А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Огонек в сердце" (страница 5)

   Глава 5
   Настоящее свидание

   «Что ты делаешь сегодня вечером?»
   Раньше Лиза даже представить себе не могла, что такая простая фраза, написанная на тетрадном листке небрежным летящим почерком, может вызвать у неё целый фейерверк чувств. Не смея поднять запылавшее лицо, она покосилась в сторону Васи, сидевшего, как и они с Леной, на последней парте, но через ряд. Рябов тут же хитро улыбнулся ей, подмигнул и изобразил рукой в воздухе, как будто он пишет – отвечай!
   Кровь ещё сильнее бросилась ей в голову. Сердце билось так, что, казалось, слышно было даже в рекреации, мысли прыгали и путались.
   Вася написал ей записку! Он хочет встретиться с ней вечером! И это после того, как целых три дня после его странного визита к ней – чтобы постирать – между ними не происходило ровным счётом ничего, кроме обычной Васиной болтовни и её восторженного слушания его анекдотов.
   И снова были и радость, и страх, и ещё куча каких-то чувств, Лиза и названий-то их не знала.
   Лена заглянула через её руку в листок и показала большой палец: здорово!
   «Ничего», – прыгающей рукой вывела Лиза на том же самом листке и послала его обратно.
   Прошла целая вечность, прежде чем листок вновь вернулся к ней.
   «Давай куда-нибудь сходим».
   «Давай».
   И опять – целая вечность до ответа.
   «В семь у кафе «Виноград». Буду ждать!»
   «Хорошо».
   Лиза сидела ни жива ни мертва. Она так этого хотела, так хотела, чтобы Вася пригласил её в кафе, и это случилось.
   ЭТО СЛУЧИЛОСЬ!
   За окном шёл дождь, историчка что-то вещала у доски, кто-то записывал, кто-то занимался своими делами – всё, казалось, было как обычно. Но Лизе вдруг показалось, что мир стал таким чудесным! И что жизнь – прекрасна и удивительна.
   «Он пригласил меня на свидание в кафе!!!» – написала она прямо в тетрадке по истории и пододвинула её Ленке.
   «Счастливая. Поздравляю!» – написала та.

   Кафе «Виноград» находилось в пяти минутах ходьбы от их дома, но Лиза опоздала минут на двадцать. Потому что волновалась ещё больше, чем перед приходом Рябова к ней в гости.
   Вася стоял у входа, спрятавшись от мелкого противного дождика под козырьком, с букетом астр в руках.
   – Это тебе! – первым делом он вручил ей цветы.
   – Спасибо, – Лиза взяла их и стояла теперь с цветами в одной руке и мокрым раскрытым зонтом в другой, не зная, что делать дальше.
   – Пошли внутрь! – скомандовал Вася, забрал у неё зонт, закрыл его и широким жестом распахнул дверь. – Заказывай, что хочешь! – когда они уселись за столик, предложил он, передавая ей меню.
   Лиза попросила чаю и пирожное. И то и другое – самые дешёвые из ассортимента кафе. Взять что-то подороже и повкуснее ей показалось неприличным: а вдруг он подумает, что она меркантильная? Вася заказал себе кофе. А когда заказ принесли, он небрежно бросил на стол пачку сигарет.
   – Ты куришь? – удивлённо спросила Лиза: раньше она не видела, чтобы Рябов курил.
   – Балуюсь. Хочешь?
   – Нет, – испуганно отказалась она, – я не курю.
   Кругом были только взрослые, поэтому Лиза чувствовала себя немного неуютно.
   – Да ладно, расслабься. Деревня ты, деревня! В городе все ходят в кафе, это круто. За окном – дождь, а мы тут сидим в тепле, наслаждаемся жизнью. В жизни всегда есть место для праздника. Нужно только уметь в это место попасть, – хохотнул он. – Крутое кафе, да? Смотри, какой стильный дизайн.
   Лиза в дизайне кафе ничего не понимала, а потому просто согласилась с Васей, кивнув.
   – Круто жить в городе. Без предков. Ходи, куда хочешь, делай, что хочешь. И никто не нудит тебе в ухо: делай уроки, делай уроки!
   – Да, это здорово! – согласилась Лиза и попробовала отхлебнуть чай, но он оказался горячим.
   Вася же подчёркнуто манерно закурил. В красивом кафе, с чашкой кофе и сигаретой он показался Лизе каким-то взрослым, старше её и умнее. Она и сама почувствовала себя совсем взрослой, ведь она оказалась в кафе, с парнем, и могла сидеть с ним здесь сколько угодно, не боясь маминых упрёков из-за позднего возвращения домой. К тому же в полумраке заведения Рябов выглядел ещё симпатичнее и таинственнее.
   Лиза поймала себя на мысли, что она почему-то очень сильно волнуется – сидит и крутит на пальце колечко. И ужасно боится сказать что-нибудь не то, сделать что-нибудь не то…
   Едва Лиза об этом подумала, как… Как тут же уронила своё колечко в горячий чай и совсем растерялась.
   – Что делать, если блондинка кинет в вас кольцом? Мгновенно убегать, потому что в руке у неё – граната! – моментально среагировал Вася.
   Лиза хихикнула, чтобы скрыть смущение.
   – Да ладно, чай остынет, выпьешь его и найдёшь на дне сюрпрайз! – успокоил её Вася и тут же начал рассказывать очередную байку:
   – Вчера услышал – полчаса смеялся, и это – не байка, это реальный случай. Чувак такой, нормальный, он уже универ заканчивает, в общаге мне рассказал. Это с ним и его друзьями на самом деле произошло. Прикинь, сидели они вечером тусовкой, и тут лампочка перегорела. Ну, заменили. И тут одна девчонка сказала, что если лампочку-«грушу» в рот засунуть, то потом её обратно не вытащить, потому что, типа, там какое-то давление во рту создаётся, и ни туда ни сюда. А с ними один пацан, Валера, сидел, тоже уже взрослый, техникум закончил, работает, так он пришёл после другой вечерины, и ему весело, в смысле, кривой он уже, как саксофон, был. Так он и давай спорить, что он сможет её изо рта вытащить. Ну, взял и засунул. Засунуть засунул, а обратно она не вылезает! Они её всей тусой тянули-тянули, по-разному пробовали – не получается. Ладно, решили ехать в травмпункт. Ещё транспорт ходил. Приехали, ловят медсестру. «Вот, – говорят, – у парня лампочка во рту. Вытащить не можем». Медсестра сначала им не поверила, потом увидела и в истерике побежала за хирургом. Тот приходит, смотрит и вдруг как ребрами обеих ладоней по тому месту, где нижняя челюсть соединяется с черепом! У Валеры рот открывается широко-широко, лампочка выскакивает, а чувак так и остается с открытым ртом. Хирург объясняет, что это нормально, просто мышцы были изрядно напряжены, а теперь, наоборот, они сильно расслаблены и сокращаться какое-то время не будут. Но, типа, часа через три он уже опять дальше трындеть сможет. Ладно, все счастливы, хирурга поблагодарили, он им лампочку на память вручает. Обратно в общагу им уже на такси пришлось ехать. У одного рот не закрывается, а другие ржут, как кони. Водила не выдержал: «Чё с вами такое?» – спрашивает. Друг Валеры объясняет, что тот лампочку в рот засунул, а вытащить не смог. Водила не верит, его убеждают, а он не убеждается. Видит – у чувака в руках лампочку и, недолго думая, в рот её пихает! А она, естественно, не вытаскивается. Водила на чуваков с ненавистью смотрит, а сказать, понятное дело, ничего не может. Разворачивается, и все опять едут в травмпункт. И тут их гибэдэдэшник тормозит. В машине два придурка ржут, как кони, у третьего рот не закрывается, а у водилы во рту цоколь от лампочки торчит – понятно же, что все пьяные в стельку, включая водителя. гибэдэдэшник вытаскивает алкотестер и требует: «Дыхните!», а как водила дыхнёт-то с лампочкой?! Чуваки клянутся и божатся, что он трезвый. Гибэдэдэшник, естественно, не верит: кто же в трезвом виде будет ездить с лампочкой во рту? В общем, все вместе едут в травмпункт, ловят медсестру и посылают её за хирургом. Приходит хирург, проводит процедуру извлечения лампочки. Водиле очень много чего хочется сказать чувакам, но – никак.
   В этот момент Лиза уже, что называется, лежала под столом от хохота, но коварный Вася, который, казалось, вовсю наслаждался произведённым эффектом, продолжал:
   – Гибэдэдэшник к нему с алкотестером, а тот трезвый. Гибэдэдэшник говорит: «Ладно, везите меня обратно». Только отъехали они от травмпункта, как он не выдержал, попросил лампочку ему показать. «Странно, – говорит, – стандартная лампочка-то». Никто ничего и подумать не успел, как он – р-раз! – и в рот её себе. Думал, наверное, что он-то сумеет её вытащить. И, понятно, она застряла! Шофёр толком ржать с открытым ртом не может, но трясётся изо всех сил от радости, что гибэдэдэшник тоже опозорился, сидит теперь, как дебил, с лампочкой во рту. Короче, в третий раз они в травмпункт поехали. Двое с отвисшими челюстями, один с лампочкой, один ржёт уже до истерики и только один ещё в состоянии говорить. Ловят медсестру, с трудом приводят её в чувство и посылают за хирургом. Приходит хирург, долго матерится, вытаскивает лампочку и разбивает её об стол. «Задолбали вы меня!» – говорит. Все уже сроднились, обнимают гибэдэдэшника, радуются, что его тоже от лампочки избавили. Вдруг в кабинете, куда ушёл хирург, гаснет свет. Странные звуки… Выходит хирург с лампочкой во рту. Кто-то из них ещё был в состоянии побежать, поискать медсестру…
   С Лизы уже давно всё смущение как рукой сняло. Давно она так не смеялась!
   – А что у нас-то вчера было! – легко и непринуждённо начала она. – Я тебе вчера забыла рассказать…
   И она пересказала ему историю с рыцарем и старушками-сектантками: а вы готовы пострадать за веру?! Теперь уже Вася смеялся, а довольная собой Лиза радостно улыбалась.
   – Да ты врёшь, это байка! – смеялся Вася.
   – Да правда! Фу, ты мне не веришь, – в шутку обижалась Лиза, – а это было на этой неделе, честное слово!
   Потом они обсудили школу, учителей и новых одноклассников. А когда чай и кофе были выпиты, заказаны ещё раз и снова выпиты, а пирожное съедено, Вася предложил пойти и прогуляться. Тем более что дождик уже прошёл. Стемнело, и фонари яркими жёлтыми пятнами отражались в мокром асфальте. Плавно кружились в воздухе осенние листья, но, как ни странно, было достаточно тепло и безветренно.
   Они прошлись по шоссе, которое окольцовывало Лизин спальный район: по одну сторону были дома, а по другую – настоящий дремучий сосновый лес.
   – Смотри, какое красивое розовое зарево над городом – Лиза даже остановилась и завороженно уставилась на облака.
   – Деревня ты моя, – Рябов смело шагнул к ней и обнял за плечи, – это отражение городских огней в небе.

   – Как всё прошло? – с нескрываемым интересом осведомилась Лена, едва Лиза появилась дома.
   – Замечательно… – мечтательно ответила та.
   – Целовались?
   – Угу.
   – Что, правда?! – Ленка даже на стуле подскочила.
   – Да. Это был мой первый поцелуй…
   – Так вы теперь встречаетесь? Вы – парень и девушка?
   – Он взял мой телефон. И предложил вдвоём, без одноклассников, куда-нибудь прогуляться в субботу.
   – Здорово! Только… – Лена замялась. – Мы же… помнишь, Катя сказала, что она пригласила нескольких участников клуба «Скёль» к себе, то есть к нам в гости, мы хотели с ними познакомиться. С этим твоим Явором… Тором…
   – Явор – не мой. Он вообще урод, – отмахнулась Лиза. – Зачем мне какие-то реконструкторы, когда у меня есть Вася?
   – Я не знаю… Я думала, тебе интересно.
   – Мне интересно. Но это как-нибудь потом. Мы с Васей пойдём гулять! Вдвоём!
   – Как знаешь. Я пошла спать. И тебе то же самое советую: школу, к сожалению, никто на завтра не отменял, – с этими словами Давыдова встала, сладко потянулась и направилась в свою комнату.
   – А я ещё посижу, почаёвничаю, подумаю о смысле жизни, – решила Лиза: уж чего-чего, а спать ей точно не хотелось.
   Она уже чувствовала, что где-то рядом звучат её новые стихи. Сходила в свою комнату, принесла тетрадку и карандаш, которым обычно записывала тексты. Залезла, как Давыдова, на подоконник, чтобы видеть розовое небо.

Чудо, которому имя – ты.
Счастье, вложенное в ладони.
В детских рисунках – невиданные цветы.
В маковом поле – кони.


Знаю, серьёзною надо быть,
А мой весёло-щенячий возраст…
Я так хочу тебе подарить
Все до одной – звёзды.


От всех бед на свете смогу уберечь.
И пусть печаль тебя не затронет.
Ведь, даже если железом жечь,
То я не разожму ладони.

Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация