А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Огонек в сердце" (страница 8)

   Глава 8
   В которой Лиза умудряется поссориться с Катей


Любовь – это огромные качели,
И никогда не знаешь наперёд,
Что упадёшь к земле на самом деле,
Что вслед за этим снова будет взлёт.


От этого мучительно и сладко:
Когда не знаешь, что от завтра ждать.
Любовь – это прекрасная загадка,
Которую мне вышло отгадать.

   Вечером в четверг Лиза с Васей гуляли почти до одиннадцати, пока ему кто-то не позвонил, и Вася, сославшись на дела, не ушёл. Но Лизе и этого было достаточно. Она была полна счастьем до краёв. Казалось, больше и лучше и быть не может. Больше просто не влезет в неё. Они расстались на крыльце её подъезда. Вася снова поцеловал её и обещал позвонить.

   В пятницу он не пришёл в школу.
   Лиза волновалась весь день, но вКонтакте на её встревоженное сообщение он тут же отписался: «Со мной всё отлично. Не волнуйся. Позвоню», и она успокоилась. И была спокойна до восьми вечера. А потом не выдержала. Когда он позвонит? Впереди выходные! Лизе ужасно хотелось вновь увидеть его. А потому она написала ему вКонтакте: «Вася, привет! Давай сходим завтра в Выставочный зал, там в шесть часов будет открытие выставки. Я тебя приглашаю)». И он ответил: «О’к, я за тобой зайду в пять двадцать». Он согласился!

   – Ленка, мы завтра пойдём на выставку картин! Там будет фуршет. Мы с ним вместе выпьем шампанского! Раньше я никогда не была на фуршетах, а шампанское пила только на Новый год, и то капельку! – Лиза влетела к Ленке в комнату.
   – А ты уверена, что вам разрешат выпить шампанского на выставке, вы ведь несовершеннолетние… – засомневалась та.
   – Вася что-нибудь придумает. Я не об этом. Он меня любит. Я тебе говорила, что мы встречаемся?!
   – Двадцать пять раз.
   – И ещё в двадцать шестой скажу: мы встречаемся! Ты же сама видела, как мы вчера танцевали!
   – Романтично. Я за тебя рада. На самом деле.
   – А уж как я за себя рада, – улыбнулась Лиза. – А когда к вам Рудик с Тором придут?
   – Завтра.
   – Как-то ты спокойно об этом говоришь. К тебе же придёт твой любимый Тор!
   – Я рада, – улыбнулась в ответ и Лена.

   В субботу вечером в квартире запиликал домофон. На часах было пять. С одним накрашенным глазом Лиза пулей рванула открывать дверь. Но на пороге стоял не Вася, а два парня. Один из них был высоченным и тощим, как жердь, наверное, это и был Рудик, в во втором она узнала Тора. С ними была девушка.
   – Привет! – поздоровались гости.
   – Привет, – отозвалась Лиза. – Проходите.
   – О, привет! Привет! – это в прихожей появились Лена и Катя.
   Лиза отправилась докрашивать глаз. Но руки её плохо слушались. Ей казалось, что Вася опять не придёт. Что время будет идти, а его телефон вновь окажется отключён, а она будет сходить с ума, как в субботу… Лизе уже заранее хотелось плюнуть на всё и убежать куда-нибудь далеко-далеко.
   «Мы же встречаемся! Он больше не будет меня подводить! Это было один раз и то – случайно! – успокаивала она саму себя. – Любовь – это огромные качели…» Как приятно взлетать на них до небес, но как ужасно постоянно думать о том, что за взлётом последует и падение.
   – Ну почему обязательно должно случиться что-нибудь плохое? – у самой себя вслух спросила Лиза, но ответа не было.
   И тут вдруг запиликал домофон. На негнушихся ногах она прошла по коридору в прихожую и ответила:
   – Да?
   – Старкова, это я!
   Это был Рябов. А значит, ничего плохого точно не должно было случиться. Лизино сердце заколотилось изо всех сил. Она заранее открыла дверь… Пока ехал лифт, казалось, прошла целая вечность. И вот Вася вывалился на лестничную клетку… с мешками, ещё бо`льшими, чем в прошлый раз, когда он приходил стирать.
   – Привет, заяц! – Вася ловко притянул её к себе и чмокнул в щёчку.
   После чего по-деловому скинул обувь и куртку и, словно был у себя дома, направился в ванную комнату. Он снова пришёл к ней стирать!
   – Вася, но мы же собирались идти на открытие выставки? – робко напомнила Лиза.
   – Да ну их, эти картины. Давай лучше дома посидим, чаю попьём, а? Твои на месте?
   – Да, Катя и Лена у себя, у них гости…
   Лиза расстроилась, но лихорадочно пыталась успокоиться и убедить саму себя в том, что дома посидеть – это тоже очень романтично.
   – А что у тебя есть поесть? – загрузив с Лизиной помощью бельё и запустив машину, Рябов направился в кухню и распахнул дверцу холодильника.
   – У меня есть борщ. Хочешь?
   – Я хочу эти милые котлетки.
   – Это Катины.
   – Какая разница? Что вы, как буржуи живёте? Не подруги, что ли?
   – Мы… – Лиза не знала, как объяснить Васе, что это чужое.
   – Или тебе для меня жалко? Так я сейчас пойду в магазин и такого себе накуплю, что вам и не снилось. И мне для вас всех ничего было бы не жалко.
   – Мне для тебя ничего не жалко! – быстро выпалила Лиза, испугавшись, что он уйдёт.
   – Отлично, – обрадовался Рябов и, не успела она и глазом моргнуть, как он уже сунул сразу три котлеты разогреваться в микроволновку.
   У Лизы всё похолодело внутри: что она потом скажет Кате, было совершенно непонятно.
   – И вообще, что вы с Давыдовой нашли в этой Зайцевой? Вы такие красивые, женственные, а она – мужланка. Упёртая. И совершенно некрасивая. Я её вообще, как девушку, не воспринимаю, – Вася уже уселся за стол.
   Лиза нарезала и подала хлеб, кетчуп.
   – Может, ты картошки хочешь?.. – робко предложила она, чтобы не обсуждать Катю.
   – А картошку я и в общаге поем, – улыбнулся Вася. – А ты-то почему не ешь?
   – Я уже поела, спасибо.
   – Садись тогда. Посиди со мной. Мне так приятно, когда ты рядом.
   Лиза зарделась и присела рядом с ним на краешек табуретки.
   – А почему тебя вчера в школе не было?
   – Заяц, есть такая поговорка: меньше знаешь – лучше спишь. Не дуйся. Я тебе, правда, не могу сказать. У нас с пацанами одно дело было… Помнишь, мне в четверг позвонили? Ну да ладно. А что у тебя ещё есть в холодильнике?
   Лизе пришлось показать.
   – Я считаю, что девчонка должна уметь хорошо готовить, – заявил Вася, вытаскивая из холодильника огурец. – А тем более та, которая будет со мной. Я ведь люблю хорошо поесть. А ты неплохо готовишь. Я ещё в прошлый раз это заценил. Ты у меня – хорошая хозяйка!
   Лиза снова зарделась. Не потому, что – «хорошая хозяйка», а потому что – «ты у меня».
   – Мне приятно тебя накормить, – сказала она.
   Ей уже было совершенно всё равно, что скажет Катя. В конце концов, она может сбегать вечером в круглосуточный супермаркет, купить котлеты и поджарить их для Кати.
   – Я сначала на тебя даже внимания не обратил. Что, думаю, за деревня? – продолжал Вася. – А теперь вот разглядел: ты – особенная. Ты так тонко всё чувствуешь. Так ужасно жить в мире, где все глупы, слепы, где никто тебя не понимает. А ты понимаешь. Ты ведь меня понимаешь?
   Лиза его понимала, да ещё как! Ведь она чувствовала то же самое: что все слепы и глухи, что никто её не понимает.
   – Конечно. Я тоже так хотела встретить родственную душу…
   – Душа моя, налей мне, пожалуйста, чаю, – улыбнулся Вася своей хитрой кошачьей улыбкой.
   – Конечно! – и Лиза кинулась разливать чай.
   – Мне было так одиноко в этом городе… А тебе?
   – Мне тоже!
   – Я, вообще, по жизни, очень одинокий. Никто меня не понимает. Думаешь, почему я всё время всех смешу, рассказываю байки – думаешь, это мне так весело? Нет! Просто люди злые, им ничего нельзя рассказывать, они тут же плюнут в душу. А поэтому я ношу маску. А на самом деле я – не такой.
   – Я тоже! – обрадовалась Лиза. – Я тоже такая одинокая. Ленка вся в своих мечтах и теориях, Катя только о своём клубе и говорит, а я… Я тоже ношу маску. Как будто я – такая же, как все.
   – Ты не такая как все, ты особенная!
   – Ты тоже особенный, Вася…
   У Лизы всё внутри дрожало. Она ни разу ни с кем не говорила о своём одиночестве. Только писала стихи. Да и те показывала только Давыдовой. А тут вдруг оказалось, что в этом мире есть ещё кто-то, такой же одинокий, как она. И ещё он сказал ей, что она – особенная. Ей такого раньше никто не говорил.
   – Конечно, особенный! Я – будущий великий журналист Вольдемар Побережный-Береговой. Ты думаешь, я – трепло? – Лиза так не думала, но он даже не дал ей слово вставить. – А вот и нет! Я уже был в редакции одной крупной газеты, и меня взяли в неё внештатным корреспондентом. Вот так! Я скоро начну статьи писать.
   – Я тоже хочу быть журналистом. Внештатным корреспондентом! – Лиза вдруг поняла, что тоже всю жизнь мечтала стать журналистом. – А можно я с тобой?
   – Не смеши меня. Разве из тебя выйдет журналист? Журналист должен быть пробивным, упорным, а ты трусливая. Да к тому же тут ещё и талант нужен.
   – Да?.. – расстроилась Лиза, как будто решение вопроса – стать ей журналисткой или нет – зависело исключительно от Рябова, а он ей это запретил.
   – Да ничего страшного. Девушка такой и должна быть. Терпеть не могу настырных баб.
   – Я не такая!
   – Поэтому ты мне и нравишься. Хочешь, кстати, я тебе свой новый айпод покажу?
   Вася достал свою новую игрушку и пустился объяснять и демонстрировать Лизе её возможности.

   – Какая ты счастливая, Лизка, – вздохнула Ленка. – А Тор вчера полчасика всего у меня посидел, объяснил, какой он хочет пояс, и ушёл. И деньги обещал заплатить. Сказал, что бесплатно не возьмёт.
   В воскресенье утром подружки сидели в кухне и пили чай.
   – Что, прямо так и ушёл? – сочувственно поинтересовалась Лиза.
   Она действительно была счастлива. В висках стучало только одно: он – её родственная душа, он так же одинок, как и она.
   – Да. И вообще, он какой-то странный был. Может, я ему не нравлюсь, потому что я маленького роста? Я ведь ему и до плеча не достаю. Коротышка…
   – Какая же ты коротышка? Ты и сейчас нормального роста. Вспомни физкультуру. Ниже тебя ещё куча человек.
   – Так уж и куча…
   – Но ведь есть же! И ещё, ты забыла, что человек растёт до двадцати пяти лет. За десять лет, ты знаешь, как ещё вымахать можешь!
   – Ты же видела мою маму. Да и папу.
   – Это – ерунда. Знаешь, что такое «акселерация»? То-то и оно! Что это за глупости?
   – Эта девушка… которая была с парнями, это… Это девушка Тора.
   – У него есть девушка?! – почему-то эта мысль – что у каких-то парней уже могут быть девушки – Лизе даже в голову не приходила.
   – Вот и я не ожидала. Она тоже уже студентка. Не то что я – мелочь пузатая, – вздохнула Лена.
   – Но ведь, может, это у них несерьёзно? Может, она просто его… подружка. С чего ты взяла, что они встречаются, как парень и девушка? – бросилась утешать подругу Лиза.
   – Они точно встречаются. Она его постоянно трогает, обнимает, берёт за руку.
   – Прямо при тебе?!
   – А что такого?
   – А он её?
   – И он её…
   – Надо срочно что-то придумать. Мы…
   Но договорить Лена не успела, потому что входная дверь открылась, и в прихожую вошла Катя:
   – Гони, Старкова, восемьдесят шесть рублей. Сожрали мои котлеты – хоть бы разрешения спросили! Мне, думаешь, жалко? Просто ведь мы договорились – жить по правилам!
   Лиза до смерти испугалась: к концу вечера она напрочь позабыла про съеденные чужие котлеты и в магазин, конечно же, не пошла.
   – Прости, пожалуйста. Я сейчас отдам…
   – И вообще, что у нас вчера за постирушки были? Рябову что, своё грязное бельё стирать негде?
   – Негде. Он же в общежитии живёт, – тут же вступилась за Васю Лиза. – Тебе стиральную машинку жалко?
   – При чём тут «жалко»? Просто мне это странно. Это ведь уже не в первый раз. Он что, постоянно к нам теперь ходить будет: стирать, всё съедать?
   – Он ко мне ходит! А мне не жалко!
   – Мне кажется, парни так себя вести не должны.
   Катя уже разделась, разложила принесённые продукты, перевела дух и уселась рядом с подружками за столом.
   – Мои знакомые всегда придут, принесут чего-нибудь к чаю, а Рябов…
   – Слушай, Катя, если тебе не нравится Вася, так и скажи. Просто ты ему… завидуешь! – неожиданно для самой себя Лиза повысила голос.
   – Девчонки, вы что?! – встряла до этого молчавшая Лена. – Ну, пришёл Рябов, ну постирал, правда, и что тут такого? А прикиньте, мы бы жили в общаге, где бы мы стирали бельё? Руками в раковине?
   – Да, всё дело в том, что мне не нравится Рябов, – Катя проигнорировала высказывание Лены и уставилась на Лизу. – Он – пустой человек. Постоянно рассказывает свои дурацкие анекдоты. А в душе у него ничего нет.
   – А вот и есть! Просто ты… ты – чёрствая, грубая, ты – мужланка! А Вася… Он такой ранимый. Он – как я!
   – Это он сказал, что я – мужланка? Слово-то какое нашёл…
   – Это… Это я так думаю. Что, у меня своего мнения нет?
   – Замолчите, обе! – почти выкрикнула Лена. – Девочки, послушайте себя, что вы говорите?! Лиза! Катя – наша подруга! И пусть ей не нравится Вася – это её право.
   – Пусть она при мне не говорит о нём плохо, – буркнула Лиза.
   – Я вообще больше не буду с тобой разговаривать! – Катя встала и ушла в свою комнату, хлопнув дверью.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация