А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Небесные очи" (страница 19)

   Летала невидимая от скорости игла, метались в руках куски ткани, оверлок прилежно обметывал срезы, утюг разглаживал швы...
   Через полтора часа платье было готово.
   Детали. Аксессуары то есть... Золотой поясок на талию. Гранатовый крестик на шею, гранатовые сережки – в уши. Эти украшения Саша никогда не носила, считая их слишком крупными, слишком яркими. Цвета крови. Вульгарными, почти неприличными. Но сейчас ей почему-то так не казалось.
   А ногти?
   Боже мой, этот надоевший французский маникюр в бежево-белых тонах... Высунув от усердия язык, Саша щедрыми мазками выкрасила себе ногти на руках и ногах – в темно-вишневый, ядовитый цвет.
   Переоделась, сняла бигуди. Подошла к зеркалу.
   На нее смотрела совершенно другая женщина. Не бледная Девочка-весна, а яркая Женщина-лето.
   «Глаза слишком темные... Были бы они зелеными, как у бабушки Али, или, например, синими! – мелькнула невольная мысль. Тут же спохватилась: – Н-да, если Бородин изобретет свои чудесные капли, у него не будет отбоя от клиентов!»
   Она повернулась, придирчиво оглядела себя со всех сторон. Да, теперь она яркая, но все цвета сочетаются, каждая деталь – к месту. Ничего лишнего. Первоклассная работа...
   Вместо прежних акварельных набросков – картина маслом. Тициан, Рембрандт, Веласкес... Вино и золото. Вместо прямых линий – изгибы и завитки.
   Но чего-то не хватало... Чего?
   Духи!
   Она бросилась к туалетному столику, среди коробок нашла одну – эти духи ей подарила Лиза на прошлый Новый год. Саше они не понравились тогда – слишком вызывающий, чувственный аромат. Но сейчас именно его не хватало Саше для завершения образа...
   Она вышла из дома, когда только-только начался вечер. И в первый раз ощутила себя неуверенно... Раньше к ней довольно часто приставали с просьбами познакомиться, но сейчас с Сашей даже не пытались говорить. Мужчины смотрели вслед – как-то уж слишком пристально, серьезно...
   Саша уже подошла к дому Макса, как вдруг увидела его самого – опираясь на трость, тот ковылял к машине.
   – Макс!
   Он обернулся.
   – Макс, куда это ты собрался?
   Он ничего не ответил. Потом губы его шевельнулись:
   – За тобой...
   Саша подошла к нему, улыбнулась:
   – Ну, что скажешь? Я не перестаралась?
   Макс оглядел ее с головы до ног, сглотнул.
   – Это ты, Сашка? – сипло спросил он. – Ты?!
   – Макс, ты заставляешь меня нервничать! – рассердилась Саша. – Скажи мне честно, как я выгляжу?..
   – У меня слов нет...
   – Плохо или хорошо?
   – Я не знаю... – он опять сглотнул. – Помню, книгу одну читал, давно. Там один мужик говорит своей девушке – красота твоя грознее, чем полки с распущенными знаменами. В общем ты так красива, что мне даже страшно.
   Он осторожно взял в ладонь завиток ее волос и прижал его к губам.
   – Если тебе не нравится, то я... то я могу... стать прежней... – Саша, точно героиня фильма «Служебный роман», потянулась к сережкам, намереваясь снять их.
   – Нет!!! – Макс перехватил ее руку. – Ни в коем случае! Я просто еще не привык... Оставайся такой, пожалуйста! Всегда! – он посмотрел на ее каблуки-шпильки, попытался подняться на мыски. Саша теперь была явно выше его.
   – Туфли не годятся, да? – серьезно спросила она. – Понимаю, с туфлями я погорячилась...
   – Ничего не меняй! – зарычал Макс. – Прекрасные туфли, прекрасные!
   – Макс... – Саша не знала, плакать ей, или смеяться. Она обняла его. Он поцеловал ее в шею, потом щеку, потом в губы.
   – А духи... Боже мой! – жадно вдохнул он. – Ты как цветок, Сашка. Лилия. Нет, роза. Алая роза.
   Саша усмехнулась, стерла след от помады с его губ.
   – Знаешь что? Такую красоту нельзя прятать дома, – решительно заявил Макс. – Поэтому мы с тобой сейчас куда-нибудь поедем. Прогуляемся, да? – он протянул ей руку, повел к машине.
   «Наверное, мы странно смотримся рядом... Нет, я неправа – мы дополняем друг друга. Мы – идеальная пара!»
   Томный августовский вечер. Порыжелая от зноя листва... Неподвижные, дикие глаза Макса – он смотрел только на Сашу.
   Потом набежали тучи, и на Москву обрушился очередной ливень.
   Пришлось возвращаться домой.
   – Я думала, пойдут дожди и станет легче... – пожаловалась Саша. – Но нет, стало еще хуже. Дышать совсем нечем на улице!
   – Ага. Та еще погодка! – согласился Макс. – А ты дома сиди.
   – Вот еще! – возмутилась Саша. – Целый день – одной? Завтра же на работу выйду. Или ты против?
   – Нет-нет, что ты!
   – А я и правда никуда не пойду! – она тут же изменила свое решение. – У меня, между прочим, еще свадебный отпуск не закончился!
   Они, как и раньше, ни в чем не хотели уступать друг другу. Но сейчас их ссоры, легко вспыхнув, легко и затухали.
   Потому что Саша вдруг поняла, что главное, а что второстепенное. Главное – это их любовь. Надо сохранить ее. А все остальное – так, мелочи, которыми можно пренебречь...
   Например: Саша, конечно, по-прежнему пилила Максима за то, что он умудряется за секунду создать вокруг себя беспорядок, но ее эта проблема уже не бесила так, как раньше. Бог с ним, с беспорядком – ведь главное, что Макс рядом, что на него можно положиться...
   Что же касается самого Максима, то он вообще стал прощать Саше все. Его покорность даже пугала – он на глазах становился типичным подкаблучником. Сашенька – его идол, его кумир. Самая лучшая, самая красивая.
   Он был полностью зависим от нее. И если бы она вздумала снова исчезнуть из его жизни, то... возможно, повторил бы свой страшный поступок, стоивший ему здоровья.
   Их отношения были столь нежны, трепетны и в то же время – как-то болезненно остры, неутоленно-жгучи – что им было и страшно, и хорошо вместе.
   ...Сашин отпуск окончился.
   Ранним утром она шла к зданию, где располагалась фабрика «Притти вумен».
   «Интересно, что скажут девчонки, когда узнают, что я так и не вышла замуж за Бородина? – размышляла она. – Наверное, решат, что я сумасшедшая!»
   На ней было простенькое платье из черного, в мелкий горох, крепдешина, туфли-лодочки. Волосы – темные, огненного оттенка, были распущены и легкими волнами лежали на плечах. Косметика – не слишком яркая, но и не бледная, как раньше.
   Саша выглядела сейчас обычной жительницей Большого Города, стильной и хорошенькой. Слишком уж выделяться она не хотела – как-никак, на работу шла.
   Но для девчонок и того хватит – и платья, и туфелек, и кудрей. Удивлять и удивлять ей их сегодня...
   Сзади притормозила машина:
   – Красавица, подвезти?
   – Отстань! – не оглядываясь, бросила она через плечо. – Сама дойду, ножками!
   – И не жалко такие ножки топтать?
   Саша усмехнулась и свернула в проулок. Здесь было тихо и пустынно. Сзади раздался шорох шин – ехали прямо за ней.
   «Вот привязался!» – рассердилась Саша на неизвестного кавалера, оглянулась и неожиданно увидела машину Бородина.
   – Саша!
   Теперь Сашу преследовал ее несостоявшийся жених.
   – Саша! Погоди, нам надо поговорить! – крикнул он.
   Саша остановилась. Бородин вылез из машины, зашагал ей навстречу.
   – Саша... Еле узнал тебя! – взволнованно произнес тот, пожирая Сашу глазами. – Ты еще больше стала похожа на Марию... Сашенька, куда же ты пропала? Вот, решился ловить тебя у твоей работы, – он взял ее за руку. – Надеюсь, ты больше не сердишься на меня? Мы можем поговорить?
   Саша вырвала свою руку.
   – Сердишься... – вздохнул Бородин. – А зря. Я ведь люблю тебя. Несмотря ни на что.
   Только увидев Бородина, Саша вспомнила обо всем. До того она думала только о Максе. Только о нем.
   – Люблю... – с отвращением повторила она. – Ты так хочешь добраться до своей книги, Виктор?
   – Книга для меня тоже очень важна, – спокойно произнес Бородин. – Я никогда не скрывал этого. Книга и ты...
   – А все-таки книга на первом месте...
   – Прошу тебя, милая, не стоит цепляться к мелочам! – мирно улыбнулся тот.
   «Как он мог мне нравиться? Это холеное, лживое лицо, этот пустой взгляд...»
   – К мелочам? А убийство моей матери – это тоже мелочь? – мрачно спросила она.
   Бородин едва заметно передернул плечами:
   – Ну, этот грех на совести твоего отца...
   – Нет. Мой отец тут ни при чем.
   – Я не понимаю...
   – Господи, Виктор, я уже давным-давно догадалась, что это ты убил маму. Ты, а не отец! – глядя ему прямо в лицо, негромко произнесла Саша.
   Бородин отвел взгляд:
   – Что ты такое говоришь, Сашенька... Ты здорова?
   – Добрый доктор решил вылечить меня? Может, выпишешь рецептик? Лекарство от Йозефа Менгеле, испытанное на узниках концлагеря?..
   – Саша! – в его голосе явственно звучали металлические нотки. Наверное, таким голосом он говорит с капризными пациентами, не соблюдающими его рекомендации...
   – Виктор! – крикнула она в ответ с той же интонацией. – Хотя нет, ты не Виктор. Ты Федор Федорович Ласкарев. Интересно, Федечка, почему ты вдруг решил сменить имя? Папашу своего, немецкого прихвостня, застыдился?..
   Ужас в его глазах. Потом гнев, безудержный гнев – Бородин железной рукой схватил Сашу за плечо:
   – Не смей так говорить о моем отце...
   – Вот ты себя и выдал! – засмеялась Саша невесомым смехом.
   – Не представляю, как ты узнала, что я сменил имя... – задыхаясь, пробормотал тот. – Но мой отец – не немецкий прихвостень, он жертва советской власти. Ты что-нибудь слышала о диссидентах?
   – Только не надо мне читать лекцию о сталинских репрессиях, хрущевской оттепели и брежневском застое! Твой отец – предатель! Уж не знаю, по какой там его статье посадили, но он – предатель!
   – Ты такая же чокнутая, как твоя бабка. Я сменил имя, потому что отец просил меня об этом перед смертью. Он взял с меня клятву – потому что знал, как тяжело живется детям осужденных...
   – Мудро, – Саша, наконец, вырвалась и сделала шаг назад. – Сейчас ты скажешь, что познакомился с моей матерью случайно... Что ты не знал, чья она дочь!
   – Да, не знал! – закричал Виктор. – Представь себе! Но когда понял, что она дочь той самой Алевтины, не стал любить ее меньше! Дети не должны расплачиваться за ошибки своих родителей!
   – Ты врешь. Ты всегда врешь! Очень складно, надо сказать... Но слишком много совпадений. Слишком!
   – Саша, Саша, я тебя умоляю, не делай скороспелых выводов...
   – Ты сменил имя, для того чтобы отомстить. Отомстить и вернуть книгу... Ты уничтожил всю нашу семью – маму и отца... Теперь ты добрался до меня!
   – Сашенька, мои чувства к тебе...
   – Не говори мне о чувствах! – прошептала она с ненавистью. – Тебе сейчас нужна только книга! Ты хочешь прославиться... Слава и деньги – вот что тебе нужно.
   – Так ты не собираешься вернуть мне книгу? Она, между прочим, изначально моя, она принадлежала моему отцу...
   – Нет!
   Бородин закрыл глаза, провел ладонью по влажному лбу. Перевел дыхание. И потом произнес спокойно:
   – Сколько ты хочешь?
   – Что?..
   – Я спрашиваю, сколько ты хочешь получить за книгу?
   Даже ни на секунду не задумываясь, Саша выпалила:
   – Не продается!
   – Саша, мы цивилизованные люди, мы не должны поддаваться эмоциям...
   – Не продается! – торжественно повторила она. И добавила почти спокойно: – Книгу не отдам – это раз. Пойду к газетчикам, расскажу им все, что знаю о пластическом хирурге Викторе Бородине... О сыне фашистского прихвостня и убийце – из-за которого невинный человек столько лет сидел в тюрьме. О том, кто собирается прославиться на крови узников концлагеря. Кто собирается использовать дневники Йозефа Менгеле, Ангела смерти!
   Бородин побледнел. Он испугался, сильно испугался – это было очевидно. Потом брезгливо поморщился:
   – Какой пафос, однако... Он хорош для героинь скандальных ток-шоу, но тебе, Сашенька, совершенно не идет.
   – О, идея! – захлопала в ладоши Саша. – Ток-шоу... Телевидение... Я ославлю тебя на всю страну! Кто захочет лечиться у доктора-убийцы?..
   – Это никого сейчас не волнует. Главное для людей – результат... А на ком проводились эксперименты – на людях, или кроликах – никого не волнует! – задыхаясь, пробормотал Бородин. – Ты не понимаешь, что сама, своими руками сделаешь мне неслыханную рекламу...
   – Вот и посмотрим! – отступая все дальше, крикнула Саша. – Вот и посмотрим...
   Она побежала к зданию фабрики. Оглянулась только раз – увидела, как Бородин садится в машину.
   ...Конечно, девчонки на «Притти вумен» сильно поразились перемене, произошедшей с Сашей. Еще больше – тому, что она отказалась от свадьбы с таким «шикарным мужчиной».
   – Сашка, ты еще локти будешь грызть! Ох, Бураковой, жалко, нет, она в Германию уехала, ткани заказывать... Она бы тебе сказала! – кричала Лиза Акулова, возбужденно блестя глазами. – Осталась одна, у разбитого корыта...
   – Я не одна! – прошептала ей на ухо Саша.
   – Та-ак!.. Девочки, нам поговорить надо! – Лиза потянула Сашу за собой. Они вышли на балкон, Лиза плотно прикрыла дверь.
   – Я сразу поняла, что ты не просто так своего Бородина бросила, а ради кого-то, – сказала Лиза. – Просто так шикарных мужчин не бросают. Если только ради более шикарных! Ну, я угадала?
   – Ага, угадала! – улыбаясь, кивнула Саша. – Такой шикарный у меня мужчина, шикарнее и придумать нельзя...
   – Кто? Не томи! Президент банка? Нефтяной магнат? Известный артист?
   – Не угадала. Это Макс.
   – Какой Макс? Максим Поташов из «Что? Где? Когда?». Или... Неужели – Максим Галкин?!!!
   – Лизка, дура... – захохотала Саша. – Это Макс Таланкин!
   Лицо у Лизы вытянулось.
   – Макс Таланкин? Твой первый муж? Костыль-Нога который?.. – почти с ужасом произнесла она.
   – Да! Да, да, да! – смеясь, энергично закивала Саша. – И я его так люблю, что у меня просто сердце разрывается... Вот как я его люблю!
   – Сумасшедшая... – прошептала Лиза, глядя на Сашу жалостливыми, полными слез глазами. – Ой, сумасшедшая...
   Разумеется, Саша не стала посвящать никого в историю с убийством своей матери и дневником Менгеле. Она всерьез задумалась о том, как наказать Виктора Викторовича Бородина.
   «Надо с Максом еще раз посоветоваться, вечером! Он подскажет...» – решила Саша.
   Работы в тот день не было никакой – в связи с появлением Саши и отсутствием Бураковой.
   Саша несколько раз снова пыталась дозвониться отцу – опять безрезультатно.
   – Лиз, я уйду на пять минут?
   – Да хоть на двадцать пять! – вздохнула Лиза. Она все еще не могла успокоиться, считая Сашин поступок – безумием.
   Саша спустилась по лестнице, проскочила мимо вечно спящего Гоши – охранника и выскочила на улицу. Добежала до ближайшего магазина и, действуя по наитию, положила на телефонный счет отца энную сумму.
   И случилось чудо – минут через десять (видимо, когда деньги поступили ему на счет), в телефоне раздались долгие гудки.
   – Алло... – прошелестел отец. Он то ли забыл, то ли просто не смог положить деньги на счет.
   – Папа! – смеясь и плача, закричала Саша. – Папочка, миленький мой!
   – Саша, что случилось? – немного испуганно отозвался тот.
   – Папа, я все знаю! Все!
   – Что ты знаешь? – дрогнувшим голосом спросил отец.
   – Ты говорил мне, а я не верила... Я теперь точно убедилась, что ты ни в чем не виноват... Бедный мой, милый папочка!
   В трубке повисла тишина.
   – Папа! Папа, ты меня слышишь?
   – Да.
   – Я знаю, кто убил маму.
   – Кто? – быстро отозвался отец.
   – Бородин, Виктор Викторович Бородин. Помнишь такого?
   – Н-нет... Или помню? – отец тяжело задышал в трубку.
   – Я знаю, что мама любила тебя, а ты маму. Все эти разговоры о ревности – чушь собачья... Я этого Бородина теперь так прищучу – мало не покажется!
   – Почему ты? Я тоже... Я хочу увидеть его... – забормотал отец, судя по всему, находясь в страшном волнении.
   – Еще увидишь! В общем мы сегодня вечером заедем с Максом за тобой, заберем к себе...
   – Кто такой?
   – Макс? Это мой муж, первый муж... Первый и единственный!
   – Ничего так мужик... Только я к вам не поеду. Я не хочу никого стеснять...
   – Ты будешь жить в моей квартире, то есть в твоей, а я – у Макса. И мы вместе будем воевать против Бородина!
   – Ты где сейчас?
   – Я? А, я на работе... Папочка, миленький, я очень тебя люблю!
   В трубке раздались короткие гудки.
   Саша прижала телефон к груди, заплакала. Уже через минуту успокоилась – к чему слезы, ведь все складывается чудесным образом. У нее есть семья – любящий отец, нежный муж, за которым она – как за каменной стеной...
   Справедливость восторжествовала.
   Аминь.
   Саша вернулась назад. Охранник на проходной не просто спал, а еще и нахально похрапывал... В самом швейном цеху уже царила полная анархия – начальства не было, женские умы взбаламучены историей несостоявшейся свадьбы Саши Силантьевой, да еще это душное, жаркое лето, которое вымотало всех... Люди дошли до некоего предела, и позволили себе расслабиться.
   Саша села за компьютер, намереваясь разработать очередной эскиз пальто, но вместо этого стала тупо смотреть на светящийся экран монитора. Потом вздохнула и принялась листать журнал, который кто-то оставил рядом.
   «До последнего времени считалось, что Йозеф Менгеле...»
   – О господи... – Саша едва не выронила журнал. И здесь о нем!
   «...Йозеф Менгеле, врач и нацистский преступник, который использовал узников Освенцима для своих ужасных экспериментов, действовал в одиночку. Напротив, он был исполнителем и прилежным сотрудником некоторых немецких ученых того времени. По меньшей мере двое из них спокойно продолжали свою карьеру и после войны: лауреат Нобелевской премии Адольф Бутенандт и доктор Отмар фон Вершуер. Никто из них не ответил за пресловутые связи с Менгеле. Бывшие узники концлагеря вспоминают также еще одного доктора, работавшего плечом к плечу с Менгеле – некоего поляка из Варшавы по имени Артур. Впрочем, другие очевидцы утверждают, что Артур обладал талантом актера и на самом деле был русским. После войны следы этого Артура загадочно затерялись...»
   Саша вспомнила об Иване Исидоровиче, попавшим ребенком в эту страшную мясорубку под названием война. Вспомнила о бабушке Але, прошедшей ад ленинградской блокады. О миллионах погибших. И об отце Бородина, согласившемся помогать немцам... Как и этот доктор по имени Артур.
   Только сейчас она окончательно осознала, какой страшной книгой она владеет. Что с ней делать? Кому отдать (уж не Виктору, это точно!) – ведь кому-то ее точно надо передать?
   Она, Саша, волею судьбы, оказалась замешана в Историю.
   Бородин предлагал деньги, большие деньги – все, что у него есть. Наверняка кто-то, например, какой-нибудь медицинский исследовательский институт в Америке или Европе (а может, и здесь, в России), предложит больше.
   Бесценные, уникальные материалы...
   Саша прижала ладони к ушам – она словно вдруг услышала отдаленный, смутный стон тех сотен и тысяч людей, замученных доктором Менгеле и его помощниками. Как они отнеслись бы к тому, что в двадцать первом веке исследования, замешанные на человеческой крови и нечеловеческих страданиях, пустили бы в индустрию красоты? И они, ко всему прочему, стали бы приносить баснословный доход?..
   – Саша, пойдешь с нами? Саша!
   – А?.. – она опустила руки, и оглянулась – швейный цех был почти пуст, Лиза Акулова у выхода ждала ее.
   – Саша, ты пойдешь с нами на обед? – снова крикнула Лиза.
   – Нет, девочки, идите...
   – Любовью сыта? Ну, как знаешь...
   Через минуту в помещении уже никого не осталось.
   Что же делать с черной книгой? Может быть, оставить ее в банковской ячейке навсегда? Еще куда-то перепрятать? Но, рано или поздно, она снова попадет в руки людям...
   – Саша! – до боли знакомый голос позвал ее.
   Саша обернулась и увидела отца – тот, задыхаясь от подъема по крутой лестнице, стоял у дверей.
   – Папа! – закричала она и, лавируя между столами, побежала ему навстречу. – Папочка...
   Она налетела на него, обняла, едва не свалила с ног.
   Отец дышал тяжело и со свистом.
   – Тихо, тихо...
   – Папа, как ты нашел меня?
   – Ты же сказала, что на работе...
   – А откуда ты знаешь, где моя работа? И то, что Макс – «ничего так мужик»? И вообще...
   Отец улыбнулся с усилием.
   – Идем на балкон... Тебе на воздух нужно! – Саша взяла отца под локоть, вывела на балкон, усадила на стул. – Так лучше, да?
   Она закрыла дверь, ведущую в цех – на всякий случай, чтобы никто не мешал им. Девчонки скоро вернутся с обеда...
   – Да.
   – А как же тебя охранник пустил? У нас же строго по пропускам...
   – Спит ваш охранник, без задних ног. Я мимо прошел – он даже не пошевелился.
   Саша села перед отцом на корточки, глядя на его лицо сверху вниз.
   – Ты на гитаре играешь, папа?
   – Играю... Хорошая гитара. Саша... – он тыльной стороной ладони вытер влажный лоб. – Саша, я должен найти его. Этого человека...
   – Бородина? Зачем?
   – Я должен увидеть его...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация