А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наследник Магнитной горы" (страница 19)

   Свиток 22
   О последнем обозе, которому уже не спастись

   Вымотанные, едва живые олени с трудом переставляли ноги. Они еще налегали на постромки саней, но казалось, каждый следующий рывок будет последним – животные с полным безразличием опустятся на утоптанный наст дороги, и их уже ничем не поднимешь. Ни лаской, ни битьем.
   На крохотном, едва заметном подъеме олени встали, тяжело мотая рогатыми головами. Обозники – десяток хмурых мужиков в доспехах из вареной рыбьей кожи и при оружии – молча, без обычных для такого дела подбадривающих криков и возгласов навалились на задники саней. Обоз снова стронулся с места – олени покорно пошли, с усталой обреченностью переставляя ноги. Вооруженные мужики опять двинулись рядом, напряженно вглядываясь в тянущиеся по обеим обочинам непроницаемые темные стены деревьев. В сани никто не садился – разве что поверх плотно увязанных тюков, сбившись в испуганную кучку, пристроилось несколько ребятишек. На остальных обозников дети не походили совсем – у них не было ни прилаженного дорожного снаряжения, ни даже обуви. Двое мальчишек кутались в слишком большую, похоже, отданную им кем-то из взрослых малицу, один обмотал шкурой босые ноги. Их собственная одежда была изодрана и заляпана кровью, а на личиках застыл ужас, словно этим детям пришлось повидать нечто невообразимое.
   Вдоль обоза – от задних саней к головным – быстрым шагом двигался кряжистый молодой воин. Оленя он держал в поводу, даже не помышляя сесть в седло – сильные ноги рогатого скакуна все еще дрожали, а с удил падала пена. Бока оленя были забрызганы темной запекшейся кровью.
   Воин подошел к наваленной на передних санях неопрятной куче мехов и тихо позвал:
   – Дядя! Ну как вы, дядя?
   Куча зашевелилась – сперва появилась старческая, вся в узловатых венах и мозолях рука, потом шкура откинулась, и седоусый старик в обшитой железными пластинами куртке из тюленя медленно и натужно уселся.
   – Как-как, – проворчал он в ответ. – Как непрожеванный кусок медвежатины, вот как! – Он невольно прикоснулся к туго перетянутому полосками бересты боку и болезненно сморщился.
   – Олени уже падают, дядя, – виновато пробормотал молодой воин.
   Лицо старика стало жестким:
   – Движение не прекращать! Лучше быть уставшим, чем мертвым.
   Молодой воин обернулся, вглядываясь в белую ленту дороги:
   – Думаешь – погонятся мэнквы? Вроде подранили мы их.
   Старик снова сморщился:
   – Только разозлили. Еще и меня, почитай, прям изо рта вынули. Опять же ребятишки… – Его взгляд остановился на жмущихся к тюкам детях.
   – Они в том пауыле сколько народу пожрали, твари! Мало им? – хмуро бросил молодой воин.
   Перед его глазами все еще стояла недавняя дикая картина – внизу, под идущей через холм дорогой, озаренный луной пауыль таежных хант-манов. Посредине, старательно жуя во все четыре глотки, топтался довольный мэнкв. Его трехголовый приятель сорвал крышу с приземистого, наполовину вкопанного в землю бревенчатого дома и шарил внутри здоровенной лапой. На трех его лицах – похожих на людские и в то же время совершенно нечеловеческих – выражение радостного предвкушения, как у мальчишки, шарящего в туеске с сушеной ягодой. Потом страшный визг – и, ухваченная за косы, в лапе мэнква повисла девчонка. Воин и сам не помнил, как рванул из чехла копье, как швырнул своего оленя в бешеный галоп и, перескакивая через раскиданные обломки и неподвижные людские тела, ринулся на чудище! Дальше – человеческие крики и рев тварей, взмахи когтистой лапы, копье, сломавшееся от удара в толстую шкуру, забегающие в тыл людоедам товарищи, дядя с мечом в руках, снова дядя – громадная лапища второго мэнква волочет старика к раззявленной пасти, а он все рубит и рубит эту лапу… Потом они бежали. На снегу остались лежать четверо товарищей, он волок шатающегося и все норовящего упасть дядю, а на руках воинов, судорожно цепляясь за шеи, сидели несколько уцелевших детишек, из тех, что во время боя успели повытаскивать из-под лавок да из полуразрушенных амбаров.
   Хрипящие олени обоза рвались из жил, пытаясь уйти от гонящихся за ними мэнквов. Потом твари отстали – все-таки воинам удалось изрядно издырявить копьями их шкуры. Но все понимали, что скоро обозленные великаны появятся вновь.
   А у девчушки, что он отбил у людоеда, теперь даже как звать не узнаешь. Она только смотрит и молчит, смотрит и молчит.
   – Потому сразу и не гонятся, что хватит с них пока, – наставительно сообщил старик. – Отяжелели от жратвы, да и раны зализать надо – а как управятся, так по следу нашему и побегут. Нет у них, у мэнквов, привычки – недоеденное оставлять. А до детского мяса они самые лакомые.
   Молодой снова тоскливо огляделся:
   – И не спрячешься, и не отсидишься – унюхают. – Его взгляд остановился на санях и выбивающихся из сил оленях.
   – Даже думать не моги – сани бросить! – старик заметил этот взгляд, и его голос стал тяжелым, как упавшая сосна. – Это я вам всем как ваш воевода приказываю! Хоть один из вас живой останется, а обоз до крепости довести. У нас там все, кто из окрестных стойбищ да пауылей уцелел! Не привезем еды – кого мэнквы не дожрали, сами друг друга пожрут!
   – Знаю, – мрачно буркнул племянник.
   Люди тянулись в крепость. Сперва – уцелевшие в поднявшихся из-под земли огненных потопах, чэк-наях. Один чэк-най молодой воин успел повидать – земля разверзлась, и кольцо невозможно жуткого Рыжего пламени сомкнулось, беря в четкий круг затерянное в тайге крохотное стойбище. Воин лишь беспомощно стоял и смотрел на мечущиеся за сплошной стеной Огня и черного дыма фигурки. Уцелели лишь те, кто в самом начале решился ринуться прямо в Пламя.
   А после чэк-наев пришли мэнквы. Известие о первом сожранном подчистую пауыле в крепость принес израненный охотник – и никто ему не поверил, даже воевода. Не бывало еще такого, чтоб мэнквы в селение лезли. Но когда в крепость чередой потянулись рыдающие дети и женщины с навечно застывшим в глазах ужасом – поверить пришлось. Из крепости разошлись отряды – дать укорот обнаглевшим тварям.
   Вернулся один. Не отряд. Человек. От него и узнали страшную весть – людоеды, всегда ходившие по одному, стали сбиваться стаями. Ежели с одним мэнквом раньше справлялись всем селением – как быть с двумя, тремя, пятью великанами? С недавних пор мэнквы бродили под стенами крепости, за которыми засел изрядно поредевший гарнизон. Ворчали, запрокидывая теснящиеся на широких плечах головы к вершинам ледяных стен, облизывались, царапали лед когтями… Дядя приказал – и оставшиеся в живых воины таскали и таскали воду, намораживая ледяные стены выше и выше. Но каждый из них знал, что придет день – и какая-нибудь мэнквова стая решится попробовать крепостной лед на прочность. И как тогда от них отбиваться? Стрелы пускать, не способные пробить дубленую шкуру тварей? Топорами головы сносить – чтоб те заново выросли?
   – Хоть бы уцелевших куда вывести, – с непроходящей тоской пробормотал молодой воин.
   – Из дворца наместницы приказ прислан. А им будто бы из самого Зимнего дворца приказали. – Лицо дяди стало деревянным, как всегда, когда он говорил о начальстве. – Бедствие решено ло-ка-ли-зи-ровать… – с трудом повторил мудреное слово и с прорвавшейся злобой разъяснил: – В смысле, чтоб дальше Югрской земли не пошло, чтоб в остальных районах ни-ни, тихо и покойно. Потому никого отсюда не выпустят – велено самим справляться!
   – Велено – так пусть их Храм и справляется! Местные жрицы чего ж – у чувалов бока греют?
   – Говорят, в их храмах нет чувалов, – вздохнул старик и с кряхтением полез с саней. – Чего ты мне-то говоришь? Я им приказы отдаю – или они мне? – Придерживаясь за боковинку, он заковылял рядом с санями. Шел еще тяжело, но взгляд снова стал цепким, не пропускающим ни единой мелочи. Старик напряженно прислушивался.
   – Не бросят же они нас вовсе! Вот ведь еды прислали, – покосился на дядю молодой воин.
   Лицо старого воеводы оставалось все таким же деревянным. Все в крепости знали, что обоз с припасами, который они гнали сейчас – их единственное спасение, надежда отсидеться, – пришел не из Зимнего дворца и не с далекого безопасного юга. Он шел из тундры – где, по слухам, мэнквов хоть и не было, зато вовсю бушевали свои напасти. Недаром передавшие им обоз тундровые мужики глядели на вооруженных людей волками – и чувствовал в тот момент молодой воин, что для них он не лучше мэнква, такой же людоед. И ведь не откажешься – в крепости ждут. Хотя доберутся ли они туда?
   – Дядя, – наконец решившись, пробормотал воин. – Будет от жриц помощь, дядя? Тебе ведь еще свиток из наместничества пришел… Что они пишут, дядя?
   Лицо старика начало наливаться яростной кровью.
   – Чего пишут, говоришь? – бешеным шепотом выдохнул он. – Чего Храм приказывает? – Он яростно сгреб племянника за плечи и навис над ним, лютым взглядом уставившись прямо в лицо. Седые усы топорщились, как у моржа. – А я скажу тебе, чего пишут! Вот возьму и скажу! Великие и достославные жрицы… – последние слова прозвучали как самое грязное из ругательств, – велят мне поглядывать со всем вниманием… – Он сделал паузу и с издевательским наслаждением процедил сквозь зубы: – Не появится ли где в моих лесах мальчишка тринадцати Дней, южного виду! Особая примета – хорошо владеет мечом. Разыскивается по всей Сивир-земле. Виновен в злостном нарушении заветов Храма и связях с подземным миром! Причем в одном храмовом свитке – да-да, свитков целых два! – велено и мальчишку, и, ежели будут таковые, спутников его при обнаружении казнить на месте, в другом же – вреда не причинять, но схватить и препроводить в ближайший Храм под крепкой стражей! Стражей! Как раз когда у нас весь отряд полег, что людей из окрестных пауылей в крепость увести пытался!
   – Тринадцатидневный мальчишка с мечом? Игрушечным, что ли? Искать его и казнить? Сейчас? Когда у нас такое делается? – ошеломленно пробормотал племянник, уже даже не обращая внимания, что дядя по-прежнему держит его за плечи. – Может, это шутка такая? – растерянно проговорил он. – Араки они там перепились или Голубым огнем им мозги повыжгло?
   – Ты о жрицах говоришь, – отпуская плечи племянника, предостерегающим тоном напомнил старый воевода. Ярость сползла с его лица, оно снова стало деревянным. – А нам свое дело надо делать. – Прижимая локоть к изодранному боку, он заковылял вдоль обоза, нетерпеливыми взмахами подбадривая измученных людей. – Навались, парни, немного осталось… – Воевода покрутил головой туда-сюда и со вздохом признал: – Вру – много. А потому вдвое навались, пока мэнквы не догнали!
   – Догнали уже, дядя, – непослушными губами выдавил идущий следом племянник.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация