А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наследник Магнитной горы" (страница 10)

   Свиток 9
   И это только начало невероятных приключений бывшего наследника клана Магнитной Горы

   Плюх-плюх! Плюх!
   Громкое хлюпанье заставило Хакмара разлепить тяжелые веки. В голову будто свинца накачали. Невыносимо хотелось спать. По затекшему до полного одеревенения телу Хакмар понял, что он и спал, привалившись к мокрому камню.
   – Плюх-шлеп! – раздалось снова. У закрытого водой входа в пещерку возилось что-то большое, неразличимое в темноте.
   Хакмар с трудом поднялся на дрожащие ноги. Вжался спиной в скальную стену и потянул из ножен меч.
   – Плюх! – здоровенная, с самого Хакмара величиной, тварь навалилась брюхом на уступчик. Во мраке послышалась возня и короткие щелчки – не иначе как существо щелкало зубами.
   С трудом заставляя слушаться вялую руку, Хакмар поднял меч…
   Раздался еще щелчок… и в темноте воздушного «кармана» тускло вспыхнул крохотный голубой Огонечек.
   – Ну и духотища тут! – недовольно пробормотал знакомый голос, и Огонек задвигался туда-сюда. – Хак, ты где?
   – Минька! – хотел вскрикнуть, но вместо этого прохрипел Хакмар, обессиленно сползая вдоль стены. Меч звякнул о камень.
   – Ну и досталось же тебе! – выпалил Минька, поднося Огонек храмика к самому лицу Хакмара. Мальчишка торопливо отвернулся – он отлично знал, что глаза у него сейчас красные и опухшие от слез.
   Минька тем временем деловито вскарабкался на скальный уступчик и трижды дернул за обвязанную вокруг пояса веревку.
   – Думал, не найдем? – Он бегло улыбнулся. – Забыл, что мы на этот «карман» вместе прошлым Днем наткнулись?
   Водная завеса у входа словно лопнула, и, держась за веревку, внутрь пещерки вполз Табын с мешком промасленной кожи за плечами.
   – Как вы мимо часовых прошли? – ахнул Хакмар.
   – О, мы ловко проскользнули мимо, когда те не смотрели в нашу сторону, – торжественно объявил Минька. – Ну или, как только мы ловко проскальзывали мимо, они сразу начинали не смотреть в нашу сторону. А караульный на берегу вообще наш фан, его там сейчас Катай свингу на курае учит! Мы тебе поесть принесли и еще кой-чего! – Миней принялся потрошить мешок. В руке у Хакмара оказался кусок черствоватой лепешки с ломтем вяленого мяса.
   Голодный спазм стиснул желудок, и Хакмар, с трудом удерживаясь, чтобы не урчать, принялся обкусывать лепешку. Даже в голове чуть-чуть просветлело.
   – Ну совсем вы… рыбаки на букву «ч», парни! – сквозь набитый рот прошамкал Хакмар, чувствуя одновременно и радость, что ребята здесь, и острый страх: если они так легко его нашли, то… кто-нибудь другой тоже догадается. Да не кто-нибудь – а отец! Который так просто и спокойно предал его! – Интересно, что за кормление черного кузнеца по кодексу Снежной Королевы полагается?
   – Если не костер, так поджаривание пяток точно, – философски покивал Миней. – Да-а, Хак, быть настоящим черным кузнецом – по нашему времени это явный неформат. Но ничего… – Минька вдруг взбодрился. – Что сначала неформат, то потом полная классика!
   Хакмар поглядел на приятеля безнадежным взглядом. Минька в своем… как его… репертуаре!
   – Все классики – давно покойники, – буркнул Табын. – А если Хак здесь останется – покойником станет раньше, чем классиком. – И он с мрачной многозначительностью обвел взглядом душную пещерку.
   – Я думал пересидеть, пока все затихнет, – пробормотал Хакмар. – А потом выбраться и уходить на север…
   – Как выбраться? – перебил его Миней. – Каждую свечу всю гору прочесывают патрули – жрица не только наших, она еще всадников твоего деда к делу пристроила. И шаману велела камлать не переставая, пока Вечерняя заря не погасла – вдруг кто из верхних духов на тебя укажет.
   Хакмар так стиснул кулак, что ломоть мяса размазался по пальцам. Или найдут – или он сдохнет тут с голоду: принесенных Минькой припасов надолго не хватит.
   Минька многозначительно воздел палец и снова нырнул в мешок, вытащив под слабо мерцающий Огонечек длинный водонепроницаемый тубус. На камень перед Хакмаром выпала старая-престарая карта, начертанная на уже ломкой от времени выделанной коже.
   – У себя в репетиционной нашли, – сообщил Минька.
   Хакмар кивнул – в пещере, приспособленной под репетиционную, валялось столько хлама, что он не удивился бы и посоху Тенгри – Высокого Неба где-нибудь в уголке. Недаром сам мечи для подгорных родичей там прятал.
   – Вот наша гора, вот цеховые пещеры, а вот и озеро… – Минька повел Огоньком храмика в опасной близости от карты.
   Озеро выглядело непривычно, не совсем так, как на планах, хранившихся в отцовской пещере. Именно здесь, под пещеркой, где прятался Хакмар, в дне был прорисован четкий провал, от которого прямо сквозь гору тянулся длинный водный рукав. Заполненный водой тоннель шел под озером, уходил дальше и обрывался в новой сети пещер, о которых никто из магнито-горцев никогда даже не слышал. Поверх грубо заштрихованных контуров была грубо намалевана большая буква «Чу». Хакмар пожал плечами – неизвестно, что это, но в любом случае там должен быть и лаз наружу! У которого его никто не будет караулить!
   – Как долго тянется этот водный тоннель? – отрывисто бросил Хакмар, еще не в силах поверить в невероятную удачу. Он прищурился, вглядываясь в мелкие цифирки… и тут же отпрянул с испуганным воплем. – Пятьдесят локтей! Ребята, вы что, я столько не проплыву! Там воздуха нет!
   – Но кто-то же проплыл, – решительно заявил Минька. – И обратно вернулся – иначе откуда карта? Наверняка где-то есть воздух. Скорее всего, здесь, – и он прижал пальцем изображенный примерно на середине тоннеля рисуночек, похожий на кошачью морду.
   – А может, просто центр отмечен, – промямлил Хакмар. – Вот если бы воздух можно было взять с собой, как припас в мешке… или нет, лучше использовать пузырь прозрачного вещества, что получается из расплавленного песка. – Хакмар невольно представил себя с наполненным воздухом пузырем на голове…
   – Ты не у себя в кузнице! – яростно зашипел на него Минька, скатывая карту. – В общем, сам решай – или рискуешь, или сидишь тут и ждешь, пока тебя найдут!
   – Мы тебе припасов собрали в дорогу, – добавил Табын. – Куртку твою любимую положили…
   Ребята сделали для него все, что могли. Теперь только сам Хакмар мог рискнуть ради своего спасения. Да и утонуть все-таки получше, чем сгореть на костре на радость скачущим вокруг храмовницам!
   Сквозь щели горной породы вдруг донесся резкий, пронзительный звук курая. Парни вскочили:
   – Катай сигнал подает – снова гору обыскивать начали! Мы должны уходить.
   – Идите, ребята, – тихо ответил Хакмар. – Я тоже здесь не останусь. – Он закинул перевязь с мечом за спину, привязал к поясу мешок… и шагнул в воду. Остановился, снова оборачиваясь. – Чуть не забыл… Насчет ваших барабанов. Пошарьте у меня в ящике, возле горна. Будут у вас две тонкие колотушки. – Он посмотрел на ребят долгим взглядом – ему так многое хотелось им сказать! И еще больше – передать с ними… Наверное, именно поэтому он только махнул рукой и без всплеска соскользнул в темную воду.
   Миней и Табын подошли к колеблющейся воде, до рези в глазах вглядываясь в ломкое отражение Огонька.
   – Может, стоило все-таки сказать ему… как на самом деле попала к нам эта карта? – после долгого молчания спросил Табын.
   Миней искоса поглядел на него и отчеканил:
   – Мы нашли ее в нашей репетиционной!
   Понятливый Табын торопливо закивал:
   – Конечно, конечно! Нашли!
   – Ну, а что раньше ее там не было… – начал Миней.
   – Так у нас там столько хлама валяется – сами не знаем, что у нас есть, чего нет! – подхватил Табын.
   – И что мы видели, как оттуда Отец клана выходил… – снова начал Миней.
   – Так мы вообще думаем только о музыке и ничего вокруг себя не видим! – снова подхватил друг.
   Минька удовлетворенно кивнул:
   – Пошли, а то Катай уже небось издергался, играть не сможет. – Он еще мгновение постоял, вглядываясь в неподвижную воду, и одними губами шепнул: – Пусть будет милостива к тебе Хозяйка пещер, Хак!

   Свиток 10
   О странствиях в чужих пещерах

   Ощупывая руками стену пещеры, Хакмар медленно опускался ко дну подземного озера. По его расчетам, проход должен был уже появиться, но пальцы нащупывали только сплошной гладкий камень. И вдруг вытянутая рука будто провалилась сквозь стену. Это мог быть только тот самый затопленный тоннель.
   Решительно оттолкнувшись от стены, Хакмар вплыл в тоннель. Его охватил полный, непроницаемый мрак – коридор под озером весь заполнен водой. Раз… Два… Работая руками и ногами, Хакмар сильными толчками посылал тело вперед. Двадцать пять гребков до отметки, где, по Минькиным прикидкам, мог быть воздух. Пять… Шесть… В груди начало жечь. Если воздуха на середине пути не окажется – ему конец. Десять… Одиннадцать… Тоннель оказался узким, как труба, мальчишка то толкался плечами в стены, то царапал привязанным к спине мечом о нависающий потолок. Пятнадцать… Шестнадцать… В ушах начался звон, как при пожарной тревоге. Хакмар стискивал губы, убеждая бунтующее тело, что воздуха вокруг нет, только вода. Двадцать…
   Непроницаемо-черную воду вдруг пронизало слабое зеленовато-голубое свечение. Хакмар торопливо забарахтался… и с громким всплеском вылетел из воды, жадно глотая затхлый, влажный, но казавшийся ему сейчас таким прекрасным воздух.
   Тяжело дыша, закачался на воде, прямо в центре бледного светового пятна. Привязанный к поясу мешок болтался рядом. Подводный тоннель расширялся. Свод поднимался над головой, и вода больше не доставала до его верха. В поисках источника свечения Хакмар запрокинул голову…
   Слабо мерцающая кошачья морда проступала из темно-бурой породы. Словно бы высунувшиеся из камня треугольные ушки – правое надорвано в драке. Тонкие, каждый волосок различишь, кошачьи усы, плоский нос. Аккуратно сложенные лапки с прячущимися в буром мехе когтями. Парой резких ударов резца неизвестный мастер очертил контур победно задранного хвоста так, что, казалось, кошка шла сквозь скалу – голова уже выглянула, а задние лапы все еще прячутся внутри камня. Лишь одно портило работу – у кошки не было глаз. Вместо них на морде красовались углубления, в которых когда-то, видать, были вставлены драгоценные камни. Но и пустые глазницы жутко и неотрывно, с недвусмысленной угрозой пялились на пловца.
   – Сочнева кошка! – чувствуя одновременно и страх, и восторг, прошептал Хакмар, вглядываясь в изображение. – Надо же, как живая!
   – П-ш-ш! – растопыренные усы земляной кошки дрогнули, открывая острые белые клыки. Вытесанная в бурой породе лапа оторвалась от скального потолка, и прямо перед лицом Хакмара взблеснули растопыренные когти.
   – А-а! – с коротким воплем мальчишка хватанул воздуху и ухнул вниз, уходя под воду с головой.
   – Мя-у-у! Мя-у! – сквозь заливающую уши воду донесся дикий кошачий вой. – Отдай мои глаза! Мя-у-у! Отдай! Отдай!
   Хакмар отчаянно заработал руками и ногами, выгребая дальше по тоннелю. Воздуха он хлебнул маловато, но даже это его сейчас не пугало – ему все казалось, что сквозь сплошную толщу воды за ним несется протяжный мяукающий крик: «Отдай мои глаза, отдай!»
   Рассекая воду, Хакмар почти взлетел над поверхностью крохотного озерца посреди погруженной во мрак пещеры. Привыкшие к темноте глаза разглядели скальный берег, и Хакмар поплыл туда. Оскальзываясь на гладких камнях, выбрался из воды и замер, обхватив себя руками и мелко дрожа.
   – Где я возьму твои глаза? Я их вообще брал? – стуча зубами, пробормотал он наконец и принялся стаскивать с себя мокрую рубаху и портки. Поток воды из скрученной в жгут рубахи хлынул ему на ноги. – Показалось… – бормотал Хакмар. – От удушья показалось. В штреках всякое, бывает, мерещится…
   Конечно, показалось! Он и сейчас уверен: страшилку про тупого и жадного старателя Сочня, который так мечтал найти редкостный медный изумруд, что выбил глядящие на него сквозь камень глаза земляной кошки, придумали не иначе как руководители поисково-старательской практики. Чтоб отвадить практикантов выковыривать найденные камешки без консультации с преподавателем. А то, мол, ковырнешь, чего не надо, а за тобой тоже, как за Сочнем, безглазая кошка прямо из скалы явится и глаза свои потребует. Да эту байку старые рудокопы новичкам травили, еще когда Хакмаров прадед в наследниках ходил!
   Хакмар закутался в вытащенную из промасленного мешка куртку и огляделся. В стоялом воздухе чувствовался знакомый по заброшенным пещерам в родной части горы запах… пустоты. Хакмар был совершенно убежден, что людей здесь нет. Оно и к лучшему: вот с кем ему вовсе не хотелось встречаться, так это с людьми. Надо только с картой разобраться – дорогу ведь не спросишь. Хакмар чиркнул колесиком храмика…
   В блеклом кругу голубоватого света на полу пещеры стоял сапог.
   – Плыли, плыли – приплыли, – будя давно спящее эхо, выдохнул Хакмар, тупо пялясь на находку. – Встречают. Сапогами.
   Хакмар взял сапог в руки. Старый – очень. Сопревшая кожа разлезалась под пальцами отвратительными скользкими лохмотьями. Да и не сапог это вовсе, а скорее просто свернутый кулем кусок кожи, кое-где грубо схваченный рассыпающимися от древности сухими жилами. Похоже, невеликий умелец его сработал – ходить в таком мука мученическая. А еще сапог был маленьким – как на ребенка помладше Хакмара. Обувка здорово напоминала ту, которую Хакмара в возрасте девяти-десяти Дней на уроках труда тачать учили.
   – Это что ж получается? – пробормотал Хакмар, глядя то на сапог, то на карту. – Какой-то мальчишка – младше меня – свалил с занятий, проплыл тоннелем, оставил тут обувь, вернулся обратно, начертил карту и… – Что «и», он не знал, а убогенький сапожок, если даже и знал, помалкивал. Как и все куски обработанной кожи, он разговорчивостью не отличался.
   Хакмар пожал плечами, приладил мешок с припасами за спину и, оставив загадочную обувь догнивать на старом месте, шагнул в отмеченный на карте проход.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация