А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наследник Магнитной горы" (страница 16)

   И тогда у себя над головой, над поднимающейся вверх почти вертикальной каменной трубой Хакмар увидел круглое отверстие – с клочком темного Ночного неба, усеянного колючими камешками звезд.
   Хакмар издал радостный вопль и, упираясь руками и ногами в стены, полез вверх – к выходу. Каждая мышца измученного тела тряслась и ныла от боли, грозя падением с уже немаленькой высоты, но Хакмар просто млел от счастья. Кошка отблагодарила его, показала выход! Он выберется, он найдет Черного Шамана, он…
   Кончиками пальцев он ухватился за край дыры, из последних сил подтянулся и перевалился через край. Одновременно и холодный и теплый, пахнущий сразу и снегом, и почему-то нагретым камнем ветер хлестнул ему в лицо, едва не сбросив мальчишку обратно. Цепляясь за камни, он поднял голову и огляделся. Из груди его вырвался дикий вопль.
   Кошка не вывела! Она завела!
   Он стоял на самой вершине высоченной горы – не Магнитной, другой, какой, он даже не мог понять. Над самой его головой – руку протяни! – болтаясь рваными и обтрепанными, как фартук Чикыш, краями, свисало нижнее небо! Далеко под ним, по одну сторону склона, виднелась маленькая и круглая, как упавший на пол блин, средняя Сивир-земля. А по другую… Мальчишка жалобно заскулил. По другую сторону его родных гор Сумэру, опоясывающих мир, кипя, как огненный Океан, опускалось вниз оставившее Сивир на всю Долгую Ночь солнце!

   Свиток 17
   О высоких чувствах героя

   Хакмар орал. Он лежал на вершине ничком, изо всех сил вжимаясь грудью в жесткие и шершавые камни, и сведенными до боли пальцами цеплялся за края дыры, из которой только что вылез. Собственно, ни за что больше он и не мог цепляться, потому что больше ничего и не было – разве что небо. Но чтоб ухватиться за болтающийся прямо у него над головой край небес, надо было все-таки встать – а этого Хакмар решительно не мог! Даже под угрозой смерти – то есть, вот скажи ему кто: «Вставай, или мы тебя убьем!» он ответил бы: «Давайте, убивайте!»
   Хакмар поглядел вправо и самым позорным образом завизжал, оказавшись совершенно не в состоянии себя контролировать. Лежащая внизу Сивир-земля была бесконечно далеко – и почему-то в голове застряла только одна картина: как он летит вниз, колотясь об камни, потом прорезает бесконечно пустой и огромный воздух – и его скомканное в лепешку тело шмякается где-то у подножия гор. А потом вся не впавшая в долгую Ночную спячку местная живность гадает, с чего этого мальчика так разбрызгало по окрестностям!
   Он отвернулся, трясясь от страха, и сдуру поглядел влево. Его крик стал пронзителен, как вопль летучей мыши. Бурлящее по ту сторону горы нестерпимое золотое сияние было страшнее даже вида далекой земли. Свет, исходящий от опускающегося вниз, за горы, солнца заставлял мучительно щурить глаза, но Хакмару все равно казалось, что он видит себя – дрыгающее руками и ногами еще живое тело, летящее прямо в этот сверкающий огонь и тающее с легким шипением – как льдинка в горне.
   Над головой послышался громкий скрежет. Собственно, громкий – неверное слово. Плавильные цеха – громкие, и кузницы – очень громкие, и рев горных водопадов – это неслабо. Но вот если помножить цеха на кузницы да на водопады, и еще добавить туда Минькиных барабанов – будет как раз то. Уши у Хакмара заложило напрочь. Трясясь от страха, он все-таки заставил себя запрокинуть голову и увидел, как обтрепанный от долгого употребления край небес, болтаясь, как обыкновенная тряпка на ветру, проплывает над ним, посверкивая тускловатыми блестками звезд. Цепляющийся за вершину мира мальчишка подумал, что при таком зрелище самое оно – снова заорать. Но от постоянных криков в горле будто еж поселился. Даже этого он теперь лишен.
   Медленно вертящиеся небеса остановились, и вокруг мгновенно стало темнее. Хакмар решился и, старательно щурясь, чтоб не ослепнуть, поглядел вниз, на заходящее солнце. Море нестерпимого света явно отступило – солнце опускалось все ниже, бросая на близкие небеса последние багровые лучи Заката. Ну вот, теперь, если он сорвется на ту сторону, то пролетит немножко дольше, прежде чем поджарится.
   Орать он больше все равно не мог, поэтому попытался сосредоточиться и взять себя в руки. Попытался и тихо, безнадежно заревел. И плевать на то, что егеты не плачут. Просто он больше ничего не мог сделать! Он выбрался из горы, он готов отправиться на поиски Донгар Кайгала – он собирался бороться за свою жизнь! Но… есть вещи, которые, может быть, и под силу богатырям, вроде Урал-батыра или его племянника, первого, великого Хакмара, но совершенно не под силу обыкновенному тринадцатидневному магнито-горскому мальчишке по имени Хакмар! Он не может спуститься с этой горы! Это не-воз-мож-но! Просто потому, что птицы умеют летать, а все остальные, включая мальчишек, – нет!
   Хакмар подумал бы, что временная глухота, наконец, отпустила уши и к нему вернулся нормальный слух – если бы звук, который он сейчас слышал, тоже не был абсолютно и стопроцентно невозможен на вершине мира под свисающим краем небес.
   Где-то совсем близко ржал конь.
   «Тоже вариант», – мрачно подумал Хакмар. Сейчас у него окончательно откочует юрта, и ему станет все равно. Верный признак полной откочевки – когда ты сидишь на самой высокой во всех трех мирах вершине прямо под болтающимися над головой небесами, как раз между Средней землей и заходящим солнцем, и наблюдаешь за летящей серой лошадью, стремительно приближающейся к тебе.
   Стараясь не зацепить кончиками крыльев нижний край небес, могучий серый конь аккуратно опустился на крохотную площадку на вершине, на которой жался перепуганный мальчишка. Крылья с тихим шелестом исчезли, будто растворившись в гладкой спине, где-то под огромным седлом. Теплое дыхание пощекотало Хакмару волосы, мальчишка изумленно уставился в нависшую над ним конскую морду.
   – Ты? – выдохнул он. – Это – ты?
   Перед ним был тот самый молоденький серый конек, что встретил его у дедова ауыла и нес в пламени Алого пожара. Точнее, он был таким, каким должен стать через пару Дней и Ночей, когда возмужает и войдет в полную силу. Или… таким, каким он был на самом деле?
   – Ты… – снова выдохнул Хакмар. – Ты – тулпар, крылатый конь! Ты… – Он перевел взгляд на седло. Седло было очень старым – и большим. Это ж какой зад надо иметь, чтоб в таком седле удобно было? Богатырский зад! – Ты что… – сдавленным шепотом прошептал Хакмар. – Ты и в самом деле великий серый Акбузат, конь Урал-батыра, которого подарила ему Умай? Хозяйка пещеры? Но… ты же был со мной с самого начала? Почему? Кто прислал тебя в дедов ауыл? Кто послал тебя сюда?
   На морде коня было четко написано: сидя на самой высокой в трех землях скале без всякой надежды с нее слезть, глупо выяснять, кто именно прислал тебе единственный шанс на спасение.
   – Я вообще-то могу обратно залезть, – указывая на дырку, через которую он выполз, буркнул Хакмар.
   Конь стал похож на Миньку, слушающего магнито-горских дедушек, рассуждающих о вреде rock-кубаира для молодежи клана.
   – Ну ладно, ладно, – осторожно приподнимаясь и изо всех сил стараясь не смотреть ни по сторонам, ни вниз, Хакмар ухватился за стремя. И сиганул в слишком большое для него седло. Громадные крылья снова отделились от спины серого и заполоскались над головой у мальчишки.
   Мощным ударом копыт тулпар оттолкнулся от скалы. Хакмар ощутил движение за спиной – и рокот взмахивающих крыльев.
   Акбузат накренился, заходя на широкую дугу, – Хакмар вцепился обеими руками в луку седла. Серый конь пошел на облет вокруг вершины горного пика, на которой только что сидел Хакмар. Опускающееся за горами Сумэру солнце подсвечивало красным и золотистым его мерно работающие крылья. Хакмар вдруг почувствовал, как страх отпускает его, будто, пока он верхом в этом старом седле и на этом коне, его не сможет достать никакая опасность! Жмурясь от хлещущего в лицо ветра, мальчишка наклонился к шее тулпара, вглядываясь в оставленную им каменистую площадку. И вздрогнул.
   На вершине стояла женщина. Древняя старуха, одетая, как северные дикари – в слишком плотный и неуклюжий меховой сахи, грубо расшитый чересчур ярким бисером. К собственным седым косам старухи по дурацкой северной моде были прикручены накладные черные, увешанные безвкусными цветными шнурами и отвратительно, без всякого мастерства выкованными золотыми подвесками в виде гусей и зайцев. Типично северный подход – абы блестело!
   Словно услышав его мысли, старуха беззубо усмехнулась… Ее северная одежда как поплыла – сменившись чем-то средним между сарафаном чудских женщин и теми нарядами, что горные енге надевали по праздникам. На голове красовался малахитовый убор, какой не сделать и лучшим горным мастерам-камнерезам. Хакмар с изумлением понял, что перед ним уже не старуха – девчонка, совсем как он, может, чуть постарше, с волосами цвета золота, в которых мелькали и медные пряди.
   – Умай! Хозяйка пещеры! – цепенея то ли от восторга, то ли от леденящего страха, прошептал мальчишка.
   Золотисто-рыжая девчонка на горе звонко расхохоталась – ее хохот отозвался эхом в горах и грохотом сходящих каменных лавин – и подняла руку, словно напутствуя уносящегося вдаль странника.
   У ног ее, запрокинув голову и смешно поводя треугольными светящимися ушками, сидела бурая кошка.
   Акбузат несся вперед, гоня воздух громадными крыльями.
   Хакмар оглянулся на оставшуюся на скале девичью фигурку и вдруг почувствовал острое, ни с чем не сравнимое облегчение. В облике и северной старухи, и веселой южной девчонки Умай была в белых одеждах. Не в черных! Для него еще оставалась надежда.

   Свиток 18
   О том, что даже в небе с голубоволосыми ведьмами не разминуться

   Серый Акбузат несся над далекой землей. Край нижних небес скрылся за спиной, теперь они снова привычным величественным куполом вздымались над головой, поднимаясь все выше, отодвигаясь все дальше, пока опять не стали казаться беспредельными. Хакмар вздохнул с облегчением – даже если точно знаешь, что за этими небесами есть еще одни, а за теми – еще семь штук, и в целом они и впрямь бесконечны, но лицезреть, как низ неба болтается линялой тряпкой, неприятно. Подрывает представления о величии мира.
   Хакмар вцепился в гриву Акбузата и запрокинул голову, любуясь прихотливым узором созвездий, и вдруг счастливо захохотал.
   Высоко и далеко – на темном небосводе – весело переливались и подмигивали семь звезд.
   – Семь кузнецов! Созвездие Семи черных кузнецов, сыновей Хожира! Старая Чикыш все правильно говорила! Донгар Кайгал в Среднем мире, и он – у черных кузнецов! Туда, Акбузат! Нам нужно туда! – перегнувшись через шею коня, закричал мальчишка, указывая на далекую темную тайгу, расстилающуюся под переливами семи звезд.
   Как и тогда, возле дедова ауыла, пространство вокруг летящего Акбузата слилось в размытую полосу темноты. Мальчишка сжался в комок в слишком большом для него богатырском седле, опасаясь, что треплющий гриву тулпара неистовый вихрь сейчас просто сдует его с коня. Ход Акбузата начал замедляться, из сплошного вихря несущегося мимо пространства стали выпадать отдельные элементы, и Хакмар обнаружил, что серый конь несется над бесконечно тянущимися и тянущимися внизу деревьями – в Ночи они казались сплошной темной качающейся массой. Созвездие Черных кузнецов теперь сияло над самой головой – но тулпар скакал дальше, похоже, отлично зная, куда именно нужно доставить юного всадника.
   Вглядываясь вниз, Хакмар сумел разглядеть прорезающую тайгу тонкую, как черточка белым мелом, ленту дороги, уводящую к мерцающему впереди бело-голубому свечению. Акбузат несся над дорогой, и, наконец, мальчишка разглядел, что они приближаются к ледяному городу.
   Ощущения Хакмара при виде открывшегося ему зрелища были, скажем так… странными. Он всегда искренне считал, что разговоры о красоте северных ледяных городов – мягко говоря, преувеличение. Что на самом деле все их города – просто очень много чумов в одном месте. Но несущийся ему навстречу город действительно был будто выкован изо льда и прекрасен! Он сиял бело-голубым светом, словно один из тех алмазов, что привозили отсюда же, с севера. Над скованной снежной коркой землей вздымались дворцы – похожие то на замерзшие фонтаны, то на поставленные торчком ледяные зеркала, то на пирамиду из сосулек, составленную безумным скульптором. Возносясь к темным небесам, на вершинах тонких игольчатых башен в гигантских металлических чашах полыхал Голубой огонь, отражаясь в гранях льда и высвечивая сверкающие стальные каркасы внутри ледяных сооружений. Ну, по крайней мере сталь они точно с юга завозили, подумал Хакмар и слегка успокоился.
   У самых границ ледяного города Акбузат предусмотрительно взмыл повыше, растворяясь на темном фоне небес. Хакмар вздохнул с облегчением – гигантские чаши с Огнем пугали его, тем более что он успел разглядеть рядом с ними крохотные человеческие фигурки. Наверняка жрицы – вот от кого лучше держаться подальше!
   Держась за гриву и свесившись с седла, Хакмар жадно всматривался в очертания города внизу. Конечно, недостойно почти горного мастера и почти взрослого егета проявлять нездоровое любопытство к этому гнезду голубоволосых ведьм и прирученных ими северных дикарей, но… Хакмар увидел внизу резко выделяющийся на общем бело-голубом фоне темно-красный круг – наверняка одна из знаменитых медных площадок для игры в каменный мяч! Отец говорил: не игра, а сплошная дикость. Вот бы посмотреть!
   Площадку по кругу освещали чаши с Голубым огнем. Лепестки Пламени колыхались – трепеща, поднимаясь и опадая… Они были сапфирово-золотистыми, прозрачными – как призрачными. И Хакмару вдруг показалось, что их и нет вовсе! Нет, есть, конечно, вот они, но… Голубые огни словно исчезли, растворились, испуганно прячясь во мгле, – и на их месте с торжествующим ревом взвились столбы Рыжего пламени. Дрожащее Алое марево накрыло ледяной город непроницаемым куполом, над которым, стеная и завывая, метались неясные серые сгустки теней. На мгновение мальчишке почудилось, что он видит этот сверкающий ледяной город насквозь! Его будто понесло вниз, сквозь ледяные стены домов, сквозь твердую, как камень, промерзшую землю – прямо к сплошному, бушующему далеко под землей озеру Алого пламени! Весь город теперь переливался ало-багровыми сполохами – как огромный огненный потоп чэк-най!
   Такой знакомый по подгорной степи острый, удушливый запах Алого пожарища витал в воздухе!
   Хакмар почувствовал, что в ответ внутри него начинает нарастать жар… Мальчишка замер от ужаса. Снова! Это началось снова! Его Огонь! Горячий, почти кипящий пот начал проступать изо всех пор тела, а потом у сердца, как костер, вспыхнул.
   Акбузат под ним жалобно заржал. Мальчишка судорожно отдернул руки от конской шеи – его ладони снова светились красно-оранжевым, накаляясь, как расплавленный металл. Дикая боль скрутила Хакмара. Едва не падая, он вцепился в седло – видение бущующего внизу Алого пламени бесследно исчезло, зато совершенно реальный Голубой огонь вдруг заметался в чашах, будто в смертельном ужасе. Только что весело плясавшие языки припали ко дну чаш, словно ища спасения… и разом погасли. Ледяной город ухнул в кромешную тьму!
   Жар стал совершенно нестерпимым, Хакмар ощутил, что пылающий внутри него Огонь растапливает его изнутри, как сальную свечу. И вдруг в желудке у него вскипело – как бывает, когда лишнюю чашку кумыса выпьешь. К горлу подкатила дурнота. Хакмар невольно раскрыл рот… и его стошнило Огнем. Клуб вырвавшегося у него изо рта Рыжего пламени рухнул из поднебесья на погруженный во мрак ледяной город. Ударился о тонкую иглу башни и расплескался по ее стенам, оставляя глубокие выплавленные борозды.
   Снизу уже неслись вопли и тревожное гудение сигнальных рогов.
   Зато скорчившийся в седле летящего коня Хакмар почувствовал невероятное облегчение и одновременно… смущение. В животе еще слегка бурлило, но по всему телу, унимая жжение, расползался приятный, отдающий травами холодок. Что ж, старуха-шаманка и впрямь выполнила свое обещание – ее снадобье помогало Хакмару держаться. Просто он не ожидал, что его действие будет выглядеть так… по-чудацки. А, Высокое Небо с ним, главное – помогает!
   Неистовый жар нахлынул снова. Хакмар подскочил в седле – опять? Над плечом, обдавая жалящими брызгами, с воем и свистом пронесся шар Голубого пламени. Хакмар обернулся. Он больше не был один в Ночном небе.
   Разрезая мглу, жрицы мчались за крылатым конем. Ореол ярко-голубых волос плескался вокруг них, а на кончиках вытянутых пальцев билось Голубое пламя. Новый шар сорвался с ладоней жрицы и устремился к Хакмару.
   – Вниз, Акбузат! Вниз! – неистово колотя летающего коня пятками, завопил мальчишка.
   Маневрируя крыльями, серый тулпар нырнул – Пламя просвистело у седока над головой.
   Вторая жрица тут же ударила снизу – шар Голубого огня несся Акбузату прямо в бок. Конь пропустил Пламя под крылом.
   Тьма взорвалась бесчисленными Огненными вспышками. В их свете Хакмар успел увидеть, как над ледяными башнями, будто стая летучих мышей, взмывают жрицы. Серый тулпар закружился в воздухе, уворачиваясь от летящих со всех сторон голубых шаров. Темнота Долгой Ночи растворилась в сплошном ярко-голубом и очень горячем свете. Грива Акбузата и волосы Хакмара трещали от жара. Хакмар уже не понимал, почему они еще живы и как летающий конь может уворачиваться! Еще через мгновение он понял, что не может! Пылающие Огненные шары летели Хакмару точно в голову. Отчаянным движением мальчишка выдернул из ножен меч и рубанул наискось.
   Несущиеся на него Огненные сгустки просто-напросто исчезли. Зато лезвие меча полыхнуло Голубым пламенем, которое тут же растворилось в металле. Созданный им сплав не отражал Голубой огонь! – вдруг понял Хакмар. Он его… впитывал! А потом мог отдавать – как тогда, у зеркала Хозяйки! Ничего себе! Высокое Небо, как же это у него такое получилось! Так и вправду начнешь считать себя гением! И нечего всяким голубоволосым теткам жарить гения прямо в поднебесье!
   – Вперед, Акбузат! Вперед! – закричал Хакмар, наклоняясь над ухом коня. Серый тулпар ударил копытами воздух и ринулся прямо на сверкающую и пышущую жаром Огненную стену. Изо всех сил стараясь не смотреть вниз, на белеющую далеко внизу землю, Хакмар приподнялся в седле и рубанул по Огню. Послышался свист – будто кто-то втягивал губами горячее питье. Рукоять меча в его руке потеплела – и в сплошной завесе Огня образовалась дыра. Конь ринулся прямо в нее.
   – Он разнес школу! Я убью его! – на все поднебесье завопил яростный женский голос.
   «Какую еще школу?» – подумал Хакмар, но разбираться было некогда – из заливающего горизонт голубого сияния на него вылетела встрепанная жрица в изодранной рубахе. Ее физиономия была перекошена яростью, а на скрюченных пальцах плясал Голубой огонь. Но метнуть шар жрица не успела – Хакмар мгновенно закрылся мечом. С острия навстречу жрице ринулся столб такого же, как у нее, Голубого пламени. Хакмар даже успел увидеть, как бешенство на ее лице сменяется изумлением. Пламя ударило ей в грудь, жрица заорала, волчком вертясь в воздухе, и рухнула вниз, охваченная собственным Огнем.
   – Вот так вас, ведьмы, вот так! – завопил мальчишка.
   Яростно рубя крыльями воздух, Акбузат несся дальше. Игольчатые башни ледяного города исчезли позади, но следом за конем и всадником мчались сверкающие голубые точки – одна… вторая… третья… пятая… Похоже, жрицы во что бы то ни стало желали заполучить тех, кто окатил их башни Рыжим огнем. И проверить, чье Пламя горячее!
   – Они нагоняют! Летим, Акбузат, скорее! Нет, погоди! – тут же передумал мальчишка. Ведь ему нельзя отсюда улетать! Где-то здесь Донгар Кайгал! Он снова в отчаянии оглянулся. Жрицы, похоже, не собирались прерывать преследование – голубые точки приближались. Что же делать?
   Но летающий конь, похоже, лучше своего седока знал, что. На миг, меньший, чем самый быстрый удар сердца, пространство снова размазалось – и Хакмар обнаружил, что, работая крыльями, серый конь висит над самыми макушками сплошного моря громадных вековечных елей. Хакмара ощутимо подбросило в седле, будто тулпар намекал, что пора слезать.
   – Ты хочешь, чтобы я прыгал – туда? – круглыми от ужаса глазами уставившись на колышущиеся под ним деревья, завопил мальчишка, на всякий случай покрепче вцепляясь в луку седла.
   Его тут же подбросило сильнее. Семь черных кузнецов одобрительно подмигнули с Ночного небосвода.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация