и ниже – казалось, если бы он мог спрятать ее себе за пазуху, тут бы ему и полегчало. Хакмар же, наоборот, гордо выпрямился – это пусть Донгар себя убеждает, какие они бедные-напуганные, а по нему – змеи неблагодарные, и все!
   – Только не оглядывайся, – косясь на него, шепнул старый воин.
   По шороху шагов за спиной Хакмар понимал, что люди идут сзади – все разрастающаяся молчаливая толпа.
   Сбоку послышался слабый вскрик – оба мальчишки стремительно обернулись. Крепко зажав ей рот, на сани затаскивали отбивающуюся Нямь. Мгновенно потемнев лицом, Донгар шагнул к девчонке – племянник воеводы схватил его за плечо.
   – Ей ничего не сделают, – торопливо сказал он. – Люди думают, ты, Черный, на нее порчу навел, дочку мис-не загубить хотел.
   Донгар не двигался и не отвечал – не отрывая глаз, он смотрел на руку молодого воина. Невольным движением тот все тер и тер коснувшуюся черного шамана ладонь о штаны – будто дотронулся до чего заразного.
   Тогда Хакмар сам протянул руку и крепко стиснул безвольные пальцы Донгара.
   – Мы те, кто мы есть, и мы никому ничего плохого не сделали, – твердо сказал он. – Хотя иногда – очень хочется, – добавил он и стремительно обернулся к сгрудившейся за его спиной молчаливой толпе. Окинул людей долгим взглядом. – Ну и ждите теперь ваших обожаемых ведьм – посмотрим, как они вам помогут! – дрожащим от обиды голосом выкрикнул он, отвернулся и быстро повел покорного Донгара к стене.
   Не глядя на замерших часовых, они миновали ворота, так же молча подошли к основательно груженным оленям. Вскочили им на спины – и вскоре два удаляющихся силуэта на белом полотне дороги растаяли в густой темноте Ночи.
   Воевода и шаман, так и оставшиеся стоять под танцующим в чаше Огоньком над воротами, переглянулись.
   – Как думаешь – выберутся? – грызя ус, выдохнул воевода.
   – Духи знают, я – нет, – развел руками шаман. – Одно скажу: ежели пропадут эти двое – всему Сивиру пропадать.
   – Почему знаешь? – буркнул воин.
   – Чувствую – время хоть и не мое, но шаман, однако, – с достоинством ответствовал Белый.
   – Шама-ан! – презрительно протянул воевода. – Ты чем про весь Сивир, лучше б про крепость нашу чувствовал!
   – А это и крепости касается, – невозмутимо сообщил шаман, продолжая до рези в глазах вглядываться в темноту, словно надеялся разогнать ее взглядом.
   Створка ворот приоткрылась – и оттуда выглянула растерянная физиономия племянника. Бочком-бочком молодой воин выбрался через узкую воротную щель и, не глядя старикам в глаза, протянул туго свернутый берестяной свиток.
   – Из Храма, дядя… Только что ветром надуло… – пробормотал он.
   Старик–воевода одарил племянника долгим взглядом – эх, и зачем было его учить-стараться, если на деле он не умнее остальных оказался! – и принял свиток с Храмовой печатью. Развернул и долго-долго, будто оцепенев, глядел в написанное.
   – Ну что там? – не сдержав любопытства, вытянул шею племянник.
   – Великий Храм пишет, что нашел оружие против мэнквов, – глухим, сдавленным голосом, мало соответствующим вроде бы радостному известию, выдавил воевода. – Что начинает операцию по зачистке наших лесов от тварей Нижнего мира… Вот-вот начнет! А потому нам надлежит… не тратя времени на сборы, немедленно бежать, поскольку наша крепость попадает… под территорию зачистки… и неизбежно будет уничтожена.
   – Но… Как же так… – пробормотал шаман. – Нам нужно время… Мы ж без припасов погибнем в тайге! И куда мы пойдем? Как можно такое?
   – Им все можно! Они – Храм! – воевода сорвался на крик. – Прав был наш мастер! – брызгая слюной, выкрикнул он. – Вот она – помощь! Дождались!
   – Накликал, Черный, – стискивая кулаки, ненавидяще выдавил племянник.
   – Чурбак! – накинулся на него дядя. – Он не накликивал – он предупреждал!
   – Надо вернуть ребят, – торопливо сказал шаман. – Их же накроет эта… зачистка!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация