А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наследник Магнитной горы" (страница 26)

   На этот крик – будто в ответ на оклик – лес под ними зашевелился. К Хакмару, от ужаса прикипевшему к дереву, поднимались лица. Много лиц. Очень больших – размером с хороший бочонок. И лица эти сидели как бы пучками – по два, по три, по четыре вместе…
   – Мэнквы! – завопил Хакмар. – Много! А-а!
   Протянутая лапа уже висела прямо над ним. Он швырнул тело прочь с проклятой ветки и, цепляясь за оставшуюся болтаться веревку, полетел с дерева.
   – А-а! – свалился прямо на круп своего оленя. Позади Донгара.
   – Скачи, бяша, скачи! – молотя пятками оленю в бока, завопил черный шаман.
   Оленя не надо было подгонять. Трубя от ужаса, он вылетел из-под деревьев и стрелой помчался к крепости.
   Сзади загрохотала земля. Олень споткнулся, едва не упав. Крепко держась за пояс Донгара, Хакмар обернулся на скаку… Лучше б не оборачивался!
   Мэнквы лезли из тайги. И было их не три, и не четыре, и даже не десяток.
   – Сколько же их там! – в ужасе завопил Хакмар.
   Казалось, все деревья леса сошли со своих мест и теперь разгонялись в погоню за беглецами.
   Донгар обернулся тоже и что-то торопливо зашептал, то и дело срываясь на испуганное повизгивание.
   Мчащийся длинными скачками впереди погони четырехголовый великан протянул лапищу – вот-вот схватит оленя за хвост!
   Донгар швырнул через плечо нож. Хакмар досадливо охнул – мэнквову шкуру ножом не протк… Эрлик, что это?
   Нож воткнулся не в мэнква, а в землю у его ног. Позади бегущего оленя белый наст расчертила длинная черная трещина. Четырехголовый ухнул в разверзшуюся перед ним щель. Послышался длинный четырехголосый вопль – из образовавшейся расщелины хищно взметнулись языки Рыжего огня, обвились вокруг ближайших к щели мэнквов и уволокли вниз. Еще парочка чудовищ, вопя, ухнули в расщелину под напором бегущих следом сородичей. У дышащего Алым пламенем провала образовалась куча-мала… нет, на самом деле очень большая куча из барахтающихся великанов.
   – Получилось, однако! – радостно завопил Донгар.
   Пластаясь над утоптанной дорогой, олень влетел в так и оставшуюся приоткрытой створку ворот.
   – Мэнквы идут! Засов! Скорее! – кубарем скатываясь со скакуна, закричал Хакмар.
   – Так это ж… Вы ж засов-то порубили, мастер, – глядя на него с суеверным ужасом, пробормотал карульный.
   – Я ж велел заменить! – взвыл Хакмар.
   – Беги к лукам! Стреляй, пока мэнквы не опомнились! – спрыгивая рядом, отрывисто бросил Донгар, зачем-то срывая с себя пояс. – Эй ты, помоги!
   – Ты совсем чудной? – заорал Хакмар, видя, как этот припадочный вместе с караульщиком наскоро составляет края разрубленного засова и стягивает его поясом, как сломанную кость бинтом.
   В ворота с грохотом ударили снаружи. Створки качнулись, обмотанный хлипкой кожаной лентой засов прогнулся… и выдержал.
   – Беги, сказал! – скомандовал Донгар, косясь на застывшего Хакмара глазом, полным такой бездонной Ночи, что перепуганный парень белкой поскакал по приставным лестницам наверх, к лукам.
   – Заряжай! – орал он, карабкаясь со ступеньки на ступеньку. – Заряжай и Огонь, Огонь! Поджигайте колья и стреляйте в них Огнем! Голубой тоже должен помочь! Огонь! – он вихрем взлетел на гребень стены…
   Повернувшийся к нему стражник открыл рот… и дико завопил в ответ:
   – Огонь! Огонь!
   Неистовый жар полыхнул во всем теле Хакмара и взметнулся столбом ревущего Рыжего пламени. Он стоял внутри рвущегося из каждой поры его тела Алого огня и понимал: все – конец!
   – Огонь, – напоследок еще простонал Хакмар – то ли командуя, то ли жалуясь.
   Пошатнулся… И столбом Рыжего пламени полетел вниз, на двор крепости, прожигая глубокую борозду в ледяной стене.
   Удара он не почувствовал.
   Последнее, что он видел, был Донгар. Мальчишка-шаман тискал в кулаке свиток бересты и орал:
   – Ведите сюда оленя! Самого маленького! Маленького!
   А потом все закрыла стена ревущего Рыжего пламени.

   Свиток 29
   О путешествии в Нижнюю землю

   – Маленького… Даже оленя для меня приличного жалко», – обиженно подумал Хакмар.
   – Ничего не жалко, – так же обиженно откликнулся другой голос. – Просто в Нижнем мире все наоборот – что у нас самое маленькое, здесь – самое большое!
   Преодолевая терзающую его невыносимую боль, Хакмар приподнял голову. Рядом с ним стоял Донгар, держа в поводу здоровенного откормленного оленя. Рядом с ним мальчишка-шаман казался особенно мелким и тощим. За спиной у него открывалась гладь черной маслянистой воды. По ее поверхности то и дело пробегали оранжевые сполохи Огня и клубился густой белый пар, сквозь который проступали силуэты странно изломанных и покореженных деревьев. Над головой, совсем как в родной горе, вместо неба смыкался свод гигантской пещеры, а под ним медленно плыло крохотное тусклое солнышко – один бок у солнышка был ущербный, будто надкусанный.
   – Это Нижний мир? – прошептал Хакмар. – Ты что… – он поглядел на Донгара с ужасом, – ты все-таки убил кого-то, чтоб сюда попасть?
   – Зачем убил? – рассудительно переспросил Донгар. – Ты сам помирал, вниз шел, а я за тобой.
   – А как же… – Хакмар облизнул сухие от жара губы, – заветы Храма?
   Длинная и тощая физиономия Донгара еще больше вытянулась:
   – А что делать было? Ты вставай давай, да пошли скорей! Быстрее пойдем – быстрее уйдем. Меньше заветов нарушим.
   – Он не сможет встать. И тем более идти, – послышался сзади голос, принадлежавший, кажется, очень старой женщине.
   – Бабушка Калтащ? – испуганно пролепетал Донгар. – А вы что в Нижнем мире делаете? – Он вдруг весь покраснел, почти до слез, и дрогнувшим несчастным голосом добавил: – Опять мужу с Куль-отыром изменяете, да?
   – У него друг помирает, а он о моей нравственности печется! – гневно загремел старушечий голос.
   Лежащий на земле Хакмар, наконец, извернулся – а встать и вправду не получается! Позади них стояла сморщенная согбенная старуха в северной меховой одежде – та самая, которую он уже видел в начале полета на Акбузате. Белые, как серебро, косы были украшены такими же безвкусными, разве что золотыми, бляхами в виде гусей и зайцев, как у девчонок в крепости. Несмотря на жар и боль, Хакмар ткнул стоящего над ним мальчишку-шамана кулаком в ногу:
   – Ты зачем бабушке такие гадости говоришь? Уважать надо старость!
   – Еще скажи – древность, наглый мальчишка! – яростно загремела старуха, и очертания ее тела поплыли серым туманом.
   Хакмар аж про боль на мгновение позабыл – на месте скрюченной седой бабки возникла совсем юная красавица в горском сарафане и роскошном малахитовом уборе на косах цвета золота и меди. У ног ее, буравя Хакмара изумрудными глазищами, восседала бурая кошка.
   – Умай? – потрясенно пробормотал мальчишка. – Хозяйка пещеры? – И тут же внутрь него будто кто-то вылил ковш кипящего металла. Сарафан Умай был черным! Черным!
   – Ты слишком медлил… Донгар Кайгал, Великий Черный Шаман, – презрительно, словно сплевывая каждое слово, процедила Умай. – Его… – она коротко кивнула на лежащего Хакмара, – уже не спасти. Ты опять убил своего друга.
   – Не друг он мне, однако, так, недавно познакомились, – пробормотал Донгар и на шаг отступил от бессильно валяющегося на земле Хакмара.
   Алые губы золотокосой Умай презрительно скривились:
   – Тем более. Бросай его и беги – задержишься здесь, тоже погибнешь.
   Донгар отступил еще на шажок… и вдруг остановился.
   – Останусь, однако, – слегка нерешительно пробормотал он.
   – Дать бы тебе в лоб, придурок стойбищный! – корчась на земле от распирающего его изнутри нестерпимого жара, прохрипел Хакмар. – Поздно великого Урала из себя корчить – мотай отсюда, галопом! Мне уже не поможешь, не видишь разве – она в черном!
   – Галопом? – задумался Донгар. И не торопясь принялся карабкаться на стоящего рядом оленя. Залез тому на спину, держась за ветку рога, свесился вниз, протягивая руку и виновато глядя на лежащего Хакмара сверху вниз. – Извини, что так вышло, однако. Я совсем по-другому хотел…
   – Ладно, чего уж там, – пробормотал в ответ Хакмар, чувствуя, что на самом деле все, конечно, совсем не «ладно». Да только нельзя требовать от стойбищного дикаря, не знающего истинной чести, чтоб тот вел себя как егет. Пусть уходит спокойно. Хакмар протянул руку на прощанье…
   Его резко рвануло вверх. Кость затрещала, плечо ожгло болью, будто руку выдернули из сустава. Он повис вдоль оленьего бока, еще рывок – и он уже лежит у оленя на спине, поперек Донгаровых коленей. А олень несется вперед – действительно, почти конским галопом. И кажется, готовится взвиться в прыжке!
   – Куда? Я же сказала – нет! Поздно! – гулкий, как удар молота по железу, голос загрохотал над ними. Висящий поперек оленьей спины Хакмар увидел, как Умай в черном разрастается вверх и вширь, как уходит под своды пещеры ее голова… Сейчас олень влетит ей прямо в живот!
   Донгар яростно вцепился оленю в рога, ломая прыжок. Припав на все четыре ноги, олень на брюхе проехал между ножищами-столбами гигантской Умай. Непрерывно вопя, мальчишка-шаман тянул своего скакуна за рога. Пошатываясь, олень поднялся на ноги и помчался.
   – Стой! Стой, говорю! – загремело сзади, и громадные обломки камней просвистели у них над головой и по бокам. Олень вдруг отчаянно затрубил от боли, сбился, выровнялся, снова побежал… Хакмар почувствовал, что теперь их скакун прихрамывает на заднюю ногу.
   Донгар дернул олений рог влево – и они свернули под прикрытие покрывающих все пространство гигантской пещеры валунов.
   Грохот камней прекратился.
   – Вечная с тобой история, Пукы! – несся им вслед разъяренный вопль Умай. – Сперва сам по дурости наделаешь, потом с риском для жизни исправляешь! – Кажется, гнаться за ними Хозяйка пещеры не собиралась.
   – А к-к-кто т-т-такой Пу-к-к-ы? – трясясь в такт прыжкам оленя, простонал любопытный Хакмар.
   – Почитай, уже и никто! – погоняя хромающего оленя, вздохнул Донгар и горько добавил: – А какой парень был хороший! Правильный! – Олень под ними начал совсем засекаться. – Вот Куль-отыр! – выругался Донгар, останавливая рогатого скакуна. – Ты хоть знаешь, где здесь кузница твоего Хожира?
   – Откуда? – выдохнул Хакмар. Жар в теле все усиливался, от боли и мучительной жажды мутилось в голове. – Может, спросим у кого? Где-то там должно быть жилье…
   – Почему знаешь?
   – Так здесь же пещера, почти дом родной, – прошептал Хакмар. – Видишь, вон тропа между валунов.
   – Правду про вас, южан, говорят, что вы в Нижнем мире как дома, – неодобрительно буркнул Донгар, но оленя повернул. Прихрамывающий скакун тяжело побрел по тропе. – Э, чего дрожишь? – спросил он у лежащего поперек седла Хакмара.
   – Н-не зн-наю, – клацая зубами, пробормотал Хакмар. Жар отпустил, но сменился дрожью. Потом внутри снова стал разгораться костер.
   Пошатывающийся олень миновал тропу между валунов и выбрался на каменистую площадку.
   – Куль! Эрлик! – в один голос выругались оба мальчишки.
   Перед ними было самое обычное стойбище с самыми обычными чумами, крытыми шкурами, – только вот стояли эти чумы не на широком основании, а, наоборот, были воткнуты в землю узкими верхушками, так что походили на растущие из камня диковинные цветы.
   Жар внутри стал совершенно нестерпимым. Рыжий огонь, как пот, проступал сквозь каждую пору тела Хакмара. Вырвавшийся из-под пальцев длинный язык Пламени лизнул гладкую оленью шкуру. Олень отчаянно затрубил и рванулся, сбросив с себя седоков.
   – А-а! – Хакмар грянулся оземь и увидел, как под прикосновением его ладоней начинает плавиться камень.
   – Сейчас! Погоди, погоди! – Донгар подхватил его под мышки и, словно не чувствуя жара, поволок.
   Хакмар увидел рядом с собой круглую дыру в земле – в ней плескалась вода. Девочка – совсем такая же, как девчонки в крепости! – опустила в нее кувшин. Донгар подскочил к девчонке и вырвал кувшин из рук. Девочка охнула и недоуменно уставилась на свои опустевшие руки, будто не понимая, куда делась посудина. Донгар с маху выплеснул воду из кувшина на приятеля.
   Полыхающий вокруг Хакмарова тела Рыжий огонь сердито зашипел и потух.
   – Так я и знал, – довольно сказал Донгар. – Нижний Огонь, нижняя вода должны гасить друг друга!
   – Они что, нас не видят? – тяжело переводя дух, спросил Хакмар. Несмотря на боль, он не мог оторвать взгляд от топчущейся у кромки воды девчонки. Она вертелась на месте, оглядывалась по сторонам, шарила вокруг себя в поисках исчезнувшего кувшина, но ее глаза слепо глядели сквозь обоих мальчишек. Потом к ней присоединилась подруга, и обе торопливо пробежали мимо, споткнувшись о ноги Хакмара.
   – Ничего, сейчас увидят! – с веселой угрозой в голосе пообещал Донгар. – Без местных нам все равно не обойтись – дороги не знаем, и олень сбежал! Я такое уже делал когда-то… Не тот я, что сейчас, а… Неважно, однако. – Он отмахнулся и, стянув торбоза, принялся зачем-то разматывать онучи. Глаза его снова до краев были налиты чернотой Ночи, только в глубине теперь плясали шальные алые искры. Перегнувшись через край колодца, Донгар начал полоскать в воде размотанный онуч. – Помнится мне, что мы, средние, для нижних жителей все одно что кули для нас – беду приносим, болезни вызываем. Ежели я в Нижней земле в колодце свой онуч подольше пополощу – вся вода в нем испортится да сгниет.
   – Я тебе больше скажу, Донгар, – простонал Хакмар. – Если ты и в Средней земле свой вонючий онуч в колодец сунешь – массовая смертность гарантирована!
   – Вы что ж делаете, плохие мальчишки, вы что ж безобразите! – прервал их дребезжащий старческий голос. – Зачем воду мутите, зачем…
   – А этот почему нас видит? – шепотом спросил Хакмар.
   – Он местный, нижний, шаман, ему положено, – продолжая полоскать грязную тряпку в воде, пробормотал Донгар.
   – Быстро говорите, кто такие и откуда… – Дедок вдруг осекся и замолчал. – Э… да вы, кажись, того… Средние? Да как вы тут очутились? К нам со Средней земли уже тыщу Дней никто не захаживал! – Старик прищурился. – Донгар, это ты, что ли? Э-э, не дергайся так, пень старый, онуч свой поганый утопишь – как доставать будем?
   – Я… Я не пень, я мальчик. А вы… вы знаете меня, дедушка? – действительно чуть не утопив онуч, потерянно охнул Донгар.
   – Вот не было печали – так Черного Кайгала кули накачали! Опять вверх-вниз шастать принялся! – не отвечая на Донгарово бормотание, всплеснул руками дед. – Вытащи свою портянку из нашей воды и говори, чего надо!
   Донгар шагнул к старику, прижимая к груди мокрую тряпку:
   – К Хожиру надо, дедушка, быстро-быстро, а то помрет парень совсем! – кивая на Хакмара, жалостно попросил он. И тихо добавил: – И олень в жертву у нас сбег!
   – Так-таки к самому Хожиру? – беззубо ухмыльнулся старик. – Ну, коли надо, что ж поделаешь – провожу. Только сперва с семьей попрощаюсь, ученику слово скажу – кузня Хожирова далече, долгонько идти придется.
   Хакмар в ответ лишь застонал и скорчился, прижимая руки к кипящему и булькающему животу. Пути до Хожира он не выдержит!
   – Бросай меня, Донгар, уходи, ты сделал, что мог! – прошептал он.
   – На то и надеешься, старик? – вдруг сказал мальчишка-шаман, и голос его был – как льдина в Океане, непобедимая, страшная. – Что помрет товарищ мой и его душа-лили здесь, в Нижней земле, на полных правах останется, никакого от нее вреда не будет, а я уйду себе? Только вот что я тебе скажу – не поспеем к кузнецам, я из Среднего мира еще и тело его сюда приволоку! Погляжу, что с твоим стойбищем станется, ежели я в вашу землю его прикопаю!
   Хакмару эта идея не очень понравилась, но влезать он не стал. Старик-нижний помолчал, жуя сухими губами, и тягостно вздохнул:
   – А говорил – мальчик я, мальчик… Может, и мальчик – однако, Донгар Кайгал ты. Жди здесь, убийца проклятый! – бросил старик, поворачиваясь.
   – Не убийца я вовсе, – уже обычным голосом, потерянно пробормотал Донгар. – Кого я когда убивал?
   – Убийца, убийца, – не оборачиваясь, бросил старик. – А кого да когда – сам вспоминай. Чтоб ты наше стойбище в покое оставил, я тебе больше одной службы служить не обязан. – И он скрылся позади перевернутых чумов. Донгар в растерянности поглядел на Хакмара, видно, хотел спросить, да постеснялся тревожить едва живого приятеля.
   Ну, а Хакмар рассказанную Чикыш байку про убийство предыдущим Донгаром друга, черного кузнеца, из-за голубоволосой ведьмы передавать ему точно не собирался!
   Каменистая земля загрохотала, отзываясь мучительной дрожью, и из-за чумов выдвинулся… трехголовый мэнкв. И был этот мэнкв даже больше, чем другие! В его лапе, брыкая всеми копытами, болтался их жертвенный олень.
   Проклятый старик, обманул!
   – Беги, Донгар, беги! Мне все равно конец, хоть ты спасешься! – Отчаянным напряжением всех сил отрывая себя от земли, Хакмар цапнул за пояс – меча не было!
   – Разбежался, однако, – хмуро буркнул Донгар, сжимая в кулаке бесполезный против мэнква камень. Ну как есть стойбищный.
   Одним широким шагом мэнкв преодолел расстояние до мальчишек… и встал, тупо хлопая тремя парами круглых глаз. Из-за одной головы выглянул давешний старик и недоуменно поинтересовался:
   – Вот уж точно говорят – тупые, как средние! Чего орете? Мэнква не видели?
   – Видели, – губы у Хакмара тряслись. – Потому и орем.
   – От радости, однако? – переспросил старик. – Ну коль видели, так лезьте тогда. Эй ты, подсади их! – подпрыгивая у великана на шее и колотя его по темечку здоровенной палкой, заорал старик.
   Мэнкв шумно вздохнул, тяжело, как гора, опустился на колени… и протянул к мальчишкам лапу. Волоча за собой Хакмара, Донгар рванул в сторону.
   – Ай-ой! Коль передумали к Хожиру ехать, так и скажите! – крикнул старик. – А нет, так садитесь, не то и впрямь не поспеем! – с тревогой поглядывая на Хакмара, проворчал он.
   – На что садиться, дедушка, это же мэнкв! Он же нас сожрет! – в панике завопил Донгар.
   – Как это – сожрет? – возмутился старик. – Кто ж ему даст? Мэнквам мяса и вовсе не дают – они ж от него дуреют! Ни дров потом на них не навозишь, ни верхом не поедешь.
   – На мэнквах дрова возят – точно, все наоборот, – простонал Хакмар, обвисая на руках у товарища.
   Донгар с тревогой поглядел в его пышущее жаром лицо и поволок на мэнквову ладонь. Они взлетели вверх – и гигантское чудовище бережно усадило мальчишек себе на свободные шеи.
   – На, вокруг мэнквововой шеи обмотай и дружка своего привяжи, чтоб не свалился, – перебрасывая Донгару веревку, скомандовал старик. – Да затягивай потуже, не бойся, не задушишь! – Старик пошептал что-то мэнкву в ухо и громко скомандовал: – Поехали! – гулко треснул палкой по темечку.
   Великан шагнул раз, второй… и, оставив стойбище далеко позади, побежал тяжелой трусцой, каждым скачком покрывая расстояние большее, чем три оленьих прыжка. Бегом они миновали каменистую равнину. Разбрызгивая вонючую вязкую жижу, доходящую мэнкву до колена, великан пронесся через болото и побежал по длинной просеке, тянувшейся через глухой железный лес.
   У Хакмара отчаянно пекло в желудке. Жар начал подниматься выше – легкие горели, будто он не на мэнкве ехал, а сам с такой же скоростью мчался. Огонь охватил сердце, Хакмар чувствовал, как оно там спекается. Загустевшая черная кровь тяжелыми толчками билась в висках. Все медленнее и медленнее. Мальчишка повис на шее у мэнква, от падения его удерживала только предусмотрительно повязанная веревка.
   – Ничего, скоро доскачем, – подпрыгивая на шее у мэнква, подбадривающе проорал дедуля-шаман.
   Хорошо бы!
   В этот самый миг мэнкв вдруг встал как вкопанный, пристально вглядываясь во что-то над верхушками железных елей.
   – Чего замер, а ну пошел! – гаркнул дед, в очередной раз охаживая ездового великана палкой промеж ушей.
   Мэнкв немедленно пошел. Круто свернул с дороги и всей тушей ломанулся сквозь железные стволы.
   – Да не туда, куда ж ты прешь, дубина! – завопил старик-шаман, орудуя палкой.
   Но мэнкв, не обращая на удары ни малейшего внимания, ломился сквозь железный лес. Донгар едва успел пригнуться – тяжелая еловая лапа с растопыренными во все стороны ржавыми стальными иглами пронеслась у него над головой.
   – Ах ты ж, Голубой храм, вот куда он прет! – вдруг ахнул старик.
   Измученный Хакмар поднял голову. Сперва ему показалось, что Рыжий огонь опять выходит из него и теперь пляшет перед глазами. Он сморгнул…
   В своде пещеры, заменявшем здесь небо, зияла здоровенная – с рудничное колесо величиной – дыра. Ее края были еще алыми от Рыжего огня – шипели, исходили черным дымом, дышали жаром, медленно остывая… К дыре шли мэнквы. Громадные великаны гуськом топали сквозь железный лес. По одному заходили под дыру и тут же, будто втянутые гигантским ртом, со свистом улетали наверх. На место исчезнувшего становился следующий и тоже взмывал. Их ездовой мэнкв тоже упорно шагал к дыре…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация