А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Огонек в сердце" (страница 4)

   Глава 4
   О клубе исторической реконструкции

   За полтора месяца совместного житья Лиза с Катей так и не подружилась. Они просто жили вместе. Как добрые соседки. Общалась Катя с обеими подружками вежливо, по-приятельски, иногда поддерживала какие-то их разговоры, но и не более того. И они в ответ не лезли к ней с расспросами: Лена пребывала, как обычно, в своём мире, а Лизе это попросту было неинтересно. Тем более что виделись они достаточно редко. В последнее время Катя как-то совсем редко появлялась в местах общего пользования: либо она сидела в своей комнате, либо её просто не было дома. В их новом классе она тоже ни с кем не подружилась и на субботние прогулки по городу не ходила.
   Так бы, наверное, оно и продолжалось, если бы к Зайцевой неожиданно не заявился рыцарь. То есть, Явор. Едва за ним захлопнулась дверь, как Лиза сразу и начала умирать от любопытства. Ведь это значило только одно: нелюдимая Зайцева где-то завела себе новых – и, судя по всему, очень интересных – знакомых!
   Но первой вернулась домой не Катя, а Лена, поэтому Лиза именно в неё и вцепилась со своими расспросами:
   – Как ты думаешь, кто это был?!
   Она уже вкратце рассказала подруге про явление средневекового рыцаря и позорное бегство старушек, оказавшихся неспособными пострадать за веру.
   – Явор-то? – переспросила Лена. – Так ведь Катька говорила, помнишь, что она через вКонтакте познакомилась с местными реконструкторами. Она же историком мечтает стать, ей всё это интересно. А у них целый клуб, «Скёль», мне кажется, называется. Не знаю толком, чем они занимаются.
   – Да? А я что-то не помню, чтобы она об этом рассказывала… Интересно, а они там все такие страшные, как этот Явор? В жизни такого урода не видела. Вот не повезло чуваку!
   – А этот Тор, который его рюкзак забрал, тоже страшный?
   – Да я толком и не разглядела. Явор сам ему дверь открыл, и они быстренько смылись.
   – А я бы с ними познакомилась, – заявила Ленка. – Мне интересно. Никогда не видела парней в средневековых костюмах. Да и вообще, мне всегда нравится, когда у людей увлечение есть.
   – Да ну их, – отмахнулась Лиза. – Они мне чуть всё не испортили.
   – Ах да, – всплеснула руками Ленка и задала самый главный вопрос: – А Вася-то приходил?!
   Лиза немного помедлила с ответом…
   – Приходил.
   – Ну, как всё прошло?
   – А непонятно, – честно призналась Лиза.
   – ?
   – Знаешь, зачем он приходил?
   – Зачем? Слушай, прости, пожалуйста, но мне есть охота… Может, пойдем в кухню?
   Подружки переместились в кухню, где Лена немедленно поставила чайник, вытащила кастрюлю и уселась чистить картошку. А Лиза просто села за стол и подпёрла рукой щёку.
   – Что-то я не вижу радости в твоих глазах, – констатировала Давыдова.
   – Я думала, что я ему нравлюсь… – грустно протянула Лиза.
   Ожидая свою безответную, но уже имевшую все шансы стать взаимной, любовь, Лиза навела идеальный порядок в своей комнате и – вне Катиного графика – в кухне, в прихожей и даже, на всякий случай, в ванной комнате. Всё это, правда, скорее, было чем-то нервным: она никак не могла решить, куда Васю приглашать, чем его развлекать и что конкретно о себе она должна ему рассказать, чтобы он тут же проникся её индивидуальностью? И только гадала: с чем он придёт? Принесёт ли ей цветы? Или конфеты в коробке? Или что-нибудь ещё к чаю? Или какой-нибудь интересный фильм на флешке? И плюшевого мишку? Или… Или это будет полный сюрприз для неё?
   Потом заявился несимпатичный Явор, спутав все её планы. Да ещё и упорно не хотел уходить, потому что кто-то, видите ли, случайно унёс его рюкзак! Время шло, Васи Рябова не было. Лиза совсем было уже отчаялась и готова была прибить так некстати подвернувшегося ей под руку рыцаря, как сначала его друг с вещами всё-таки пришёл, а потом, едва за ними захлопнулась дверь, раздался звонок в домофон. И, как ни странно, через час после заявленного времени, объявился Рябов.
   Первое, что увидела Лиза, снова вся такая красивая, взволнованная и влюблённая, распахнув входную дверь, были огромные полиэтиленовые пакеты. И что-то сразу подсказало ей, что это – не подарки.
   – Приветик, пройти-то можно? – поинтересовался Вася, проходя мимо неё и разуваясь. – Ух ты, какая большая квартира!
   – Проходи, проходи, – залепетала Лиза. – Вот туда. Там моя комната. Или в кухню? Чаю?
   В посёлке к ней приходили мальчики из её прежнего девятого «А». Они приходили посидеть в Интернете, скачать фильмы или попросить помочь им с контрольной по английскому. В общем, всегда по каким-то делам. А Вася Рябов пришёл просто так, без дела, к ней самой. Поэтому Лиза окончательно растерялась.
   Вася же между тем подхватил свои мешки.
   – Слушай, Лизок, ведь у вас же есть стиральная машина?
   – Да, конечно…
   – Я у тебя постираю?
   Лиза едва не расплакалась.
   Что значит – постираю?! Она так ждала его, так волновалась, переживала, а он? А он заявился к ней постирать какие-то свои грязные носки! Это было так… неромантично.
   Но вслух она ничего не сказала. Точнее, постаралась ничем не выдать своего разочарования, а просто кивнула и направилась в ванную комнату. В конце концов, не могла же она ему отказать? Ведь ей было совершенно не жалко – пусть стирает. Да и порядок в ванной, получается, она навела не зря.
   – Может, чаю? – всё-таки предложила она, когда бельё было загружено, а машина запущена.
   – Слушай, а пожрать у тебя ничего нет?
   «Пожрать» было. И тут Вася рассказал ей всё о себе. Что сам он родом из Костамукши. Родители настаивают, чтобы он получил хорошее образование, а он понятия не имеет, кем хочет быть. Какой-то Гена ему сказал, что круто быть журналистом, а потому Рябов пошёл в гуманитарный класс. За сочинения в его костамукшской школе у него всегда были хорошие оценки, поэтому его взяли. Только вот имя и фамилия у него для журналиста какие-то не звучные, простоватые. А потому он решил взять себе псевдоним: Вольдемар Побережский-Береговой. Только родители пожмотничали снимать ему квартиру, поэтому сняли только комнату в общежитии. А в общежитии не то что стиральной машины нет, но и душ – всего один на этаж. Рассказывая всё это, будущий журналист Вольдемар съел всё, что Лизой, Ленкой и Катей было заготовлено на неделю вперёд, а потом забрал свои уже чистые носки и, довольный, отчалил восвояси. Всё это Лиза и пересказала Лене.
   – Он хоть извинился за опоздание? А «спасибо» за стирку сказал? – спросила та.
   – За опоздание не извинился. А «спасибо» сказал. Только я что-то не понимаю: а что это вообще было?
   Лена посолила закипавшую картошку.
   – Хорошо хоть, я в продуктовый магазин зашла. А то голодная, как волк, а вы мне такой сюрприз устроили…
   – Я же не знала, что он всё съест… – вяло попыталась оправдаться Лиза, – зато он увидел, какая я хорошая хозяйка, щедрая.
   – А он, прости меня, конечно, за прямоту, по-моему, очень меркантильный товарищ! Мог бы и шоколадку, худо-бедно, какую-то принести. В знак благодарности, хотя бы. Или здесь ему что – бесплатный банно-прачечный комбинат и бесплатная столовая в одном флаконе?
   Лизе очень захотелось возмутиться, сказать, что всё не так, что просто ему тоже очень одиноко в новом городе, без родителей и друзей, он не знает, как обустроить свой быт, и что она готова ему помогать совершенно бесплатно, но… Но какая-то правда в Ленкиных словах всё-таки содержалась. Однако она быстро отогнала эту мысль. А вслух сказала:
   – Он такой красивый…
   – Что в нём красивого?
   – Всё! Высокий, стройный. У него длинные красивые пальцы. Ямочка на подбородке. И очень длинные ресницы. Такие красивые глаза…
   – Ну здесь, как говорится, на вкус и цвет товарищей нет. Он, конечно, симпатичный, но не более того, – Ленка нарезала колбасу и быстро сделала два бутерброда. – Будешь?
   Лиза кивнула и взяла один.
   – Хорошо, что он тебе не нравится. А то я бы с ума сошла от ревности.
   – Ладно, поживём – увидим. Он наверняка хороший человек. Просто немного неотёсанный, – сжевав бутерброд и обнаружив, что картошка уже сварилась, милостиво согласилась Лена. – Зато с ним всегда весело и интересно. А вот и Катя идёт.
   В двери действительно заскрежетал ключ, затем она распахнулась, и на пороге появилась Зайцева.
   – А к тебе Явор приходил! – сообщила соседке новость Лена, опередив Лизу.
   – Да? Как?!
   Пришлось Лизе ей всё рассказать.
   – Ну вот, как жаль, что меня не было… – расстроилась Катя. – А ему точно его вещи привезли? Всё хорошо? Ну почему ты не разрешила ему дождаться меня?!
   – У меня было свидание, – после некоторых размышлений решилась всё-таки сказать правду Лиза. – Понимаешь, он бы нам помешал.
   – У тебя было свидание?
   – Да. А твой Явор сказал, что он ещё придёт, только в следующий раз сначала договорится с тобой, – увильнула от разговора о своей личной жизни Лиза, но Катя и не настаивала.
   – Пойду посмотрю, может, он мне уже вКонтакте отписался.
   Но подружки её не отпустили: Зайцевой пришлось рассказывать им о её реконструкторах.
   Выяснилось, что клуб на самом деле называется «Скёль», там есть самые разные люди, девчонки и парни от четырнадцати до почти что тридцати лет. Они шьют старинную одежду, основываясь на исторических источниках. Некоторые – местную, карельскую, финскую или вепсскую, другие – скандинавскую, причём век тоже можно выбрать, можно взять себе X—XI, а можно и более поздние века – XIV—XVII. В клубе есть ещё секция «Жизнь огня», её участники тренируются, а затем показывают огненные шоу. Все члены клуба устраивают собственные и принимают активное участие в городских праздниках, на которых, как правило, девушки демонстрируют занятия традиционными ремёслами, а парни участвуют в показательных боях. Кроме того, они постоянно ездят на фестивали.
   Катя мечтает вступить в клуб, но для этого надо сначала «пошиться» – сшить себе одежду и обувь, согласно выбранной эпохе и стране. Всё это шьётся по старинным выкройкам и только из натуральных тканей и кожи. А на натуральные ткани и кожу нужны деньги. Поэтому Катя пока что изучает покрой и тренируется на старых тряпках. Затем она планирует начать шить одежду за плату тем участникам клуба, кто сам не умеет держать иголку в руках, а на вырученные деньги купить ткань и уже одеться самой.
   – У меня уже стало получаться! – гордо призналась Катя. – Я и дома иногда что-то шила младшей сестре, и вообще, мне всегда шитьё нравилось. Так что пара хороших заказов – и на вырученные деньги я смогу пошиться сама. Я уже и ткань присмотрела! А пока пояса плету из ниток. У меня уже один купили! И хожу на тренировки парней поглазеть, как они дерутся. Так интересно…
   – Ух ты, – обрадовалась Лена, – а можно с тобой? Я тоже хочу в клуб «Скёль»!
   – Да, конечно, – согласилась Катя. – Хочешь, я тебя в следующий раз с собой возьму?
   – Возьми! А ты, Лиза, пойдёшь с нами?
   – Не знаю, – неопределённо отозвалась та. – Может быть…
   Все эти реконструкторы и их битвы Лизе были не очень интересны. Точнее, интересны, но не настолько, чтобы тратить на них время. Все её мысли были заняты Васей Рябовым. Ей не терпелось снова увидеть его и понять: нравится ли она ему или нет?
   Вечером Лиза долго не могла заснуть. Она уже напрочь забыла, что Рябов приходил к ней постирать свои вещи. Ей казалось, что это всё-таки было настоящее свидание. Ведь она была такая красивая, и они так хорошо посидели в кухне! Он, как и в школе, был милым и смешным, рассказал ей, как другу, всё о себе. И теперь, несомненно, он будет и дальше приходить к ней в гости, будет звать её в кино и кафе, и у неё впервые в жизни появится самый настоящий парень.
   Лиза не заметила, как в голову ей сами собой пришли строки стихотворения. Она включила ночник, взяла из стола тетрадку, куда записывала стихи…

Я – рыцарь, я закован в латы,
В бой рвётся конь, железом звеня,
Но, не спросив, легко пришла ты
И кормишь с рук моего коня.


Теперь я робок, а раньше был смел,
И ты, казня за грехи и ошибки,
Легко берёшь меня на прицел
Милой своей улыбки.


Что железо и что броня,
Разве спрячешься за забралом?
Копья взглядов найдут меня
Даже под ведьминым одеялом.


Теперь я робок, я пленный теперь,
Я разжимаю железную длань.
Зачем выбирать: любовь или смерть?
Последняя – это лишь первой дань.

   Лиза с удивлением перечитала написанное. Во-первых, до этого она никогда не писала стихи от лица парня, а во-вторых, ей вовсе не это хотелось написать. «Подумаю об этом завтра», – решила она и мгновенно, даже не выключив ночник, заснула.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация