А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Огонек в сердце" (страница 10)

   Глава 10
   Таинственный кухонный гость

   До четверга Лиза с ума сходила от подозрений. С чего это вдруг Пахомова решила ей написать? Правда ли, что Вася тогда гулял с ней? Если нет, то откуда Светка знает, что он должен был встречаться с Лизой?
   Поговорить обо всём этом ей было не с кем, потому что Ленка на неё всё ещё обижалась. Они жили в одной квартире, сидели за одной партой, а были как чужие. Говорили, конечно, о бытовых делах, об уроках, но как-то натянуто. Лиза считала, что Давыдова страдает из-за своего Тора, точнее, из-за наличия у него девушки. Но при чём тут она, Лиза? Ведь она же в этом не виновата. И вообще, она ни в чём не виновата. И в том, что неожиданно вышла из себя и наговорила подруге того, что лучше было бы не говорить, тоже. Ведь Ленка же знает, что у неё просто такая реакция на переходный возраст.
   Да и самой Лизе с подругой говорить не хотелось. Потому что это было бессмысленно. Ведь Лена вся в своих фантазиях. Да и Рябов ей, как выяснилось, не нравится. Чем Лена ей может помочь?
   Спросить же самого Васю напрямую Лиза не могла. Давала себе слово – сделать это, чтобы не мучиться подозрениями, но – не могла. Хотя они постоянно общались в школе. Вокруг Васи всё реже стал собираться кружок из преданных поклонниц, и всё больше времени он проводил с ней, с Лизой. Всё равно она стеснялась.
   Да и к тому же Светка Пахомова, казалось, вообще забыла об их – и Васином, и Лизином – существовании. К четвергу Лизе уже стало казаться, что это сообщение – какой-то глупый Светкин розыгрыш. Она пришла к выводу, что Пахомова всё врёт. Что Светка просто жутко завидует Лизе из-за того, что Вася выбрал не её, Светку, а её, Лизу. А потому и врёт. И плетёт интриги, как в сериалах. Чтобы разлучить Лизу с любимым.
   Она пришла к выводу, что и Катя, и Лена тоже ей просто завидуют, и она совершенно права, что честно сказала им, что она про них думает. Ведь они же её сами первые обидели – отозвались плохо о Васе, зная, что она от него без ума.
   А в четверг начались каникулы. Все неместные разъехались по домам.
   Лиза, Лена и Катя вернулись в Петрозаводск спустя десять дней, в воскресенье днём. Мама за два месяца, которые её дочка жила в Петрозаводске, выбраться в город смогла всего один раз, но зато во время каникул вдоволь с ней наобщалась. Точнее, она как следует её допросила, прочитала несколько лекций о важности учёбы и неважности всего остального. Убедилась, что с Лизой всё хорошо. И теперь у Лизы появилась надежда, что мама не будет больше названивать ей каждый день.
   Лиза ужинала, сидя в кухне в гордом одиночестве – обе соседки куда-то ушли, не сообщив ей, куда конкретно и до скольких они отправляются. Но она даже не расстроилась: ужинать одной – тоже хорошо. Тем более что и до каникул они – как-то так получалось – и не ели вместе.
   В кухне стоял хозяйский телевизор, и можно было не спеша жевать, слушать его вполуха и думать о своём. О своём Васе. Все эти десять дней они переписывались вКонтакте и несколько раз созванивались. Говорили ни о чём. Лиза уже и думать забыла о глупой Светкиной выходке, поэтому на душе у неё было спокойно и светло.
   После ужина Лиза пересчитала деньги, полученные от мамы на месяц. Это был первый Лизин опыт самостоятельного планирования и распоряжения деньгами, а в городе столько соблазнов… В прошлый раз Вася сказал, что она, Лиза, конечно, красивая, но одевается по-деревенски, поэтому ей надо срочно начать менять гардероб. Ну Лиза и начала…
   Вася вообще постоянно и громко излагал свои воззрения на девушек: какими они должны быть, как себя вести, что говорить и что носить. Это было очень удобно. Не приходилось самой обо всем догадываться, а всегда можно было послушать и, как выражается Лизина бабушка, намотать на ус. Поэтому Лиза послушно сходила в магазин за новой юбкой. Ведь она же хотела нравиться Васе.
   Ещё до ссоры с соседками Лиза успела у каждой из них занять денег. И теперь, вычтя эти суммы из маминых денег на житьё, она поняла, что шиковать ей, мягко говоря, не придётся. Точнее, придётся экономить на всём. А ведь ещё требовалось срочно купить себе новые зимние сапожки на огромном каблуке, как настаивал Вася, а те, в которых она ходила прошлую зиму в Пряже, выкинуть. Но мама ей денег на новую обувь не дала, и как теперь быть, Лиза не знала.

   Вечером Катя с Леной вернулись, и не одни, а с шумной компанией. Лиза мельком столкнулась с ними в прихожей – это были ребята из клуба «Скёль». Они шумно набились в Катину комнату. Лизу никто не позвал. Но она и сама к ним не рвалась. Кате нравилась сама идея реконструкции, Лене – Тор, а для неё, для Лизы, эти люди не представляли никакого интереса. Тем более что Вася появился онлайн, и… И первый ей написал.
   Вечер пролетел в мгновение ока.
   «В твоё окно видно луну? Видно, какая она большая и круглая? Тебе не страшно?» – писала Лиза.
   «Вот если бы она была квадратная, я бы испугался (((», – отвечал Вася.
   А Лиза ухахатывалась, сидя за монитором.
   Он ей скинул пару смешных роликов, ссылку на сайт с анекдотами, и Лиза всё смеялась и смеялась, так ей было хорошо оттого, что где-то там, за другим компьютером, сидит самый замечательный парень на свете и пишет ей сообщения.
   И вдруг она решилась – для окончательной победы ей не хватало только одного: заложить завистливую Светку Пахомову. Лизе вдруг очень захотелось, чтобы Вася ей всё-таки ответил, где он был в ту субботу, а потом рассказать ему о кознях своей бывшей соперницы. Но она медлила, пока…
   «Помнишь, мы как-то в субботу собирались с тобой погулять, а ты не пришёл. Что ты тогда делал?» – в конце концов, неожиданно выскочило на мониторе.
   «В какую субботу?»
   «Ну, тогда, двенадцатого октября».
   «Ты что, как все женщины, хочешь постоянно меня контролировать?» – пришёл ответ.
   «Нет, что ты! – Лиза испугалась. – Я так просто. Просто Светка…» – но дописать она не успела.
   «Я думал, ты мне веришь, а ты за мной шпионишь!» – и он устроил ей настоящее выяснение отношений, а потом, обозвав напоследок Лизу стервой, демонстративно перестал отвечать на её сообщения.
   Лизу никогда никто ещё стервой не обзывал. Она вообще плохо представляла себе, что означает это слово. И толком не поняла, из-за чего вдруг они разругались, когда всё было так хорошо. Лиза написала ещё несколько сообщений.
   «Прости меня, я не хотела тебя обидеть, я тебе верю!»
   «Пожалуйста, ответь мне, а то мне без тебя плохо!»
   «Хочешь, я приду к тебе? Пожалуйста, давай поговорим!»
   «Васенька, пожалуйста, ответь мне! Чем я могу загладить свою вину?!»
   И всё в таком духе. Но Рябов молчал.
   «Зачем, зачем я решила спросить, где он был в ту субботу?! Уже столько времени прошло, так всё было хорошо. Я же знала, что Пахомова врёт! Я сама всё испортила! Потому что я – НИ-ЧТО-ЖЕ-СТВО!» – корила себя Лиза, а слёзы сами собой наворачивались на глаза. Вот если бы правда можно было перемещаться во времени, она бы тотчас, не задумываясь, вернулась на полчаса назад и ни за что бы не спросила его, где он был двенадцатого…
   И тут вдруг на Лизу накатило такое одиночество… На кухне веселились и пили чай Лена и Катя со своими новыми знакомыми – оттуда доносились взрывы смеха и музыка, – а она сидела одна в своей комнате, переживала своё горе, и некому было рассказать о случившемся. И вообще, ей казалось, что, когда Вася перестал отвечать на её сообщения, она осталась одна во всём огромном мире…
   «Он меня не любит! – вдруг поняла Лиза. – Он меня бросил!» – застучало у неё в висках.
   – Нет, такого не может быть… – попыталась она взять себя в руки, заговорила вслух сама с собой, – это просто размолвка, временная ссора. Завтра мы встретимся в школе, я извинюсь перед ним за свои подозрения, и всё снова будет хорошо, всё будет хорошо…
   Но саму себя утешать было трудно. Вот если бы то же самое ей сказала Лена… Но выйти на кухню и позвать подружку Лиза почему-то не могла. Какое-то упрямство, желание что-то неизвестно кому доказать, мешало ей обратиться к Давыдовой за помощью. Лиза включила музыку в своей комнате, чтобы не слышать смеха в кухне. Легла на кровать и свернулась клубочком. Это был её старый, проверенный способ борьбы с ОПН – очень плохим настроением: лечь и немного поспать. Ведь утро вечера мудренее…
   К собственному удивлению, Лиза тут же стала проваливаться в сон. И ей казалось, что когда она проснётся, она обязательно увидит на мониторе новое сообщение, и оно будет от Васи, и Вася напишет, что он давно её простил, и назначит ей новое свидание…

   Лиза проснулась в полной тишине. Подборка песен уже доиграла, из кухни, и вообще в квартире, не доносилось ни звука. Она взглянула на часы – первый час ночи.
   – Ничего себе, прилегла на полчасика, – удивилась Лиза и…
   И вспомнила, что случилось перед тем, как она заснула. ОНА ПОРУГАЛАСЬ С ВАСЕЙ!
   Очень плохое настроение тут же вернулось. Накатило во всей своей красе. А вКонтакте не было никаких новых сообщений – Вася её не простил.
   – Я не буду, не буду, не буду об этом думать, – самой себе вслух сказала Лиза.
   Умылась, почистила зубы, постелила постель и залезла под одеяло.
   – Надо поскорее снова заснуть. А завтра поговорить с Васей, – вслух же сказала она сама себе.
   Но сон не шёл. Отношения, которые обещали стать самыми чудесными на свете, настоящая любовь, которая, наконец, пришла и к Лизе, – всё это оказалось лишь миражом. И мама вновь была права: Лиза была неумёхой, застенчивой, неуверенной в себе; она понимала, что что-то сделала не так, где-то была не права, но совершенно не знала – где и в чём. И чем больше она думала об этом, тем больше ей казалось, что всё кончено. Не отношения с Васей, а вообще – всё. Ей казалось, что ничего хорошего больше быть не может. Она настолько бестолковая, что в жизни у неё никогда не будет ни своего парня, ни настоящей подруги. Что никому она не нужна. И даже кем ей быть, на какой факультет поступать, Лиза не знает. Поэтому ничего из неё в этой жизни не получится.
   От этих мыслей слёзы сами собой покатились по её щекам. Лиза плакала и плакала, и всё никак не могла остановиться. Она поняла, что уже вообще ничего больше в жизни не хочет. Не хочет, чтобы наступило завтра. Не хочет ни с кем разговаривать. Не хочет идти в школу и получать хорошие оценки. НИ-ЧЕ-ГО.
   Подушка быстро промокла от слёз, а Лиза всё не могла остановиться. Ей уже хотелось перестать плакать, потому что и слёзы уже у неё кончились, только на горло изнутри давили какие-то непонятные спазмы, из-за которых почти невозможно стало дышать. Мама в таких случаях шла в кухню, брала специальную маленькую рюмочку, которая стояла в шкафчике на нижней полке, наливала туда воду из графина и капала в неё валерьянку. Лиза почувствовала себя взрослой-взрослой – ведь у неё же настоящие взрослые проблемы! – и решила отправиться в кухню и поискать по шкафчикам: а вдруг у хозяев где-то хранится специальная рюмочка и пузырёк с валерьянкой?
   Швыргая носом и шлёпая босыми ногами по линолеуму, в трусах и майке, Лиза появилась в кухне. А когда она щёлкнула выключателем, оказалось, что… она здесь не одна.
   Смешно моргая от неожиданно загоревшегося света, за кухонным столом сидел совершенно неизвестный Лизе парень. Перед ним на столе стояла чашка чая. Убитая горем, обнаружить на кухне неизвестного парня Лиза никак не ожидала.
   – Ой, – только и пробормотала она.
   – Привет, – сказал тоже явно растерянный гость.
   И они уставились друг на друга. Лизе показалось, что где-то она его уже видела, но где конкретно – она вспомнить не могла.
   – Я думал, тебя дома нет… – первым вышел из ступора парень.
   И тут Лиза в ужасе поняла, что выглядит она, мягко говоря, не очень: с опухшим заплаканным лицом, растрёпанная, да ещё и полураздетая. И вообще, почему у неё в кухне ночью сидит какой-то незнакомый человек и пьёт чай, как у себя дома?!
   – Что ты здесь делаешь?! Ты кто вообще такой?! – Лиза тут же разозлилась: на себя – за свой дурацкий вид – а она со стыда готова была сквозь пол к соседям провалиться! – и на него – за то, что он застал её врасплох в таком виде.
   Первым делом она снова вырубила свет, чтобы он больше её не разглядывал. А затем с криком «Убирайся отсюда!» подскочила к нему, правда, не зная, что делать дальше.
   Парень отшатнулся, как будто она действительно могла вцепиться в него и выкинуть из кухни.
   – Подожди! Это же я! – он схватил её за руки. – Не кричи!
   – Пусти! – прошипела Лиза: будить Лену или Катю ей тоже не хотелось. – Я тебя не знаю и знать не желаю! Убирайся, убирайся отсюда немедленно!
   – Не пущу! – прошептал он. – Пока ты не скажешь, что случилось.
   – Я тебя ненавижу! – Лиза отчаянно пыталась вырваться, но силы были неравны.
   От возмущения из-за самоуправства этого негодяя, посмевшего вломиться в её дом, она даже больше ничего сказать не могла. Слёзы снова стали душить её, перехватывая дыхание. Вместо слов она сумела только замычать. Ведь ко всем её бедам только этого не хватало: чтобы в собственной кухне её застал в дурацком виде какой-то незнакомый парень! От унижения и собственной беспомощности слёзы брызнули у неё из глаз.
   – Прости… – не ожидавший этого парень тут же отпустил её. – Я не хотел… Я…
   Но Лизе уже было всё равно. Она опустилась на пол, уткнулась лицом в колени и разрыдалась.
   – Ну что ты? Ну что случилось? – парень опустился на пол рядом с ней и неловко погладил её по плечу. – Ну не надо…
   Лиза дёрнула плечом, скидывая его руку. Ей очень хотелось встать, уйти с гордо поднятой головой, но предательские слёзы всё катились из глаз.
   Парень, однако, не отставал:
   – Не надо, не плачь, пожалуйста… – он ещё раз потрогал её за плечо, а потом… обнял.
   Обнял, прижал её к себе. Не в силах сопротивляться, Лиза послушно уткнулась носом в его футболку. Слёзы прихлынули к глазам с новой силой, а потом вдруг закончились, как-то сразу.
   – Это всё бывает. Со всеми. А потом проходит. Надо только потерпеть… – говорил он.
   И Лизе вдруг стало так хорошо и спокойно, как не было, наверное, никогда в жизни. И уже ей не казалось, что жизнь кончена, что ничего хорошего с ней больше не случится и что она сама – неумёха.
   – Что случилось? – вновь спросил парень.
   – Он меня не любит!.. – пробубнила Лиза ему в футболку.
   – Откуда ты знаешь?
   – Он сказал, что я – стерва, и больше не отвечает на письма.
   – А ты его любишь?
   – Я его люблю! Мне больше никого не надо!
   – Да, плохо быть тобой – тебя обидел любимый человек. Но всё равно надо с ним помириться.
   – Я не знаю как.
   – Просто спроси, чем ты его обидела, и извинись.
   – Да? – Лиза даже голову подняла от удивления и посмотрела на своего собеседника. – Так всё просто?
   Глаза её уже привыкли к темноте. В полумраке кухни его лицо выглядело строгим, грустным и очень красивым.
   – Да, – кивнул он.
   Их лица были совсем близко друг от друга. Лиза почувствовала, что краснеет, опустила глаза… И увидела свои голые ноги и трусики в горошек. Она сидела на полу в обнимку с незнакомым парнем – полуголая! Лиза тут же в ужасе вырвалась и вскочила на ноги.
   – Не трогай меня! Не смотри на меня!
   Парень тут же покраснел и отвернулся.
   – Прости, я…
   – Я… Я… – Лиза не нашлась, что сказать, и выскочила из кухни.
   Она пулей влетела в свою комнату и закрылась на замок, как будто за ней гнались. Сердце билось так, что, казалось, могло выскочить в любой момент.
   – Какой позор! – простонала Лиза. – Откуда он взялся у нас в кухне в два часа ночи?! Увижу завтра Катьку с Ленкой – убью!
   Она залезла под одеяло. И, что удивительно, ощущение спокойствия и умиротворения, которое она почувствовала, сидя в кухне с этим типом, сохранялось. Лиза улыбнулась самой себе: ну, увидел её этот парень в растрёпанных чувствах и в неподобающем виде – и что? И вдруг она поняла, что у неё в голове крутятся строчки нового стихотворения.
   Лиза тут же схватила тетрадь…

Я узнаю тебя, Пигмалион,
И хочешь, стану глиной на минутку.
Ты был всецело музой поглощён —
Сама себя слепила ради шутки.

   Это было то самое состояние вдохновения, когда весь мир перестаёт существовать и больше нет одиночества. Лиза уже не помнила ни про Лену с Катей, ни про их гостей, ни даже про Васю…

Я узнаю тебя, мой Дон Жуан,
И знаю наизусть, уж будь уверен.
И всё страстнее каждый твой роман…
А я – Кармен, и тот дурак, кто верен.

   «А я – Кармен! А я – Кармен! – всё пело в Лизиной душе. – И всем я нравлюсь, все меня любят!»

О, Гамлет мой, в твоей руке
Какого бедолаги новый череп?
Так всё-таки не быть? Что ж, вдалеке
Давно уже открыты ада двери.

   «Я – Офелия! Только я не собираюсь тонуть! Уходи, если хочешь, уходи!»

Я узнаю тебя, Наполеон.
Ты, верно, ранен, милый, так нежданно?
Но всё равно, конец наш предрешён.
Я на костёр иду, мне имя – Жанна.

   Здесь почему-то строчки закончились, но Лиза чувствовала, что это – не конец. Нужен какой-то финал, и финал сильный… Она вскочила, пробежалась от двери до окна и обратно… У неё появилось столько энергии, что, казалось, к ней можно было подключать лампочки и электроприборы… И тут пришло – придумалось – завершающее четверостишие:

Я узнаю тебя во всех веках.
Узнай меня и в выдохе и в вдохе.
Что у тебя на этот раз в руках?
Смотри, как вслед смеются нам эпохи.

   Лизе тут же стало спокойно и радостно.
   – Вот так! И не нужен мне никакой Вася Рябов!
   Она ещё раз перечитала текст. И прямо с тетрадкой в руках заснула.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация